Африканское кино. Мы еще посмотрим, кто тут Голливуд!

Африка – место, которое не у всех ассоциируется с кино.

Африканское кино. Мы еще посмотрим, кто тут Голливуд!

Разве что в качестве экзотической декорации – либо пустыня с берберами, либо джунгли со свирепыми темнокожими обитателями. До России доходит чаще всего что-то комичное, вроде чернокожего Маннергейма в кенийской ленте «Маршал Финляндии». Но на самом деле, это огромный континент, фильмов там снимают много (и европейцы с американцами, и местные студии).

Поначалу весь кинематограф в Африке сводился к тому, что на континент приезжали из Европы и США – поснимать на экзотической натуре. Но в начале 60-х появился уже не юный режиссер, который стал отцом, можно сказать, всего африканского кинематографа.

Усман Сембен родился в Зигиншоре, небольшом городе на юго-западе Сенегала. У него была бурная биография – родившись в семье рыбака, он служил в армии, воевал, писал романы, работал докером в Марселе – словом, помотало его по миру основательно. А в 1961 году Сембен поступил во ВГИК (да, тот самый, московский), и именно это событие впоследствии привело к появлению на свет африканского кинематографа.

В 1963 году он выпустил социальный фильм «Бором Саррет» про человека, пытающегося заработать в Дакаре – как считается, это первый фильм, снятый чернокожим африканцем в Африке. Сембен не останавливался, позднее его заметили на европейских фестивалях, вплоть до Канн и Московского кинофестиваля. В общем, начало было положено. В конце 60-х в Африке появился и собственный кинофестиваль – в Уагадугу, Буркина-Фасо.

Догоним и перегоним

Поскольку Африка — огромна, в разных концах кинематограф шел своими путями. Например, в Нигерии и недалекой от нее Гане сформировалась массовая индустрия – «Нолливуд». Нигерийцы имеют крайне мало ресурсов, съемки могут сорваться из-за совсем уж невиданных для нас вещей вроде длительного отключения электричества или набега уличных банд, поэтому «Нолливуд» работает по принципу «числом поболе, ценою подешевле».

Бюджеты смешные (типичный фильм обходится в 15 тысяч долларов), полнометражный фильм могут снять за несколько дней, времени и денег на дубли нет, зато таких картин штампуют до двух тысяч в год и тут же продают по всей Африке.

Причем параллельно существуют индустрии, работающие на английском и на языке хауса, распространенном на севере страны. Правда, тут и рынок поуже, и консерваторы с террористами могут сорвать съемочный процесс из-за недостаточного, по их мнению, почтения киношников к делу веры. Зато аутентичность бьет через край – актеров берут часто прямо с улицы, и иногда экранного преступника по-настоящему разыскивает совсем не бутафорская полиция.

Но, между прочим, в «Нолливуде» прекрасно понимают, что с Голливудом им не тягаться, и даже не пытаются конкурировать на чужой площадке – у них вместо этого есть самобытность и любовь к собственным сюжетам, темам и фольклору. Впрочем, по мере того, как «Нолливуд» начал приносить хорошие деньги, там начали снимать и более привычные нам ленты. Скажем, сюжет фильма «Механик» 2019 года отлично понятен и нам: богатые родители отправляют сына на черную во всех смыслах работу – в автомастерскую, где тот окунается в народ по полной программе.

Совсем другим путем шли в северной Африке. Тут с самого начала было много связей с Европой, что позволяло и учиться, и снимать, и денег было больше.

Первый кинотеатр в египетской Александрии, например, появился в 1896 году, так что о существовании кино здесь узнали рано, и о собственных фильмах задумались быстро. Вообще, Египет долго нес знамя главного африканского и одновременно главного арабского киноцентра – в 30-е годы XX века там уже вовсю снимали собственные фильмы. Причем Египет шел в ногу с мировым кинематографом – просто сообщал собственный колорит. Скажем, «Победитель Саладин» 1963 года – это крепкий пеплум старой школы, который по всем художественным приемам, сценарию и манере игры отлично ложится на общий стиль жанра.

Само собой, не Египтом единым – кино Северной Африки в целом, пожалуй, можно считать одним из самых «вестернизированных», хотя киноделам, само собой, приходится оглядываться на требования религии и политики.

К тому же, именно на север Африки часто едут, если требуется снять какую-то экзотическую локацию. В том числе наши кинематографисты – скажем, в «Кандагаре», где рассказывается история экипажа самолета, захваченного афганскими экстремистами, роль Афганистана исполнила Марокко. Ну, а что Татуин из «Звездных войн» надо искать в Тунисе, знают, пожалуй, все киноманы.

Приключения «Туриста»

Кадр из фильма «Турист»

Африка огромна, и вовсе не гомогенна. Ну, а кино любят везде, даже в таких местах, которые в последнюю очередь ассоциируются с фильмами. Например, 2021 год отметился очень необычным событием в кинематографе Центральноафриканской республики. Да, казалось бы, это страна, которую сложно связать с кино, однако сложилось несколько обстоятельств. В стране идет гражданская война, Россия направила в ЦАР несколько сот инструкторов для тренировок местной правительственной армии, и в какой-то момент отечественные киношники решили, что это благодатная тема для фильма. Так появился совершенно уникальный проект в виде совместного российско-центральноафриканского боевика «Турист» - как раз про российских специалистов в ЦАР. Спонсировал фильм, как сообщалось, предприниматель Евгений Пригожин, – он же ранее, и опять-таки по слухам финансировал съемки двух частей фильма «Шугалей» о русских в Ливии и (уже официально) – «Ржева» про события Великой Отечественной.

Съемки «Туриста» проходили на месте, в Центральноафриканской республике, и в отличие от студий, создающих целые страны в павильонах и на компьютере (Ваканду для «Черной пантеры», к примеру, построили целиком в Атланте), у нас столица Банги и джунгли «сыграли» сами себя. Но этим дело не ограничилось – по понятным причинам, в кадре множество африканцев, и эти роли исполнили, собственно, африканцы. Отдельное спасибо хочется сказать за открытие миру Флавии-Гертруды Мбайабе, сыгравшей девушку-военнослужащую местной армии, и ганца Сэта Виреду, который сыграл одного из антагонистов. Ну, а реакция аудитории на фильм превзошла любые ожидания – в стране не очень хорошо с кинотеатрами, но люди толпами собирались на стадионы. Так что даже одна из самых бедных стран мира имеет что показать, и кино там тоже любят.

Так что, если кто-то полагал, будто Африка – это место, где кино нет, то это, мягко говоря, не так. Континенту есть, что продемонстрировать миру. И Африка еще не раз удивит киноманов.

Комментарии