Приключения британцев на Амазонке

Неожиданный для многих проект - Роберт снимется вместе с Бенедиктом Камбербэтчем в фильме Джеймса Грея «Потерянный город Зет»
Где наша не пропадала - кто с нами в джунгли через океан?
+
0
👍
0
👎
материал с [url=http://twilight-saga.ru/news/2014-06-07-51996#comments]саги[/url]
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 7 июня 2014 23:37
👍
0
👎
[b]"
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 25 июня 2014 12:36
👍
0
👎
Роберт Паттинсон, который рассказывает историю Фосетта, написанную американским автором Дэвидом Гранном.
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 25 июня 2014 12:38
👍
0
👎
в ответ на сообщение MONIKA от 25 июня 2014 12:38
Ответ на сообщение от MONIKA, 25 июня 2014, 12:38

Роберт Паттинсон, который рассказывает историю Фосетта, написанную американским автором Дэвидом Гранном.

в книге был герой - журналист , современный американец который ездил на поиски экспедиции и в джунгли и в библиотеку королевского общества
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 25 июня 2014 13:28
👍
0
👎
[b]MediaModeUK 19
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 20 июля 2014 21:57
👍
0
👎
The Lost City of Z In 1925, Fawcett ventured into the Amazon to find an ancient civilization, hoping to make one of the most important discoveries in history. For centuries Europeans believed the world
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 14 августа 2014 11:47
👍
0
👎
So Rob to play Fawcetts assistant in LcoZ.
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 14 августа 2014 11:59
👍
0
👎
What Role Will Robert Pattinson play in
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 14 августа 2014 12:10
👍
0
👎
[url=http://firepic.org/][/url]
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 23 августа 2014 02:44
👍
0
👎
в ответ на сообщение Honor от 23 августа 2014 02:44
Ответ на сообщение от Honor, 23 августа 2014, 02:44

[url=http://firepic.org/][/url] у нас пополнение

все интереснее и интереснее
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 23 августа 2014 19:49
👍
0
👎
imdb
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 23 декабря 2014 11:26
👍
0
👎
Во вторник 03 февраля стало известно, что Бенедикт Камбербэтч выбывает из проекта, и его место займет другой актер. Сегодня было объявлено, что Бенедикт Камбербэтч вынужден отказаться от роли полковника Фоссета в фильме "Затерянный город Z" из-за проекта группы "Mavel" "Доктор Стрэндж", а его место займет звезда сериала "Сыны анархии" Чарли Ханнэм, который присоединится к Роберту Паттинсону и Сиенне Миллер. Как утверждается, его приход поможет фильму с финансированием.
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 3 февраля 2015 23:43
👍
0
👎
THE LOST CITY OF Z MadRiver
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 16 июня 2015 15:25
👍
0
👎
Robert Pattinson spotted in Belfast today alongside Charlie Hunnam
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 20:56
👍
0
👎
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 20:59
👍
0
👎
Alison Brown 1
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:00
👍
0
👎
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:01
👍
0
👎
Raynor ‏@_badgalrayray 10
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:03
👍
0
👎
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:04
👍
0
👎
Gaz@Gazbelfast 1
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:05
👍
0
👎
NWoodrow@NwoodrowN 7
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:06
👍
0
👎
torsovintages
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:15
👍
0
👎
#LCOZ - Lost City of Z on @LeoneFilmGroup (italian distributor) 2016 Release page
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:16
👍
0
👎
Robjectify‏@Robjectify 13
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:16
👍
0
👎
The Film Stage@TheFilmStage 12
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:20
👍
0
👎
Robert Pattinson AU@RPAustralia 44
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:31
👍
0
👎
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:40
👍
0
👎
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:41
👍
0
👎
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:43
👍
0
👎
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:43
👍
0
👎
про костина из книги: Итак, Фосетт точнее определил место поисков. Он был убежден, что располагает достоверными доказательствами в виде разбросанных по всей Амазонии археологических остатков, в том числе насыпных мостов и керамики. Он считал даже, что древний город, описанный «солдатом удачи», — не единственный, учитывая обширность территорий, расположенных близ восточного бразильского штата Баия. Однако позже Фосетт, сверившись с архивами и опросив туземцев, вычислил, что некий огромный город, где, возможно, даже остались какие-то жители, располагается в бразильском Мату-Гросу, в джунглях, окружающих реку Шингу. В соответствии со своей скрытной натурой он дал этому городу зашифрованное, зачаровывающее название, которое так и не объяснил ни в одном из своих текстов и интервью. Он именовал его просто Z. В сентябре 1914 года, после годового путешествия-рекогносцировки вместе с Мэнли и Костином, Фосетт готов был отправиться в экспедицию на поиски забытого города. Но когда он вышел из джунглей, его ждало неожиданное известие: больше двух месяцев назад убит австрийский эрцгерцог Франц-Фердинанд (столь странным образом послуживший катализатором первой встречи Фосетта и Нины на Цейлоне). Началась Первая мировая война. Фосетт и два его британских компаньона тотчас же отплыли в Англию. «Разумеется, такие опытные люди, как вы, очень нужны: ощущается огромная нехватка подготовленных офицеров, — писал Келти Фосетту в декабре. — На фронте, как видите, у нас чудовищные потери: думаю, среди офицеров таких еще никогда прежде не бывало». Хотя Фосетту было уже сорок семь и он «бежал» от европейской жизни, он ощущал, что его долг — записаться добровольцем. Он сообщил Келти, что «стоит на пороге важных открытий» в Амазонии, однако чувствует долг — «патриотическое желание всех физически полноценных мужчин сокрушить тевтонов». в общем всю войну он по-преженему был одержимым джунглями и городом зет, и в это же самое время увлекся спиритизмом Фосетт забрасывал Костина и Мэнли, которые также сражались на Западном фронте, письмами, призванными убедить их сотрудничать