Режиссер «Безумного Макса» рассказал, что общего у Тома Харди и Хита Леджера с героями «Бэйба»

Речь о животном магнетизме и загадке, которая лежит в основе харизмы.

В мае фильму «Безумный Макс: Дорога ярости» исполнилось ровно пять лет. Эта картина стала четвертой частью в рамках франшизы «Безумный Макс» и первой, в которой заглавную роль исполнил не Мэл Гибсон, а Том Харди. Приняв участие в очередном выпуске подкаста Happy Sad Confused, Миллер поговорил о Гибсоне, Харди, а также о Хите Леджере, который до своей смерти в 2008 году тоже претендовал на роль Макса. Во время интервью Миллер объяснил, чем эти актеры похожи между собой, вспомнив для наглядности другой свой проект — серию семейных фильмов о поросенке Бэйбе:

Каждый раз, когда Хит Леджер приезжал в Австралию, он заходил ко мне поговорить. Я всегда держал его в уме. Мэл, когда я впервые встретился с ним, Хит, когда мне довелось с ним познакомиться, и Том — каждому из них присущ некий животный магнетизм. Когда я работал над фильмами «Бэйб» и мы имели дело с животными… когда вы хотите их приласкать и скоординировать, то происходит удивительная вещь, потому что вы чувствуете, что имеет место некая внутренняя тайна. Как люди они очень доступны и открыты — я сейчас говорю про этих трех парней, — но в то же время в них есть какая-то тайна, которая вам недоступна. Такова сущность харизмы и ее парадокс. Все они обладают этим качеством.

Также Миллера попросили рассказать, как продвигается работа над запланированным сольным фильмом о Фуриосе, но режиссер отказался давать какие-либо комментарии. По словам Миллера, он в этом плане суеверен, поэтому не хочет ничего анонсировать раньше времени.

Комментарии