Фанфики

Ученик учил уроки...

Джессика соскочила. У Анжелы грипп. Эрик остался с ней. Нам что, идти в кино втроём? Я на секунду представила, как это может выглядеть и поморщилась. Майкл, который упорно пытался повесить на меня табличку с надписью: «моя девушка». Джейкоб Блэк, лучший друг и моё личное солнце по совместительству. И я между ними. Миленько...

Комментариев 44 Просмотров 9790
2012-02-14 07:23:10
pink

Tenten

20 Оценить фанфик: хороший пост плохой пост

Название: ученик учил уроки…[/c]
Автор: Tenten
Бета: Lala_0805
Дисклеймер: Все герои принадлежат Стефани Майер, действия происходящие в фанфике - автору.
Предупреждение: ООС! (Каноническая Беллка в жизни бы на такой финт не отважилась.)
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Джейкоб/Белла
Жанр: Romanse
Саммари: Белла обзвонила одноклассников и выяснила, что в кино придется идти втроем. Чтобы избежать двусмысленной ситуации она решает вообще никуда не ездить. Но одной коротать долгий вечер пятницы тоже не хотелось. Что делать? Позвать Джейкоба с целью вместе готовить домашние задания. Учить уроки…
Статус: завершен
Размещение: Размещение на других ресурсах только с моего разрешения и с обязательным указанием моего авторства!!!
От автора: Этот мини-фанфик состоит из двух частей. Первая, в которой повествование ведётся от лица Беллы. Вторая, в которой повествование ведётся от лица Джейкоба.
Фэндом: Сумерки
Период: Новолуние
Обложка: Божена

POV Белла.

Джессика соскочила. У Анжелы грипп. Эрик остался с ней. Нам что, идти в кино втроём? Я на секунду представила, как это может выглядеть и поморщилась. Майкл, который упорно пытался повесить на меня табличку с надписью: «моя девушка». Джейкоб Блэк, лучший друг и моё личное солнце по совместительству. И я между ними. Миленько.

Закрыв глаза, тут же представила Майка. С этой его новой укладкой на светлых волосах, которая не давала спокойно дышать Джессике. Как он склонился ко мне в столовой и предложил:
- Может, сходишь со мной в кино? Говорят, в Порт Анджелесе идет «Любовь всегда любовь». Дурацкое название. Романтическая комедия.

И глаза его были отвратительно намекающими. А Джессику перекосило. Милое, в общем-то, лицо с большими красивыми глазами и слегка великоватым носом исказило гримасой горечи и разочарования. И огонек ненависти нехорошо сверкнул в глазах, когда она насмешливо протянула:
- Идем в кино с Бе-е-еллой…

И зачем мне это, скажите? Идти на свидание с парнем, который не нравится, и при этом переходить дорогу подруге, превращать её в своего врага.

Тут же вспомнился День Святого Валенитна, про который я забыла в этом году напрочь. А Джейкоб вспомнил. Подарил мне коробку шоколадных сердечек. Такой смешной был. Высокий, атлетически сложенный. Синяя рубашка в клетку обтягивала плечи. Еще несколько месяцев назад она была ему велика. Это же мы с Чарли подарили её на День Независимости. Билли купили комплект удочек, а Джейку эту рубашку. Я хорошо помню, как он примерил её прямо поверх футболки, и она висела на нем как на вешалке. А теперь чуть не лопалась на спине и плечах. Рукава завернуты. Когда он успел так вымахать? В качалку что ли ходит? Надо будет спросить. Или, нет. Не буду спрашивать. Еще подумает, что я им как-то особо интересуюсь. А это неправда. Просто забавно смотрится такое мощное спортивное тело и юношеское, почти детское лицо, с которого еще не сошла полностью этакая щенячья пухлость. Джинсы, бедные, тоже трещали по швам, тесно обтягивая его ноги. Он даже ботинки в тот день одел вместо обычных кроссовок, чтобы выглядеть прилично. Смутился и потупился, протягивая мне на смуглой ладони маленькую розовую коробку в форме сердечка.

- Боже, у меня с головой что-то не то! – пробормотала я. – Сегодня правда День всех влюбленных?

- Иногда ты просто выпадаешь из жизни! – с наигранным прискорбием заметил Блэк. – Да, сегодня правда четырнадцатое февраля. Будешь моей Валентиной? Раз уж не купила конфет за пятьдесят центов, хотя бы на это согласись!

Ну что тут скажешь?! Слова Джейкоба только на первый взгляд шутка…

- А чем это чревато?

- Ну, как обычно, пожизненным рабством.

- Если только этим… - Я лихорадочно думала, как ввести в наши отношения строгие рамки, но, увы, с Джейкобом рамки и границы расплывались на глазах.

Эх, Джейкоб. Не забыла я про День Святого Валентина. Вернее, не то чтобы забыла, а… Я ждала. Всё ещё слепо надеялась где-то в глубине души, что Эдвард передумает, откажется от своих страшных слов, которые сказал мне, прощаясь, и воспользуется этим праздником, чтобы вернуться. Не самый лучший предлог. Но если действительно любишь – сгодиться любой.

Пустые надежды.

Конечно, Эдвард не появился и не дал о себе знать. Даже чудесный серебряный баритон стал слышаться все слабее. То ли я уже привыкла к байку настолько, что поездки уже не угрожали жизни, то ли дело было в том, что в последнее время подспудное раздражение, которое не давало покоя с момента расставания давало о себе знать все сильнее. Эдвард сказал, что я не достойна его. Как же, красавец-аристократ и обычная серенькая мышка-простушка.

Раньше я действительно думала, что дело в его сущности, деньгах его семьи, его личной привлекательности, в конце концов. Учитывая все это, приходилось признать, что я, действительно ему не подходила. Никак. Только в какие времена, скажите мне, истинно влюбленного мужчину, останавливали такие условности? И короли женились на пастушках. Да и все родные Эдварда держали себя настолько демократично, что я стала сомневаться. В этом ли дело? А может, он не сказал мне истинной причины расставания? Не захотел ранить еще больше? Вернее сказал, но не прямо. Намекнул. А я, как обычно, сразу и не поняла. Зато теперь, вынырнув из трясины отчаяния и оглядываясь назад, могла догадаться о его настоящих мотивах.

Я не подходила ему. Понятно? Мне, например, понятно. Его отстраненность даже в те минуты, когда мы были наедине. Его увертки, когда я пыталась углубить поцелуй и тянулась расстегнуть пуговицу на рубашке. На своей рубашке, прошу заметить. А он хватал меня за руки и останавливал. Эдвард говорил, что боится за мою жизнь. Что опасается своей несдержанности и нечеловеческой силы. Что в пылу страсти может потерять контроль и навредить мне. Это он-то! Вампир, который тренировал умение сдерживать себя десятилетиями. Съесть, значит, не боялся, а заниматься со мной любовью, да хоть просто покрепче поцеловать, считал опасным делом.

Неувязочка.

Получалось, что не столько я сама была для него важна, сколько привлекал его мой вкусный запах. Гастрономическая привязанность. Очаровательно. Как девушка я его, выходит не интересовала! Только как возможность ненадолго потерять рассудок, опьянев от запаха моей крови, которая была для него особенно ароматной. Забить мозги, на время выпасть из реальности. Что-то все это напоминало. И слова про то, что я для него – любимый сорт героина всплыли в сознании как нельзя кстати. Вампир-наркоман. Прибегал ко мне каждую ночь, чтобы занюхнуть и забыться. Кайфануть.

Но ведь подобное поведение недостойно столь утонченного «молодого» человека. Такая постыдная слабость не к лицу наследному принцу вечности. И их величество укатили лечиться от зависимости.

Как же меня это бесило! И обижало. Ведь на самом-то деле не считала я себя такой уж серенькой и такой уж мышкой. Лукавила. Прибеднялась. Да. Но не могла не видеть внимания, которое обращали на меня не самые последние парни школы. Что здесь, что в Финиксе. Они же не слепые, верно? По крайней мере, не все. Не может быть, чтобы я была настолько непривлекательна, что парень сбежал от меня, закрыв глаза. Неужели это так? Не может быть. Не может быть…

Я тряхнула головой, прогоняя невеселые мысли. У меня была проблема, которая требовала решения. От Майка необходимо было немедленно отвязаться. Зная, как трудно мне будет сказать простое, но твердое «нет», я предпочла соврать. Позвонив Майку, долго извинялась слабым больным голосом и сказала, что плохо себя чувствую. На его предложение встретиться как-нибудь в другой раз, я с облегчением согласилась и повесила трубку. Другой раз будет в другой раз. И когда он будет, тогда и подумаю как выкручиваться.

Вот только оставаться в одиночестве не хотелось. Пятница. Конец рабочей недели. Чарли на весь вечер собирался отправиться к Билли, смотреть очередной матч и пить пиво. А я останусь в пустом доме. Отчаяние вновь навалится, придавливая к земле, лишая сил. Огромная дыра в груди, образовавшаяся, когда ушел Эдвард, вновь раскроется и края её запульсируют нестерпимой болью. И захочется выть от тоски, в надежде, что вместе с надсадными звуками, рвущимися из груди, уйдет хоть немного боли, и можно будет дышать. А ночью придут кошмары…

Я уже боялась этого вечера. И невольно прикидывала, как бы избежать страшного приступа хандры. Просить Чарли остаться было бы чересчур эгоистично. Он и так натерпелся за последние несколько месяцев. А если все-таки попросить, то отец мигом сообразит, что дела мои вовсе не так хороши, как он рассчитывал, и снова попытается отправить к Рене в Джексонвиль. А мне не хотелось. Ни уезжать из Форкса не хотелось, ни спорить с Чарли по этому поводу.