с ним в будущем. Кроме того, он обращался в КГО за финансовой поддержкой. в 1919 после войны он вернулся домой, денег на новую экспедицию ему никто не давал Между тем сам Фосетт страстно рвался проложить, как он ее именовал, «тропу к Z». Двух его самых надежных спутников больше не было у него под рукой: Мэнли вскоре после войны умер от сердечной болезни, а Костин женился, решил остепениться и отныне вести спокойную жизнь. Потеря этих двух помощников стала для Фосетта ударом, который, вероятно, мог полностью оценить лишь Костин, говоривший своим родным, что у Фосетта как у путешественника имеется лишь одна ахиллесова пята: он ненавидит замедлять свое движение, и ему нужен кто-то, кому он достаточно доверяет, чтобы прислушаться, когда этот спутник скажет: «Довольно!» Костин опасался, что без Мэнли и без него Фосетта некому будет остановить. в бразилию он все-таки отправился еле смог найти финансирование у бразильского правительства, нанял двух новых помощников, но экспедиция закончилась полным провалом, во-первых он сам поранил ногу и подхватил инфекцию, и помощники оказались слабаками как он сам говорил, один тоже тяжело заболел и отказался дальше идти и им пришлось вернуться ни с чем. а второго помощника он сам прогнал, потому что подозревал что он шпионит за ним и передает его конкурентам сведения, у него тогда уже мания преследования развилась. И когда вернулись из джунглей, жена с детьми к тому времени переехала в калифорнию и он тоже уехал в америку к семье, жили они там недолго потому что вообще не было денег, все потратил на экспедицию, и они вернулись в англию, дошло до того что он даже не мог заплатить ежегодный сбор в королевское географическое общество 3 фунта, и по-прежнему был одержим идеей вернуться в джунгли все ж у него наверно реально не совсем в порядке с головой было к тому моменту, он страшно завидовал американскому исследователю доктору райсу. который помимо прочего был миллионером и ему несоставляло труда собрать экспедиции с использованием самых новейших приборов, он даже гидроплан с собой брал чтобы сверху исследовать джунгли и первое беспроводное радио фоссет так боялся что он его опередит и найдет город зет что совсем покой потерял, в итоге все же ему удалось через американцев найти финансирование и вот они отправились в последнюю экспедицию вмесле с сыном и его другом, фоссету тогда уже 58 лет было.
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:46
👍
0
👎
интересный факт из книги Полковник Т.Э. Лоуренс (прославленный разведчик и путешественник по пустыням, больше известный как Лоуренс Аравийский) выразил желание отправиться вместе с Фосеттом на поиски Z, однако Фосетт опасался брать с собой компаньона с таким могучим эго, — и к тому же непривычного к условиям Амазонии. Фосетт писал другу: «Может, [Лоуренс] и загорелся идеей экспедиции в Ю. Америку, но, во-первых, он наверняка потребует высокое жалованье, которое я не смогу ему выплатить, а во-вторых, превосходная работа на Ближнем Востоке не обязательно подразумевает способность или готовность тащить на себе 60-фунтовый рюкзак, год жить тем, что дает лес, страдать от легионов насекомых и принимать все условия, какие я ему буду ставить». Фосетт сказал сыну, что вместо Лоуренса в походе мог бы принять участие он, Джек. Это будет одна из самых трудных экспедиций в истории исследований новых земель, — труднейшее испытание на «веру, смелость и целеустремленность» (по выражению Фосетта).
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:48
👍
0
👎
еще о костине К тем, кто мог шагать с ним в ногу, Фосетт относился с невероятным расположением. К тем же, кто этого не мог… что ж, в конце концов Фосетт приходил к выводу, что их болезни и даже их смерть служат лишь подтверждением их тайной трусости. «Такие путешествия нельзя совершать легкомысленно, — писал Фосетт —…иначе я бы никогда никуда не добрался. К тем, кто может проделывать [такие путешествия], я не испытываю ничего, кроме благодарности и восхищения; тем же, кто этого не может, я сочувствую мало, ибо они брались за эту работу, будучи в трезвом уме; что же касается ленивых и неумелых, то от них мне в любом случае нет никакой пользы». В своих личных бумагах Фосетт проклинал бывшего помощника: «…безнадежная дрянь! Типичный лентяй!» — нацарапав эти слова под наклеенным в альбом вырезок некрологом бедняги (тот утонул в перуанской реке). Несколько человек в свое время были изгнаны из его экспедиций — или же, оскорбленные и ожесточившиеся, дезертировали. Казалось, это был идеальный тандем: Джеймс Мюррей, великий полярный исследователь, и Фосетт, великий амазонский путешественник. Вместе они могли бы преодолеть сотни миль неизведанных джунглей, окружавших реку Хит, пройдя вдоль северо-западной границы Боливии, там, где страна примыкала к Перу. Они планировали создать карту этого региона и изучить его природу и обитателей. Этот поход одобрило Королевское географическое общество — так почему бы и нет? Но если бы кто-нибудь присмотрелся к их характерам пристальнее, он заметил бы тревожные сигналы. Мюррей был всего на два года старше Фосетта, но в свои сорок шесть он выглядел иссохшим и потрепанным; его лицо, с аккуратно подстриженными усами и седеющей шевелюрой, прорезали резкие морщины, а тело имело какие-то нездоровые очертания. Более того, от великого полярного исследователя и великого исследователя Амазонии требуются далеко не одни и те же качества. Во многих смыслах эти работы являют полную противоположность друг другу. Пока два путешественника присматривались друг к другу, к ним присоединился Генри Костин, британский капрал, который в 1910 году, устав от армейской жизни, ответил на газетное объявление, которое Фосетт разместил в поисках склонного к приключениям компаньона. Низкорослый и коренастый, с густыми усами а-ля Киплинг и глубоко посаженными глазами, Костин оказался самым выносливым и способным помощником Фосетта. Он был в великолепной физической форме, так как в армии служил инструктором по гимнастике; кроме того, он был стрелком мирового класса. Один из его сыновей позже дал ему следующую краткую характеристику: «Крепыш, не терпящий болтовни». И наконец, в состав отряда вошел Генри Мэнли, двадцатишестилетний англичанин, указавший в качестве профессии слово «путешественник», однако пока мало где побывавший. С ними отправились также несколько носильщиков-туземцев.
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:49
👍
0
👎
4
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:50
👍
0
👎
С годами Фосетт установил список самых необходимых вещей, которые его отряд должен нести на спине, так что сейчас каждый рюкзак весил всего фунтов шестьдесят. Когда все грузили на себя снаряжение, Фосетт попросил Мюррея понести еще одну вещь — его лоток для промывки золота. Когда Мюррей потащился сквозь плотную стену джунглей, по бедра в грязи, вес рюкзака его ошеломил. «Я порядком сдал и побрел медленно, то и дело останавливаясь передохнуть», — писал он в дневнике. Фосетт вынужден был послать к Мюррею носильщика, чтобы помочь нести груз. На другой день Мюррей казался еще более измотанным и отстал от прочих членов отряда при подъеме на вершину, усеянную упавшими деревьями. «Я перебирался через них битый час, — кошмарное занятие, когда на тебе висит тяжеленный рюкзак, — и не продвинулся даже на сотню ярдов, — жаловался Мюррей. — Последние признаки тропы исчезли, я не мог двигаться вперед, я не мог взобраться на крутой холм, я не мог вернуться назад». Обшаривая глазами лес в поисках Фосетта и остальных, Мюррей услышал где-то внизу шум реки и, надеясь выйти на более легкую дорогу, вытащил мачете и попытался достичь потока, врубаясь в цепкие лианы и громадные древесные корни. Он понимал: «Если заблудишься в таком лесу без мачете, это верная смерть». Он продирался вперед, отчаянно желая найти остальных, пока ночь не погасит тот слабый свет, который просачивался с неба в глубь леса. Его сознание играло с ним шутки. Он шагал с рассвета, но продвинулся всего на несколько сот ярдов. Темнело, и в припадке паники он взял винтовку и выстрелил в воздух. Ответа не последовало. Ноги у него саднило, он сел и стащил с себя сапоги и носки; кожа с лодыжек была содрана. У него не было с собой пищи, кроме фунта карамели, которой снабдила экспедицию Нина Фосетт. Коробку предполагалось разделить на всех членов отряда, но Мюррей жадно съел половину ее содержимого, запивая конфеты мутной речной водой. Наутро отряд его обнаружил, и Фосетт сделал ему выговор за то, что он замедлил продвижение группы. Но с каждым днем Мюррей отставал все больше. Он не привык к такому острому голоду — когда тебя постоянно, гнетуще, жестоко грызет изнутри, пожирая и душу, и тело. Однажды вечером, когда Фосетт, Мюррей и остальные добрались до лагеря, они настолько ослабли, что большинство без сил рухнуло на землю, даже не растянув гамаки. Позже Фосетт, видимо уловив витающее в воздухе отчаяние и припомнив то, чему его учили в школе путешественников, попытался развеселить своих спутников. Он вытащил из рюкзака блок-флейту и исполнил «Калабар», ирландскую народную песню о кораблекрушении, полную черного юмора. Вышло сливочное масло, капитана в том вина, А команда вся в цинге, а селедка солона, Черный повар стонет: «В трюме мяса ни кусочка нет». Капитан ему: «Ешь мыло — вот тебе и весь ответ». Мюррей не слыхал этой песни уже тридцать лет и теперь подпевал вместе с Костином, который извлек собственную блок-флейту. Мэнли лежал и слушал: звук их голосов и инструментов заглушал вопли обезьян и звон москитов. На мгновение показалось, что они если и не счастливы, то, по крайней мере, способны посмеяться над перспективой собственной смерти.
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:50
👍
0
👎
— Вы не имеете права уставать! — резко крикнул Фосетт Мюррею. Они находились на одном из двух плотов, которые построили, чтобы подняться по реке Хит. Мюррей сказал, что хотел бы подождать лодку, которая идет за ними следом, но Фосетт решил, что он лишь придумывает повод, чтобы отдохнуть. Как и предупреждал Костин, в столь ужасающих условиях часто возникают внутренние разногласия среди участников похода, и это угрожает выживанию отряда едва ли не больше всего остального. У Фосетта был свой взгляд на бунты: как его некогда предупредила приятельница, «в каждом отряде есть свой Иуда». С каждым днем напряжение между Фосеттом и Мюрреем нарастало. В человеке, которого Костин почтительно именовал «шеф», было нечто пугавшее Мюррея. Фосетт рассчитывал, что «каждый будет делать все, что в его силах», и «презирал» любого, кто поддавался страху. Фосетт, который, судя по всему, воспринимал каждое свое странствие как что-то вроде буддийского ритуала очищения, считал, что с Мюрреем экспедиция никуда не доберется. Биолог был мало приспособлен для Амазонии; более того, его непрестанное нытье снижало боевой дух отряда. Однажды Мюррей толкал через реку плот, нагруженный снаряжением, и поскользнулся из-за сильного течения. Несмотря на предписания Фосетта, он ухватился за край плота, рискуя перевернуть его. Фосетт велел ему отпустить плот и выплывать самостоятельно, но тот не стал этого делать, тем самым подтвердив, что он, как выразился Фосетт, — «красноглазый хлюпик». Вскоре Фосетт стал подозревать ученого в более серьезных прегрешениях, чем трусость: в воровстве. После случая с пропавшей карамелью кто-то стал похищать другие припасы, предназначенные для всего отряда. Мало какие преступления могли быть страшнее этого. Когда Фосетт обвинил Мюррея в этих кражах, биолог разозлился. «Я рассказал им, что именно съел, — с горечью пишет он, добавляя: — Очевидно, достойным выходом для меня считалась бы голодная смерть». Чуть позже Костин поймал Мюррея с кукурузой, которая, судя по всему, была взята из запасов, предназначавшихся для употребления на более позднем этапе похода. «Где вы ее взяли?» — спросил Костин. Мюррей ответил, что это излишки из его личных припасов. Фосетт распорядился, чтобы Мюррею, поскольку тот взял горсть кукурузы, не позволяли есть хлеб, который из нее приготовят. Мюррей заметил, что Мэнли ел зерно из собственного личного запаса. Фосетт оставался неколебим. Это дело принципа, заявил он. — А коли так, — произнес Мюррей, — то это принципы глупца. Общее настроение продолжало стремительно падать. В один из вечеров Мюррей записал: «Сегодня в лагере не поют».