Значит, как средство спасения, шеф Свон отпадал. Была, правда еще одна возможность…
Совсем недавно выяснилось, что от моей болезни есть лекарство. Джейкоб. Лучший друг. Моё личное солнце. Он всегда умел очень ловко разгонять надо мной облака. В присутствии этого мальчишки, я забывала обо всем и вновь чувствовала себя здоровой. А еще, в его присутствии я моментально катастрофически глупела и превращалась в такого же подростка, как сам Джейк, заражаясь его жеребячьим оптимизмом и жизнелюбием.

Хорошо бы позвать парня в гости, но как бы он не воспринял это приглашение, как намек на возможность отношений между нами. Не пригласить, значит мучиться, а я и так уже устала от холода и пустоты.
А если придумать какой-нибудь вполне невинный предлог? Совместное приготовление домашних заданий, например. Ну что, в самом деле, он может подумать, если я позову его делать уроки? И ему и мне будет полезно лишний раз заглянуть в учебник. Мы просто сделаем домашние задания, которые накопились за неделю, а потом я покормлю его чем-нибудь вкусненьким (надо мясо достать из морозилки). Какая бы у него ни была богатая фантазия, усмотреть в таком времяпрепровождении намек на романтику невозможно. Зато он будет рядом. Мне будет легче. И я смогу спать всю ночь спокойно, без кошмаров.

Приняв решение, я сняла телефонную трубку уже в который раз за вечер…

***
Мы сидели в гостиной уже пару часов. На столе были горой навалены учебники, тетради, методички и листки с тестами. От математики уже порядком гудела голова, но зато уроки были добросовестно выполнены и Джейк сидел рядом, на диване с самым разнесчастым видом. Я искоса поглядывала на него и закусывала губу, чтобы сдержать улыбку. На милом мальчишеском лице моего друга было СТРАДАНИЕ. Он заканчивал решать последний пример по алгебре и сидел, расставив ноги, тесно обтянутые синими джинсами, облокотившись локтями о стол. Черная футболка тоже была ему мала. Она тесно облегала плечи и спину, оставаясь слегка свободной в талии, и когда Джейк переносил вес с одного локтя на другой, было хорошо заметно, как напрягаются мускулы, перекатываясь под тонкой трикотажной тканью. Время от времени Джейк шумно вздыхал, ёрзал и резко выдувал воздух, откидывая выбившуюся из-под резинки прядь волос, свисавшую на лицо. Я едва сдерживалась, чтобы не хихикать. Уж очень забавно он выглядел.

Поймав себя на том, что вот уже пару минут сижу и тупо пялюсь на своего лучшего друга, я принялась рыться в ворохе бумаг на столе и вытянула листок с расписанием Джейкоба. Взяв карандаш, стала отмечать те предметы, домашние задания по которым были сделаны. Уж если взялись за уроки, то надо подготовить их добросовестно. Не дело будет, если пропустим какой-нибудь предмет. Сверяясь со стопкой тетрадок, я аккуратно ставила галочки и не без удовольствия отметила, что приготовлено все. Ой. Почти все.

- Эй. А биология? – спросила я Джейка, который с видимым облегчением закрывал тетрадь, намереваясь отложить её в сторону.

- Что, биология? – недовольно переспросил он.

- Ты не сделал биологию. Что вам задавали? Доставай учебник.

- Бе-е-е-елз, - застонал Джейк. – Да ну её. Это ж не математика, в конце концов. Да и учебник я не взял. Он завел руки за голову, зажмурил глаза и сладко потянулся, выгибая спину. Взгляд невольно скользнул по крепкой шее, рукам. Мускулы красивые, длинные, проступили под кожей, такой гладкой, что просто завидно становилось. Джек провел рукой по волосам, сгребая кое-как непослушные длинные пряди и уставился на меня умоляющими глазами, чуть склонив голову.

- Я дома сам приготовлю. Честное слово. Давай лучше поедим чего-нибудь. Ты обещала.

Мне показалось подозрительным, что он попытался перевести разговор на еду. Мы поужинали сразу, как только он пришел, и было это всего пару часов назад. Если бы я слопала такое количество мяса, как Джейк, то до сих пор не могла бы двинуться с места. Конечно, в холодильнике ждал своего часа пирог. Я собиралась напоить парня чаем после того, как все домашние задания будут выполнены. Но выполнены еще не все. Забыл учебник? Ерунда. У меня в комнате был учебник биологии за прошлый год. Программа во всех школах одинаковая, так что по нему вполне можно будет позаниматься. Всё это я выложила Джейкобу и спросила:
- Так что вы там сейчас проходите? Задание помнишь? Сейчас учебник принесу.

- Беллз, ну брось. У меня и так уже голова пухнет. Не хочешь кормить, давай телек посмотрим. По Дискавери сейчас должен идти «Охотник на крокодилов».

Ой, не нравилось мне его лицо. Что-то мой друг скрывал. Увиливал. И дело было вовсе не в лени. Даже в свете настольной лампы было видно, как тон его кожи сменился на более темный. Он что, ПОКРАСНЕЛ?!! Да что не так с этой биологией? Я в прошлом году по этому предмету имела довольно высокий балл и хорошо помнила программу. Что мы там изучали в феврале?

Догадка пришла довольно быстро. Кривоватая ехидная усмешечка против воли расплылась по лицу. А мой друг не просто забыл учебник. Он его специально не взял. Готова спорить на деньги.
Ничего такого в учебнике за прошлый год не было, кроме пары забавных параграфов. Про репродуктивную система человека. Очень познавательный, хорошо поданный материал. С иллюстрациями, демонстрирующими анатомические особенности мужской и женской репродуктивных систем. Скорее всего, именно эта тема была дана на дом для ознакомления.
Потому Джейкоб так и выворачивался. Не хотел при мне открывать учебник на этих страницах.

Подавляя желание неприлично захихикать, я сделала вид, что ничего не знаю, и ринулась в свою комнату за учебником, перескакивая через ступеньку. Нужная книжка нашлась быстро, и я метнулась вниз по лестнице в гостиную. Джейк сидел на том же месте с непроницаемым выражением на лице, но я почти физически чувствовала, как он волнуется. Огромному парню, моему лучшему другу было неловко, и он пытался скрыть это от меня. Мне и самой было несколько неудобно. И внизу живота ворочался, разрастаясь, клубок из нервов. Сердце противно екало. Но подзадоривало то, что я сейчас имела власть над Джейком. Какое-то непонятное чувство превосходства над ним будоражило кровь. Мне нравилось, что он был до крайности смущен. Нравилось, что пытался это смущение срыть, но глазами пару раз пробежал по моей фигуре сверху вниз, снизу вверх. От этого хотелось еще больше его смущать. Раздразнить Джейка. Чтоб кинулся на меня с поцелуями. Глупо? Наверное. Эдварда раздразнить точно не получилось бы. Он бы долго снисходительно смотрел на мои попытки, а потом сказал бы тоном, которым разговаривают с неразумными детьми:
- Белла, перестань. Ты знаешь, что нам нельзя.

Посмотрим, что скажет Джейкоб. Неужели тоже развернется и убежит. Тогда мне впору будет удавиться.

Джейк складывал свои учебники и тетради в сумку с ужасно деловитым видом. Когда я плюхнулась рядом на диван, он обернулся на меня и с напускным безразличием произнес:
- Ты все-таки притащила учебник, Беллз. Зря. Я уже сложил все. Пусть останется на потом.

Он потянулся к пульту от телевизора, но я перехватила черную плоскую коробочку и возмущенно сказала:
- Джейк, если договорились делать все уроки, надо делать все. Осталось чуть-чуть. Давай закончим и пойдем пить чай. Я испекла пирог. Дай-ка расписание, - я вытянула из кучи его тетрадей знакомый измятый листок с аккуратными карандашными галочками. - Та-а-ак. Параграфы номер двадцать четыре и двадцать пять. Читать и отвечать на вопросы к тексту.

Я принялась листать, медленно– медленно, и краем глаза следила за Джейком. Он ссутулился и с тоской смотрел на то, как переворачиваются листы. Шуршание бумаги и звуки нашего дыхания раздавались в гнетущей тишине гостиной. Наконец, учебник был открыт на нужной теме. Я положила закладочку в начало параграфа и открыла страницу, на которой во всех анатомических подробностях были изображены мужчина и женщина. Без одежды, естественно. К разным частям тела были проведены стрелочки, а сбоку от картинок значились названия этих самых частей тел. Джейкоб застыл с окаменевшим лицом. Мне и самой было неловко, но желание расшевелить его, заставить реагировать, жгло как огонь. Подзадоривало.

- Давай, Джейк, я буду читать, а ты повто…

Джейк отобрал у меня учебник и, спрятавшись за своим любимым каменным выражением лица, буркнул:
- Дай сюда. Я сам прочитаю.

Завладев книгой, он быстро перелистнул на следующую страницу. Там тоже были картинки. И они не понравились Джейкобу. Ещё бы. Схематическое изображение мужских и женских половых органов в разрезе. Сжав зубы так, что на скулах выступили желваки, Джейк перелистнул еще раз. На следующей странице начинались вопросы к параграфу, на которые требовалось дать ответы.

- Беллз, у тебя учебник неправильный. – Джейк с шумом захлопнул книгу. – Картинки дурацкие. Ничего не понять вот так сходу. Я лучше дома свой почитаю.

Смотреть, как этот высокий мощный парень нервно сглатывает от смущения, было забавно до жути. Джейкоб краснел и отводил глаза. От вида его румянца моё сердце заколотилось как ненормальное, и давление подскочило до небес. По крайней мере, голова закружилась. Я чувствовала себя королевой положения, кукловодом, которому стоит дернуть за веревочки и его подопечный начнет свой танец. Это заводило невероятно. Нестерпимо тянуло на глупости. Живот подвело от страха, но рот уже открылся. Я сама не верила, что говорю такое:
- В чем дело, Джейк? Не нравятся картинки, можно рассмотреть на наглядном примере.