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:50
👍
0
👎
Первым свалился Мэнли. Температура у него подскочила до сорока, и он весь трясся: это была малярия. «С меня хватит, — бормотал он Мюррею. — Я не выдержу». Не в силах стоять, Мэнли лежал на илистом берегу, надеясь, что солнце выпарит из него лихорадку, но пользы это принесло мало. Затем Костин подхватил эспундию — недуг с еще более устрашающими симптомами. Эту болезнь вызывают паразиты, которых переносят москиты. Она разрушает плоть человека — рот, нос, конечности; больной словно бы постепенно тает. В результате «кожа гниет, как при проказе», — писал Фосетт. В отдельных случаях она приводит к смертельному вторичному заражению. В случае же Костина болезнь приняла настолько скверный оборот, что, как позже сообщила Королевскому географическому обществу Нина Фосетт, он «совершенно спятил». Между тем Мюррей, казалось, распадался на части, в буквальном смысле. Один палец у него воспалился после того, как он коснулся ядовитого растения. Потом отслоился ноготь, словно кто-то отодрал его клещами. Потом его правая рука обратилась, как он сам это описывал, в «одну сплошную болезненную, глубокую, гноящуюся рану», и он испытывал такие «нестерпимые мучения», что не мог даже растянуть свой гамак. Потом у него начался понос. Потом, проснувшись, он увидел на руке и колене каких-то червяков. Он вгляделся. Это были личинки, росшие внутри него. Вокруг своего локтя он насчитал их пятьдесят. «Когда они шевелятся, я всякий раз чувствую сильную боль», — писал Мюррей. Только Фосетту, казалось, не досаждали эти напасти. У себя под кожей он обнаружил одну-две личинки одного из видов оводов, откладывающих яйца в москитов, которые, в свою очередь, переносят их в тело человека, — но он не вытравил их, и ранки, которые они проделали своими ходами, остались не затронутыми инфекцией. Несмотря на ослабленное состояние отряда, Фосетт и его люди упорно продвигались вперед. Однажды все услышали ужасный вопль. Как позже вспоминал Костин, это пума набросилась на одну из собак и теперь тащила ее в глубину леса. «У нас не было оружия, кроме наших мачете, и ее бесполезно было преследовать», — писал Костин. Другая собака вскоре утонула. Мучимый голодом, промокший, страдающий от лихорадки, покрытый волдырями от укусов москитов, отряд стал пожирать себя изнутри, подобно личинкам, ввинчивающимся в тело Мюррея. Однажды Мюррей и Мэнли стали яростно драться, выясняя, кто с какой стороны от костра будет спать. К этому времени Фосетт пришел к выводу, что Мюррей — трус, лентяй, вор и, что хуже всего, — своего рода раковая опухоль, все больше разъедающая экспедицию. Теперь уже не стоял вопрос о том, может ли медлительность Мюррея стать причиной неудачи экспедиции, думал Фосетт, вопрос был в том, помешает ли Мюррей отряду вернуться назад. Мюррей же считал, что у Фосетта просто маловато сочувствия — «милосердия к слабым и усталым». Фосетт мог бы замедлить продвижение отряда, чтобы «дать хромому возможность спасти жизнь», но отказался это делать. Экспедиция снова шла вперед, и Мюррей начал все неотвязнее думать о Фосеттовом лотке для мытья золота — и в конце концов почувствовал, что больше не в силах его тащить. Он открыл рюкзак и выкинул лоток, а также почти все свои вещи, в том числе гамак и одежду. Фосетт предупредил, что они могут ему понадобиться, но Мюррей настаивал: он пытается спасти свою жизнь, ведь Фосетт, случись что, не станет его дожидаться.
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:51
👍
0
👎
Полегчавший рюкзак немного прибавил Мюррею прыти, однако без гамака он вынужден был спать на земле под проливным дождем, и по нему ползали насекомые. «К этому времени биолог… начал сильно страдать от нарывов на коже и от отсутствия чистого белья; то, что было на нем, уже дурно пахло, — писал Фосетт. — Теперь он начал понимать, как глупо поступил, выкинув из своего тюка все, кроме самого необходимого, и, может быть, поэтому сделался мрачным и каким-то напуганным». Тело Мюррея распухло от гноя, червей и гангрены; над ним кружились мухи, точно он уже был трупом. Они не прошли еще и половины маршрута, когда Фосетт предупредил всех участников экспедиции: если кто-нибудь чересчур ослабеет, чтобы идти дальше, такого ждет одно — его бросят. Фосетт был готов к подобному экстренному решению, однако никогда по-настоящему не стремился к нему. Он совещался с Костином и Мэнли, а Мюррей мрачно глядел на них. «Сегодня вечером в лагере забавная дискуссия — по вопросу о том, бросать меня или нет, — писал Мюррей. — Путешествуя по необитаемому лесу, без иных средств к существованию, кроме тех, что несешь с собой, следует осознавать, что, если ты заболеешь или не сможешь шагать вровень с другими, тебе придется столкнуться с последствиями. Другие не станут ждать тебя и умирать вместе с тобой». В конце концов Фосетт, со своей обычной порывистостью, предпринял шаг, который был для него почти столь же радикальным, как если бы он бросил человека умирать: он сильно отклонился от курса — во всяком случае, на достаточно долгое время, — чтобы попытаться спасти Мюррея. С неохотой и злостью он принялся искать ближайшее поселение. Фосетт приказал Костину оставаться возле Мюррея и обеспечить его эвакуацию. По словам Костина, Мюррей демонстрировал признаки бреда. «Не стану описывать те способы физического принуждения, которые мне пришлось к нему применять, — позже писал Костин. — Достаточно сказать, что я отобрал у него револьвер, чтобы он не застрелил меня… Но это был единственный путь, иначе я вынужден был бы оставить его умирать». Наконец отряд встретил колониста с фронтира, у которого был при себе мул и который обещал попытаться доставить биолога обратно в цивилизованный мир. Фосетт предложил Мюррею денег, чтобы тот купил себе еды, хотя вражда между ними все еще полыхала. Костин, в свою очередь, сказал Мюррею, что надеется: все грубости, которыми они обменивались в джунглях, будут забыты. Потом он бросил взгляд на зараженное колено Мюррея и заметил: «Знаете, с этим вашим коленом дела хуже, чем вам кажется». По его поведению Мюррей понял, что Костин и остальные ожидают, что он умрет и они его больше никогда не увидят. Его посадили на мула. Его руки и ноги, как и колено, уже начали сочиться гноем. «Удивительно, сколько его выходит из рук и колена, — писал Мюррей. Между тем Фосетт, Мэнли и Костин шли вперед, пытаясь завершить последний этап экспедиции. Когда они месяц спустя вышли из джунглей к перуанской Кохате, о Мюррее не было никаких вестей. Он пропал. Позже Фосетт отправил из Ла-Паса письмо, адресованное Королевскому географическому обществу: «Жаль, но Мюррей исчез… Правительство Перу распространяет объявления о пропавшем, но, боюсь, с ним, скорее всего, произошел несчастный случай на опасных кордильерских тропах или же он умер в пути от гангрены. Британский дипломатический представитель следит за его делом, и его родным ничего не сообщат, пока не поступят какие-то определенные известия или пока останется хоть какая-то надежда, что он выжил». Заметив, что Мэнли также едва не умер, Фосетт заключает: «Сам я хорошо себя чувствую и в хорошей форме, но мне нужен отдых». Позже Мюррей чудесным образом появился из глубины леса. Как выяснилось, более чем через неделю он на муле добрался вместе с поселенцем до Тамбопаты — форпоста на боливийско-перуанской границе, состоявшего из единственного дома. Там его несколько недель выхаживали человек по имени Сардон и его семья. Он добрался до Ла-Паса в начале 1912 года. Его прибытие ошеломило местные власти, обнаружившие, что он не только жив, но еще и полон ярости. Мюррей обвинил Фосетта во всех грехах, кроме разве что покушения на убийство, и гневно заявлял, что Фосетт клеветнически обвинял его в трусости. Фосетт был тверд: «Все, что гуманный человек мог для него сделать, было сделано… Откровенно говоря, его болезнь была вызвана его же антисанитарными привычками, ненасытным поглощением пищи и чрезмерным пристрастием к крепким спиртным напиткам, а все это равносильно самоубийству во время пребывания в подобных местах». Фосетт добавлял: «Я ему не особенно сочувствую. Он в точности знал, с чем ему придется столкнуться, он понимал, что в подобных первопроходческих экспедициях нельзя позволять, чтобы болезни и несчастные случаи ставили под угрозу безопасность отряда. Каждый, кто идет со мной, первым делом уясняет себе это. Лишь из-за того, что и он, и м-р Мэнли заболели, я вынужден был отказаться от продолжения запланированного путешествия. Он всеми силами, без особой жалости к остальным, стремился… к пище и спасению собственной жизни, причем к перспективе ее спасения сам он склонен был относиться пессимистически». Костин, как и Мэнли, готов был свидетельствовать в пользу Фосетта. Королевское географическое общество, рассмотрев первые поступившие доказательства, сочло, что Фосетт «не оставил Мюррея, однако не сделал для него все, что было возможно при данных обстоятельствах». Тем не менее общество просило Фосетта потихоньку спустить дело на тормозах, пока оно не переросло в общенациональный скандал.