С этими словами я стянула с себя футболку под ошалевшим взглядом моего лучшего друга. В доме было не холодно, но я едва подавляла нервную дрожь. Дышать стало тяжелее. Какая-то часть моего мозга истошно вопила, ужасаясь происходящему. Но я не обращала на неё никакого внимания. Вид Джейкоба, потерявшего дар речи, стоил того. Он застыл столбом, словно окаменел, а его остановившийся взгляд уперся в мою грудь. Я прогнулась (Джейкоб снова сглотнул), завела руки за спину и расстегнула бюстгальтер, который тут же, благополучно свалился на диван между нами, а Джейк получил полную возможность любоваться моими торчащими сосками.

- Белла, - потихоньку позвал он умоляющим голосом, - зачем ты это делаешь?

Кто сказал, что индейцы не краснеют? У Джейкоба на щеках горели красные пятна, и вид был такой, словно его хорошенько приложили по голове чем-нибудь чертовски тяжелым. Может быть даже наковальней. Как в мультиках.

- Хочу, чтоб ты хорошо усвоил тему. Можешь разглядеть меня, если не устраивают картинки.

Сердце бухало в груди так, будто собралось пробить себе путь наружу, прямо сквозь ребра. Жаром охватило бедра, кожа горела. Разумная часть меня захлебнулась истерическим криком, почуяв, что я собираюсь сделать дальше, а руки дернулись к поясу джинсов, словно действовали сами по себе, и им не требовались приказы. Джейкоб увидел это движение, вздрогнул сильно, всем телом, подхватил сумку и сделал широкий шаг к двери. Звук расстегиваемой молнии заставил его застыть как вкопанного. Он тяжело дышал, стоя ко мне спиной. Широкие плечи были напряжены. Сумка вывалилась из рук. Пальцы сжались в кулаки и на руках взбугрились мускулы. Он медленно обернулся и видел, как я снимаю джинсы и бросаю их в кресло, к футболке. Тонкие хлопковые трусики, конечно, не годились для стриптиза, но они были такими маленькими и сидели настолько низко, что впечатление должны были произвести самое благоприятное.

Произвели.

У Джейкоба был такой вид, словно он только что вынырнул с большой глубины, побыв под водой минуты три, не меньше, и теперь никак не может восстановить дыхание. Я скользнула к нему, взяла за руку и потянула за собой к дивану.

- Ничего не случится, если мы просто рассмотрим друг друга, Джейк. Ну же, снимай футболку, - тихо приговаривала я и сама тянула вверх мягкую трикотажную ткань. Но мне было неудобно это делать. Джейк был выше и для того, чтобы стянуть с него футболку через голову, пришлось забраться на диван. Сдернув одежку, я потеряла равновесие на мягком сиденье и чуть не загремела на пол, но Джейкоб схватил меня за талию обеими руками. Осторожно поставил на пол, но ладони с талии так и не убрал. Он смотрел на меня сухими, лихорадочно блестящими глазами. Минуту, две, три. И тут я почувствовала, как его руки тянут вниз мои трусики. Вот тут было самое время завопить вместе с внутренним голосом: «Не-е-ет!!!» и остановить его. Но я этого не сделала. Трусики упали мне под ноги. Паника на мгновение сдавила легкие, но сдаваться и идти на попятный после моих геройских раздевашек было просто нелепо. Я хотела командовать парадом, и последнее слово должно было остаться за мной. Пробормотав:
- Так нечестно, - я принялась снимать джинсы Джейкоба.

Руки предательски дрожали, когда, справившись с пуговицей, я потянула вниз язычок молнии. Запал начинал спадать. Что-то было не так. Джейк должен был смущаться и краснеть, а я тихонько хихикать над ним. И Джейк был красным. Пунцовые пятна ярко выделялись на смуглой коже щек, но он уже не смущался. Увидев, что я медлю, он сам стянул штаны вместе с трусами и кинул их в кресло поверх моих вещей.

Вот это была картинка! Посреди полутемной гостиной мы стояли друг напротив друга голые. Я могла протянуть руку и потрогать его член, вызывающе торчащий, с рельефно выступающими венами и блестящей гладкой вершиной. Совсем не похожий на рисунки в книге.

Теперь уже я нервно сглатывала и не могла сдвинуться с места, разглядывая возмутительные подробности строения тела Джейка. Он начал двигаться первым. Отодвинул в сторону столик, сдернул с дивана плед и расстелил его на полу.

То, что творилось дальше, к разуму не имело ровно никакого отношения. Мы были похожи на двух зверьков, нюхающих друг у друга под хвостами. У Джейка даже уши были красными, а меня залило румянцем от пяток до макушки. Но наплевав на смущение, мы изучали друг друга, трогая, тиская, щупая за те места, на которые раньше боялись даже взглянуть. Я не стесняясь лапала Джека за попу, которую так тесно обтягивали джинсы, шарила руками про груди, пощипывая едва выступающие, острые комочки сосков, засовывала ему в рот пальцы, чтобы он облизывал подушечки, сжимала в руках его член. Он был теплый, твердый и довольно толстый в обхвате. Джейк судорожно втягивал воздух сквозь сжатые зубы, когда я проводила рукой вверх-вниз. Из маленького отверстия в вершине появилась прозрачная, липкая капля. Джейк глухо ахнул, завалил меня на спину, и я развела ноги так широко, как могла, чтобы ему было удобнее рассматривать меня там. Трогать.

Джейк тискал мою грудь большими горячими ладонями и проводил руками по телу. Устроившись между моими коленями, он ощупывал мое укромное местечко. Раздвигал влажные складки и рассматривал, совал туда пальцы и следил, как мое тело рефлекторно вздрагивает от его прикосновений. Я позволила ему делать все, что он захочет…

Осознание того, что я жду поцелуя, было неожиданным и предательским. Наши игры должны были закончиться сразу, как только уляжется болезненное дикое любопытство. Я уже рассмотрела и ощупала Джейка со всех сторон и разрешила рассмотреть себя. Не сдерживала. Думала, что все на этом. Но тело предало. Не знаю, что он там делал своими руками, но мои бедра пылали, промежность была влажной и горячей. От напряжения, которое скопилось там, трясло. Между ног пульсировала сладкая тянущая боль. Хотелось немедленно сделать что-то, чтобы унять её. Потушить пожар. И очень хотелось почувствовать его губы на своих губах.

Джейк медлил, и паника вновь начала показывать свои зубы, обещая вцепиться в меня при первой же возможности. Было ужасно унизительно просить его, но я просила:
- Джейк, поцелуй меня. Пожалуйста.

- Беллз, - его голос хрипел и прерывался, - нам надо остановиться. Ты потом будешь жалеть, и обвинять меня во всем. Если я поцелую тебя, то остановиться уже не смогу.

- Ну и пусть, Джейк, только не оставляй меня. Я что, совсем не интересна тебе?

- Что ты несешь, Белла? Да я по тебе с ума схожу. Как же ты не видишь?!

- Тогда поцелуй…

Мягкие, горячие губы Джейка накрыли мои. Он целовал так глубоко и жадно, что я задохнулась. Выталкивая его язык изо рта своим языком, я хотела освободиться хоть на секунду, чтобы глотнуть воздуха, но только раззадоривала Джейкоба. Он прикусывал мою нижнюю губу, а я пользовалась моментом, чтобы вздохнуть. А потом снова были его губы, язык, руки, слишком крепко вцепившиеся в плечи…

Я только слегка вздрогнула, когда резким движением бедер, Джейк ворвался в мое тело.
Между ног полыхнуло жаркой болью. Собственный хриплый вскрик испугал и заставил выступить слезы. Сжимая мою талию горячими руками, Джейк весь ушел в движение. Его кожа блестела от испарины, каждый выдох давался со стоном. Я почти умирала от этих звуков. И, да, сейчас моя власть над Джейком была неоспорима. Я это чувствовала. Он нуждался во мне и был уязвим как никогда. Можно было нанести парню жестокую рану просто оттолкнув. Однако поступить с ним так я не могла. Тело отзывалось болью на каждый рывок бедер Джейкоба. Но была в этой боли какая-то завершенность, надежда на высвобождение и вместо того, чтобы оттолкнуть, я выгнулась в спине, двигаясь ему навстречу. Помогала.

Творилось что-то ненормальное. Вместо того чтобы отступить напряжение внизу живота свивалось в жгуты. Всё туже и туже. Я испугалась и вскрикнула, когда мое тело затрясло. Внутренние мышцы сокращались, разгоняя по кровотокам томительный жар, и я сжала Джейка внутри, не отдавая себе в этом отчета. От неожиданности он навалился, сжимая плечи крепкими пальцами. Его низкий голос почти превращался в рык:
- Черт возьми! Белла-а-а…

Несколько судорожных рывков и он затих, вжавшись в меня и вздрагивая. Тихим рассыпчатым звоном заложило уши. Дикое горячечное напряжение исчезло. Осталась только тяжесть горячего тела Джейка и пульсация его плоти во мне. Слабость и легкая истома сладко ломали тело. Я была настолько поглощена новыми ощущениями, что не сразу расслышала тихое бормотание Джейкоба. Он что-то быстро шептал на своем языке. Интересно.

- А теперь по-английски, Джейк.
- Неа.
- Почему?
- Ты будешь смеяться.
- Вот ещё. Скажи немедленно!
- Ну ладно. Выходи за меня замуж.
- Действительно, смешно.
- Я же говорил.
- Тебе так понравилось?
- Тебе тоже.
- Откуда ты знаешь?
- Почувствовал… О-о-о! Да ты покраснела.
- Прекрати! И… Ха. Ты тоже очень мило смущался.
- Да уж.