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:51
👍
0
👎
Неясно, принес ли Фосетт извинения Мюррею или же тот извинился перед ним: подробности этого жаркого противостояния так и не стали достоянием общественности; в частности, осталось неизвестным, насколько близко Фосетт подошел к тому, чтобы бросить своего соотечественника в джунглях. Между тем на грани смерти оказался теперь Костин. Его эспундия все больше усиливалась, к тому же положение осложнялось тем, что у него имелись и другие инфекции. «Пока его не сумели вылечить, — сообщал Фосетт Келти. — Но сейчас он проходит новый и весьма болезненный курс лечения в Школе тропической медицины [в Лондоне]. От всей души надеюсь, что он выздоровеет». Посетив Костина, чиновник из КГО сообщил Фосетту в письме: «Какое страшное зрелище являет собой этот бедняга». Постепенно к Костину вернулось здоровье, и когда Фосетт объявил, что намерен вернуться в Амазонию, тот решил сопровождать его. Костин выразился так: «Конечно, это ад, но его все-таки можно полюбить». Мэнли, несмотря на свою недавнюю схватку со смертью, также просился пойти с Фосеттом. «Он и Костин были единственными помощниками, на которых я мог полностью положиться и которые отлично приспособились к сложным условиям нашего путешествия. Лучших я и желать не мог», — замечал Фосетт.
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:52
👍
0
👎
5
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:52
👍
0
👎
Однажды, находясь в гостях у племени эчока в боливийской части Амазонии, Фосетт столкнулся с еще одним доказательством, которое, казалось, шло вразрез с общепринятым мнением о джунглях как о смертельной ловушке, где мелкие группки охотников и собирателей влачат безотрадное существование, то и дело бросая и убивая своих сородичей, лишь бы выжить. В свое время Фосетт сам способствовал укреплению этого образа, рассказывая о встречах с туземцами, происходивших во время его собственных нелегких путешествий, но теперь он с изумлением обнаружил, что, как и гуарайю, эчока добывают огромное количество пищи. Они часто использовали для выращивания зерновых амазонские влажные равнины, более плодородные, чем привычная европейцам terra firma, и придумывали изощреннейшие способы охоты и рыболовства. «Вопрос пропитания никогда не тревожил их, — отмечал Фосетт. — Проголодавшись, кто-нибудь из них отправлялся в лес и подманивал к себе дичь. Однажды я присоединился к эчока, чтобы посмотреть, как он это делает. Я не заметил никаких признаков дичи в кустарнике, но индеец знал, как поступать. Он вдруг издал несколько пронзительных криков и сделал мне знак не шевелиться. Спустя несколько минут через кусты в ярде от нас прошел небольшой олень, и индеец пустил в него стрелу. Я видел потом, как эчока подзывали к себе обезьян и птиц с деревьев с помощью таких же своеобразных криков». Костин, меткий стрелок, получавший призы на соревнованиях, также поражался, видя, как индейцы добиваются успеха там, где он, со своей винтовкой, снова и снова терпит неудачу.
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:53
👍
0
👎
Костин, говоря об отношениях Фосетта с амазонскими аборигенами, заключал просто: «Он понимал их как никто».
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:53
👍
0
👎
В 1914 году Фосетт вместе с Костином и Мэнли совершал путешествие по отдаленному уголку Бразильской Амазонии, вдалеке от крупных рек. Внезапно джунгли расступились, и перед ними открылась громадная поляна. В потоках света Фосетт увидел красивые куполообразные дома, сделанные из тростника; некоторые достигали семидесяти футов в высоту и ста футов в диаметре. Рядом были разбиты плантации кукурузы, юкки, бананов, сладкого картофеля. Поблизости, казалось, никого не было, и Фосетт сделал знак Костину, чтобы тот заглянул в один из домов. Подойдя ко входу, Костин увидел одинокую старуху: склонившись над огнем, она готовила еду. Аромат юкки и картофеля поплыл к нему, и он, одолеваемый голодом, невольно устремился внутрь, несмотря на возможную опасность. Фосетт и Мэнли тоже почувствовали этот запах и последовали за ним. Они подползли на животе, и удивленная женщина дала им чашки с едой. «Пожалуй, ни один из нас никогда в жизни не пробовал ничего вкуснее», — позже вспоминал Фосетт. Путешественники принялись за еду, а между тем их стали окружать раскрашенные воины. «Они проскользнули внутрь через входы, ранее нами не замеченные, и через ближайший к нам вход мы могли видеть еще более многочисленные тени людей снаружи», — писал Фосетт. Их ноздри и рты были проколоты деревянными палочками; они держали в руках духовые трубки и луки с натянутой тетивой. Фосетт прошептал Костину и Мэнли: «Не двигайтесь!» По словам Костина, Фосетт медленно развязал свой шейный платок и положил его на землю, в качестве дара, перед тем человеком, который, видимо, был вождем. Тот поднял его и стал рассматривать, храня грозное молчание. Фосетт сказал Костину: «Ты должен ему что-нибудь дать». «Я совершил промах, — позже вспоминал Костин. — Я не только достал спичку, но и чиркнул ею». Произошел переполох, и Фосетт быстро извлек из кармана еще один сувенир — сверкающее ожерелье. В свою очередь, один из членов племени передал гостям бутыли из тыквы, полные земляных орехов. «Это означало, что в нас признали друзей, — писал Фосетт. — Вождь уселся на изогнутую скамеечку и стал есть орехи вместе с нами». Они подружились с неизвестной науке группой индейцев, которых Фосетт отнес к племени максуби. Познакомившись с этими туземцами, Фосетт обнаружил нечто, чего он никогда раньше не видел: густонаселенный уголок джунглей, где обитало несколько тысяч человек. Более того, вокруг деревни было еще несколько туземных поселений, где тоже жили тысячи людей. (Обнаружение Фосеттом такого большого количества прежде неведомых индейцев побудило председателя Американского географического общества воскликнуть: «За всю современную историю путешествий не было открытия более впечатляющего».) Для Фосетта это стало откровением — то, что в районах, удаленных от больших рек, а значит, и от маршрутов большинства европейских путешественников и охотников за рабами, имеются племена индейцев — более здоровые и многочисленные, нежели там, где пролегали пути европейцев. В частности, максуби, по его мнению, демонстрировали признаки высокоразвитой культуры. Они делали изящные гончарные изделия, и у них были названия для планет. «Кроме того, это племя необычайно музыкально», — отмечал Фосетт. Их песни он описывал так: «В полнейшей тишине леса, когда первые утренние лучи заставляют умолкнуть ночной шум насекомых, эти гимны произвели на нас глубокое впечатление, они были прекрасны». Да, писал он, ему действительно доводилось встречать в джунглях племена, которые были «неисправимо, безнадежно жестоки», однако другие отличались, подобно максуби, «храбростью и умом», что «полностью опровергает выводы, к которым пришли этнографы, исследовавшие лишь области по берегам рек и не заходившие в менее доступные места». Более того, во многих из этих племен рассказывали легенды о предках, обитавших в поселениях еще обширнее и еще красивее.
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:53
👍
0
👎
Но больше всего Фосетта и его спутников беспокоили не крупные хищники, а неутомимые насекомые. Муравьи сауба, способные за одну ночь обратить одежду и рюкзаки путешественников в труху. Клещи, впивающиеся, точно пиявки (еще одна напасть), и красные мохнатые песчаные блохи, пожирающие человеческую плоть. Многоножки, брызжущие цианидом. Черви-паразиты, вызывающие слепоту. Местные оводы, протыкающие яйцекладом одежду и откладывающие под кожу яйца, из которых потом вылупляются личинки, буравящие тело. Почти невидимые кусачие мошки-пиумы, из-за которых на теле у путешественников не было живого места. А еще — «целующие жучки», кусающие жертву в губы, тем самым передавая ей простейшее под названием Trypanosoma cruzi; двадцать лет спустя человек, считавший, что выбрался из джунглей целым и невредимым, начинал умирать от опухоли сердца или мозга. Но опаснее всего были москиты. Они служили разносчиком чего угодно — от малярии до «сокрушающей кости» лихорадки, от слоновой болезни до желтой лихорадки.
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:55
👍
0
👎
записи костина Фосетт поддерживал в экспедиции строгий распорядок дня. По словам Генри Костина, бывшего британского капрала, позже несколько раз путешествовавшего с Фосеттом, кто-нибудь всякий раз будил с первыми лучами солнца весь отряд: этого человека называли «дежурным по побудке». Затем все спешили к реке, умывались, чистили зубы и собирали вещи, пока другой дежурный, отвечавший за завтрак, разводил костер. «Мы жили просто, — вспоминал Костин. — Завтрак обычно состоял из овсянки, сгущенного молока и большого количества сахара». Через считаные минуты все уже отправлялись в путь. Собирание многообразных данных для докладов, представляемых Фосеттом в КГО, — включая геодезическую и картографическую информацию, зарисовки ландшафта, барометрические и температурные измерения и составление каталогов флоры и фауны, — требовало изнурительной работы, и Фосетт трудился не покладая рук
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:56
👍
0
👎
У Фосетта и его отряда не было никакого опыта жизни в джунглях. Они были, как признался Костин во время своего первого путешествия, «желторотыми новичками». Большинство — больны, истощены и голодны: идеальная добыча
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:56
👍
0
👎
«INDIEWIRE»: Режиссер Джеймс Грэй говорит о «Затерянном городе «Z»» Я предполагаю, что с выходом «Затерянного города «Z»», все будет более оптимистичным, нежели с «Красной дорогой»? Что ж, да, это совершенно другая ситуация. Я имею в виду, очевидно, что я буду режиссировать, и у меня будет полный креативный контроль, но это будут совершенно другие обстоятельства. Как относитесь к предстоящему проекту? Я невероятно взволнован. Я очень-очень нервничаю, как вы знаете. Я невероятно нервничаю, но очень взволнован. Я думаю, что вероятно это ваш самый большой фильм, с точки зрения масштаба? О, безусловно. И знаете, это очень-очень сложное производство и, хотя эта история потрясающая, она сложная. И вы хотите снять ее правильно. Также, очень страшно отправляться в джунгли и все такое. Но в то же время это невероятно. Вот почему мы и снимаем фильмы. Этот проект вы разрабатывали уже долгое время, поэтому я могу только представить, насколько уверенно вы себя чувствуете сейчас … Я вообще не ощущаю никакой уверенности. Я развивал этот проект долго, да, но у меня нет уверенности, и по многим причинам. Одна из них – если вы снимали фильмы раньше, тогда понимаете, насколько жесток и сложен этот процесс, и любая уверенность, которая была у меня, исчезла в тот первый раз, когда я увидел черновую версию фильма, который снял. Но вы учитесь очень быстро, что не все зависит от вас. Ваше эго – обязательный элемент, если вы хотите снять фильм. Но то, как все это работает – интересно. Любой человек, который хочет снимать фильмы, чтобы быть известным или стать бессмертным, ступает на ложный путь, поскольку, по крайней мере, из своего опыта, есть бессмертие, к которому мы должны стремиться, но оно не то, которое может дать киноиндустрия. Бессмертие, которого вы пытаетесь достичь – это… все забывают всех. Я имею в виду, мы помним Шекспира, мы помним Гомера, мы помним из Западных цивилизаций где-то пять людей. Но знаете, я говорил с двадцатилетним, который считает, что Эдгар Гувер был Президентом до Рузвельта и я такой: «Что ж, нет, это был Герберт Гувер». Он был очень образованным малым, потрясающий ребенок, и вы понимаете, что нет подобного бессмертия и искать его, это фальш. Что вы хотите, это иметь способность сделать свой вклад, скорее положительный, нежели негативный, надеетесь, конечно же, на ту гору знаний, которую называем прогрессом. И поэтому вы должны двигаться по собственному пути, внести свой вклад по-своему, оставив после себя мир немного лучший, по сравнение с тем, в который пришли. Вот почему великие учителя достигали бессмертия. Так что идея в том, понимаете, что вы снимаете фильм с вашим собственным эго, разумом, знаниями и местом, в котором сейчас не находитесь. Где я пытаюсь сделать лучшее, что могу, чтобы внести положительный вклад в мир, который оставлю после себя. Я знаю, что все это звучит фальшиво, но это совершено другая причина. Мне было 23 года, когда я снял свой первый фильм и подумал: «Я буду следующим Кубриком». Но вы не так смотрите на это. Прежде всего, дело не в этом, а во вторых, даже если, не дай Бог, я стану таким же великим как Кубрик, чему не бывать, но давайте допустим, что все же стану, это все равно ничего значить не будет. Перевод выполнен Тео специально для сайта www.twilightrussia.ru и группы http://vk.com/twilightrussiavk.