Мы шептались в темноте, лёжа на полу в гостиной. Я уткнулась носом Джейкобу в шею. Его руки оглаживали мою спину, бедра, норовили скользнуть между ног.

- Ты снова хочешь?
- Да.
- Это хорошо. А то я уже думала…
- Что ты думала?
- Ну… Что со мной что-то не так. Понимаешь, Эдвард, он никогда не хотел… Вернее, не соглашался… Он говорил…

Джейк настолько сильно впился пальцами в мои бедра и так зло рыкнул, что я вздрогнула.

- Никогда. Больше. Не вспоминай этого недопырка! Если у кретина не вставало, это его проблемы! Не твои. Хочешь, - Джейк вошел в меня пальцами и начал двигать ими, распаляя себя и заставляя меня исступленно дергать бедрами от его движений. – Хочешь, я буду любить тебя всю ночь, до утра, чтобы ты поверила, насколько желанна?

- Чарли скоро придет.
- Ещё раз успеем.

***
Мы успели еще два раза. Последний, когда порядок в гостиной был восстановлен. На столике красовались аккуратно сложенные учебники и тетради, красноречиво говорившие о том, что мы потратили вечер только и исключительно на учебу. В спальне, наверху, я включила компьютер, чтобы проверить почту, и ждала, пока старичок загрузится. Джейк подошел сзади, без лишних слов расстегнул мои джинсы и сдернул их до колен. Повалил на стол, вынуждая согнуться, выпятив попу и сделал это.

Десятью минутами позже он уже помогал мне одеться. Когда его руки, застегивавшие молнию, коснулись живота, я почувствовала, насколько они горячи. Слишком горячи. Провела ладонью по его лбу, потрогала щеки.

- Джейк, да ты весь горишь. У тебя лихорадка. Ты в порядке?

Он тряхнул головой, словно пытаясь очнуться. Ему явно было не по себе. Джейкоб посмотрел на меня невидящими глазами и прохрипел:
- Сам не пойму. Я пойду. - И уже на пороге добавил. - Позвоню тебе завтра.

Входная дверь хлопнула. Джейк ушел, оставив сумку с учебниками валяться на полу в гостиной. И назавтра не позвонил…

The end
_______________________________________________________________________

POV Джейкоб.

- В последние две недели, мистер Блэк, ваша успеваемость существенно понизилась. Настолько существенно, что это вызвало сильнейшее беспокойство большинства педагогов…

В кабинете директора было сумрачно. Электрическое освещение мистер Даннагер не включил из соображений экономии. Дневной же свет, проникающий в помещение через большие оконные проемы, не был ярок. Небо над резервацией затянуло тучами. Моросил дождь.
Дождь в Ла Пуш. Как необычно, черт возьми!

- Вы очень одаренный молодой человек, и тем непростительнее та беспечность, с которой вы относитесь к учебе…

Вот уже минут сорок, как я слушал нудные нравоучения, стараясь выглядеть при этом смущенно и виновато. От монотонного голоса директора начинало клонить в сон.

- В то время, как видные люди нашей резервации прилагают усилия к тому, чтобы как можно большее количество молодых людей могли продолжить свое образование по окончании школы в лучших высших учебных заведениях страны, вы позволяете себе полностью игнорировать попытки преподавателей поднять ваши знания на достойный уровень, чтобы не уронить честь племени, представителем которого вы являетесь…

Переминаясь с ноги на ногу, я незаметно впечатывал ногти в ладони, сжимая кулаки, чтобы не уснуть. Хорошо хоть мистер Даннагер не предложил присесть. Стоя бороться с дремотой было легче.

- Одним из лучших представителей! – для увеличения эффекта от этой фразы директор поднял указующий перст к потолку и возвел очи горе, стремясь подчеркнуть патетичность речи, не менее патетичным жестом. – Вы - представитель одной из древнейших фамилий, чьё генеалогическое древо уходит корнями к истокам зарождения племени…

Никак нельзя было показать, что воспитательная речь, призванная ввергнуть нерадивого ученика в пучину раскаяния, вызывает только зевоту. Лучший способ избавиться от мистера Даннагера – выслушать его нудятину до конца, а уже потом рассыпаться в извинениях, обещаниях исправиться и уверениях взять себя в руки и соответствовать.

- Подобное прискорбное расточительство не оставляет мне другого выхода, кроме как обратиться к совету с тем, чтобы старейшины посодействовали…

Можно подумать я не знаю из-за чего разгорелся весь сыр-бор. Наверняка миссис Стерн стуканула директору, что я завалил последний тест по алгебре и теперь он распинается в попытке образумить малолетнего раздолбая без особой, впрочем, надежды, что раздолбай прислушается и встанет на путь исправления.

Чтоб его, этот тест. Да сдал бы я. Без вопросов сдал бы, если б не некоторые обстоятельства.
Не так давно, в один из вечеров, когда я как раз собирался засесть за уроки, Белла привезла два старых мотоцикла и попросила их отремонтировать. Отказать я ей не мог. На бедной девчонке лица не было.

Билли частенько разговаривал с Чарли о том, что случилось с Беллой, попивая пивко после просмотра очередного матча по телеку. И при этом голос у шефа полиции бывал такой, что сразу становилось понятно – тяпнул бы он и чего-нибудь покрепче с превеликим удовольствием. Если б налили. Кое-что удавалось расслышать краем уха.

Этот мажористый недоносок Каллен, с которым она встречалась, повел себя, как последняя скотина – бросил, объяснив, что Беллз, оказывается, его недостойна. Ох, и набил бы я ему морду, да только этот пижон свалил из Форкса вместе со всем семейством. Только их и видели. А Белла долго не могла прийти в себя. Чарли рассказывал, что она почти превратилась в ходячий труп.
Белла, и правда, была похожа на привидение. Бледная, тонкая, как хрупкая фарфоровая статуэтка. Синие тени залегли под глазами. Темные каштановые волосы только подчеркивали болезненную белизну её лица. Погасший взгляд.

Сердце сжалось от жалости и заныло, когда увидел её такой. И как же обрадовался, когда несмелая, жалкая улыбка тронула губы Беллз, когда я вылетел ей навстречу со словами:
- Белла! Где ты пропадала? – и схватил её в охапку, закружил.

Мы проводили в гараже все вечера напролет, возились с мотоциклами и болтали о всякой ерунде. Господи, что я нёс! Вспомнить стремно. Но кроме Беллз некому было слушать, а она относилась к моему трепу очень снисходительно. Квила и Эмбри я быстро отучил соваться в гараж, когда там Белла. Это было только моё.

Моя работа – восстанавливать древние байки и моя тихая радость – смотреть, как Беллз потихоньку оживает.

Много времени прошло, прежде чем она научилась улыбаться открыто и радостно. Мы славно поработали над мотоциклами, и они начали отлично бегать. Беллз даже научилась ездить на них. Мне же этого времени хватило, чтобы сообразить, наконец, что вовсе не из жалости я вожусь с Беллз. Не из желания помочь подруге детства, с которой лазали по деревьям и с диким визгом носились по пляжу лет двенадцать назад. И не из обязанности помочь дочери друга семьи.
Как-то незаметно очень важным стало видеть её каждый день. Тонкую фигурку в стареньких джинсах и мальчишеской клетчатой курточкес капюшоном. Длинные темные волосы, пряди которых иногда, попадая под солнечные лучи, отливали неожиданным багровым оттенком. Её глаза, в уголках которых ещё пряталась боль, но иногда, очень редко, вспыхивали в них странные искры. Вспыхивали и тут же прятались, за длинными густыми ресницами. Заставляли вглядываться в ожидании нового жаркого сполоха, чтобы убедиться, что прошлый не был случайностью. И каждый день хотелось слышать её тихий голос. Сколько раз я ловил себя на том, что как дурак пялился на Беллз и не слышал ни единого слова из сказанных ею. Просто прикольно было смотреть, как двигаются её губы, складываясь иногда для произнесения нужных звуков так, что сердце спотыкалось, а потом начинало стучать сильно и настойчиво. Например, когда она произносила «f» в словах «fine» или «find». Словно прикусывала зубами нижнюю пухлую губку.

Какие там к черту уроки?

Но я все равно старался урвать минутку, чтобы учить самое необходимое и не хватать плохие оценки. А всё свободное время проводил с Беллой. Мало ли, может, настанет часи она скажет, что я симпатичный не ударившись головой после падения с мотоцикла, а глядя в глаза и хорошо понимая, что говорит. Надеялся. И иногда тяжело засыпал ночами, представляя наш первый поцелуй. Слишком уж живо он мне представлялся. Вкус её губ, тепло тела под моими ладонями. Большего было и не нужно, чтобы сухой жар пробегал по коже, собирался горячим пульсирующим комом где-то в районе солнечного сплетения и охватывал бедра. Оставалось только стонать в подушку, когда мысли вырывались из-под контроля и возникали в моем воспаленном мозгу картины совсем уже непристойные и горячие. Приходилось отодвигаться немного в сторону, чтобы не касаться во сне влажного, липкого пятна на простыне. Не в душ же было бежать посреди ночи. Так можно и Билли разбудить.

Только директору об этом не расскажешь. И приходилось молчать, сокрушенно вздыхать, виновато сверлить взглядом пол. В общем, изображать из себя раскаявшегося грешника. И ждать, когда же, наконец, эта китайская пытка закончится, и меня выпустят на свободу с вывернутыми мозгами, звоном в голове и зверским желанием сразу же засесть за уроки. Ага.

Долгожданная свобода встретила холодной, мокрой оплеухой, которую отвесил дождь, пока я бежал через парковку к своему Реббиту. Наверное, директор успел доложить в небесную канцелярию о моих «успехах» в учебе и теперь даже стихия будет заниматься рукоприкладством в воспитательных целях.

Ёёёёё… Похоже, крыша ехала основательно. Не спеша, но уверенно. Я на полном серьезе чувствовал себя дебилом, законченным неудачником, отступником и отщепенцем. Лодырем. От длиннющей снотворной речи директора хотелось чесаться и корчить рожи. Будто я псих какой-то.

Я обещал себе, что засяду за уроки обязательно. Вот только съезжу в кино с Беллой и её одноклассниками (обещал ведь) и обязательно займусь зубрёжкой.

Билли дома не было. Записка на холодильнике, написанная синим карандашом на обрывке тетрадного листа в клетку сообщала о том, что он у Клируотеров и будет поздно. Ну, понятно. Строят планы на вечер пятницы. Слышал я, как вчера по телефону он договаривался с шефом Своном насчет «попить пивка», посмотреть очередной матч по телевизору и зазывал для этого Чарли к нам в гости. Надо думать, Гарри тоже придёт. И, готов спорить, что принесет с собой фирменное жаркое Сью. Хлеб и зрелища обеспечены. Классно.

Я нехотя дожевывал остатки жареной картошки, когда зазвонил телефон. Аппарат стоял недалеко, и я схватил трубку почти сразу. Буркнул:
- Да.

И тут же забыл про картошку, про Билли с его тактикой и стратегией, и про уроки в том числе. Звонила Белла:

- Джейк, привет.

Знакомый тихий голос с придыханем произнес последние звуки простенького слова и я привалился плечом к стене, вслушиваясь. Даже ответил с запозданием в пару секунд:
- Привет.

И откашлялся.

- Понимаешь… Тут такое дело… Не знаю, как сказать.

- Как-нибудь говори, Беллз, - усмехнулся я. – Иначе никогда не узнаю, зачем ты звонила.

- Эмм… В общем, мы не идем в кино. Ребята все позаболели…

Ну вот. А я так надеялся, что в темноте зрительного зала смогу взять её за руку. Согрею тонкие холодные пальцы в своей, всегда горячей, ладони. Облом.

Только что-то она медлила. Недоговаривала. Я не стал подгонять. Ждал, пока скажет сама.

- Джейк, - опять молчание и нерешительность.

- Да, Беллз, - подталкиваю её к разговору.

- А что ты делаешь завтра вечером?

Ёу! Вопрос прозвучал так заманчиво, что я навострил уши в ожидании продолжения, и глупая улыбка расплылась на лице.

- Да, в общем-то, ничего. А ты хочешь что-то предложить?

- Ну, мы с тобой столько времени потратили на эти дурацкие мотоциклы, что я совсем запустила уроки. И у тебя, наверняка, дела не лучше. Может, придешь к нам – вместе позанимаемся. Надо подтянуть «хвосты», а то Билли скажет, что я на тебя дурно влияю.

- Ты влияешь на меня? Ерунда. – Я уже поддразнивал её. Идея нравилась мне категорически. Нудная зубрежка обещала стать приятной, насколько это возможно. Рядом с Беллой я готов был учить даже корейский устный и турецкий письменный.

- Я старше. И оказываю на тебя влияние. – Приняла игру Беллз.

- Ты старше меня? Да, брось. Это я старше. Ты у нас бледнолицая и в технике не разбираешься.

Белла хихикнула, чуть не уронила трубку, судя по звуку, и сказала:
- Поговорим об этом завтра вечером, Джейк. Мне надо бежать. Готовлю ужин Чарли.

- Конечно. До завтра, Беллз.

- Ага. Пока. – Ответила моя подруга уже более веселым тоном и повесила трубку.

***
И я ещё вчера думал, что зубрежка, пусть и в присутствии Беллы может быть приятной?! Идиот. Взял бы свои слова назад, да что толку? Мы уже который час сидели в гостиной дома Свонов и готовили домашние задания.

Нет. Начиналось все вполне прилично. Я пришёл сразу же, как только Чарли отвалил к нам и Билли сообщил, что он уже в дороге. Пришлось потрудиться, чтобы разминуться с ним в пути. Белла впустила меня в дом и сразу потащила на кухню кормить ужином. Правильно сделала. Одуряющий аромат запеченного мяса не дал бы сосредоточиться на уроках. Но после того как несколько порций перекочевали из тарелки в мой стонущий от наслаждения желудок, стало гораздо проще вникать в смысл заданий.
Физика, химия, английский, география, геометрия…
А-а-а-а-а!!!!!

Голова гудела, как рельс, по которому только что прошел груженый лесом товарняк, когда я заканчивал решать задачку по алгебре. Кажется, этот предмет был последним в списке, назначенных для подготовки сегодня. Литературу я прочитал вчера, а биологию не взял с собой специально. Больно уж тема была задана такая, которую изучать в присутствие Беллы я не хотел ни в какую. «Репродуктивная система человека». Умные слова, которыми была прикрыта правда. В этом параграфе доступно объяснялось откуда берутся дети. В подробностях. С картинками. Меньше всего мне хотелось, чтобы моя подруга видела моё лицо, когда я буду разглядывать эти рисуночки, поэтому учебник я предусмотрительно «забыл» дома. Эту тему можно было и потом почитать.

Белла поглядывала на меня искоса, прикусив губу. Думала, что я не вижу. Как же. Именно из-за этого я так долго возился с задачей, хотя решить её было – проще некуда. Последние цифры послушно ложились на тетрадный лист. Белла принялась копаться в бумагах, наваленных на столе, и достала откуда-то мое расписание с записанными заданиями. Со старушечьей дотошностью проверила всё ли сделано и с таким видом, словно нашла золотую жилу в пустой горной породе, ткнула пальцем в листок:
- Эй. А биология?

- Что, биология? – недовольно переспросил я.

- Ты не сделал биологию. Что вам задавали? Доставай учебник.

- Бе-е-е-елз, - стон был похож на щенячье поскуливание. – Да ну её. Это ж не математика, в конце концов. Да и учебник я не взял.

Я отодвинул тетрадку и с удовольствием потянулся, разгоняя кровь по затекшим мышцам. Белл снова уставилась так, словно у меня на лбу был нарисован крест в кружочке. Я не придал этому значения. Просто сказал, чтобы отвлечь от разговора про эту дурацкую биологию:
- Я дома сам приготовлю. Честное слово. Давай лучше поедим чего-нибудь. Ты обещала.

Есть, в общем-то, не особо и хотелось, но закончить тему с уроками было необходимо. Только Беллз так не думала. Она окинула меня подозрительным взглядом и спросила:
- Так что вы там сейчас проходите? Задание помнишь? Сейчас учебник принесу.

Да ё-моё! Всё время забываю, что она старше меня. Учебник мог и сохраниться с прошлого года. Вот черт!

- Беллз, ну брось. У меня и так уже голова пухнет. Не хочешь кормить, давай телек посмотрим. По Дискавери сейчас должен идти «Охотник на крокодилов».

Интересно, девчонкам нравится смотреть «Охотника на крокодилов»? Может, стоило сказать про какой-нибудь слезливый сериальчик из тех, что любила по вечерам смотреть Сью и над которыми всегда с удовольствием глумились Гарри и Билли. Вот только ни одного названия вспомнить не получилось.

Пока я скрипел мозгами, Белла унеслась вверх по лестнице в свою комнату. Учебник искать. Молясь всем известным богам, чтобы она его не нашла, я стал спешно складывать свои книжки и тетрадки в сумку. Карандаши, линейки, ручки, маркеры. Вроде всё.

Беллз появилась в гостиной, сияя ярче рождественской гирлянды. В её руках я разглядел ненавистную глянцевую обложку с точно таким же рисунком, как на моем учебнике. Удивляться нечему. Программы во всех школах страны одинаковые, а значит и учебники такие же. Представив, как открываю книгу на странице с изображением мужских гениталий, я перестал дышать. А там ведь есть картиночка, на которой изображены и женские. Со всеми анатомическими подробностями. Знакомый сухой жар прокатился по коже. Черт! Черт! Черт! Джинсы словно стали на размер теснее. Ну уж нет. Надо как-то выкручиваться. Фиг с ним, с этим телеком. Быстро попрощаюсь и пойду подышу свежим воздухом. Чтоб отпустило до того, как приду домой. Это Белла не обратит внимание на топорщащиеся спереди штаны. Особенно если двигаться аккуратно и не поворачиваться к ней боком. А вот Билли просечёт сразу. Ещё лекцию затеется читать. О вреде алкоголизма и культуре сексуальных отношений в сельской местности. С него станется.

- Ты все-таки притащила учебник, Беллз. Зря. Я уже сложил все. Пусть останется на потом.

Ещё надеясь отвертеться, я потянулся за пультом, но она успела выхватить его у меня из-под рук:
- Джейк, если договорились делать все уроки, надо делать все. Осталось чуть-чуть. Давай закончим и пойдем пить чай. Я испекла пирог. Дай-ка расписание, - Белла вытянула из кучи тетрадей измятый почерканный листок. - Та-а-ак. Параграфы номер двадцать четыре и двадцать пять. Читать и отвечать на вопросы к тексту.

Вот тут и надо было быстренько попрощаться и бежать к выходу, а я застыл, как дурак, глядя как тонкие пальцы листают страницы. Она быстро нашла нужную тему. Открыла. Ну, точно. Картинки. Мужик и женщина. Голые. Буквы плясали перед глазами, сливались в прерывистые тонкие линии, свивались в спирали и расплывались красивыми забавными кляксами. Учи, Джейкоб. А Белла будет смотреть, как ты читаешь про то, что при половом акте происходит проникновение пениса в вагину. Возвратно-поступательным движением. И что называется это фрикциями.

В комнате стало жарче. Тело ломало от этого чрезмерного тепла. А Белла уставилась на меня непонимающими глазами. Типа так и надо.

- Давай, Джейк, я буду читать, а ты повто…

Я не выдержал. Отобрал у неё учебник и буркнул:
- Дай сюда. Я сам прочитаю.

Схватив книгу, я принялся сам торопливо листать, чтобы найти в этом параграфе страницу без рисунков, и тогда можно будет сделать вид, что читаю, хотя буквы продолжали плясать перед глазами джигу и не собирались успокаиваться. Тема неожиданно закончилась, и я уставился в список вопросов, на которые нужно было отвечать. Кровь прилила к щекам. Оставалось только надеяться, что на моей смуглой коже румянец не будет так заметен, как на тонкой белой коже Беллы. Гаже разглядывания в её присутствии картинок с гениталиями могла быть только необходимость произносить их названия вслух. Представив, как это может выглядеть, я почувствовал себя извращенцем. Надо было срочно делать ноги.

- Беллз, у тебя учебник неправильный. – Я захлопнул книгу. – Картинки дурацкие. Ничего не понять вот так сходу. Лучше дома свой почитаю.

Экспериментов над моими нервами на сегодня было достаточно. Пенал и ластик, всё ещё валявшиеся на столе, перекочевали в сумку. Пора было отправляться. Да только Белла так не считала.

- В чем дело, Джейк? – спросила она. - Не нравятся картинки, можно рассмотреть на наглядном примере.

Я оторопел. Просто потерялся на какое-то время. Не веря своим ушам, уставился на неё, не понимая до конца, о чем идет речь. Время вдруг растянулось неимоверно и движения Беллы, стягивавшей футболку через голову, стали тягучими, плавными. Мятая хлопковая ткань постепенно открывала подтянутый животик с аккуратной ямкой пупка, в которой собралась тень, не очень таинственная, но заманчивая. Одежка полетела в сторону, оставив меня любоваться тонким кружевом белого бюстгальтера, и темными кругами сосков, проступающими под ним. Мягкие выпуклости в обрамлении ажурной ткани устроились так уютно, словно Беллз родилась в этом белье. Дышать стало труднее. Пришлось немного выпрямиться и расставить ноги. Джинсы трещали по швам.

Только лучше не стало. Белла выгнулась в томном каком-то кошачьем движении и, запустив руки за спину, расстегнула застежку. Белая кружевная тряпочка упала на диван между нами. Жаркий воздух комнаты превратился в густой, наполненный мягкими запахами мятой травы и мускуса, дурман. От него кружилась голова, и сладким спазмом сводило мышцы живота. Я тупо пялился на мягкие округлости её грудей. Соски были похожи на темно-коричневые горошины. Торчали, хвастаясь своей совершенной формой, дразня и притягивая. Я едва смог прохрипеть вопрос:
- Белла, зачем ты это делаешь?

Тело горело. Щёки пылали, но мне уже было плевать – заметно это или нет. Я честно ждал её ответа потому, что сам сообразить пока не мог.

- Хочу, чтоб ты хорошо усвоил тему, – послышался невозмутимый ответ Беллз. - Можешь разглядеть меня, если не устраивают картинки.

Да она, похоже, совсем с ума сошла. Я вздрогнул и подскочил, как ужаленный, когда тонкие пальчики Беллз легли на застежку её джинс. Кое-как собрав остатки самообладания в кучу, я подхватил сумку и пошел к двери, жестоко подавляя желание оглянуться и досмотреть спектакль до конца. Я был сильнее этого желания ровно до тех пор, пока сзади не раздался звук разъезжающейся молнии. Этакий тихий взвизг металлических зубчиков, два ряда которых были соединены между собой, а теперь расходились, разделяемые железным ползунком. Кто хоть когда-нибудь носил джинсы знают этот звук преотлично и смогут различить среди сотен других. Сумка вывалилась из рук и, поворачиваясь медленно, против воли, я впился жадным взглядом в свою подругу. Белла стягивала с себя джинсы. Штаны, описав в воздухе впечатляющую дугу, улеглись в кресло поверх футболки. Из всей одежды на Беллз остались только маленькие трусики, которые сидели так низко, что только и прикрывали - крошечный треугольник тела в самом низу живота.
Понимание вспыхнуло в голове ярче, чем фейерверк в День Независимости. Да она дразнила меня! Играла, как кошка с мышью. Специально возбуждала. Только зачем ей это нужно? Вот бы знать. Хотела добиться, чтобы у меня встал? Так я уже с ума схожу от жаркого тянущего чувства в паху. Что-то ещё? Что?

Шоу, меж тем, продолжалось. Переступив длинными голыми ногами по доскам пола, Белл схватила меня за руку и потянула к дивану. Я, оглушенный близостью её обнажённого тела, шёл, послушно, пытаясь сообразить, как мне быть. Как прекратить это безумие.

- Ничего не случится, если мы просто рассмотрим друг друга, Джейк. Ну же, снимай футболку, - шептала Белла, забираясь с ногами на диван, чтобы дотянуться до меня. Все-таки я был намного выше её. Беллз неловко покачнулась, сдергивая черную мягкую тряпку дрожащими руками. Пришлось подхватить спятившую подругу. А заодно почувствовать, что дрожат не только её руки. Нервно, едва заметно, дрогнул мягкий живот под моими пальцами. Сбилось дыхание. И, стоя так близко от Беллы, я отчетливо услышал, как трепещет, заполошно стучит её сердце. Она волновалась. Пыталась скрыть это, но неровное дыхание выдавало её с головой.

Похоже, она сама была напугана своей смелостью не меньше меня. А что если напугать её чуть сильнее? Глядишь, сама убежит, сверкая пятками, прикрываясь от моих взглядов шмотками и руками.

Я придвинулся ещё ближе, взялся за тонкие веревочки, которыми трусики держались на бедрах, и потянул вниз, скользя пальцами по бархатистой тёплой коже. Страх на мгновение промелькнул в глазах Беллз, но она быстро справилась с ним. Я недооценил её упрямства, а упряма она была чертовски. Оставшись в чем мать родила, Белла потянулась к моим джинсам! Дрожала уже открыто, смущалась, но начала теребить неверными пальцами пуговицу. Расстегнула её и потянула вниз молнию. Я чуть не взвыл от напряжения в члене. А Белла остановилась. Почувствовала, наверное, до какого состояния довела и теперь её смелость куда-то подевалась.

Испугать чуть сильнее… Ха! Мне жутко захотелось посмотреть, что же она будет делать, когда инициатива перейдёт в мои руки. Быстро сдернув свои джинсы вместе с трусами, я кинул их туда же, где валялись вещи Беллы.

В маленькой уютной гостиной я разглядывал свой овеществившийся бред, безумную фантазию, которая не давала спать ночами - обнаженная Белла. Вот только ночью в своих мечтах я мог делать с ней всё, что захочу. Сейчас – нет. И это было мучительно. Мой член, освободившийся от жесткого капкана джинс, торчал, недвусмысленно намекая, что его хозяину срочно надо что-то с этим делать. Белла смотрела на него, отчаянно закусив губу. А я смотрел туда, где минуту назад были её трусики. И ничего особого мне видно не было. Чтоб разглядеть самое интересное, нужно было раздвинуть ноги. А для этого не мешало бы прилечь. Нам обоим. Диван не подходил – слишком узкий. Я отодвинул в сторону столик, за которым мы учили уроки, сдернул с дивана покрывало и расстелил на полу, без слов предлагая Беллз продолжить начатую ею игру. Каждую минуту ждал, что она не выдержит и задаст стрекача, а я останусь как дурак со своим живчиком в полной боевой готовности посреди гостиной в доме шефа полиции.

Но Белла и не думала сдаваться. Бог мой! Неужели она и правда собралась заполнить пробел в моих знаниях таким вот способом?! Я, похоже, сходил с ума. Но отступать… Не-е-ет. Вот теперь, точно нет. Сумасшествие продолжалось, и я хотел принять в нем участие. Плевать чем все могло закончиться.

Мы с Беллой стояли друг напротив друга на коленях, и она тискала меня, как ребенок большого плюшевого медведя. Гладила ладонями по плечам, груди и животу. Ласкала прохладными ладошками спину, прижимаясь всем телом, и тогда мой член упирался ей в живот. Она отстранилась и обхватила его руками, ощупывала, разглядывала с интересом. Думал с ума сойду.

Облапав всего, моя девушка не успокоилась. Она принялась оглаживать член, и я, глухо всхлипнув, перехватил её руки. Повалил на покрывало, придавил своим телом, унимая дрожь. Теперь была моя очередь. Руки сводило от пульсирующего в теле желания и, наверное, я слишком сильно стискивал грудь Беллы, но она не жаловалась. Тоненько ахала, дышала глубоко и часто. А когда мои руки двинулись по её животу вниз, широко развела ноги. Тёплый, терпкий запах окутал меня. Пальцы сами потянулись туда, где её мягкая, влажная плоть была горячее остального тела. Ласкать не получалось. Я сунул дрожащие пальцы в скользкую влагу. Задвигал ими, представляя, что делаю это не пальцами. Зарычал. Попытался поддержать сознание не плаву, хотя тело надрывалось воплями, не намекая, а прямо говоря, чего оно хочет. Я не слушал. Потому, что не мог себе этого позволить. Никак не мог. Беллз разрешила рассмотреть. Пусть будет так. Я рассматривал, ощупывал, тискал, и с удовольствием замечал, как Белла вздрагивает от этих прикосновений, инстинктивно двигая бедрами навстречу моей руке.

Чувствуя, что вот-вот просто кончу на глазах у Беллы, я прилег рядом с ней, пережидая, пока волна болезненного возбуждения уляжется хоть немного, и можно будет натянуть джинсы.
Её тихий голос, полный мольбы выдернул меня из оцепенения.

- Джейк, поцелуй меня. Пожалуйста.

И отвела глаза, чтобы я не смог увидеть каким жалким, затравленным стал её взгляд. Всё, что мы здесь творили до сих пор, можно было считать игрой. Для неё – больше, чем для меня. Но теперь игры закончились, и каждое моё движение с этой минуты будет что-то значить для неё. А мне становилось всё труднее удерживать себя на грани. Сердце сжалось, голос хрипел и прерывался, когда я ответил:
- Беллз, нам надо остановиться. Ты потом будешь жалеть, и обвинять меня во всем. Если я поцелую тебя, то остановиться уже не смогу.

Это было разумно. Чертовски разумно и правильно. Бешеную дрожь тела нельзя было распалять поцелуем, представляя который я не мог спать ночами.

- Ну и пусть, Джейк, только не оставляй меня. Я что, совсем не интересна тебе?

Её тихий шепот не оставлял мне надежды. Она говорила вещи невозможные, глупые, и я попытался объяснить ей это:
- Что ты несешь, Белла? Да я по тебе с ума схожу. Как же ты не видишь?!

- Тогда поцелуй…

И я слетел с нарезки. Совсем. Стиснул её, подмял под себя, не давая больше проронить ни слова. Целовал, как сумасшедший, стремясь даже в поцелуе заполнить её собой. Коленки Беллы послушно раздвинулись под моими руками, и я втиснулся своим напряженным членом в тесную тёплую ложбинку. Взвыл от острого наслаждения полоснувшего по телу и вдавил свои бедра в её. Почувствовал, как она вздрогнула подо мной. Резкие, напористые движения получались сами. Каждый рывок отдавался в теле мучительным сладким зудом, и я стонал, хрипло, отчаянно, чтобы не умереть от горячего животного наслаждения. Тело покрылось испариной, и руки Беллы скользили по коже. Она старалась ухватить меня то за плечи, то за бедра, помогая проникать глубже. Двигалась мне навстречу. Тяжело и часто дышала, и глаза у неё были странные, блестящие сухим лихорадочным блеском. Она словно прислушивалась к себе, к тому, что творилось внутри неё.

Всё кончилось быстро, когда она сжала меня внутри и задрожала, испуганно глядя в глаза. Я не выдержал, зарычал:
- Черт возьми! Белла-а-а… - и судорожно дернулся в последнем рывке.

«Люблю тебя. Болею любовью. Хочу тебя. Хочу, чтобы ты всегда была рядом. Мы бы жили в доме на берегу океана, и я любил бы тебя каждый день. И каждую ночь. Лишь бы ты позволила. Как сейчас…» Я сообразил, что шепчу это вслух, когда Белла попросила:
- А теперь по-английски, Джейк.
- Неа.
- Почему?
- Ты будешь смеяться.
- Вот ещё. Скажи немедленно!
- Ну ладно. Выходи за меня замуж.
- Действительно, смешно.
- Я же говорил.
- Тебе так понравилось?
- Тебе тоже.
- Откуда ты знаешь?
- Почувствовал… О-о-о! Да ты покраснела.
- Прекрати! И… Ха. Ты тоже очень мило смущался.
- Да уж.

Её тело в полумраке гостиной на фоне темной клетчатой ткани пледа отливало мягкой молочной белизной. Я бездумно гладил тёплую бархатистую кожу. Глазами ласкал изящные линии её хрупкой фигурки и, завидуя глазам, руки тянулись, чтобы коснуться, повести, дотронуться. Чтобы убедиться, что девушка рядом не призрак, что я не сошёл с ума и всё, что было минуту назад между нами – действительно было. И между ног её притаилась теплая, манящая влажная глубина. Если сейчас закинуть её ногу мне на бедро, то…

- Ты снова хочешь?
- Да.
- Это хорошо. А то я уже думала…
- Что ты думала?
- Ну… Что со мной что-то не так. Понимаешь, Эдвард, он никогда не хотел… Вернее, не соглашался… Он говорил…

Я дернулся от этих нелепых слов и уставился на неё во все глаза. Глупая девчонка! Да неужели она могла поверить, что её можно не хотеть. Жаль, что Каллен далеко и сломать его тощую шейку, просто сдавив её в руках, невозможно. Но Белла…

- Никогда. Больше. Не вспоминай этого недопырка! – Яростно шипел я. - Если у кретина не вставало, это его проблемы! Не твои. Хочешь, - её колени разошлись в стороны, послушные силе моих рук, пальцы сами скользнули в горячую влажность. Я с удовольствием смотрел, как выгибалось её тело, реагируя на мои движения. – Хочешь, я буду любить тебя всю ночь, до утра, чтобы ты поверила, насколько желанна?

- Чарли скоро придет.
- Ещё раз успеем.

***
Мы вместе наводили порядок в комнате, и я невольно отмечал, как осторожно двигается Беллз, как иногда непроизвольно потирает бедрами друг о друга, прислушиваясь к новым ощущениям. Я помнил, как она выглядела без одежды и теперь ни широкие бесформенные домашние джинсы Беллз, ни её старенькая, давно потерявшая свой цвет от многократных стирок футболка, не могли обмануть. Легко представив, как она могла выглядеть, если бы расправляла покрывало на диване, складывала учебники в аккуратную стопку, наклонялась, чтобы поднять закатившийся под столик ластик, неодетой, я подавился горячим комом, вставшим поперек горла. Порадовался тому, что она не знает о моих мыслях.

Телу пора было угомониться. Пусть не после первого, торопливого и неловкого раза. После второго живчик должен был удовлетворённо заткнуться. Но горячая волна ходила по телу и временами накатывали приступы мелкой непонятной дрожи, от которой руки и ноги тряслись так, что контур тела расплывался. Знобило, и противная ноющая ломота скручивала позвоночник. Запахи маленького дома стали невероятно острыми, и среди них четко выделялся теплый сладкий аромат Беллз. Он вёл за собой, безошибочно подсказывая – моя девушка там, наверху, в своей комнате.

И точно, она стояла у стола, ожидая пока загрузится компьютер и на экране вспыхнет зелёно-голубая стандартная заставка Windows. Желание вспыхнуло остро, без труда подавив сопротивление слабо отбрыкивающегося разума. Я торопливо стянул с штаны до колен. Её и свои. Одежда мешала. Опаленная сухим жаром кожа блаженно стонала в тех местах, где ткань не касалась её. Беллз безропотно согнулась, подставляя попу, подчиняясь мне, словно чувствовала, что вырываться и отталкивать бесполезно. И я удовлетворял свою похоть быстро и грубо, как животное. Багровый туман застилал глаза, и сердце бухало сильно, тревожно.

Поддернув свои штаны, я стоял перед Беллз на коленях, застёгивая её джинсы, и чувствовал, как кружится вокруг меня, свиваясь тугими спиралями горячий разреженный воздух. В ушах звенело. Вот черт! Не пойму, почему на меня это так сильно действует? Белла, похоже, чувствовала себя гораздо лучше. Она дотрагивалась прохладными ладонями до лба, щёк и говорила:
- Джейк, да ты весь горишь. У тебя лихорадка. Ты в порядке?

Лихорадка. Может быть. По крайней мере, было очень похоже. Озноб и ломота сменялись сухим тяжелым жаром. Перед глазами заплывала багровая дымка. Пол уходил из-под ног.

- Сам не пойму. – Слова едва получалось вытолкнуть из горла, сжимаемого спазмом. - Я пойду. - И уже на пороге добавил. - Позвоню тебе завтра.

Ночной холодный воздух не смог остудить пылающую кожу. Взглянув на свой Реббит, понял, что внутрь этой тесной железки забираться нет никакой охоты. Хоть пешком шагай в резервацию. Новый приступ горячей дрожи чуть не свалил с ног и я нырнул в кусты, росшие через дорогу от дома Свонов...

The end

комментарии

44

Идея оригинальная. Действительно, майеровская Белла так бы никогда не сделала:-) Спасибо автору за этот рассказ. Мне очень нравились твои повествования в "Давайте помечтаем..." и хочу сказать, что язык, которым написан фик очень богат - и красивые метафоры, и яркие описания - все понравилось. Просто молодец!

Lila lili 16 февраля 2012, 09:08
23

Lila lili , спасибо )))

Tenten 16 февраля 2012, 09:14
76

уууух как горячоооо!
повторюсь, это шедеврально!!!

AlexMax* 16 февраля 2012, 09:22
6310

Написано роскошно! Жаль, что майеровская Белла не такая смелая и любопытная, не желающая понимать очевидного. Спасибо автору за эту компенсацию, ведь принять выбор Беллы в Саге невозможно. А так - всё на своих местах!

Amelika 16 февраля 2012, 09:46
13958

Боги... Ириш, как же я по тебе скучала!!! По твоим фанфикам, по твоему фирменному "двойной взгляд на одну ситуацию", по самим СИТУАЦИЯМ!
*Только попробуй снова уйти так надолго!*

Robin 16 февраля 2012, 10:00
33294

AlexMax*, Amelika, Robin, девочки, спасибо вам огромадное!!!

Tenten 16 февраля 2012, 10:16
76

Ответ на сообщение от Tenten, 16 февраля 2012, 10:16
AlexMax*, Amelika, Robin
, девочки, спасибо вам огромадное!!!

Тебе спасибо!
Вредина, ты нас редко балуешь...

Robin 16 февраля 2012, 10:20
33294

Ответ на сообщение от Tenten, 16 февраля 2012, 10:16
AlexMax*, Amelika, Robin
, девочки, спасибо вам огромадное!!!

Я очень извиняюсь, у меня шкурный интерес... А еще что-нибудь будет? А то уже хочется всего и побольше в Вашем исполнении.

Amelika 16 февраля 2012, 10:35
13958

Будет. :) Сегодня вечером закину еще парочку рассказиков)))

Tenten 16 февраля 2012, 10:41
76

Ответ на сообщение от Amelika, 16 февраля 2012, 10:35
Ответ на сообщение от Tenten, 16 февраля 2012, 10:16
AlexMax*, Amelika, Robin
, девочки, спасибо вам огромадное!!!

Я очень извиняюсь, у меня шкурный интерес... А еще что-нибудь будет? А то уже хочется всего и побольше в Вашем исполнении.
--------
*Шёпотом*
А у меня ещё одно Тинкино произведение есть!

Robin 16 февраля 2012, 10:53
33294

А у меня ещё одно Тинкино произведение есть
Так *насупилась* Не нарушаем авторские права!
Сама все выложу

Tenten 16 февраля 2012, 11:20
76

Ответ на сообщение от Tenten, 16 февраля 2012, 11:20
А у меня ещё одно Тинкино произведение есть
Так *насупилась* Не нарушаем авторские права!
Сама все выложу

Та я ж и не думала даже, я б у тебя сначала разрешения спросила!
А что, будет этот фанфик? Будет, да?

Robin 16 февраля 2012, 11:22
33294

Уррра! "Сегодня праздник у девчат,сегодня будут танцы..."
Ира, я так рада, что ты сюда это богатство принесла)))
Вот сколько раз читала, а все равно каждый раз закипаю
Спасибо

Лель 16 февраля 2012, 11:25
279


А ведь мог бы быть урок биологии...

Лель 16 февраля 2012, 11:29
279

Ответ на сообщение от Лель, 16 февраля 2012, 11:29

А ведь мог бы быть урок биологии...

Не те сны сняться тётке Майер, ИМХО!

Robin 16 февраля 2012, 11:29
33294

Ответ на сообщение от Robin, 16 февраля 2012, 11:29

А ведь мог бы быть урок биологии...
Не те сны сняться тётке Майер, ИМХО!

На кол её

Лель 16 февраля 2012, 11:32
279

Ответ на сообщение от Лель, 16 февраля 2012, 11:32
Ответ на сообщение от Robin, 16 февраля 2012, 11:29


А ведь мог бы быть урок биологии...
Не те сны сняться тётке Майер, ИМХО!

На кол её
---------
Да ладно уж, пощадим. Всё-таки она подарила нам Джейка (хоть и изговняла всю его жизнь).

Robin 16 февраля 2012, 11:39
33294

А что, будет этот фанфик? Будет, да?
Будет))) Сегодня вечерком заброшу. В этот раз прям быстро выложили. Я не ожидала)))
А ведь мог бы быть урок биологии...
Ага))) И моська у Беллки была бы гора-а-а-аздо более веселая

Tenten 16 февраля 2012, 11:53
76

Ответ на сообщение от Tenten, 16 февраля 2012, 10:41
Будет. :) Сегодня вечером закину еще парочку рассказиков)))
Ждём-с.

Amelika 16 февраля 2012, 12:01
13958

Ответ на сообщение от Robin, 16 февраля 2012, 11:29
Ответ на сообщение от Лель, 16 февраля 2012, 11:29


А ведь мог бы быть урок биологии...

Не те сны сняться тётке Майер, ИМХО!
Может, она просто не обо всём решается рассказывать.

Amelika 16 февраля 2012, 12:03
13958

Может, она просто не обо всём решается рассказывать.
Ы-ы-ы-ы-ы... Вам расскажи)))

Tenten 16 февраля 2012, 12:11
76

Ответ на сообщение от Tenten, 16 февраля 2012, 12:11
Может, она просто не обо всём решается рассказывать.
Ы-ы-ы-ы-ы... Вам расскажи)))

Нам-то как раз можно. Мы сами такие.

Amelika 16 февраля 2012, 12:23
13958

крутяк!!!!!!! да....и у меня где-то было еще кое что от Тинки))))))

Pandar 16 февраля 2012, 20:42
1992

ааааа!!!чё так мааалоооо!!!требую продолжения банкета!!!

элеонора 16 февраля 2012, 21:14
1289

порно фильм стоит в сторонке и нервно поуривает
мне понравильсь

_Olga_ 17 февраля 2012, 09:16
1

у меня где-то было еще кое что от Тинки))))))
Pandar, не дразни девчонок))) Все будет тут :)
чё так мааалоооо!!!требую продолжения банкета!!!
элеонора, намана))) Это мини-фанфик. Продолжения не будет. Будет следующий мини-фанфик )))
порно фильм стоит в сторонке и нервно поуривает
_Olga_, да ладно. Скажете тоже. Очень скромно все описано

Tenten 17 февраля 2012, 11:50
76

Ответ на сообщение от Tenten, 17 февраля 2012, 11:50
у меня где-то было еще кое что от Тинки))))))
Pandar, не дразни девчонок))) Все будет тут :)
чё так мааалоооо!!!требую продолжения банкета!!!
элеонора, намана))) Это мини-фанфик. Продолжения не будет. Будет следующий мини-фанфик )))
порно фильм стоит в сторонке и нервно поуривает
_Olga_
, да ладно. Скажете тоже. Очень скромно все описано
кады будет?жду!!!

элеонора 17 февраля 2012, 14:14
1289

Очень прикольно! А когда прода?

Lady_Wolf 17 февраля 2012, 19:10
738

Супер )))

SaidaD. 17 февраля 2012, 20:00
15

кады будет?жду!!!
элеонора, я выложила уже. Когда активируют не знаю. Вряд ли раньше понедельника)))
Очень прикольно! А когда прода?
Lady_Wolf, спасибо :)
Продолжения этого рассказа не будет. Это миник.
Супер )))
SaidaD., спасибо :)

Tenten 17 февраля 2012, 23:14
76

УРА!!!! Возвращение состоялось Ирин, ждем другие работы

Lena163 18 февраля 2012, 23:08
14383

А почему он не пришел то...и не позвонил? Поматросил и бросил?

Pandar 19 февраля 2012, 18:00
1992

Ответ на сообщение от Pandar, 19 февраля 2012, 18:00
А почему он не пришел то...и не позвонил? Поматросил и бросил?
Вот она, здрасьте! Обратился он! И обиделся, что Бэлка с кровососом якшалась.

Robin 19 февраля 2012, 20:47
33294

Ура!!! Иришка, молодец, что расширяешь свои горизонты!

Venetka 20 февраля 2012, 22:12
0

Ответ на сообщение от Robin, 19 февраля 2012, 20:47
Ответ на сообщение от Pandar, 19 февраля 2012, 18:00

А почему он не пришел то...и не позвонил? Поматросил и бросил?
Вот она, здрасьте! Обратился он! И обиделся, что Бэлка с кровососом якшалась.
поматросил и бросил. понятно. как-то некрасиво....обиделся он!

Pandar 20 февраля 2012, 22:14
1992

Ответ на сообщение от Pandar, 20 февраля 2012, 22:14
Ответ на сообщение от Robin, 19 февраля 2012, 20:47
Ответ на сообщение от Pandar, 19 февраля 2012, 18:00

А почему он не пришел то...и не позвонил? Поматросил и бросил?
Вот она, здрасьте! Обратился он! И обиделся, что Бэлка с кровососом якшалась.
поматросил и бросил. понятно. как-то некрасиво....обиделся он!
----------
Не, я бы тоже обиделась! Поначалу... Зато потом всё бы развернулось не так, как в книге у тётки Майер.)))

Robin 21 февраля 2012, 10:23
33294

Tenten, пришла читать тебя сюда
В который раз перечитываю и всё-так же горячо!!

Alёnка 22 февраля 2012, 08:22
2

привет а какие у тебя фикки ещё есть???

_Olga_ 24 февраля 2012, 02:45
1

ну кадыыы же???

элеонора 24 февраля 2012, 22:37
1289

Ответ на сообщение от _Olga_, 24 февраля 2012, 02:45
привет а какие у тебя фикки ещё есть???
Залила уже. Сама жду, когда ж активируют)))
Слушайте, посмотрела сейчас на звездочки. Кому фф не понравился? Уж пришли бы сюда, да сказали чем он так нехорош)))
Велкам с критикой. Я оч люблю, когда говорят что не так :)

Tenten 25 февраля 2012, 12:12
76

супер...ооочень горячо..ухххх
побольше бы таких фанфиков.......
и главное всё на своих местах

Закохана 25 февраля 2012, 16:22
0

Ответ на сообщение от Tenten, 25 февраля 2012, 12:12
Ответ на сообщение от _Olga_, 24 февраля 2012, 02:45

привет а какие у тебя фикки ещё есть???
Залила уже. Сама жду, когда ж активируют)))
Слушайте, посмотрела сейчас на звездочки. Кому фф не понравился? Уж пришли бы сюда, да сказали чем он так нехорош)))
Велкам с критикой. Я оч люблю, когда говорят что не так :)
---------
Видать, просто у кого-то рука дрогнула, вот и промахнулся!

Robin 25 февраля 2012, 19:17
33294

Когда читала первый раз, не была зарегистрирована. Сейчас же не могу без комментария. Ну очень хорошо написано!!! Эмоции испытываешь потрясающие!!! Автору

Stesha123 22 июня 2012, 22:24
2

Ох, черт! Это было горячо. И классно. И, в общем, охренеть просто! Мне жутко понравилось!

Lips 28 июня 2012, 21:25
220
Если Вы хотите оставить комментарий - зарегистрируйтесь. или авторизуйтесь.
х