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 21:59
👍
0
👎
город Фоссет начал искать уже в зрелом возрасте после того как однажды они на идейское племя наткнулись которое его поразило своим обиходом, и в окрестностях где они жили он начал находить различные артефакты, типа черепков и других предметов которые как он описывал ничем не уступали древнегреческим или древнеримским а уж когда он нашел в бразильской библиотеке письмо от 1700 какого-то года которое написал португальский солдат, типа отчета, что они приблизительно в такой-то местности вышли на заброшенный город который поразил его своими размерами и богатствами, после этого он окончательно уверился что город существует кстать журналист гранн был же в библиотеке бразильской и сам реально пишет что видел этот документ, который у них сейчас в сейфе хранится
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 22:02
👍
0
👎
вот что влекло этих людей деньги слава или просто быт наскучил порода людей такая, которые вечно в пути но без славы тут тоже никак, фоссет любой успех своих коллег принимал очень болезненно, и считал что его обделили всякими почестями и наградами а денег то у него например и не было никогда может поэтому он так и стремился их заиметь деньги? нет у него точно не в деньгах было дело но вот славу первооткрывателя он очень хотел одно другому не мешает он же не просто какое то там поселение искал а эльдорадо ну что ему мешало в молодости начать всякие клады искать, а он границы боливии прочерчивал, реки на карты наносил и флору и фауну описывал это была его работа хорошо оплачиваемая и материалы для научных трудов но потом то у него башню снесло когда узнал про золото странно а его жена говорит что концы с концами сводила значит не так уж и хорошо оплачиваемая но ведь сводила он был не чернорабочим все таки ученый муж ну как ученый, он был ученый-самоучка ну он был артиллеристом )но 20 лет его должность звучала как военный топограф В 1906 г. правительство Боливии попросило Королевское географическое общество Великобритании прислать опытного топографа, чтобы установить точные границы на стыке трёх стран — Боливии, Перу и Бразилии. Именно в этих местах росли каучуковые деревья, которые стали, после того как был открыт способ вулканизации каучука, ценнейшим промышленным материалом. Надо было точно определить, какая часть этого каучукового «месторождения» принадлежит Боливии, какая — Перу, а какая — Бразилии. Выбор пал на майора Перси Гаррисона Фоссета. Британское Королевское географическое общество предложило ему ещё попутно собрать сведения о тамошних народах. его обучили прямо в стенах королевского географического общества прослушал курс в течение года и вперед. обучал тогда путешественников Эдвард Эйрст Ривз. Ривз был не только куратором отдела картографии, но и главным инструктором по геодезии и топографии — и главным человеком, отвечавшим за то, чтобы сделать из Фосетта джентльмена-исследователя. Превосходный чертежник, Ривз начал работать в обществе в 1878 году, когда ему было шестнадцать, в качестве помощника предыдущего куратора. Ривз перешел к делу. Если Фосетт и другие студенты последуют его инструкциям, они могут составить новое поколение великих первооткрывателей. Ривз научит их тому, чего на протяжении почти всей истории человечества не умели делать картографы: определению своего местоположения, где бы они ни находились. ну в общем это не было в полном смысле образованием, скорее просто дали всего понемногу, чтобы уметь выживать и пользоваться приборами все остальное пришло с практикой на месте. ну писать то он поди умел и до того магистратура по нынешнему в общем специалитет ну вот потом он с столкнулся с проблемой после войны, мир изменился В то время Фосетта тревожило и более серьезное препятствие: КГО и ряд других организаций отклонили его просьбы о финансировании. Из-за войны деньги на научные исследования стало добывать труднее, однако это была не единственная причина. Антропологи и археологи с университетским образованием приходили на смену дилетантам, начитавшимся «Советов путешественникам»; узкая специализация делала ненужными тех, кто по старинке пытался осуществить аутопсис целого мира. Еще один исследователь Южной Америки и современник Фосетта горестно жаловался, что «из нашего сегодняшнего мира вытесняют ученых с широким кругозором». И, хотя Фосетт оставался человеком-легендой, большинство новоявленных специалистов оспаривали его теорию о Z. «Я не могу побудить ученых мужей принять даже как допущение идею о существовании следов древней цивилизации» в Амазонии, как писал Фосетт в своих дневниках.
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 22:03
👍
0
👎
The Lost City of Z is due to begin filming in Belfast on August 4, 2015. Cine Electric, the company that is supplying the lighting, tweeted today about delivering to the set, and a woman in Belfast made a rather optimistic and unconfirmed tweet about Robert Pattinson, Charlie Hunam, Pierce Brosnan and Brad Pitt being in Belfast for the next 7 weeks. We know Brad Pitt is producing the film, but Pierce Brosnan is a new player and at this point, still unconfirmed. Fans tweeted pics of Charlie there today, so all we know for sure is that he
Комментарий скрыт
Показать
Ответить 4 августа 2015 22:18
Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии