Фанфики

Повесть без названия.

Приветствую читателей и авторов! После нескольких лет отсутствия, пока новый рассказ еще в процессе создания, хочу напомнить Вам о себе одиной из первых и, пожалуй, самой любимой мной историей. Желаю приятных минут!

Комментариев 0 Просмотров 6645
2015-06-11 00:59:40
pink

LilyRauze

0 Оценить фанфик: хороший пост плохой пост

Повесть без названия.

Я не мог больше смотреть на экран телевизора. Новости, спортивные матчи, биржевые сводки, вечерние сериалы и все ведущие всех ТВ шоу – все опостылело. Чтобы не сорвать экран со стены и не швырнуть его в окно, я решил, что надо завязывать с затворничеством и пора пройтись.
Встав с дивана, я наступил на разбросанные страницы сценария, которые прислал мне агент в надежде, что я прочту и соглашусь на съемки.

В целом я был доволен Марком. У него было какое-то чутье, которое помогало ему выбирать для меня правильные проекты. Треть моих успехов, безусловно его заслуга. Еще треть – режиссеров, которые заставляли меня работать на площадке. За все что оставалось надо было бы благодарить маму, которая бредила кино в молодости и всегда хотела видеть меня на большом экране. Ее стараниям я не противился, хотя особо и не старался, когда она, еще ребенком, приводила меня в театральные группы, устраивала на курсы актерского мастерства и заставляла учить наизусть всю классику от Декамерона и Сна в летнюю ночь и до 451 градус по Фарингейту и Космополиса. В конце концов своего она добилась. Я стал актером. Но она этого уже не увидела. Жаль. Хоть кому-то мое дуракаваляние приносило бы настоящее неподдельное удовлетворение.
Думая об этом я натянул куртку, намотал на шею шарф побольше, и всунул ноги в большие старые разношенные ботинки, которые Карла, моя дом работница все порывалась выбросить, а я запрещал, угрожая уволить ее в тот же день.
С видом заблудившегося водопроводчика я вышел в холл и сразу натолкнулся на гламурную престарелую соседку из апартаментов напротив. Она смерила меня недобрым взглядом – мой вид явно ей не понравился. Я усмехнулся и в ответ на ее взгляд решил позлить ее еще больше.
-Миссис Брендли, добрый вечер! Простите, я все время забываю, когда у Вас день рожденья. Мне так хочется прислать Вам цветы по этому поводу.
Соседка вперила в меня свои острые зрачки будто хотела уколоть взглядом и побольней…
-Еще не скоро, - сказала она сквозь зубы, - и не стоит беспокоиться.
Любые напоминания о возрасте или о том, что с этим могло быть связанно, миссис Брендли считала личным оскорблением. Она проводила в последний путь своего второго мужа, среднего среди крупных торговцев недвижимостью на Манхеттене, продала все, в чем значилось его имя, купила апартаменты в доме с видом на Медисон Сквер и думала, что теперь заживет счастливо и красиво. Но тут появился я в качестве соседа. Поначалу она была рада – киношная знаменитость по соседству– это ж такой козырь в разговорах с подружками о том, кто где живет… Но я оказался скорее минусом, чем плюсом.
Чего стоили одни мои музыкальные эксперименты в прошлом году! Все эти грязные рокеры, которые оккупировали приличный дом в центре Города…
Но что ж поделаешь, дорогая миссис Брендли, придется Вам потерпеть.
Мне здесь тоже нравиться. Красивый вид, самый центр, рядом сквер и до всего близко. Дорого безумно! Но в конце концов от моих мучений тоже должен быть толк.
Я вышел из лифта первым, не пропустив соседку вперед, чем, наверное, заслужил еще целый ряд внутренних претензий и проклятий с ее стороны.
Пусть ворчит! Старая карга! Как она смешно выглядит в этих стразиках и молодежного фасона платьях.
В просторном, откровенно говоря безвкусно обустроенном, холле швейцар попросил воспользоваться дверью вертушкой.
-У нас опять скрепят петли, - завтра обязательно поменяют, - сказал он стараясь быть предупредительным.
-Дилл, двери рано или поздно должны скрипеть, - сказал я ему почти шепотом, - это, вроде как нормально…
-Ну, не всем это нравиться, - сказал он косясь на миссис Брендли, которая подошла к выходу в этот самый момент.
-Такси, Дилл, - сказала она не глядя на меня.
Швейцар выскочил на улицу и поднял руку повыше.
Я последовал за ним и сразу повернул в сторону Вест Сайда. Никакого плана у меня не было. Буду идти пока не устану или пока не дойду до чего сам не знаю…

-Мар-тааааа! Да отстань ты со своим Голливуд экспресс! Ну в конце концов, неужели мы не можем поговорить о чем-то кроме этих твоих звезд?!!!
Я была готова выть. Ну как же она мне надоела.
-Ты взрослая, самостоятельная женщина. У тебя диплом Колумбии. Ты чуть ли не главный специалист по серебряному веку. Ну можешь ты говорить о чем-то кроме Бреда Пита?
Марта посмотрела на меня взглядом полным мольбы.
Я закатила глаза:
-Ладно! Давай… - сдалась я. Она засияла, как хрустальный шар, обняла, поцеловала меня и затараторила:
-У них будет ребенок, представляешь, третий! Это для простого человека необычно, а для таких звезд!... Когда она находит время? Честно говоря, мне кажется – это даже некрасиво. Зачем все это, как ты думаешь?
Это было уже слишком! Одно дело, когда она говорит об этом и совсем другое, когда задает вопросы и наверняка будет ждать ответов.
Я остановилась, достала из кармана куртки мобильный и набрала номер Триши.
-Алле! Привет! Ты мне нужна срочно, - сказала я в телефон, глядя на ничего не понимающую Марту, - через пол часа в кафе рядом с твоим домом…
Триша ответила, что она не совсем готова к тому, чтобы выходить на улицу, оказалось она в ванной.
-Вылазь и одевайся. Иначе через сорок минут тебе придется опознавать тело нашей общей подруги.
Марта хихикнула, а Триша сказала, что будет ждать нас через двадцать пять минут.
-Вот! – сказала я, запрятывая аппарат назад в карман, - вот, настоящая подруга.
-И для меня к стати тоже, - резонно заметила Марта.
Триша была чем-то вроде громоотвода для нас. Мы познакомились в старших классах школы и с тех пор она больше толком ничем не занималась. Основу ее благополучия составляли мальчики с Уолл Стрит, на которых она производила впечатление то женщины-вамп, то рубахи-парня, то мега-продвинутой бизнес леди. Мальчики велись и по очереди оплачивали ее неплохую уютную квартирку в нескольких кварталах от Тайм сквер. В те недолгие периоды, когда ей не хотелось видеть никого рядом с собой, она зарабатывала на богатых иностранках, которые приезжая в НЙ со своими, как правило, мужьями представления не имели, как и где потратить пару сотен тысяч на тряпки и драгоценности. Триша знала наш остров лучше, чем собственную кухню и была полезным спутником. Кроме того, у нее был безупречный вкус и чувство стиля. Так что, тот факт, что она оказалась вечером дома и одна был скорее счастливым везением для меня.
-Ты права, - сказала Марта обнимая меня за плечо и поворачивая в сторону дома Триши, - она мне сейчас нужнее, чем ты.
Мы засмеялись и пошли вниз по улице.

Через несколько кварталов меня остановил телефонный звонок.
Я достал трубку и не глядя на экран ответил.
-Да, - сказал я надеясь, что звонивший решит, что не туда попал.
-Привет, - это был Марк, - прочел?
-Нет, - ответил я честно, хотя первым порывом было соврать, что прочел присланный сценарий до конца, и отказаться.
-Поторопись. Они могут пригласить кого-то другого. Сейчас полно молодняка вокруг. Наступают на пятки… - видимо Марк решил меня напугать.
-Пусть, - коротко ответил я. Засранец! Сам должен бояться. Работать агентом у актера кино – штука нервная. Никогда не знаешь, что твой подопечный отколет в следующий раз. А на карте могут стоять миллионы.
Но Марк знал меня лучше, чем я думал:
-Смотри, - сказал он и глазом не моргнув, - не говори потом, что я не предупреждал. Правда, ты подгадишь не только себе, но еще целой куче народа, которого я вынужден кормить… Хотя, конечно, тебе решать.
-Засранец, - на этот раз вслух произнес я.
У Марка была семья. И так получилось, что он был главным кормильцем для больной матери, сестры страдающей слабоумием и двоих племянников, братьев-близнецов, которым было по пятнадцать лет. Кроме того, несколько человек, которые работали на него в небольшом офисе в Вест сайде тоже должны были приносить домой деньги.
Но использовать все это было плохим, по-моему, приемом.
Марк засмеялся и меняя тон попросил все же закончить сегодня или завтра в крайнем случае. Я пообещал позвонить завтра к обеду, но сказал, что сегодня уже не буду ничего делать:
-Я пошел пройтись, - объяснил я.
Этого не было, конечно, слышно, но Марк явно кивнул соглашаясь с таким решением.
-ОК, - сказал он, - тогда дай знать завтра, - и повесил трубку.
Нет, с агентом мне явно повезло.
Я отключил телефон и пошел дальше.
Народу заметно прибавлялось. Чувствовалось, что я приближался к самому сердцу Города.
Тайм сквер еще не было видно, но уже хорошо слышно. Клаксоны и реклама, звук тормозов и стартеров, и самое главное – гул голосов. Люди говорили. Много и на разных языках. Все вместе это сливалось во что-то непонятное в первую минуту, но уже через короткое время совершенно естественное. Казалось, что если остановиться и закрыть глаза, то вслушиваясь в голоса проходящих мимо можно будет расслышать каждое слово.
Когда я впервые это понял, я решил что это такое современное волшебство. Но потом, со временем, до меня дошло простое объяснение: раз ты уже здесь в сердце сердца мира, значит не так много и не такие разнообразные у тебя могут быть мысли и, тем более, слова.
Люди на Тайм сквер говорят о деньгах, о здоровенных зданиях вокруг, о ярких огнях и о рекламе мьюзеклов и о других людях.
Как не печально, но это все.
Только однажды я видел здесь по-настоящему искренне целующуюся пару. Хотя если бы у меня была необходимость и желание, свою половину для главного объяснения я привел бы сюда, с центр Города и мира…
Хотя, Боже упаси, иметь такую необходимость или такое желание. Делать кому-то признания, я имею ввиду.
Еще через сотню шагов я вышел, наконец, на яркий свет площади.


-Идем скорее, - попросила я, - не люблю я это место.
-Это же Тайм сквер, детка! – говорила Марта задирая голову, - самое красивое место в НЙ.
-И что же тут красивого? – с сарказмом спросила я
-Все. Глядя на фото этой площади люди говорят «О, это НЙ!». И так говорят даже те, кто здесь никогда не был. Ты знаешь, что ТС одна из самых узнаваемых площадей в мире? Именно по этому все фильмы-катастрофы, обязательно включают кадры разрушения этого места. А для необходимости подчеркнуть пустоту в жизни главного героя в психологических триллерах снимают сцену на пустой ТС. Приходиться это делать, правда, в самое глухое время – на следующий день после Рождества или в воскресенье в банковский выходной. Но для кино – это лучшее средство, чтобы передать…
-Марта, - перебила я ее и потянула за рукав, - мы идем и говорим, а не стоим и смотрим, - напомнила я, - тебя ждет Триша…
-Ах, да! – встрепенулась она, - я и забыла, что ты не моя аудитория. Но только подумай, что учитывая магнетизм этого места, здесь велика вероятность встретить какую-то звезду в самой неожиданной ситуации. У меня была знакомая, которая однажды пила кофе вон… в той, - она указала на заведение у входа в метро, - кафешке с Робертом де Ниро. А еще знаю одного парня он работал в музее Гугенхайма, который обедал в Планете Голливуд, когда там Камерон и его сценаристы обсуждали сценарий Аватара.
-Враки все это! – жестоко сказала я.
-Почему? Ты не веришь людям?
-Я не верю, что Камерон даже переступил бы порог этой убогой харчевни. Это раз. И два, я вообще не верю, что Де Ниро и вся эта Голливудская рать смешивается с простыми людьми. И правильно, к стати, делает. Если они окажутся ближе к народу, что тогда станут делать все твои журналы? По миру пойдут!
-Ты не права. Они тоже люди и им тоже иногда хочется выпить чашку кофе…
-Ага, и постучаться в незнакомый дом! – таким образом я вернула ее к нашему недавнему спору на счет того, что все неожиданные приходы звезды в дом поклонников, которые время от времени показывают в ТВ шоу, это хорошо отрепетированные сцены. И никогда в здравом рассудке ни одна звезда не согласилась бы прийти в гости неизвестно к кому. Марта настаивала, что я не права. Что да, конечно, звезды в курсе, что им придется делать, но ничего более.
А еще она настаивала, что если написать письмо, Опре, например, то рано или поздно ее помощники приведут в твой дом звезду.
-Если ты сначала не будешь знать, кого-то из помощников Опры. Марта, ну ты же взрослая женщина!
-Я не хочу быть взрослой! Я хочу верить в сказки!
На такой пассаж аргументов не найдешь…
Без остановки дергая Марту за руку, мне все же удалось как можно быстро пересечь площадь и свернуть на улицу, ведущую к дому Триши и заветному кафе.

Еще через пол квартала я понял, что бродить по улицам без цели утомительней, чем идти куда-то по делу. Просто переставляя ноги, не думая ни о чем, волей неволей начинаешь считать шаги. Хотя однажды я слышал, что это своего рода психологическое расстройство. Я сбился со счета на двадцатой тысяче и решил, что устал достаточно, чтобы присесть и выпить чего-нибудь.
В этом районе я раньше не бывал. Так что зашел в первое попавшееся кафе, которое после моей прогулки казалось вполне уютным.
Я зашел внутрь и сразу увидел свободный столик в углу у окна. Девушка-официантка подскочила ко мне почти сразу и спросила, чем она может помочь.
-Могу я присесть там? – спросил я указывая на понравившийся мне угол.
-Да, прошу. Может принести чего-то сразу? – спросила она с легким азиатским акцентом.
-Зеленый чай, если у вас нет эспрессо, - попросил я.
-Эспрессо есть. Но не сегодня. Машина сломалась, - сказала она, - значит чай. Присаживайтесь, меню на столе.
Я кивнул и стягивая на ходу куртку прошел за столик.
На всякий случай я решил не снимать шарф. Мне не хотелось, чтобы кому-то показалось мое лицо знакомым и этот кто-то не решил узнать где он мог меня видеть. Мой фильм, который шел сейчас в прокате имел успех, а я еще не успел поменять стрижку и покрасить волосы, чтобы можно было по крайней мере по улицам ходить без того, чтобы кто-то тебя узнал и сообщал об этом радостным криком. А поскольку в теории здесь вполне мог бы оказаться кто-то из поклонников жанра психологического триллера, мне лучше было оставаться в тени и максимально замотанным.
Официантка поставила передо мной чашку, а я раскрыл меню.
-Чем у вас кормят? – спросил я разглядывая названия блюд.
-Попробуйте сендвичи и суп, - сказала она, и повернув голову в сторону барной стойки над которой висела доска с предложениями сегодняшнего дня добавила:
-сегодня консоме с овощами.
Я кивнул.
Но она не отставала:
-Сендвичи с рыбой или мясом?
-Все равно,- сказал я. Она посмотрела на меня, улыбнулась, кивнула и оставила меня наедине с большой горячей чашкой.
На удивление чай оказался вкусным.
Делая небольшие глотки я разглядывал людей в зале из своего темного угла.
В нескольких столиках от меня сидела женщина уже довольно преклонных лет со странного вида собакой на ярком поводке. Собака сидела и не моргая смотрела на свою хозяйку и на сендвич, который она медленно откусывала. Чуть в стороне двое мужчин в рабочих комбинезонах пили пиво из больших кружек и смотрели в телевизор по которому показывали бейсбол. Время от времени они толкали локтями один другого выражая радость или огорчение. За барной стойкой моя официантка и бармен водили по каким-то бумагам карандашом, видимо подводя бухгалтерский баланс, из-за двери на гибких петлях были слышны звуки кухни. Другими словами все вокруг меня было самым обычным и непримечательным.
И, конечно, то ли мое настроение, то ли законы жанра должны были привести сюда трех довольно милого вида шумных девиц.

Мы подошли к входной двери дома Триши и позвонили в домофон. Она ответила через минуту.
-Выходи, мы ждем тебя внизу, - сказала я.
-И поторопись, а не то эта зануда меня в могилу сведет, - прокричала со смехом Марта.
-Сведу, это точно, - пообещала я.
-Выхожу, - сказала Триша и отключилась.
-Ну вот, есть тебе компания и ты не будешь меня донимать, - сказала я.
Марта поморщилась.
-Знаешь, а все таки ты не права. Нельзя игнорировать киношных знаменитостей. По большому счету эта страна обязана Голливуду своей мечтой. И от шоу бизнеса все мы что-то имеем.
-Что например? – спросила я вскидывая бровь, как меня когда-то для солидности научила Триша.
-Ну, каждый что-то свое…-начала она, но я перебила ее.
-Марта, если ты начинаешь говорить задумавшись, значит не так это и важно…
Я могла бы еще сказать что-то, но тут дверь открылась и мы увидели Тришу во всем блеске своего «естественного» образа. На первый взгляд на ней была простая одежда, но все было на столько продумано и так правильно подобранно, будто она оживила картинку из раздела Vogue, где говорилось о повседневной одежде.
-Как тебе это удается? – с искреннем восторгом спросила я, - мы ж тебе дали от силы пол часа.
-Опыт, дорогая, многолетний опыт. Мои «подружки», как правило, ждать не любят, так что приходиться весь марафет наводить за считанные минуты. Куда пойдем?
-Ну с такой красавицей нас везде пустят. Но все же предлагаю ограничиться чем-то тривиальным. Тем более, что идти у меня нет больше сил. Мне надо сесть и срочно начать обсуждение беременности Анжи, - сказала Марта и мы засмеявшись пошли в сторону кафе прямо на углу дома Триши.
Триша зашла первой и сразу махнула рукой официантке.
-Привет, Ли! Как дела?
-Отлично, проходите! – сказала девушка, - Сколько вас?
-Трое. Мы решили сегодня вечеринку не устраивать. Но это не значит, что мы не закажем по паре коктейлей, - сказала она подмигнув нам, - раз уж вы достали меня из теплого пенного блаженства я просто должна получить сатисфакцию.
Мы присели за столик, который нам показала Ли и взялись за меню.
-Нечего там смотреть, - сказала Триша со знанием дела, - мы возьмем сендвичи с тунцом, только, умоляю, не кладите лук, сырные палочки, для этой пышки, - она указала на Марту, та скривила ей гримасу, - и что-нибудь сладенькое. Есть у вас тот фруктовый салат? Я заказывала его в прошлый раз.
Ли записывала и кивала.
-Алкоголь? – спросила она не отрываясь от блокнота.
-Три Космо, для начала.
Ли снова кивнула и ушла на кухню.
-Ну, выкладывайте. В чем у вас разногласия?
-Джулия, решила, что пара становиться «синим чулком»…- начала Марта.
-Бред и неправда! – тут же вставила я, - просто Марта, человек перед интеллектом я преклонялась постепенно сходит с ума на почве Голливудских сплетен.
-Так, - подняла бровь Триша, - начало многообещающее. В чем проявляется и то и другое.
-Джулия, предала ценности нашего братства и стала считать, что быть знаменитостью значит только одно – делать свою работу.
Мы переглянулись с Тришей и она спросила:
-И что тут такого странного и тем более предательского?
-Все! – еле сдерживала эмоции Марта, - мы всегда знали и исповедовали принцип – шоу биз – наша религия и наш свет в конце тунеля. Мы обязаны были мечтать о встрече с прекрасным принцем от кино или на худой конец от музыки. А она, - Марта ткнула в меня пальцем и сузила глаза, - она требует пересмотра ценностей! Она говорит, что знаменитости – это такие люди, которые даже когда не играют все равно играют. И интересоваться их жизнью – это грех!!!
-Кошмарное преступление, - сказала Триша и повернулась ко мне, - как ты могла? Так, твоя версия.
-Моя версия, - начала я – после трех лет в самых знаменитых галереях Манхеттена девушка с дипломом Колумбийского Университета начинает всерьез и без остановки говорить исключительно о знаменитостях, при этом мечтая только о случайной встрече с кем-то из тех, о ком она читает или смотрит по ТВ. Все разговоры сводятся к обсуждению беременности, свадеб или разводов всего «Голливуд экспресс».
-Да, - протянула Триша, - это проблема… Так что там с Анджи? – спросила она кивая Марте.
Мы засмеялись. А когда Ли принесла нам коктейли и спросила чего у нас так весело, стали перебивая друг друга рассказывать ей в чем дело.

Шум, который подняли эти трое был именно таким, как я себе и представлял, когда они только зашли. Господи Боже, почему как говорит Марк «среднестатистические зрительницы» так предсказуемы?
И все чего мне надо было посидеть в тишине с чашкой чая. Ну куда там!
Я допил чай и был уже готов не дожидаясь еды, но тут официантка принесла суп в большой тарелки. Запах, поднимающийся от дымящейся янтарной поверхности, усадил меня на место. Потерплю, решил я. После трех ложек болтовня громких подружек меня уже не так сильно раздражала.
Я начал прислушиваться о чем они говорят.
Говорили о Голливуде. Двое обсуждали беременность Джоли, третья, та что сидела ко мне лицом, пыталась перевести разговор на что-то другое. И почему-то каждая фраза у всех вызывала смех.
-Вы просто примитивные создания, – сказала та, которую я назвала «третьей», - Марта, расскажи, наконец, о выставке! Ну, пожалуйста. Или давайте я расскажу о новой книге в издательстве…
Какое там! Они ее уже просто не слышали. В конце концов, девушка надула губы, достала из сумки лап-пот и демонстративно поставив его перед собой стала что-то печатать и читать.
А в кафе тем временем народу заметно поубавилось. Рабочие допили пиво, досмотрели матч, расплатились и ушли. Зашедшая на минутку пара получила свой заказ на вынос и сразу удалилась. Тетка с собакой минут через пятнадцать тоже потянулись к выходу.
В конце концов кроме этих троих и меня в кафе остались только официантка и бармен. Официантка после того, как принесла мои сендвичи, подсела к веселым девицам и включилась в обсуждение какой-то очередной звезды, а бармен лениво расставлял бокалы на полке.
Когда я доедал последних кусок у одной из девушек, той что выглядела самой разодетой зазвонил телефон. Она ответила и, как я понял, договорилась о встрече со звонившим. Потом положила трубку на стол и сообщила всем подружкам:


-Вы не представляете, кто это звонил! – буквально завопила Триша.
-О, Господи! – закатила я глаза, - неужели одна из твоих подружек.
-Ты права, как никогда! Это Лена Перовская. Та русская, с которой меня познакомила …ну не важно кто. Так вот она в НЙ. Приехала вчера и готова покорять наш гостеприимный остров. Говорит, чтобы мы немедленно собирались и ехали к ней в Плазу. Будет вечеринка!
-Мы? – спросила Марта.
-Да, она сказала, что понимает, что я могу быть занята, но если я занята с кем-то из своих знакомых, то она с радостью встретилась бы с новыми людьми. Так что, девочки, собираемся!
-А я думала восьмидесятые уже прошли, - сказала я.
-Прошли, но никто не сказал, что мы не должны использовать бесценный опыт. Короче, собирайтесь, - сказала Триша и поднялась, - ты, Ли, идешь с нами, - распорядилась она и обратилась к бармену, - Джек, отпусти Ли, все равно уже никого нет.
-Я никуда не пойду.
Это мое заявление остановила всех, но только на минуту:
-Джулия! Перестань, детка. Что ты выдумала, - стали они по очереди уговаривать меня, но я решила быть стойкой.
Я понимала прекрасно, что Трише это надо для дела. Пусть очень сомнительного по своему содержанию, но это ее … дело. Марте и Ли будет интересно просто потолкаться среди ярких людей и может даже познакомиться с кем-то из знаменитостей, за которыми обе так усердно охотились, но мне там совсем делать нечего.
-У меня дел много. Серьезно, я не капризничаю и не хочу тебя, Триша, обижать. Я посижу с Джеком, чтоб ему уже совсем не было скучно, и скоро пойду. Завтра рано на работу.
Триша смотрела на меня не мигая, но потом сказала:
-ОК, верю истории про работу, не верю, что не хочешь продемонстрировать характер. Увидимся. Девочки, нас ждет яркая ночь! – сказала она уводя за собой остальных.
И мы остались, как мне сначала показалось, вдвоем с Джеком.

После их ухода в кафе стало заметно просторней. Я дожевал сендвич и мог бы уже расплатиться и уходить. Но тут бармен обратился к девушке:
-Посидишь пару минут здесь. Я вынесу мусор, - скорее всего он забыл обо мне.
Девушка кивнула и снова стала смотреть в компьютер.
Синеватое сияние от экрана осветило ее лицо и я стал откровенно ее разглядывать, от чего НЙ девушки отучили меня еще в средней школе.
На первый взгляд она показалась обычной девчонкой.
Таких лиц много и они встречаются на каждом шагу. Но то, как она смотрела на монитор, и то, как при этом светились ее глаза, заставило меня вздрогнуть.
«Какая красивая…» пронеслось у меня в голове, «Поговорить бы с ней». Но как, просто подойти и сказать: «Здравствуйте, я Джон Портер. Давайте поговорим…»
Но если я не решу что-то сейчас через пять минут будет поздно.
Она все еще смотрела в монитор, так что ее внезапный вопрос был более, чем неожиданностью для меня.
-Молодой человек, если вы не заговорите сейчас, я решу, что все это время Вы пялились на меня из унизительных для меня соображений, - сказала она и подняла на меня глаза.
-Простите, - только и оставалось сказать мне.
-Ничего, если конечно Ваш вопрос все же последует.
Я пожал плечами и сказал, что толком еще не сформулировал вопроса, но вот замечание у меня точно есть.
-Слушаю. – сказала она опуская экран, чтобы видеть меня лучше.
-Вы очень красивая девушка и очень необычная, - сказал я самую банальную вещь, какою только мог.
Она подняла бровь и сказала:
-Спасибо я польщена. И только по этой причине Вы не отрывалась от нашей компании все это время?
Я улыбнулся:
-А Вы это заметили?
-Ну, честно говоря, этого было трудно не заметить. Кажется это называется пялиться. Звучит грубо, но вполне подходит к ситуации. Что же Вам показалось на столько необычным?
Она была явно недовольна мной, а мене вдруг захотелось убедить, что я совсем не так плох, как ей показалось. Вопросом зачем мне это было нужно я задался гораздо позже.
-Вам не стоит злиться. Скажем так, я вынужден следить за людьми по роду … работы. Особенно за теми, кто отличается от окружающих.
Она улыбнулась видимо удивляясь:
-Надо же! Вы полицейский? Или психолог?
-Ну… у меня много работ…
-Ага, ясно. Много и не одной конкретной.
Я пожал плечами и поднял руки показывая, что сдаюсь.
-Вы меня раскусили! А вы не из полиции?
-Нет, но мне тоже приходиться, так сказать общаться и наблюдать за людьми.
По всему было ясно, что она меня не узнала. И я был этому искренне рад.
Судя из разговора, который я слышал, она не была поклонницей кино и шоу бизнеса, а значит и не разглядывала физиономии моих коллег и меня в сотнях программ по тв и на сотнях сайтов в сети. А таких людей мне не доводилось встречать уже давно.
-Могу я присоединиться к Вам? – спросил я и поторопился добавить – исключительно в профессиональных целях.
Она пожала плечами.
-Прошу. Если Вам там не удобно.
Я пересел за ее столик, а она закрыла свой лап-топ.

Терпеть не могу, когда пялятся. Может это и воинствующий феминизм, который не понятно к чему приведет, но что уже поделаешь?!
И вот, только представьте, я –раздраженная глупыми разговорами на темы, которые мне не интересны, оказываюсь в ситуации, когда посторонний мужик не отрываясь меня разглядывает.
Конечно, мне хотелось уйти поскорее, но когда у Триши организовалась эта вечеринка, я поняла, что лучше остаться на месте, пока волна не уляжется и уже потом идти домой.
Но этот тип не прекращал таращиться, так что пришлось применять меры самообороны – то есть наносить удар первой.
На первый взгляд парень не производил никакого впечатления. Разве это его манера смотреть не отрываясь!... Но когда он заговорил я, честно сказать, оторопела. Это ж надо какой красивый голос! Даже для НЙ такой акцент редкость… Интересно, откуда он?
Он спросил можно ли сесть поближе. Я не стала возражать. Хотя, наверное стоило бы.
-Ну, - начала я, когда он сел напротив и оказался в свете свисающей над столом лампы, - решили выбраться на светлую сторону?
Он усмехнулся и ответил:
-Да. Время от времени приходиться. Особенно, когда есть повод.
Я поморщилась:
-Не разочаровывайте меня!
Он посмотрел явно не понимая о чем я говорю. Я улыбнулась:
-Прошу, не говорите банальностей. Я не вижу никаких причин для нашего разговора, только если он не окажется интересным.
-Для Вас?
-Для нас, если хотите. А банальности удаляют нас от цели на долгие-долгие мили…
Он снова усмехнулся.
-Вам не приходило в голову, что на банальностях мир стоит. Как иначе по-вашему Ваш отец встретил Вашу мать?
Он так посмотрел, что хотела я того или нет, но засмеялась.
-Вот видите, работает!
-Нет, - сказала я успокаиваясь и переводя дыхание, - просто я вспомнила один сериал. Смешной!
Он поморщился.
-Любите сериалы?
-Да нет… не особо. Если честно я вообще не люблю кино.
-Кино или сериалы? – спросил он очень серьезно.
Я пожала плечами.
-Не вижу разницы.
- Ну вот!- сказал он немного разочарованно,- сотни людей заняты в киноиндустрии, годы жизни посвящают работе, тратят миллиарды, а в конечном итоге зритель не видет разницы между большим кино и сериалами...
Я засмеялась:
- Но и сериалы бывают не простым "мылом"? А как быть с кино-сеалами? "Гарри Поттер", например, чем не сериал? Или эта, как ее, вампирская сага?
-Сумерки?
- Вот-вот! Сумерки, тоже...
-Ну, это скорее кино.
Я посмотрела на него внимательней и слегка прищурившись спросила:
- А почему это мы вдруг заговорили на эту тему?
Тогда мне это показалось странным, но он явно вздрогнул и заговорил быстро, стараясь отвести разговор от темы.
-Никаких предпочтений! Мы можем говорить только о том, что Вам интересно! Мммм... Чем Вы занимались до того, как я стал Вам мешать?
Надо признать попытка удалась. Я улыбнулась и открыв лап-топ, повернула его экраном в его сторону. Посмотрим, оценит ли он мою работу...
-Вот,- сказала я с нескрываемой гордостью,- это макет новой книги, которая выходит в нашем издательстве.
- О, - он был на самом удивлен,- Вы издаете книги?!
-Ну, не я,- я опустила голову, смущаясь такой даже чрезмерной реакции,- издательство, в котором я работаю... Я - редактор.
-То есть?
-Исправляю ошибки в рукописях.
Он он все еще не понимал.
-В чужих книгах?...
Я кивнула.
-Да. И грамматические в том числе... Всем почему-то кажется, что если человек написал, что-то что другие готовы напечатать, это что-то безупречно...
-А на самом деле видимо не так?...
Я покачала головой.
Он усмехнулся и стал внимательней рассматривать макет.
Это был любовный роман модной писательницы, которая эксклюзивно печаталась в нашем издательстве.
-Хмм... Мне кажется я это уже видел...
-Это пятая книга в серии...,- начала я и тут же осеклась... - Ой ой ой! Кажется мне надо срочно носить прощение...
Он поднял брови не понимая о чем я говорю.


-Просить прощение? За что интересно? - спросил я.
Странное дело, но она покраснела и, опустив голову, сказала очень тихо:
-Пятая книга в серии. То есть и тут сериалы...
Я засмеялся в голос. Надо же, а мне и в голову это не пришло.
-Ну вот, сериалы по всюду...
Она вздохнула и сказала, закрывая лап пот:
-Да... Ничего хорошего... Ладно, если честно, мне и правда пора собираться,- она посмотрела на часы,- половина десятого... Джек,- сказала она поворачиваясь к бармену, - я уже буду собираться.
Бармен кивнул вместо ответа и продолжил раскладывать бокалы на стойке.
Она поднялась и стала вкладывать свои вещи, а я запаниковал.
Неужели это все? Вот так я дам ей уйти?! Нет-нет! Какая разница который час?!
-Аааа,- начал я нечленораздельно,- Ааа можно я Вас провожу?
Она посмотрела на меня, не отрываясь от сборов, и пожала плечами.
-Почему нет. Если Вам хочется.
"Не то слово" - подумал я и кинулся к стойке, чтобы заплатить за свой обед.
Бармен, понимая чего мне от него надо, тут же положил передовой мной счет. Не глядя в него я сунул ему карту и через минуту, когда появился чек, так же не глядя расписался. Сунул все мелкие деньги, которые были у меня в кармане в качестве чаевых и быстро повернулся к выходу.
Я решил, что если буду ждать на улице, ее прощание с барменом будет покороче. А мне вдруг так захотелось, чтобы внимание этой девушки не рассеивалось ни на кого вокруг.
Странное такое чувство. Непонятное. Полчаса назад разговоры, в которых
она принимала участие, сильно меня раздражали, и вдруг, раааааз ....и ничего другого не хочется, кроме того, что мой собственный разговор с ней не прекращался совсем.
Мой умный Марк, наверное, сразу дал бы этому название и так же сразу накидал бы кучу советов, как себя вести. Но слава Богу, Марка рядом не было. Потому что после сотни полезных советов последовал бы один самый на его взгляд полезный: не ввязываться ни в какие истории.
"Тьфу ты, блин!" - потряс я головой, будто от наваждения освобождаясь от этой мысли. "Эта такая история, что стоит в нее ввязаться!"

Парень вышел и ждал меня на улице. Я закончила сборы и уже пошла в сторону выхода. Джек собирал свои бокалы и кружки и, как я поняла, тоже был готов уходить.
Я хотела попрощаться с ним и уходить, но вдруг он сказал:
- Завтра отдам это Ли. Она с ума сойдет.
-О чем ты? - не поняла я
Он уставился на меня явно не веря, что я не понимаю его:
- Чек,- сказал он и протянул мне счет, который только что подписал этот парень.
-Ну?
-Ты что не узнала?
-Джек, я домой хочу? Что за секреты?!
-Это же Джон Портер, балда ты! Актер. Сейчас фильм с ним идет, забыл как называется... Смотри, его автограф. Ли с ума сойдет когда узнает, что он у нее суп заказывал, а она его не узнала!
Я оторопела. Выходит мои взбаламошные подружки правы... Выходит...
-Ты ничего не путаешь?- спросила я, разглядывая своего нового знакомого через стекло витрины,- не похож он на кинозвезду.
Джек тоже посмотрел на него, потом на подпись и сказал:
-Нет, точно он. Смотри на подпись: "j porter" и карта выдана на это имя... Точно он. Так что, поздравляю Джулс, у тебя появился не хилый поклонник!
Я покраснела до ушей.
-Вот тоже выдумал! Какой поклонник. Раз так, раз он такая звезда, значит ищет приключений. А мне приключения как раз ни к чему!
-Не глупи! Он на тебя так смотрел все время! Ради приключений мы парни на вас, девчонок, так не смотрим. Мне можешь поверить. Так что, подруга, удачи тебе!
Я пожала плечами, пожелала и ему хорошего вечера и уже в дверях сказала:
-Знаешь, не говори Ли, что я с ним ушла, ладно. Не хочу я этих вопросов и разговоров...
Джек кивнул и подмигнул мне, мол все понятно.
Когда я вышла, он сразу протянул руку, чтобы взять мою сумку.
Я не стала сопротивляться, молча протянула свою ношу и уставилась на него. Вид при этом у меня был, наверное очень глупый.
Минуту помолчав, я все же взяла себя в руки и погрозив пальцем сказала:

-А .... Скажите-ка... Там, мой приятель, бармен, Джек...- сбивчиво заговорили она, когда вышла из кафе и я подхватил ее сумку,- ну так вот... он, представляете, говорит, что Вы актер...
Вот блин!
Я пожал плечами и сказал опустив голову:
-Да. Но не следует ли из этого, что Вы оставите мне здесь, посреди темной и незнакомой улицы? - спросил я изображая страх и улыбаясь.
К моему облегчению она тоже улыбнулась, как раз той улыбкой, которую я уже видел на ее лице.
-Ну, что с Вами поделать? Составлю Вам компанию. Только идти куда? - спросила она и огляделась.
Я пожал плечами и сказал, что как я понял, она торопилась домой.
-Не то, чтобы я напрашивался, но может все таки я провожу Вас?
Она снова улыбнулась и сказала, что в таком случае идти не далеко.
-Я живу в двух блоках отсюда,- сказала она, махнув рукой.
Я вздохнул, честно говоря, надеялся, что из Сохо (... район в НьюЙорке...) нам нужно будет идти как минимум до Центрл Парка (... приблизительно несколько километров).
-И просить, чтобы мы пошли не самым прямым путем, даже не стоит?
Она засмеялась и мне стало еще теплее на душе. Если человек заливаясь смеется и этот человек тебе искренне нравиться, ты готов слушать эту музыку сколько угодно долго!
-Если честно, -сказала она через минуту, вытирая глаза, на которые навернулись слезы от смеха,- можно было бы пять - десять раз обойти мой блок, но может в другой раз? У меня сегодня был очень длинный день...
Я опустил глаза, в голову не приходило ничего путного, чтобы продлить этот вечер хотя бы на полчаса. Так, что когда она лукаво посмотрела на меня, было настоящим подарком услышать:

- Но если Вам так хочется, могу предложить чашку... А вот чего конкретно сказать не могу... Я уже сто лет за покупками не ходила...- сказала я понимая, что его мысли сейчас направленны только на поиски какого-то повода для продолжения разговора.
Чего греха таить, мне это льстило. Если я кино не люблю, это ж не значит, что его нет на свете. И раз мне на актеров плевать с высокой горки, это не значит, что среди них нет интересного собеседника. А этот этот Джон Портер производил впечатление как раз такого.
Кроме того, после моего последнего романа прошло ровно столько времени, сколько положено, чтобы снова вступить в игру. А профессиональный актер в этом смысле хороший повод размяться перед чем-то серьезным.
Конечно, у меня даже в мыслях не было, что все происходящее сейчас серьезно.
Так что только через время я поняла, надо было обратить внимание на то, как он буквально подпрыгнул на месте, услышав мое приглашение и понять, что, возможно, он как раз настроен на другой лад, когда сказал, что вода из-под крана тоже подойдет.
-Ну, ОК. Вода точно есть. Идем,- сказала я и повела его на другую сторону, чтобы через пол квартала подойти к моему дому.

Она жила в довольно невысоком доме на углу 21 западной улицы и Седьмой авеню. Я покрутил головой, чтобы повнимательней осмотреться. Ага, чуть вперед Академия Моды, чуть дальше Мадисон Сквер Гарден (...одна из самых больших концертно-выставочных площадок в НЙ...), интересно до Челси пирса далеко? Там очень мило, можно будет как-то прогуляться с ней по тем местам.
"Стоп, дружище! Размечтался!"- остановил я свои фантазии. Не хватало еще самому себе не сглазить!
Чтобы отвлечься от слишком несвоевременных идей, я поспешил заговорить:
-Давно Вы тут живете? - спросил я.
Она пожала плечами, будто вспоминая.
-Здесь два года. А на Манхеттене с рождения.
Моему удивлению не было предела.
-Как так? (...из личного опыта: как правило жители Манхеттена - приезжие. Очень не многие родились и выросли здесь. Самая распространенный шутка: "А на этот острове беременные есть?..."...)
Она снова пожала плечами и сказала, доставая из кармана ключи и открывая входную дверь:
-Вот так. Уникальный случай. Проходите.
Мы прошли в холл. И сразу же включился свет. Вокруг было довольно мило. Почище тех мест, куда я время от времени попадал, когда считал себя музыкантом.
Я родился в небольшом городке в предместье Чикаго, и в Нью Йорк переехал уже заработав на первых двух картинах довольно приличные деньги. Так что как выглядят подъезды нормальных домов здесь не знал. Жуткого вида сквоты, в которых были организованны студии звукозаписи, конечно не в счет. Марк и его семейство жили в Джерси в большом доме с красивой лужайкой. Ну, а мой дом, наверное в рамки "обычное Нью-йоркское жилье" не вписывался. Так что,кроме прочего, мне предстояла экскурсия в реальный мир.

-Лифта нет,- сказала я проходят вперед по коридору. Но это не смутило моего спутника. Он пожал плечами и спросил только на какой этаж подниматься.
-Третий... Не стала бы селиться выше. Я боюсь лифтов.
-Ух ты? И как Вы живете в этом городе?- спросил он очень заинтересованно.
-Трудно, но как-то выкручиваюсь... Работу искала поближе к земле... Жилье не выше четвертого этажа... Я даже на крыше Близнецов так и не побывала... Смех один, завал разбираться помогала, а на крыше не была!
Он обернулся и улыбнулся мне, никак свою улыбку не прокомментировав. Было похоже, что он думает о чем-то своем, а моя болтовня только подтверждают его мысли. Не могу сказать, что это было неприятно, но все же хотелось знать, о чем думает человек, которого я собираюсь пустить к себе в дом почти ночью.
-Пришли,- сказала я указывая на свою дверь,- сейчас, наверное, надо было бы попросить Вас отвернуться,чтобы Вы не заметили всех секретов моих кодовых замков... Но у меня нет кодовых замков, так что отворачиваться не придется,- сказала я и открыла дверь.
Он зашел следом за мной и нерешительно замер.
- Проходите, вещи можно оставить здесь,- показала я на стул при входе, который был и без того завален всякой ерундой вроде рекламных газет, сумок и ключей от прежних квартир.
- Не могу сказать, что была готова к приходу гостей,- на всякий случай сказала я, оправдывая далеко не идеальный порядок в гостиной.
-О, Вы моей берлоги не видели! Вот уж точно, где торнадо прошел!
-Представляю,- сказала я проходят на кухню.
Поиски чая, кофе или хоть чего-то, что можно было бы выпить, так успехом не увенчались.
-Джон, похоже, что кроме шуток, есть только вода из-под крана! - сказала я возвращаясь в комнату.
Гостя я застала разглядывающим мой диплом в рамке, который моя мама прибивала на самом видном месте в каждой новой моей квартире...
Она гордилась этой штукой, пожалуй, больше кого бы то ни было!
-Колумбия! (... Имеется ввиду Колумбийский университет...) "Факультет гуманитарных дисциплин"...- прочитал он и присвиснул,- круто!
Я покраснела.
- Наверное...- сказала я,- все так думают... А то, что с банком за кредит на обучение я рассчитаюсь только через пять лет, хотя два года, как закончила, это вот не круто... - но эти сопли я оборвала на полуслове: никому не интересно слушать о проблемах других, тем более посторонних людей.
- А где Вы учились? Если, конечно, этому надо учиться...
Он отошел от маминой гордости и прошелся по моей крошечной гостиной:
- Два года в театральной школе Депола (... факультет театрального искусства в университете в Чикого...)
- И как?
-Выгнали.
-Как, прямо выгнали?! - удивилась я
- Да нет! - он рассмеялся, - шучу. Бросил. Начались съемки. Работы много. Мой агент такой жадный сукин сын, что слышать не хочет про сессии. Так что...- он развел руками,- походе я неуч...
Я присела и жестом предложила и ему:
- Ну сформулированную проблему, можно считать наполовину решенной. Это раз. И два, если Вас даже бармены в сомнительного качества забегаловках узнают, значит образование не так важно,- решила проявить благородство и защитить Джона от его же собственной критики.
Он свел ладони и потрогав указательными пальцами свои губы сказал:
- Спасибо! Хороший аргумент.
- А к стате, что Вы делали у нас? Не скажу, что Ли и Джек плохо кормят, но гламурным это место тоже не назовешь?
Он пожал плечами и сказал, что ему страшно опостылело сидеть дома, что сценарий, который он читает сейчас по просьбе агента, нудный до невозможности, и вообще дела как-то не складываются.
- Ага! - сказала я, решив, что могу изобразить обиду. - значит с Олимпа спускаться можно, только когда хандра берет! И к незнакомым девушкам на ... воды попить напрашиваться, если хочется чего-то новенького?!
Он клонил голову и прищурившись посмотрев на меня, сказал очень серьезно:
-А я этому очень рад! Мне такие люди не попадались...,- он задумался на секунду и продолжал,- никогда не попадались. Мне кажется у Вас большое сердце, Джулия.
В первую минуту я не знала, что ответить на такое. Но хмыкнув, я все же сказала:
-Зовите меня Джулс. Это не так официально. А на счет сердца... Слишком большие размеры - это очень плохо, на сколько я знаю...
Он снова луково посмотрел на меня и сказал:
- Да, говорят, это доставляет неудобства.
-Вот именно, неудобства.

Что я нес! Боже мой, какой бред, я нес! И, главное дело, не знаешь же, что надо говорить.
Честно говоря, я избегал таких ситуаций. Дело даже не в Марке, у которого было свое и очень нелестное для девушек мнение о них. Он требовал от меня максимальной отстраненности от любых романтических историй.
-Джон, дружище, придет время и все они будут твоими! Но до того, прошу тебя, никаких лишних историй! Выгребать это дерьмо гораздо сложнее, чем наркому или выпивку,- это был его стандартный текст перед каждым моим походом куда-то в свет или на вечеринку. Марку почему-то казалось, что я только и думаю о том, чтобы перетрахать половину Нью Йорка и весь Лос Анжелес. Доказывать ему обратное не имело смысла, так что я просто отмалчивался.
А честно говоря, к моменту нашей встречи с Джулс, более-менее серьезные отношения у меня были только однажды, да и то в старшей школе, и закончились они ничем, как и подавляющее большинство школьных романов.
В кино романтическую любовь играть не пришлось, а мои партнерши, как и подобает профи, после съемок откровенных сцен, одевались, смывали грим и отправлялись по своим делам даже не поворачиваясь и не помахав на прощание. Так что следуя правилу "не умеешь не берись", я даже не думал, что однажды не буду знать, что надо говорить девушке, которая кажется самым удивительным созданием в мире.
И надо же, случилось чудо! Может поняв мои терзания, может потому, что пауза в нашем недоразговоре затянулась она сама сказала:
-Вода! - и снова поднявшись почти побежала на кухню.
-Ладно! - раздался оттуда ее голос,- раз такое дело,- расскажи мне о работе. Было бы странно даже не сделать вид, что мне не интересно узнать об обратной стороне...
Я усмехнулся:
-Зачем слушать, то что неинтересно? Тем более, что не так много я могу рассказать.
-Ага! Давай, давай! Пококетничай! - сказала она возвращаясь с бокалами и бутылкой белого вина, которую она как приз подняла над головой.
-Смотри, что я нашла! Даже не знаю откуда! Не будет у тебя повода говорить, что нью-йоркские девушки плохие и негостеприимные хозяйки...
Я помог откупорить пробку и развил прозрачный напиток по бокалам.
Она поднесла бокал к носу и как заправский сомелье понюхала.
-Очень даже ничего,- констатировала Джулс и пригубила вино.
В этих вещах я мало что понимал, потому даже притворяться не стал, опрокинул содержимое бокала почти целиком, за что получил ее насмешливый взгляд.
-Понятно, актеру не обязательно знать толк в винах.
Я пожал плечами.
-Если однажды мне предложат роль винодела, что вряд ли, придется брать уроки, вот этих всех штук,- сказал я повторяя ее действия с бокалом.
-То есть одного сценария мало? - уже с интересом спросила она.
-Мало для чего?
-Для роли. Мало просто прочитать текст диалогов и комментарии по поводу действия?
Я пожал плечами:
-Конечно! Как я могу играть полицейского, например, если никогда в участке не был? Ну я допустим был... И не раз. Но не с полицейской стороны...
Она подняла бровь и перебила меня:
- То есть ты буянил?
-Еще как!
- Хмм...- она посмотрела на меня своим лукавым взглядом, который мне уже успел понравиться,- а социально опасным не признавали? Ну, там терапию от агрессии не прописывали?
Я улыбнулся и покачал головой.
-Такого не было.... пока. Но ты же понимаешь, в жизни можно быть застрахованным только от бессмертия. Все остальное с каждым может случиться.
Она кивнула и поднявшись подошла к окну.
-Я люблю смотреть на город, - сказала она отдергивав занавеску,- такой шумный и сильный. Как тебе живется в НЙ?
Я пожал плечами.
- Нормально. Нет, я могу, конечно, сказать, что это лучшее место на земле и все такое... Ну то, что вам, Манхеттанцам, так нравиться слушать, но это будет не правдой. Я не вижу разницы.
-С Чикаго? - она пожала плечами, - согласна, разница не велика. Но с остальной Америкой... Я бы не смогла даже месяц прожить где-то в Техасе или Делавере.
-Но и там люди живут.
-Согласна. И я им желаю счастья. Там где они живут.
Пришло время мне смотреть лукаво:
-Но пусть не приезжают к вам на остров, так?
Она пожала плечами.
-Не все понимают, что здесь хорошо. Так зачем себя насиловать?
-Иногда и не знаешь, что приехать в какое-то место очень правильный поступок.
Она посмотрела на меня не понимая, о чем я говорю. Я поставил пустой бокал на стол и сказал, что не знал, что встречу кого-то похожего на нее, когда мой агент настоял на переезде.
Конечно, ей было приятно это услышать, но она даже виду не подала. Дернула плечиком и повернувшись к окну откуда открывался вид на шахлое деревце сказала:
-Лесть - лучшее, что есть в арсенале мужчин и худшее, что придумали люди.


Ну, а что еще я могла сказать на такое?! Хотя на секунду мне показалось, что в его глазах сверкнуло что-то, о чем пишут в женских романах. То, что такое возможно в моей жизни я и представить не могла. И честно говоря, не хотела.
В НЙ не принято говорить о чувствах. Мы говрим об отношениях. Не принято делать комплименты, смысл которых не лежит на поверхности. Ведь ты никогда не знаешь, что за человек перед тобой. За это нас считают холодными циниками. Но я не врала Джону, НЙ такой странный город, что понять его можно только приняв все эти правила. А Джон Портер к этой минуте жизни здесь этого еще не понял. Но, наверное, поэтому мне вдруг страшно захотелось помочь ему разобраться во всех тонкостях наших правил в Большом Городе.
Но с другой стороны, все мое двадцати девяти летнее существо противилось самой идее таких чувств по отношению к человеку, который у всех наведу.
"Стоп!- говорил мне мой внутренний голос, который, как правило, отличался здравомыслием,- это все ни к чему не приведет!"
И тут произошла удивительная вещь. Какая-то другая я впервые в жизни решила не послушать этот рупор здравого смысла.
"Иди ты! - грубо сказала я сама себе,- жизнь слишком коротка, чтобы даже не пытаться рисковать!"
"ОК, - сдался голос,- только чур, не плакать, как это уже однажды было..."
Мысленно я сама пожала себе руку в знак того, что условия приняты, и отвернувшись от окна, сказала ему:
-Хотя, спасибо. И мне, наверное, нужно сказать тоже и тебе?...
Он усмехнулся и ответил повторяя мою интонацию:
-"Зачем себя насиловать?" Я-то прекрасно понимаю, что больше похож на назойливую муху. И мне страшно неудобно в таком качестве.
- Не расстраивайся. Я читала где-то, что мухи, на равне с пчелами, самые главные существа на Земле. Так что мы, прочие жители этой планеты, должны ценить и любить тебя.
-Ой,- сказал он со вздохом,- про любовь всей планеты или большей ее части я от Марка, моего агента слушаю... Хотелось бы свернуть все до одного человека, но так, чтоб надолго.
Какая-то новая я, ну та, что не соглашалась с голосом разума, ликовала! Вот он, шанс рискнуть! То, о чем так много говорят мои подруги, сидит на диване напротив меня. Он сам нашел меня, сам решил действовать. И совершенно очевидно, им движит то, что мне всегда хотелось получить от мужчин: понимание того, что я такая какая есть. Со спутанными в пучок волосами, без косметики, не на шпильках, без сумки от Prada и с желанием говорить о чем угодно кроме беременности Анжелны Джоли. Зато мне не страшно пригласить незнакомца поздним вечером домой и говорить об этом чем угодно.
И заметьте, я жизнью клянусь, позвала бы его даже если бы Джек не сказал мне кто он такой!
- Еще вина?- спросила я спрыгивая с подоконника и подходя к столику, перед которым сидел Джон.
Он помотал головой и посмотрел на часы.
И вдруг мне стало нехорошо. Ноги буквально подкосились. В голове была только одна мысль: "Делай что хочешь, но он не должен уйти сейчас!"
Так что могу поклясться, сама не была готова к тому что скажу.


Я понимал, что уже перешел все рамки приличия, и был уверен, что меня попросят в любой момент. В конце концов, она еще в самом начале нашего разговора сказала, что завтра ей предстоит ранний подъем и тяжелый день. Я со своими разговорами явно становился лишним. Но уйти сейчас и ничего толком не узнать, я тоже не мог. Может она больше не пустит меня к себе. Да мало ли, что может произойти? Вдруг я больше не встречусь с ней.
Голова разделилась на две половина, одна лихорадочно искала какой-то повод остаться, а вторая паниковала, что ничего не получится.
Как же я был счастлив, когда она сказала:
-Ладно, Джон. Время позднее, надо спать ложиться. Мой диван не самое удобное ложе, но в этом углу ночью такси не поймать, так что если ты не собираешься топать пешком до Тайм сквер, могу предложить спать здесь.
Раньше мне казалось, что самое важное я слышал от Марка. Работа - это же так важно! И вдруг, все еще посторонняя девушка, от которой мне не хотелось уходить ни на шаг, сказала что-то такое от чего все мои прежние представления о счастье поменялись навсегда.
-Уверен, что твой диван на много удобней твоего половика, на котором мне пришлось бы сидеть, если бы ты не предложила остаться.
-Ты бы спал под дверью?- засмеялась она.
-Ага... Я не мог придумать ничего, чтобы как-то остаться, потому подождал бы тебя до утра. Наверное, ты сильно бы удивилась... Но у меня была бы целая ночь, чтобы придумать причины, почему тебе пришлось бы переступать через меня утром.
Она пожала плечами и прошла в спальню, где из камода достала подушку, пледы и покрывала, и вернувшись назад протянула мне.
-Располагайся. Свежие полотенца в ванной, только чур я первая. Я, правда, устала.
Я сделал жест, что не хочу ей мешать и, когда она закрыла дверь ванной быстро раскидал декоративные подушки с дивана, и устроил себе довольно уютную спальню.
Через пару минут она вышла, завернутая в огромных размеров мужской банный халат. Это одеяние скрывало все, что только возможно, но зато включало фантазию. Приятный запах разлетелся по небольшой гостиной, а чистое личико просто сияло в полумраке вечернего освещения. Я сглотнул и подумал, что, наверное, лучше было бы спасть под дверью, чем думать о том, что все это будет на расстоянии вытянутой руки, но совершенно не доступно.
-Как.. Какая...- начал я. Мне хотелось сказать, какая она красивая, но решил, что и так выгляжу довольно глупо, чтобы еще в добавок ко всему начать растекаться комплиментами. Так что я сказал:
-Какой у тебя халатик не слабый...
Она посмотрела на себя и сказала улыбаясь:
-О.. Это трофей. Мой бывший, он был помешан на халатах. Этот я забрала, вроде, как скальп врага.
Конечно, я даже представить не мог, что кто-то отпустил такую девушку.
Не знаю какая сила удержала меня, от того, чтобы сразу об этом не сказать. Я сделал глубокий вдох и спросил только:
-А диван тоже трофей? А то лучше я на полу прилягу... Ну, знаешь, спать на чужих трофеях, это как-то...
Она снова улыбнулась, распустила волосы и сказала, поворачиваясь спиной:
-Нет, диван я купила сама. Спокойной ночи!
Слава Богу в ее спальне не было дверей. Я видел, как она, зайдя за угол, бросила свой трофейный халат на пол, как взмахнула чем-то похожим на пижаму, как скинула покрывало, как легла, уютно устроившись на кровати.
Я быстро лег на диван, сняв только свитер и свои несуразные ботинки.
И стал смотреть в потолок.
"Какая странная ситуация. Не приходилось попадать в такие" - подумал я и услышал ее голос.


-Какая странная ситуация. Не приходилась попадать в такие,- сказала я вслух, хотя мне показалось, что я только подумала об этом.
-Ну и ну! Я только об этом подумал!
Я вздохнула:
-Джон, твое общество мне приятно прежде всего потому, что оно не очень напрягает разными глупостями, вроде ненужных комплиментов. Так что давай поговорим не о том, что мы оказываемся думаем об одном и том же...
Наверное, это очень грубо прозвучало, но по крайней мере, это избавит меня от необходимости думать, что ему сказать, если вдруг он... А что он? Что он может сделать в такой ситуации. Конечно, это странно разрешить развалиться у себя дома человеку, которого знаешь пару часов. И вообще знаешь ли?! В этом городе сумасшедшие на каждом углу. О чем я только думала?!
Ладно, он не производит впечатления маньяка. А если он меня и прирежет ночью, что ж, попаду в полицейскую хронику, получу свои пятнадцать минут славы.
-Слушай, а можно спросить,- неожиданно для самой себя, сказала я,- а как это, быть у всех на виду?
Он помолчал и со вздохом ответил:
-Често? Плохо. Как-то очень все... на веду.
Я подняла голову оперевшись на локоть так, чтобы видеть его из спальни.
-А зачем, тогда тебе быть... ну тем, кто ты есть? Разве люди не хотят быть актерами, певцами, ради того, чтобы быть в центре внимания? Становиться знаменитыми?
Он не отвечал, и я поднялась еще выше, чтобы видеть, что же он делает и посмотреть на его лицо. Он лежал запрокинув голову вверх и смотрел на потолок почти не моргая. Сама не знаю почему, мне очень хотел услышать его ответ на вопрос, потому я кашлянула привлекая внимание.
Он повернул голов в мою сторону и сказал:
- Знаешь, ерунда все это. Карьера, популярность... Такая лабуда! Чем это все помогает в нормальной жизни?
-Ну знаешь?!- такого поворота я точно и представить не могла,- Тебе виднее. Не забывай про гонорары, призы, фестивали, Канны, красные дорожки и все такое прочее...
-Джулс, я же про нормальную жизнь спрашиваю,- сказал он подымая голову так чтобы видеть меня, - Это все правильно, что ты говоришь, но чем все это помогло мне оказаться здесь?
Я пожала плечами:
-Честно?
-Вот именно, ответил он за меня. Ни чем. А я этого очень хотел!
-Оказаться у меня на диване?
Он откинулся на спину и снова стал смотреть в потолок:
-Оказаться рядом с кем-то, кто очень нравиться и о ком хочется узнать побольше. Так много, сколько этот кто-то сам о себе не знает...
И резко повернувшись в мою сторону он спросил:


-Как думаешь, могу я рассчитывать на такую откровенность после всего того, что уже успел наделать?
Она опустила голову в своем гнезде из подушек и покрывал и ответила тихо:
- Думаю, да... Если, конечно, и ты будешь откровенным.
Я поднял большой палец вверх, мол, договорились, и нашему договору жить.
И сразу начал задавать свои вопросы, которые за вечер собирались в голове. Конечно, прежде всего мне хотелось узнать почему она оказалась сегодня вечером в моей компании, а не с пылким давним любовником, который по ней сума сходит, но решил, что тогда она меня выгонит не смотря ни на что.
- Так ты редактируешь книги?- спросил я снова поворачиваясь в ее сторону.
Она кивнула.
- А сама никогда не пыталась свое написать?
Она мотнула головой.
- Нет. Не знаю, кто будет редактировать,- сказала она с улыбкой.
- А серьезно?- спросил я и мое лицо стало больше похоже на морду спаниеля, просящего кусочек еды.
Она засмеялась.
-Не умею. Пробовала однажды, ничего не получилось,- сказала она и я услышал, как меняется ее тон. Ей было жаль.
-Я поняла, что придумать историю мало... Надо уметь ее рассказать.
-Да, это важно...
-Вот потому, когда у меня не получилось однажды, я решила, что не стоит даже пытаться,- со вздохом сказала она.
-А вот это ты напрасно... Жизнь такая штука, никогда не знаешь какой фортель отколет!
Она снова вздохнула и сказала, что так и есть, но все равно, если уж себя настроил на какой-то лад, очень трудно потом что-то менять.
- Это как клише: не получается думать по-другому, если у тебя в голове определенная матрица,- добавила она.
Я присвиснул:
-Это уже слишком для среднего ума... Кроме того, раз ты знаешь про матрицу, наверное, уже выбрала синюю таблетку...
-Красную... -исправила она.
-Ага! Значит кино ты все таки смотришь!
-Смотрю, конечно, а куда от него деться. Кроме того, ты же видел моих подружек. Нет, они чудные! Просто в кино мы идем не ради кино, а ради Киану Ривза, от которого без ума Марта или Бреда Питта, которого боготворит Триша...
-А тебе, кто-то нравиться? Глупый вопрос, извини!
Она пожала плечом.
- Внешне, как девочкам? Или как играет?
-По всякому...
Она подняла глаза вверх и задумалась.
-Ну, очевидно, что должна была бы сказать, что мне нравишься ты. Но я этого не буду говорить, чтобы не растерять свой имидж такой холодной и отстраненной дамы... Клуни не плох. А внешне похож на моего отца. Поэтому мне тяжело смотреть фильмы с ним... Папы уже нет, так что сам понимаешь...
Я кивнул.
-А женщины?
-Нынешние - ни одна. Они все какие-то пластмассовые. Раньше были лучше. Хепберн, Лолабриджида, Стрейзенд...
- Да, эти были чудесные,- согласился он,- но, говорят, играли тяжело.
- То есть?
- Капризничали, - объяснил я, - мне рассказывал отец моего режиссера. Он был продюсером на картинах со Стрейзанд, она из них все соки выпивала! Сейчас актрисам такого не позволяют. Есть контракт и сроки и никаких истерик.
- Ну и ну! А мне казалось, я только и слышу о том, как кто-то устроил скандал на площадке...
- Никому не говори. Это тоже часть работы. Один раз сорвешься на съемках, больше тебя никуда не позовут.
Она кивнула, понимая о чем я говорю:
-А между съемками?
Я усмехнулся:
-Как будто знала! Тогда-то все и происходит... - сказал я и замолвил на минуту.
А она стала смотреть на меня очень внимательно ожидая, что я скажу дальше.
-Ну, ладно, ладно! И у меня бывало... И если ничего в моей жизни не поменяется, наверное будет еще,- мне было не приятно видеть, как она откинулась назад на подушки и перестала смотреть в мою сторону:
-А я и не говорил, что у меня крылья за спиной есть! - немного обиженно сказал я.
-А я тебя и не критикую. По мне так лучше весельчак гуляка с ответственным подходом к работе, чем эгоист, которому наплевать на все вокруг, кроме себя.
-Хозяин халата? - догадался я.
Она вздохнула и я понял, что она кивает в темноте.
-Не поделишься? - спросил я и посмотрел на нее.
Она смотрела в потолок:
-Зачем тебе это? Это грустная история.
-Мне не зачем, это ты правильно сказала, но тебе будет легче. Так что попробуй. Я умею слушать...
Она посмотрела на меня, думая что же ответить, наверное была готова все же прекратить этот разговор, но вдруг сказала:
-Ну, мы были вместе около года. Так много времени ушло на то, чтобы я, наконец, поняла, что не стоит тратить время.
-Он был груб? - какая-то странная злость подкатила в мою грудь, если бы она ответила "да", я точно вскочил и стал бы требовать его имя и адрес, чтобы устроить трепку такому подлецу.
-Нет-нет. Даже наоборот, он был очень внимательным, -сказала она усмехаясь,- его внимательность оказалась у меня вот где! - она провела рукой по горлу,- Он не давал мне проходу, все время критиковал. По его мнению я все делала не так, он все исправлял. Это называлось "желать мне добра"
Представляешь рядом с тобой человек, который Все свое свободное время тратит на то, чтобы критиковать то, что ты делаешь?! - постепенно она завелась и была готова буквально вскочить.
Я понял, что напрасно начал эту тему, видимо, ей сделали очень больно.
-Но это еще не все. Уже потом выяснилось, что ему необходим кто-то еще, чтобы расслабиться от необходимости помогать мне. И он заводил сначала Карин, потом Талию, потом какую-то девку из ресторана Бальзак, ее имени я уже не знаю. Я ушла. Вот халат прохватила! После всего этого я несколько месяцев только и думала, что это за фигня такая происходит?! У меня же вроде все на месте, включая голову, как мне кажется, так почему же все время такие вот козлы попадаются?!
Она лежала на спине и активно жестикулировала, стараясь в очередной раз разобраться в этой глупой ситуации. Мне стало жаль ее, но я понимал прекрасно, что жалось обидит обидет такую девушку. Потому я сказал:


-Говнюков полно на каждом углу, - сказал он, вздыхая,- так, что не стоит расстраиваться. У меня даже есть теория, чем ты сам лучше, тем больше разного сброда вокруг ошивается. Для баланса.
Я засмеялась:
-Да, но в моем случае это касается только мужчин. Уж прости меня за откровенность.
Мне почему-то стало, так обидно за себя, что я решила не жалеть его чувств, в конце концов я знаю этого типа всего несколько часов.
Но он ответил так, как будто был моим другом с начальной школы:
-И не говори! Такие гады!
Я снова посмотрела на него. Ну надо же? Как вообще такое возможно?!
-Ладно! Незнакомец. Твоя очередь. Давай рассказывай, какие мы женщины стервы и сколько крови у тебя выпили!
Он молчал, и я не видела его лица, но могла поспорить, что он улыбался в этот момент.
- Это очень скучная история. У меня таких сериалов, как у тебя, не было. Я трус,- он усмехнулся,- и больше всего на свете боюсь Марка, моего агента. Он мне ноги отрывает каждый раз, когда я смотрю в сторону кого-то, кто может быть потенциальным объектом для отношений. Мальчик, девочка, ему все равно. Он считает, что мне еще рано заводить что-то. Представляешь, гад такой?!
"Ага, ну, наконец!"- подумала я,- "Наконец, все становиться понятным!"
- То есть ты сейчас вроде, как с цепи сорвался? Решил послать своего агента, или кто он там тебе? Значит я была права с самого начала? - честно говоря, я была в ярости. На столько, что сон улетучился.
Джон Портер решил завести интрижку, а я, как последняя идиотка, сама потащила его к себе домой. Хотя, погодите! Он же не говорит мне этого после близости на утро. Он говорит это сейчас, когда лежит укутанный в мои пледы на диване в гостиной...
-Нет, Джулс. Я не ищу приключений. Наверное, я ищу помощи,- сказал он, подкидывая плед ногами, чтобы уложить его поудобней,- то, что думает Марк безусловно важно, но это и все. А мне, кажется, что мне уже давно нужно что-то серьезное.
И тут я услышала, что он поднимается и подходит ко мне.


Держаться больше я не мог. Пока мы говорили о чем-то отстраненном, было еще терпимо. Но когда, я понял, что у нее такая дыра в сердце и что меня она считает каким-то очередным выродком на своем пути, я уже не мог спокойно сидеть под всеми этими покрывалами.
Я поднялся, подошел к кровати и буквально упал у ее ног.
-Не возражаешь?- спросил я, когда уже устроился. Ей ничего не оставалось, как покачать головой.
-Джулс, скажи, кого ты боялась в детстве больше всего?
Вопрос был неожиданным для нее, потому она, чуть подумав, ответила, глядя на меня широко открытыми глазами:
-Буку-злюку, но...
Я сделал знак, что сейчас все объясню и она прервала свой вопрос.
-Так почему ты решила, что я - этот твой бука-злюка, который пришел за твоим покоем?
Она молчала. Только смотрела на меня и мне очень хотелось верить, что это теплый взгляд близкого человека, а не любопытство не сумасшедший ли я. Через долгую минута, она, наконец, ответила, пожав плечами:
-Ну, прежде всего потому, что сейчас уже второй час ночи, а я вместо того, чтобы спать, занимаюсь психоанализом с малознакомым человеком, который мне ко всему прочему хочет отдавить мне ноги...
-О, прости!- сказал я отодвигаясь так, чтобы ей не мешать, но зато у меня появилась возможность обнять ее колени, укрытые пледом.
-Все еще не удобно?,- спросил я наклоняясь ниже и положив голову ей на ноги.
Могу поклясться она вздрогнула, но не от страха. Нет! От неожиданности.
-Это мило, но не кажется, что рановато?
-Сама говоришь, второй час ночи. Самое время, разве нет? Джулс, в этом кафе я подумал, что никогда не встречал никого похожего на тебя. И очень испугался, что не узнаю о тебе ничего прежде, чем ты уйдешь,- она молчала, только слушала опустив голову чуть на бок,- Сейчас я рискую упустить свой шанс сказать тебе, что не хочу расставаться с тобой. Я понимаю прекрасно, что это довольно странно, но такой уж я есть. Трус и слабак, когда дело касается чего-то очень важного для меня. Я не собираюсь торопить события и заставлять тебя делать то, о чем ты можешь жалеть. И тем более не хочу, чтобы ты нарушала какие-то свои внутренние правила. Просто я хочу быть с тобой.
Я замолк и опустил голову.
-А какие правила ты имеешь ввиду? - спросила она вдруг.
Я поднял голову и пожал плечами:
-Ну, не знаю, правило пяти свиданий, или еще что-то в этом роде. Все мои партнерши, их дублерши, наши гримерши, все все все девушки, с которыми я хоть минуту разговаривал не о работе, все имеют какие-то свои правила по части свиданий. Так вот, если у тебя они тоже есть, соблюдай их по полной, просто позволь мне быть рядом и узнавать тебя.
Она хихикнула и прикрыла лицо до глаз пледом:
-То есть я буду соблюдать свои правила, вроде не встречаться два дня после первого свидания, а ты будешь в это время сидеть напротив и узнавать меня поближе? Мило...
Я опустил голову и засмеялся вместе с ней.
-Да, глупо. Но тогда давай договоримся, ты меня не гонишь и не избегаешь, а я не пристаю.
Она кивнула и протянула мне руку для того, чтобы скрепить этот договор.
Руку я пожал, но не отпустил сразу. Она смотрела на меня держа ладонь на весу и чуть заметно покачивала ее.
Надо ли говорить, что больше всего мне хотелось потянуть ее к себе.
Но уговор дороже денег. Я отпустил ее руку и поднялся.
-Спи, малышка,- сказал я и наклонившись поцеловал ее в лоб.
Теплая кожа пахла каким-то кремом и еще чем-то, что вгоняет в дрожь. Я понял, что влюбился.

Не было никаких причин не влюбиться в него. Теплое чувство растеклось по телу и стало тяжело дышать.
Его поцелуй был горячим и мне показалось, что ему так же нелегко, как и мене, контролировать себя. Но он сдержал слово и отстранясь от моего лица, вернулся на предоставленный в его распоряжение диван.
Минуту я собиралась с мыслями, а потом попросила:
-Расскажи мне о себе.
-О какой части меня?
-Ага, их несколько?
Он усмехнулся:
-Если быть точным три. Работа, музыка и все остальное. Первое не очень интересно, потому что все и так про это знают, а кто не знает, тому тем олее не интересно. О втором особо рассказывать нечего, потому что недолгий опыт показал, что музыкант из меня так себе, и моя группа не настроена держать меня только потому, что я могу оплачивать все их счета. Они теперь и сами с усами, выдреныши! Да ну их! А все остальное - это поиски чего-то кроме работы.
-То есть играть в кино тебе не нравится?- удивилась я.
Он помолчал и ответил:
-Нет, нравиться. Но мне хотелось бы делать еще что-то полезное.
-Благотворительность?...
-Не знаю... Однажды я был активным донором для WWF (фонд дикой природы), пока меня не пригласили на сафари, которое устроили в рамках программы помощи львам в Чаде. Говорят, кое-кто привез неплохие трофеи.
-Вот гады! - выпалила я,- знаешь, а я однажды чуть в полицию не загремела... За то, что с подругой облили витрину Oskar de la Renta красной краской,- он засмеялся,- зря смеешься! Эти уроды сделали коллекцию из шиншил и норок... Знаешь, как их убивают для того, чтобы шубки сделать? - меня буквально передернуло от воспоминания об этой истории.
-Представляю... Значит меха - это не твое?!
-Не то слово. Я вообще не очень понимаю, зачем деньги тратить на дорогие шмутки? Нет от красивого костюма от Dior и сумочки Chanel я бы не отказалась. Но больше одной Chanel мне не надо, а Dior особо носить не куда. Многие не в курсе, но у нас тут все по-простому...
-Ага... По-простому. Видел я твою подружку. По самым скромным подсчетам, сотен на пять на ней было всего... Это все от человека зависит. У моего агента, которого я никак не могу из зубов достать, все время о нем вспоминаю, рубашек от Brooks brothers на многие многие тысячи... Он говорит, то это важно для его работы... Наверное, он прав. К стате, если мне надо куда-то выбраться я у него беру.
-Правда?- было очень смешно услышать, что звезда нового поколения стреляет рубашки для black tie дресс кода у своего агента,- я думала, вы все только и делаете, что тратите деньги на кутюр...
- Бывает... Только, я, если честно, в этом не особо разбираюсь... В самом начале, мне это нравилось. Знаешь, когда у тебя вдруг появляются деньги. И ты можешь получить все, что хочешь. Но через время тебе дела нет до всего этого. Ну скажи, сколько пар обуви надо человеку?
-Смотря какому. Мне не много, а у Триши все завалено Jimmy Choo и Manolo Blahnik... У меня другие страсти. Но если я правильно помню, тебя называли самым стильным актером в прошлом году?
-В этом... - исправил он,- два десятка фоток в глянцевых журналах и ты на вершине модного олимпа... Даже говорить об этом не хочу...
-Ну, а разве это тоже не часть работы?
Он молчал и поскольку это молчание затянулось, я снова приподнялась, чтобы посмотреть, почему он тянет с ответом.
Лежа на спине, закинув руки за голову и напевая что-то себе под нос, в простой майки из GAP, со взъерошенными волосами, он был больше похож на старого знакомого или брата, неожиданно приехавшего из какого-то захолустья в гости на пару дней. Вдруг в голову мне пришла странная мысль и чтобы получить разъяснения я спросила:
-Джон, а ты вообще хотел такой жизни для себя?
Он повернулся в мою сторону:
-Кто не хотел бы?! - ответил он - И сейчас ты опять подумаешь обо мне плохое.
- Почему?- не поняла я,- что плохого в желании быть знаменитым. Я, вот хочу однажды стать самым знаменитым издателем. И выпустить книгу, которая перевернет мир.
- Но при этом тебя не будут снимать в нижнем белье для какого-то глянца... А моя популярность на этом держится... Хотя,- он повернулся ко мне и посмотрел хитрыми глазами,- жаль, что редакторов не снимают в белье.
Я швырнула в него одной из подушек и, как не странно, угодила в голову.
- Ах так?! - он изобразил злость и подскочил с моей подушкой и еще одной, которую он подхватил со своего места,- буду мстить!
Я засмеялась и стала отбиваться от легких пуховых ударов.
Один-второй, и как-то само собой я оказалась в его объятиях.


Она отбивалась от меня и весело смеялась. Я держался сколько мог, и в конце концов, дамбу прорвало. Я обхватил ее за плечи сначала, а потом притянул к себе ближе и обнял.
А потом, жизнью клянусь, все пошло без моего ведома. Я поцеловал ее в лоб, в разгоряченную щеку. Но когда я понял, что она не сопротивляется, не отталкивает меня, я опустил голову и нашел ее губы.
Она приоткрыла рот, но шевелилась. Еще через секунду я стараясь делать это очень легко, поцеловал ее.
Она вздохнула и ответила мне. Казалось, что она будто перепрыгивает какой-то барьер.
Я же решил, что доступ для меня получен и стал смелее притягивать ее к себе.
Опустив руки вниз, я водил по спине. Шелковая ткань ее пижамы сразу стала горячей то ли от моих рук, то ли от того, что ее кожа становилась все горячее.
Она взяла мою голову в ладони и выгнулась так, чтобы прижаться поближе, но между нами все еще были ее плед и покрывало.
Я откинул их и мы стали еще ближе. Но, наверное, этого делать было не надо, потому что она, видимо, испугавшись слишком быстро развивающихся событий, отстранилась и улыбнувшись спросила:
-Кто-то говорил, что готов играть по моим правилам?...
Я улыбнулся и опустил голову:
-Ты их не огласила...
-Жулик! - смеясь сказала она и легонько оттолкнула меня,- раз так, объявляю.
Я откинулся на кровати и снова лежал у ее ног.
-Никаких глупостей на первом свидании. А у нас с тобой и не свидании вовсе. Вообще не знаю, почему пустила тебя,- сказала она улыбаясь и проводя кончиками пальцев по моим растрепанными волосам.
Я поднял голову, так чтобы видеть ее и сказал очень серьезно:
-Ты не представляешь, как я рад, что ты это сделала...
Она снова улыбнулась и жестом пригласила меня прилечь рядом.
Не медля ни секунды, я уже лежал рядом и обнимал ее за плечи.
-Не делание глупостей при этом не отменяются,- предупредили она.
Я кивнул и ответил:
-Тебе вообще спать давно пора. Какие планы на сегодня?
Она пожала плечами:
-Утром у меня встреча с новым писателем. Его книга должна выходить через полгода. Он разродился каким-то произведением в 500 страниц. Так что предстоит много всего перелопатить. Кроме того, раньше с ним работать не приходилось. Так что представления не имею, что за человек.
-А книга о чем?
-Если я не путаю, это роман об анархии. Он наверное думает, что он второй Оруэлл...
-На всякий случай возьми у него автограф. Сейчас в литературе такое делается, что никогда не знаешь, кто отхватит следующего Пулицера...
Она усмехнулась:
-Это точно.
Еще мы говорили о моих планах.
Я рассказал о сценарии, который никак не прочту. Пришлось пообещать, что сегодня до вечера закончу. Потом я рассказал, где живу. Она присвистнула, когда узнала адрес.
-Хотя чему я удивляюсь,- сказала она зевая.
А потом она заснула.
Я смотрел в свете уличных фонарей на то, как мерно поднимается ее грудь при каждом вздохе, как она приоткрывает губы, как будто хочет что-то сказать во сне, как реснички дрожат, когда ей что-то сниться и я думал, что никогда не видел ничего нежнее. Трудней всего было не прижимать ее сильней, когда нежность волнами накатывала на меня.
Еще через полчаса я тоже заснул.


Я забыла закрыть окно вчера ночью. Так что уже в девять утра шум мусорной машины разбудил меня. Я потянулась и сразу почувствовала сладко спящего Джона рядом с собой. Он все так же лежал на спине и одной рукой прижимал меня к себе.
Я прижалась к его груди и послушала, как он дышит.
Наверное сейчас ему ничего не снилось, потому что вдохи были ровными и довольно глубокими.
Стараясь не очень ему мешать, я осторожно поднялась и ступая на цыпочках прошла в ванную.
Отражение в зеркале мне очень не понравилось. Под глазами темные круги, щеки слишком красные. Чего еще ждать, если мало спишь и много волнуешься? Быстро приняв душ, я вышла и застала Джона лежащим на боку и разглядывающим сообщения в телефоне.
Он посмотрел на меня и отбросил мобильный.
-Доброе утро! - сказал он и протянул руки вперед, ожидая, что позволю себя обнять.
Я усмехнулась и присела рядом.
-Доброе утро! Пора вставать? - сказала я кивая в сторону телефона.
Он покачал головой и наклонился, чтобы поцеловать меня.
И так же, как прошедшей ночью, горячая волна прокатилась у меня внутри.
Но при этом он так старался не переходить границу, которую я решила провести вчера. И вдруг, я решила, что черту я проведу, непременно. Потом...
Я прижалась к нему сильнее и, стянув майку, провела руками по мускулистой груди.
-Джулс... - прошептал он и стал целовать меня, так как будто на Земле никогда никто не целовался раньше.


У меня в голове была только одна мысль: "Неужели это сейчас происходит со мной, неужели это я?!"

"Неужели мужчины бывают такими?! Неужели это сейчас происходит со мной" - вот все что приходило мне ум.

"Боже! Какая красивая!"

"О, Господи! Он ... Он...он не может! А...!"

"Джулс, девочка... Моя девочка!"

-А... А... Да, да, Джон, да...да...

-Ты готова? Ты хочешь?..

-Да...Джон, да..

-Малыш, моя девочка! Мояяяяаааа...
-Я не верю... Не верю...

"О мама, о Господи, да!... Да!.. Джон, милый, да!..."

-Да!

-Ааааааааа


Я не знала сколько прошло времени, не смотрела на часы, но сейчас мне казалось, что прошла минута... Или вечность... Какая разница?!
Мне было хорошо.... Господи, как же мне было хорошо...
Он лежал обняв меня, положив голову мне на грудь и тихонько напевал что-то себе под нос. Я гладила его волосы и думала только о том, что не знаю, что делать дальше. Очевидно, что это был самый естественный порыв, но что дальше? А продолжения мне хотелось во всех смыслах...


-Ты знаешь, что поломал мне все мою философию? - спросила она, накручивая на пальчики мои волосы.
Я приподнял голову, что бы видеть ее лицо. Она улыбалась и смотрела вверх.
-Почему? - спросил я.
Она улыбнулась еще шире и сказала, приподнимаясь на подушках:
-Потому, что я не могу жить без правил, может моя бабушка была немка... А тут ты, и все правила посыпались...
-Я тебе помогу. Давай у тебя будет правило жить вместе со мной?
Она усмехнулась.
-Не слишком ли рано?
Не могу сказать, что долго обдумывал эту идею, точнее она пришла меня, как раз в тот момент, когда я об этом говорил, но уже через секунду она казалась мне бриллиантовой! Жить с девушкой, которая волнует, как никто никогда и которую не хочется отпускать ни на секунду, разве это не самое естественное и правильное дело?!
- Джулс, а чем это плохо? Нормальное такое правило...
-Смеешься? Это было бы слишком...- она замялась подбирая подходящее слово,- скоро.
-Нет,- сказал я снова опуская голову ей на грудь,- это не скоро. Это правильно. Я так счастлив сейчас, что не смогу с тобой спорить на эту тему,- добавил я и прижал ее покрепче.
Она повернула голову в сторону окна, где жизнь уже шла полным ходом.


Я обняла его за плечо покрепче, когда он прижал меня сильно-сильно к себе.
-Джон, но границы все же должны быть. Мы должны хоть немного узнать друг друга... Мы могли бы...- снова начала я и он сразу перебил меня.
-Никаких проблем! Будут! Если за этими границами нас ждет что-то подобное, то о таких границах можно было бы только мечтать,- сказал он, закатывая глаза и тут же получил от меня пинок в бок.
-Ну, ладно-ладно!- тут же сказал он,- но тебе не говорили, что прежде, чем ставить гетеросексуального мужчину в определенные рамки, надо перестать быть такой желанной... - спросил он. Я засмеялась и сказала, что должна снова приводить себя в порядок. И как дополнительный стимул для этого зазвонил мой мобильный.
-Жизнь зовет,- сказал он нехотя отрываясь.
Я улыбнулась и поднялась, чтобы ответить на звонок.
Это был Крис, издатель, на которого я работала:
-Если ты еще в пижаме, то даже не трать время на переодевания! Гони со всех ног сюда! - он говорил так, будто напротив сидел Марк Твен.
-Что случилось?! - спросила я и получила пространный ответ о том, что нам, наконец, удалось получить какого-то автора, за которым дескать бегают все издатели от Атлантики до Тихого Океана... Имя этого автора, если честно, я слышала в первый раз, но я не стала говорить об этом. В конце концов это его бизнес...
Я пообещала, что буду, как только смогу быстро.
Дав отбой, я бросила телефон в сумку и увидела, как Джон смотрит на меня, оперевшись о косяк прохода между спальней и гостиной.
-Как я понял, мы бежим сломя голову?
Я кивнула.
Он усмехнулся.
-Собирайся, я поймаю такси, - сказал он, поцеловал меня в щеку и вышел, натягивая на ходу свой свитер.
Я была готова через несколько минут и когда выскочила увидела его сидящего в такси и во всю пререкающегося с водителем.
-Слушай, ты никогда не думала, что наши таксисты все, как один, пришельцы с других планет? -сказал он кивая в сторону водителя, который пел какую-то странную песню, больше похожую на ритуальные заклинания, пока катил по Шестой проносясь блок за блоком
-Тебе тоже так кажется? Однажды меня подвозил один такой, что я не сразу поняла человеческой ли он расы...
-Думаешь им NASA визы выдает?
-Нет, MiB...("Люди в черном")
-Точно,- сказал он и обнял меня, чтобы поцеловать.
-Это так странно...- сказала я через минуту.
-Что?
-Целоваться в такси. С тобой. Среди белого дня.
Он провел губами по моей щеке и сказал шепотом:
-Самое естественное дело...
Я ответила ему и вдруг забыла, что должна была бы сосредоточиться на предстоящей встрече.


Как же мне хотелось, что бы это ее издательство было где-то в Квинсе (отдаленный район на Манхеттене). Но, увы, проехав еще несколько блоков мы свернули на Пятую и вернувшись немного назад, остановились напротив Flatiron Building (легендарное здание с очень специфическим фасадом в форме утюга, одна из главных достопримечательностей НЙ).
-Мы с тобой соседи. Я живу вон там,- сказал я и показал на свой дом, который торчал над Медисон сквер, как заостренный карандаш.
-Не сомневалась... - сказала она присвистнув.
Я опустил голову и сказал, что у Парка было бы уж очень буржуазно.
-Конечно! Кому нужен Парк?!- сказала она голосом Перис Хилтон.
Я улыбнулся и спросил, когда она заканчивает.
Она пожала плечами, взяла мой телефон и набрав свой номер дождалась звонка, дала отбой.
-Позвоню! Не скучай! - и поцеловав меня выскочила из машины,- чем займешься? - спросила она вже стоя на тротуаре.
-Добью сценарий. Хотя, думаю, что должен буду согласиться все равно.
Так, что лучше буду ходить из угла в угол в ожидании твоего звонка...
Она закатила глаза и пошла в сторону входа в здание. Могу поспорить она улыбалась!
-Знаешь, дружище, - сказал я таксисту, когда тот повернулся в мою сторону в ожидании следующего маршрута, поедем-ка на Ист Ривер.
Водитель пожал плечами, сказал что-то такое, что наверное значило, что только от туда приехали, но развернул машину и поехал куда я попросил.
И когда мы были уже в двух кварталах до набережной, мой телефон завибрировал в кармане. Я было решил, что это Джулс, так что кинулся отвечать и чуть не уронил аппарат вниз.
Разочарование было большим.
-Привет! Ты где?
-Марк, вот честно: совсем не рад тебя слышать...
-Понимаю. Прочел?
-Нет еще! Но раз ты такая зануда, давай соглашайся. Начало неплохое, и все равно все сотню раз перепишут.
-Тут ты прав. Ну, ок! Давай, тогда ко мне в офис, подпишем бумаги и приступишь к работе.
Я повесил трубку не попрощавшись и сказал таксисту, что нужно ехать в Трибеку. Тот повернулся ко мне и посмотрел так, что было ясно, он не очень понимает с какой планеты пассажиры в этом городе... От этой мысли мне стало очень смешно.


-Джулия, ты нужна мне, как никогда! Скоро освободишься?
-О, Господи, Триша! У меня еще дел выше головы, а на вечер планы, если честно... Что случилось?
-Надо поговорить!
-О чем?! Сгорело что-то?
-Пока нет... Не представляешь, что было вчера! Когда мы приехали выяснилось, что все там по поводу нового проекта, который начинает отец моей русской. Он собирается продюсировать кино. Хочет устроить жизнь дочке и другого способа не нашел!... И представь, кто будет играть в его первом же фильме?! - захлебывалась она от эмоций.
Я же смотрела в экран своего лап топа, стараясь как можно быстрее дойти до конца главы и удрать с работы.
- И мысли нет... Говори не томи...- сказала я даже не попытавшись сделать вид, будто мне интересно.
- Роберт де Ниро! - завопила она.
- Круто,- все так же равнодушно сказала я,- но я не очень понимаю, зачем я тебе так аврально понадобилась...
-Это еще не все, слушай дальше. В этом фильме кроме де Ниро будет еще один герой. Из молодых. Есть два варианта, но сам де Ниро рассчитывает, что согласиться Джон Портер. Он сказал, что ему нравиться этот парень. И представь я познакомилась вчера с помощником Роберта и агентом Портера.
Я остолбенела. Как мир может быть таким маленьким?! Но Триша не давала мне прийти в себя и продолжала:
- И все бы ничего, если бы Марта и Ли не повели себя, как последние дуры! Они почти верещали, когда увидели самого де Ниро! Я вообще думала, что нас с охраной уведут... Петровская буквально спасла мою репутацию! А иначе по всему городу только и будет разговоров о том, с какими истеричками я дело имею...
Она стала говорить о том, что в конце концов все перебрали и сейчас она себя чувствует очень не важно... А этот де Нировский помощник пригласил ее на экскурсию к ним в студии.
Мне оставалось только порадоваться за подругу, но почему-то я решила о вчерашней ночи ей не рассказывать.
Стараясь сдерживать волнение, я сказала, что встречусь с ней обязательно и мы все обсудим.
Но как только я положила трубку, сразу набрала номер Джона.
Он ответил после второго сигнала. Это было страшно приятно.
-Привет! - его голос был радостным, но заглушался каким-то шумом.
-Привет, я закончила,- соврала я, закрывая лап топ.
-Минуту,- сказал он и прикрыв трубку рукой обратился к кому-то рядом "На сегодня все, Марк. Заканчивайте без меня". Невидимый и неизвестный мне Марк возмутился, но на сколько я поняла Джон оборвал его. "Нет!" - сказал он.
-Ты у себя, на Пятой?- спросил он, видимо оказавшись в тихом месте.
-Да, собиралась уходить.
-ОК. Мне надо двадцать минут, я в Трайбеке сейчас.
Я усмехнулась:
-Джон, мне тоже хочется побыстрее тебя увидеть, но за двадцать минут ты и по воздуха сюда не доберешься.
-Увидишь,- сказал он уже на фоне городского шума,- Такси! Увидишь... Не скучай!

Сто долларов делают чудеса. Мы неслись перекресток за перекрестком, не обращая внимания на сигналы светофора. Но через пятнадцать минут мы уперлись в затор в двух кварталах от Медисон Север.
Я протянул водителю обещанные деньги и, выскочив из машины, помчался бегом.
Зачем я так несся мне не объяснить ни тогда, ни сейчас когда прошло много времени. Но мне очень хотелось оказаться с ней рядом побыстрее.
Набегу я достал телефон и нашел ее номер. Еще через минуту я был в сквере.
Остановившись и переведя дух я нажал кнопку вызова:
-Двадцать минут! Я здесь.
-Семнадцать, -услышал я в трубке и сразу почувствовал, как она проводит рукой по моим плечам сзади, - Привет, чемпион! - сказала она поднимаясь на цыпочки чтобы поцеловать меня в щеку, но я повернулся и перехватил ее губы своими. Еще не восстановившееся дыхание совсем перехватило.
-Я так рад тебя видеть, - прошептал я чуть отстраняясь.
Она улыбнулась и сделав несколько шагов назад повела меня вдоль пешеходной дорожки.
- Ну, с кем ты препирался?
Значит все таки мою ругань с Марком она слышала.
-Марк, мой агент. Он не хотел меня отпускать...
Она покачала головой:
-Это плохо, Джон. Очень плохо. Сам же говорил, с агентами и продюсерами лучше вести себя осторожней.
Я улыбнулся и положил руку ей на плечо, слегка поглаживая плечо:
-И да и нет. Если им слишком много позволять они могут свить веревки в момент.
-Ну, расскажи! Что за работа?
Она была похожа на маленькую девочку, которая клянчат интересную историю перед сном.
-Полицейская картина. Де Ниро будет в главной роли. Он будет учить меня жизни. Без особого успеха, правда. Меня в конце убьют.
Она вздрогнула:
-О Господи! А это обязательно?
Я пожал плечами:
-По крайней мере пока так значиться в сценарии. Не исключено, что через время все поменяют.
- Пусть лучше поменяют,- сказала она и подняла голову так чтобы увидеть мое лицо.
Я остановился и приподняв ее подбородок привлек к себе.
С того момента, как я попрощался с ней утром, этот поцелуй был первым правильным поступком. И самое невероятное, я чувствовал, что она, отвечая мне, чувствует похожее. Ей моя нежность была также необходима, как мне ее.
Несколько минут мы не могли оторваться друг от друга. Я прижимал ее все крепче и все смелей целовал. А вокруг происходили странные вещи: улетучился городской шум, куда-то подевались сотни людей вокруг. Казалось, мы остались одни.
- Джулс...- шептал я,- девочка моя...


Как странно, раньше поцелуи на улице мне казались чем-то непривлекательным. Люди кругом, шум... А сейчас я не могла оторваться от его губ, лица, от его, становящихся с каждым движением все смелее, ласк. Он водил руками вдоль моего тела, то обнимая меня крепче, то нежнее. И с каждым движением, с каждым его поцелуем, все больше и больше растворялась в нем.
Когда же он стал шептать мое имя, я оказалась на грани потери контроля.
-Джон... Джонни... - буквально взмолилась я, но он понял это по-своему.
Он повернул голову, наклонился и прошептал:
- Мы в двух шагах от моего дома, помнишь?
Я кивнула и он повел меня за собой.
Держась за руки мы пересекли сквер, перешли дорогу и оказались прямо возле его подъезда.
Как только мы подошли, двери распахнул высоченный черный швейцар. Он взял под козырек.
-Доброго вечера, мистер Портер! Сегодня рано? - любезно и без любопытства, просто поддержать разговор, сказал он.
-Привет, Дилл. Познакомься, это мисс Джулия.
-Очень приятно, мэм! Рад с Вами познакомиться.
Я кивнула и улыбнулась. Джон показал мне, как пройти к лифтам, а сам обернулся. Проследив за его движением, я увидела, что он смотрит на швейцара, который широко ему улыбается и показывает палец, мол "хорошо!".
-Похоже он рад за тебя?- сказала я с усмешкой.
-А я как рад за себя!!!- сказал он улыбаясь и привлекая меня к себе.
Двери лифта открылись, как раз в тот момент, когда его легкий поцелуй в шейку стал очень настойчивым и страстным. В первую секунду мы не заметив этого продолжали начатое, но на встречу вышла молодящаяся дама далеко не первой свежести и бесцеремонно задела Джона плечом. Он прервал поцелуй, подмигнул мне и сказал даме не оборачиваясь в ее сторону:
-Миссис Брендли, Вы сегодня особенно хорошо выглядите!
В ответ дама прошипела что-то больше похожее на ругательство, чем благодарность. Она прошла мимо по пути требуя, чтобы Дилл позвал такси и сказала:
- Дом превращается в какой-то хостел!
- Вот ведьма!- прошептал Джон и нажав кнопку нужного нам этажа, снова обнял меня.
Когда мы оказались на месте, он быстро открыл дверь магнитным ключом и, подхватив меня на руки, занес в дом.


Пока мы были в парке, шли к моему дому и поднимались наверх, я лихорадочно обдумывал свой план, о котором расскажу ей потом, но как только она оказалась прямо перед дверью моей берлоги и никого рядом больше не было, крышка с котла моего контроля слетела. Я подхватил ее на руки и понес внутрь, на ходу захлопнув дверь ногой.
Не говоря ни слова, мы только целовали друг друга, и она освободив руки обнимала меня за голову и запускала пальцы в волосы. В опустившихся сумерках, казалось, ее кожа светиться изнутри, а глаза становились еще глубже. Боясь даже на секунду оторваться от нее, я прошел в спальню и положил ее на кровать. А потом стянул свою куртку, буквально сорвал свитер и занялся ее одеждой, от части которой она успела избавиться.
Горячая кожа имела дивный запах каких- то цветов и меда. Я ласкал ее тело и постепенно мир улетал куда-то далеко далеко. Я видел только ее формы и огромные полные страсти и желания глаза. Мысль о том, что так она смотрит на меня, заводила еще сильней.
Когда стало совсем темно, в комнате автоматически включился торшер. От такой неожиданности Джулия вздрогнула и прижалась ко мне, как испуганный котенок. Я улыбнулся и провел рукой по лицу.
Она исхитрилась поцеловать мою ладонь и ловко перевернувшись уложила меня на спину.
В рассеянном свете теперь я мог любоваться ее телом. Как она была красива! А страсть и желания делали эту красоту совершенно особенной.
Маленькая упругая грудь поднималась при каждом вздохе, от прикосновений моих ладоней она напрягалась. Джулс дышала чаще и стала двигаться быстрее, явно собираясь взять инициативу на себя.
Я понимал, что она хочет немного затянуть прелюдию, но в какой-то момент волна желания прокатилась по ее телу, и она перестала сдерживаться и тянуть.
Через час, когда она лежала у меня на груди и легонько губами касалась кожи, я пытался вспомнить было ли в моей жизни такое раньше. Не припомнив ничего даже близко подобного, я легонько погладил краешек ее плеча и сказал:


-Ты наверное должна быть в ужасе?...
Я подняла голову и посмотрела на него:
-Давай сверим данные. От чего, по-твоему я должна ужасаться?
Он водил пальцем по моему плечу и от этого мне становилось так спокойно и уютно, что я даже не припомню такого раньше...
-Ну, я накинулся на тебя, как ураган. Выкорчевал с корнями все твои традиции. Это должно сбивать с толку...
Я кивнула:
-Сбивает, еще как, но не ужасает. Ужас в другом. Я боюсь таких чувств. Слишком сильных... Переборы вообще штука плохая...
-О, милая, об этом я знаю, как никто другой! А, хотя, если ты не следишь за всем, что обо мне пишут, ты наверное не в курсе... Блин! Выходит я прокололся!
Я шлепнула его по груди, чтобы он замолчал:
-Не говори глупостей. Меньше всего ты смахиваешь на алкоголика или наркомана. А ничего другого не могли бы написать... К стате, потому я о шоу бизнесе и не читаю. Скучно!
Он подмигнул, мол, как я права.
Я снова опустила голову к нему на грудь и вздохнула.
-Просто, каждый раз, когда начинаются новые отношения не знаешь, где окажешься в конце концов. Вот поэтому я и предпочитаю постепенное развитие событий...
-Ага, как к яду. Привыкают маленькими дозами...
-Джон, а ты циник!
Он кивнул и снова подмигнул мне.
-Хотя, это хорошо,- добавила я,- по крайней мере не летаешь в облаках.
-Джулс, я самый безнадежный романтик, который когда-либо переплывал Ист Ривер и оказывался на этом благословенном острове. Если уж мы говорим о яде, твой я готов был глотнуть залпом в первые несколько секунд, как увидел. И, поверишь, для меня это амброзия!
Я почувствовала, как его грудь напряглась, а сердце забилось чаще. Он приготовился сказать что-то важное для себя и было забавно чувствовать, как при этом реагирует его тело.
-Джулс, я хочу тебя спросить кое о чем...- начал он и от того, как его голос еле заметно вздрогнул, волна беспокойства прокатилась по мне и остановилась где-то у сердца, затрудняя дыхание.
-Ты совсем меня не знаешь, ты можешь наслушаться, чего угодно от кого угодно обо мне и далеко не все из этого будет неправдой, у тебя своя жизнь и, как я понимаю, она довольно разнообразная. Но этот день, что мы вместе для меня один из самых счастливых. И для того, чтобы он не закончился я готов отдать все, что у меня есть, а потом пойти махать веслом на галерах. Может это и не правильно с точки зрения нынешних правил жизни, может это противоречит всем традициям, но я не могу тебя отпустить. Я прошу тебя, давай будем жить вместе.
Я сглотнула, даже не представляя, что ответить ему сейчас.
А он, будто решив ошарашить меня окончательно, продолжал:
-Я хотел бы просить тебя и о большем, но я не самоубийца, и понимаю, что предложение выйти за меня после неполных суток знакомства, было бы очень подозрительно для тебя. Потому, прошу, дай мне возможность построить отношения, сделать их крепкими. И долгими.
Я не знала, что ответить. У меня не было такого опыта. С тех пор, как мне исполнилось восемнадцать и я уехала от родителей, никогда я не делила свое жизненное пространство с кем-то. Даже с кем-то, кого любила, или думала что люблю. Слабая попытка сблизиться с любителем банных халатов закончилась полным крахом, так что я решила: на этом пока хватит.
Но Джону надо было отдать должное, он был не таким, как все остальные. Что за тесто, из которого он был сделан я еще не поняла, но запах был очень сдобный...
-Если я не скажу сейчас хоть что-то, у тебя начнется сердечный приступ,- сказала я отрывая голову от его сердца.
Он усмехнулся и сказал, что и не собирался скрывать свое волнение.
Я посмотрела ему в глаза. Без сомнений он на самом деле думал, о чем говорил. Не лукавил и не врал. Но понять, как он сам не боится так вдруг круто развернуть свою жизнь, я не могла.
-Джон, я не знаю, что тебе сказать,- начала я очень неуверенно,- ты на самом деле удивительный человек. Не могу представить, что ради кого угодно другого нарушила бы свои блок-схемы. Ты нравишься мне... Даже очень сильно... И, наверное, этого я и боюсь... Одно дело страсть, и совсем другое повседневность. Что ты скажешь, если завтра придя домой застанешь меня в бигуди и с огуречной маской зеленого цвета на лице? Или если выясниться, что мои подружки не вылезут из нашего дома? К стате, я готовить не люблю... И бешусь, когда беспорядок в доме. Ты не знаешь обо мне такую уймищу мелочей, что уже через неделю тебя может воротить от одного моего вида...
Он дотянулся до моего подбородка, провел ладонью по щеке и спросил:
-Думаешь, тебе захочется испортить мне жизнь?
Мне стало стыдно, я опустила голову, поцеловала его чуть выше левого соска и ответила, что больше всего хочу, чтобы у нас все получилось.
Он улыбнулся и начал:
-Значит ты...
-Должна решить, где взять зубную щетку. Очевидно, что никуда мы сегодня отсюда не выберемся...
Он улыбнулся и сказал, что щетка найдется непременно.
А потом он снова привлек меня к себе и поцеловал.


Часть вторая.

В Starbucks на углу Пятой авеню и 23 восточной улицей играла Killing me softly в какой-то красивой акустической версии. Я заслушалась и решила не торопиться уходить пока песня не доиграет до конца.
Присев за столик у большой витрины я сняла крышку со стакана и достав телефон быстро просмотрела почту и смс, которые могла пропустить в течении дня. А в последние несколько месяцев такое со мной случалось чуть не каждый день.
Причин тому было несколько. Во-первых, новая книга, из Сумеречной саги, Стефани Маэйр, которую я редактировала, должна быть готова до конца сентября. Во-вторых, мне приходилось заменять ушедшую в декрет коллегу из агентства, с которым у Криса, моего босса и нашего издателя, был какой-то договор. И, наконец, Джон, который без преувеличения за это время стал главным для меня.
Я поддалась на его уговоры и окончательно переехала через две недели, после нашей встречи. Его ликованию не было предела. Он радовался, как мальчишка впервые попавший на карусели. Из вредности я даже взбрыкнула однажды, почему мы не обсуждаем вопрос переезда в мою квартиру в Сохо. На что он, не говоря ни слова, взял свой несессер, бросил туда бритву и зубную щетку, сложил в сумку пару белья и через минуту стоял в дверях.
-Готов!- сказал он. Ту ночь мы провели у меня, а утром я опоздала на работу на два часа, в основном из-за того, что проснувшись не могла так сразу оторваться от него...
- Переберемся назад?- спросил он,- по крайней мере будешь высыпаться...
С домработницей Карлой мы быстро нашли общий язык. Она давно работала у Джона и считала его скорее своим подопечным, чем хозяином. Как все мексиканки она была уверена, что в жизни мужчины - главное женщина и очень переживала, что он живет один и даже не пытается устроить решение этого вопроса.
Первый наш с ней разговор был не из приятных. Она явно видела во мне кого-то из числа оголтелых поклонниц, которых к слову становилось все больше. Но Джон каким-то дивом убедил ее, что все совсем не так. Мне было страшно неудобно, но я все же подслушала их разговор на кухне его квартиры. Джон беспокоился, что Карла не до конца понимает, как все это серьезно:
-Es importante para mi - (она главное для меня)- сказал он ей.
Женщина помолчала, налила себе чаю и тихо-тихо спросила:
-¿Esta usted del el? - (а ты для нее?)
-Yo creo que también,- (я верю, что тоже)
Она помолчала, сделала несколько глотков и спросила снова:
-¿No tienes miedo, Johnny? -(ты не боишься, Джонни)
Ответ на этот вопрос одновременно вогнал меня в ступор и сделал невероятно счастливой:
-Yo la amo, ( я люблю ее)
После этого Карла не говорила ничего. До меня донеслось, как она встала, прошла в его сторону, и через время я услышала звук смачного поцелуя, прерываемый пожеланиями счастья.
Большим трудом было не подавать виду и не говорить, что слышала их разговор. Я понимала, что у него, наверное, тоже есть правила, которые он не хочет нарушать. И признания в таком редком, по нынешним временам, чувстве было его Рубиконом. Сама же я не могла до конца разобраться в себе.
Я не думала о том, что испытывала к нему, как о любви.
Любовь всегда казалась мне слишком сильными чувством, что думать о том, что и со мной такое будет, я опасалась. С другой стороны опыт многих знакомых показывал, что в наше время и в этом месте никто всерьез к любви не относиться. Более того, этого чувства избегают. Гораздо удобнее иметь отношения, которые могут быть серьезными и не серьезными.
По этой шкале наши отношения были очень-очень серьезными. 100 по Фаренгейту, не меньше!
Время, которое мы проводили не вместе тянулось для меня, как липкая патока. Моим подругам я решила особо не рассказывать, кто стал причиной изменений в моей жизни. Они знали только, что я встречаюсь с кем-то, кто мне очень нравиться. А чтобы они не настаивали на встрече, я наплела историю, что он социофоб и с новыми людьми в контакты не вступает.
- А чего он тогда на Манхеттене живет?- справедливо заметила Марта, - ехал бы в Коннектикут или еще куда-то...
Я пожимала плечами и говорила, что меня все устраивает. И боязнь человеческого общества и его место жительства. Девчонки на это только пожимали плечами и, я уверена, перемывали мне кости на все лады, когда меня не было рядом.
Бармен Джек, единственный кто знал о причинах моих изменений, оказался просто душкой! Он, как я и просила, ничего не сказал девчонкам. Но однажды, когда я после довольно долгого перерыва зашла к ним, сказал:
- Смотри только осторожней, с этим кино-героем... Про него разное пишут...
- Там и половины правды нет, Джек,- вступилась я за Джона.
Джек кивнул, но сказал, что осторожность еще никому никогда не мешала.
- Не хочу тебе потом нос вытирать. И еще, ты собираешься девочкам рассказать?
Я пожала плечами. Конечно, я должна была бы. Но, что-то сдерживать меня.
-Ищу подходящий момент.
Джек пожал плечами, мол мое дело.
-Но учти, эти птицы тебя заклюют.
И, честно говоря, подходящий момент до сих пор не представился бы, если не жизненная необходимость.


Полгода. Моему счастью было полгода. Это время пролетело, как пуля, но я не думал об этом. Я уже не мыслил днями или неделями. Сейчас я стал строить планы. Это было так странно. Я никогда ничего не планировал. Не думал, что через год-два хорошо было бы сделать то-то или то-то. Я жил текущим моментом. И вдруг такое. Джулс стала чем-то вроде якоря. Интересно, а что было бы, если тогда я все же сделал ей предложение и она согласилась стать моей женой? Как это, чувствовать себя главой семьи. И вообще как это иметь семью? С каждым днем я все больше и больше думал об этом.
И Карла подливала масла в огонь:
-Se casan! Dame un hijo a mi edad! (-Женитесь! Подарите мне ребеночка на старости лет!)
Но я не был уверен, что Джулс уже готова к такому шагу. Она безусловно была гораздо более рассудительней меня.
Сначала меня коробило, то, что она не хочет рассказать подругам о нас. Как я понял, эти ее хохотушки-подружки и есть ее настоящая семья, а раз так почему она держит от них в секрете меня.
Но через время я понял, что так она защищает меня и наши отношения от лишнего внимания.
А внимание вообще я ценю не особо. Так что наша спокойная и почти уединенная жизнь настоящим подарком.
Перемена наступила, когда выяснилось, что я должен был быть на открытии NYFF (New York film festival ежегодно проходящей в НЙ). Помощники де Ниро, (Роберт де Ниро один из активных организаторов этого фестиваля) прислали приглашение в офис Марка.
-Честно говоря, надеялся, что меня забудут,- сказал я, когда Марк, не отрываясь от телефонного разговора, протянул мне конверт.
-"Дорогой мистер Портер.... Бла бла бла..." Слушай, это значит black tie? (дресс код официальных мероприятий - мужчинам желательно быть одетыми в смокинг)
Марк покачал головой и, все еще говоря с кем-то, протянул мне свежий номер GQ с листом бумаги, в виде закладки внутри. Я открыл в этом месте и увидел, что он имеет ввиду. На развороте была фотография троих парней довольно субтильного сложения одетых в модные в этом году костюмы с брюками зауженными к низу. При этом вид у парней был довольно глупый.
- Ты издеваешься?! Я это не надену никогда!
Марк закрыл трубку рукой и сказал:
- Gucci предлагают контракт на четыре сезона. Это их линия для этой зимы, - и снова вернулся к разговору со своим телефонные собеседником.
Я отбросил журнал и сказал, что даже речи быть не может, имея ввиду в первую очередь такой прикид для себя.
Но Марк это понял по-своему.
- Знаешь, я все таки лучше перезвоню. Здесь у меня важное дело наклевывается... Да, до завтра! -И уже обращаясь ко мне продолжил, - что ты кричишь?! Повторяю, Gucci предлагают тебе контракт на четыре созона для Conde Nast (самый крупный Издательский дом в мире, издает журналы Vogue, GQ, Glamour и многие другие). Тебе нужны еще какие-то аргументы в пользу этих костюмов?
- Ужас какой-то! Марк, против Gucci я не имею никаких претензий. Не в восторге, но спорить не стану. Но объясни, почему мне надо вырядиться в это?... - сказал я и махнул в сторону журнала.
Марк обошел свой широкий стол, присел в кресло, положил руки на подлокотники и сложив кисти домиком сказал, наконец:
- Джон, мне жаль, что приходиться тебе об этом напоминать, но твоя работа на площадке, будь она трижды гениальна и уникальна, останется незамеченной, если ты не будешь регулярно получать хорошую прессу и не обеспечишь себе место на страницах правильных, заметь, правильных глянцевых изданий. Conde Nast согласовали тебя для Gucci на следующие два года. За это время картину уже будут готовить к прокату. Тебе не кажется, что не стоит начинать спор о мужской моде вообще и Gucci частности?
Возможно, это было упрямство, возможно, что хуже, я действительно испытывал ненависть к человеку, который по сути думал, что желает мне добра, но я сказал, что никакого контракта не будет, если надо носить такие тряпки.
Марк тяжело вздохнул и сказал, что обсудит это с Gucci. Окрыленный этой победой, я продолжил наносить удары.
-И еще, мне нужен еще один пригласительный,- сказал я.
Марк, взявший чашку кофе и делавший несколько глотков, еще не поняв зачем сделал жест рукой, чтобы я пояснил.
-Джулс пойдет со мной.
Тут-то он чуть не подавился.
-Ты, прости, ума лишился?! -спросил он, откашлявшись и смахивая капля с одежды,- ты вообще представляешь, заголовки : "Джон Портер и девочка из неоткуда", "актер и девушка, которую он подцепил в дешевой забегаловке"... Через два дня эти журналюги найдут ее друзей и родственников и все будут знать все от того, каким было ее первое слово, до того, что она кричит, когда ты трахаешь ее. Ты вообще представляешь сколько там может быть интересного!
Внутри у меня все закипело и от его грубого тона и от того, что он говорил.
Я вскочил и перегнувшись через его стол схватил его за рубашку, притянул к себе. При этом стараясь не сорваться на крик сказал, передразнивая его:
-Марк, мне жаль, что приходиться тебе это говорить, но я тебе башку проломлю если еще хоть раз услышу что-то подобное от тебя! - я смотрел прямо ему в лицо и видел, как страх оставлял следы в его глазах. Я отпустил его и продолжил: Джулия - моя девушка. Даже больше. Надеюсь, однажды она станет моей женой.
Так что если ты прям так заботишься о моей карьере, подумай, не стоит ли ей тоже надеть Gucci на это мероприятие.
Марк посмотрел на меня и сказал:
-Запомни этот диалог. Ты так удачно передал эмоции, пригодиться в работе...
Я оттолкнул его от себя и вышел из офиса.
Вечером курьер прислал мне новое приглашение "Дорогой мистер Портер! Вас и Вашу очаровательную спутницу бла... бла... бла...". Кроме того, в пакете был каталог вечерних платьев Gucci.


-Ты скучаешь?- спросил он, наклоняясь и обнимая меня сзади.
Я повернула голову и поймала его быстрый поцелуй. После кофе, это было похоже на сладкую пастилу.
-Нет, а как ты меня нашел?
Он сел за столик и взял мои ладони в свои.
-Я ехал домой, решил пройтись, вышел чуть раньше, и вижу - ты сидишь. Минут пять смотрел с противоположной стороны. Думал, может ты не одна.
Я подняла его руки и провела тыльной стороной по своей щеке:
-Я соскучилась за тобой. Какой-то день сегодня странный. Делала много, а сделала мало... Все куда-то несутся. Крис гонит картину с Маейр, а я читаю страницу за страницей, а вижу тебя... Ну и как мне быть прикажешь?
Он взял мое лицо в свои ладони и сказал, что мне нужно немедленно это прекратить.
- Тоже мне, нашла объект для грез!
Я не могла привыкнуть к его заниженной самооценке. Почему-то он считал, что не заслуживает наших отношений.
-Джон, я прошу тебя, не начинай! Рассказывай, как день прошел? Ты голоден, к стате?
Он кивнул, сказал, что на площадке сегодня кормили какой-то отравой.
-Тогда идем отсюда. Карла что-то говорила о Chilli con Corno (блюдо из мяса говядины и перца Чили)
-А!... Это вкусно... Но есть один момент, важный,- сказал он и достал свернутый в трубочку глянцевый журнал.
-Что это?
Он поднял бровь и сказал:
-То, за что ты меня прикончишь, как только мы останемся тет-а-тет. Потому мне и надо рассказать тебе об этом в публичное месте.
Я взяла журнал.
-Это каталог вечерних платьев Gucci..- начал он и голос у него предательски дрогнул.
-У вас театр Кабуки намечается? (в традиционном японском театре Кабуки все женские роли исполняют мужчины)
Он усмехнулся:
-Нет. Намечается NYFF... И я хочу, чтобы ты пошла со мной.
-Куда?- не понимала я.
-На открытие.
-Куда?!
Он опустил голову и сказал вздохнув:
-На открытие кинофестиваля. Вот.
Из другого кармана он достал сюрприз номер два.
-"Дорогой мистер Портер... И Вашу спутницу!..." Джон... Нееееет...
Конечно, я понимала прекрасно, что в один не самый лучший день, что-то такое случиться. Наша идилия прекратиться и придется объясняться с массой народа. Но вот так... Скоро... "Что делать? Что делать? Что делать? Что делать?"- лихорадочно крутилось в голове. И никакого ответа или мало-мальского совета не поступало...
-Веришь, я сам не хочу туда идти! Джулс, но я не могу не пойти... Но и один я не пойду, это точно,- он снова взял мои руки,- у меня теперь есть спутница.
Его руки буквально горели, и я понимала, конечно, что он нервничает, но у меня оснований для этого же было куда, как больше.
-Ты представляешь, что начнется? Нас просто разорвут на части! К тебе полезут с вопросом, кто это рядом с тобой.
Он кивал, показывая, что сам об этом думал:
-Скажу правду. А что еще?
-Джон, а что я скажу?.. На следующий день?...
Он опустил голову:
-Милая, я понимаю, что это изменит твою жизнь... Но, если честно, я надеялся, что ты не будешь возражать...
Я достала одну руку и шлепнула его по плечу:
-Мог просто сказать, что тебе этого хочется...
Он усмехнулся и кивнул:
-Это не самое главное чего мне хочется, но если тебе так больше нравиться, ОК. Мне очень хочется, чтобы ты была со мной на этом "празднике жизни",- закончил он вполне серьезно и очень официально.
Я кивнула.
-Договорились. Теперь надо решить, что я скажу Трише и Марте...
Он поводил подбородком:
-Скажи, что мы встретились у вас в издательстве.
-Нет,- я мотнула головой,- во-первых, как ты туда попал, и, во-вторых, чего ради стал бы приглашать первую встречную пройтись по красной дорожке?..
-А то, что я влюбился без памяти с первого взгляда, на правду не похоже?- весело спросил он.
Но мне было не до смеха.
-Джон, может ты и не заметил, но это Нью Йорк Сити... такое, знаешь, странное место. У нас тут все не как в остальном мире, все живет по своим правилам. Одно из них гласит: любовь с первого взгляда запрещена.
-Это ж кто придумал?! - усмехнулся он.
- Джулиани (мер НЙ с 1993 по 2001 год). Он наверное считал, что любовь отвлекает жителей города от ежеминутных мыслей о деньгах. Ненависть - пожалуйста. Даже обязательно. Любовь - нет. Так, что такое говорить не стоит, особенно если это правда.
-Ну, и какие варианты?
Я пожала плечами.
-Для этого есть другое правило. Когда не знаешь, что делать, не делай ничего. Как-то само решиться.
Он в голос рассмеялся, чем привлек внимание пары, которая сидела за соседним столиком.
-Тише! Люди смотрят. Нарушаешь третье правило: если нужно не привлекать внимания - не привлекай.
Успокоившись он погладил мою щеку рукой и задержал ладонь, перебирая волосы у виска.
-Какая ты законопослушная.
Я кивнула.
-Ладно. А это что? - показала я на каталог.
-Это мой новый контракт. Меня будут снимать для Gucci следующие четыре сезона, - сказал он так, будто это был разговор о неприятной командировке куда-то на Аляску в разгар пляжного сезона в Ист Хемптоне (респектабельный район традиционного летнего отдыха на берегу океана) , - и, как я понял, они хотели бы, чтобы моя девушка также носила их платья. Вот, надо выбрать.
Я понимала, конечно, что он говорит это все в серьез. Но все равно, поверить не могла. Приглашение на открытие кинофестиваля, перспектива официального объявления статуса девушки одного из лучших молодых актеров кино, платье от Gucci, в конце концов! Да, наверное, я думала обо всем этом, с тех пор как он перенес меня через порог своего дома и мы стали жить вместе. Но каждый раз, я отгоняла эти мысли, надеясь, что публичность нас не коснется. Сейчас оставалось надеяться на другое, чтобы публичность не помешала.
Но делиться этими страхами с ним не решилась. Ведь я не шутила на счет само- собой решающихся проблемах. Ответ будет, нужно только в это верить.
-Ладно, давай-ка двигать от сюда. Тебя ждет Chilli, а меня выбор одежки, -сказала я вставая из-за стола.
-А нас обоих не ждет ничего больше?... -спросил он и поцеловал меня в шею.
Я улыбнулась взяла его лицо в руки, наклонила его голову поближе к себе и поцеловала кончик носа.
- То есть?... - спросил он.
-Понимай как знаешь!- ответила я и мы вышли из кафе.


За неделю до церемонии торжественного открытия, после шестичасовых почти беспрерывных съемок, я, как выжатый лимон, сидел развалившись в крутящемся кресле в своей гримерной. Гримерша Элис помогла мне смыть краску с лица: в последней сегодня сцене у меня появлялся "кровоподтек" и в пух и прах "разбивалась" левая скула.
Так что сейчас она устраняла результаты своей же почти часовой работы.
-Элис, а тебе не обидно? - сказал я
-За что...- спросила она без вопросительной интонации, она была сосредоточена на процессе и больше ее ничего не волновало.
- Ну смотри. Ты старалась так долго, чтобы сделать меня еще более брутальным, чем я есть... А сейчас смываешь все это... Не жалко?
- Жалко...
-Так может оставим все, как есть? - сказал я и подмигнул ей.
Она оторвала руку со спонжем и очень недовольная тем, что я отвлекаю ее сказала:
- ОК. Можно, к стате, заехать тебе по морде, результат в кадре будет очень натурально выглядеть. А какой фурор на NYFF будет...- сказала она мечтательно и покачала головой.
Элис и не подозревала, что ажиотаж вокруг моей морды намечался и без ее мстительного желания.
Признаки того, что проходу нам не дадут появились почти неделю назад после того как Джулс выбрала платье. Я не большой знаток моды, женской тем более, но наряд на картинке мне очень понравился и уже нетерпеливо увидеть ее в нем.
Вечером двое портных привезли нам домой мой костюм и несколько платьев, одно чуть больше другого. Нам предстояла примерка, чтобы одежду потом подогнать идеально по фигуре.
Парням повезло. Мы с Джулс оказались очень стандартными в этом плане. Нужно было только сделать брючины длинее для меня. Платье Джулс же сидело так будто по ее мерке шили.
-Molto bouno! Vedere, Marco! - (Очень хорошо! Смотри, Марко) - сказал один другому и показал, как бордовый легкий шелк струиться по ее спине.
-Очень... Мы могли бы сделать Ваше фото?- спросил он у Джулс с легким итальянским акцентом. Она пожала плечами, не понимая зачем это им понадобилось, но возражать не стала.
После этой короткой фотосессии, портные ушли предупредив, что в день нашего выхода приедут снова, чтобы помочь одеться и привезут визажиста и парикмахера.
А мы с Джулс нарядились в домашние одежды, стоящие от мира кутюр очень далеко.
На следующий день во время перерыва на съемках мне позвонил Марк и предупредил, что со мной свяжется пресс секретарь Gucci и помощница редактора отдела моды GQ. Обе они будут спрашивать, что это за девушка, для которой сделали бордовое платье.
- Я тебя предупреждал,- сказал Марк мстительно, - когда имеешь дело с кем- то посторонним приходиться частно отвечать на вопросы, кто это...
Вместо ответа я дал отбой. Никакого смысла ругаться я не видел. Пусть думает, что хочет! А с этими акулами пера я как-то справлюсь.
Первой примерно через час позвонила Лилиана Каррера из Gucci.
-Это не праздное любопытство,- оправдывалась она, - мы просто хотели бы познакомиться с Вашей спутницей и в дальнейшем предлагать наши модели и аксессуары для всех случаев. Если, конечно, Вы планируете ее участие в следующих мероприятиях... ну, вы меня понимаете...
-Конечно, планирую,- я сделал вид, что не понял ее намека,- я, честно говоря, не очень для себя это планирую, но это такая же часть моей работы, как и...- я чуть не сказал: "как и часть Вашей говорить людям гадости", но сдержался. Не хватало еще начинать свару.
Девушка из GQ представилась Ольгой, сказала, что мой агент не смог помочь в организации встречи с, как она выразилась, моей компаньонкой, а им необходимо провести пробную фотосессию, для будущих задач.
-Каких задач, Ольга? - не понял я.
-Нуууу... Мы планируем статью о Вас в феврале и если она будет регулярно появляться рядом с Вами, наверное нам нужно знать, как она будет выглядеть на фото.
Я вздохнул и сказал:
-Думаю, Вам стоит обсудить это с Джулией, я передам ей Ваш телефон,- и извинившись, что не могу говорить больше положил трубку.
-Что? Началось?- спросила Элис, которая слышала последние несколько фраз.
Я кивнул.
-Привыкай. А еще лучше поговори с де Ниро. Он тебе расскажет много о том, как отношения стоить и с ума в нашем мире не сойти. Хотя, если бы мне сказали, что я должна идти на открытие NYFF с таким как ты, я бы не капризничала...
-Бестактное замечание, Элис,- сказал я.
Она кивнула:
-Я вообще плохо воспитана. Но это не шутки. Если для тебя это работа для нее, это будет испытание.
Я снова кивнул. Будто я и сам не понимал этого!
Потому Джулия и сводит меня с ума одним своим присутствием.
Она не такая, как все. Как это не банально, она одна на миллиарды. Добрая, заботливая, скромная. Она умеет рассмешить, умеет говорить обо всем на свете. Знает когда и о чем спрашивать. И так трогательно защищает наши отношения от всего мира. А я, всей этой историей, вношу сумбур в нашу совершенно идеальную жизнь. Кроме того, как я понял, она еще не нашла что сказать своим шумным подружкам, так что ей приходилось готовить оборонительные рвы со всех сторон.
Тяжело вздохнув, я поднялся, вышел из своего вагончика и направился на площадку, где уже установили декорации для новой сцены и ждали меня.

-Ты скучаешь?- спросил он, наклоняясь и обнимая меня сзади.
Я повернула голову и поймала его быстрый поцелуй. После кофе, это было похоже на сладкую пастилу.
-Нет, а как ты меня нашел?
Он сел за столик и взял мои ладони в свои.
-Я ехал домой, решил пройтись, вышел чуть раньше, и вижу - ты сидишь. Минут пять смотрел с противоположной стороны. Думал, может ты не одна.
Я подняла его руки и провела тыльной стороной по своей щеке:
-Я соскучилась за тобой. Какой-то день сегодня странный. Делала много, а сделала мало... Все куда-то несутся. Крис гонит картину с Маейр, а я читаю страницу за страницей, а вижу тебя... Ну и как мне быть прикажешь?
Он взял мое лицо в свои ладони и сказал, что мне нужно немедленно это прекратить.
- Тоже мне, нашла объект для грез!
Я не могла привыкнуть к его заниженной самооценке. Почему-то он считал, что не заслуживает наших отношений.
-Джон, я прошу тебя, не начинай! Рассказывай, как день прошел? Ты голоден, к стате?
Он кивнул, сказал, что на площадке сегодня кормили какой-то отравой.
-Тогда идем отсюда. Карла что-то говорила о Chilli con Corno (блюдо из мяса говядины и перца Чили)
-А!... Это вкусно... Но есть один момент, важный,- сказал он и достал свернутый в трубочку глянцевый журнал.
-Что это?
Он поднял бровь и сказал:
-То, за что ты меня прикончишь, как только мы останемся тет-а-тет. Потому мне и надо рассказать тебе об этом в публичное месте.
Я взяла журнал.
-Это каталог вечерних платьев Gucci..- начал он и голос у него предательски дрогнул.
-У вас театр Кабуки намечается? (в традиционном японском театре Кабуки все женские роли исполняют мужчины)
Он усмехнулся:
-Нет. Намечается NYFF... И я хочу, чтобы ты пошла со мной.
-Куда?- не понимала я.
-На открытие.
-Куда?!
Он опустил голову и сказал вздохнув:
-На открытие кинофестиваля. Вот.
Из другого кармана он достал сюрприз номер два.
-"Дорогой мистер Портер... И Вашу спутницу!..." Джон... Нееееет...
Конечно, я понимала прекрасно, что в один не самый лучший день, что-то такое случиться. Наша идилия прекратиться и придется объясняться с массой народа. Но вот так... Скоро... "Что делать? Что делать? Что делать? Что делать?"- лихорадочно крутилось в голове. И никакого ответа или мало-мальского совета не поступало...
-Веришь, я сам не хочу туда идти! Джулс, но я не могу не пойти... Но и один я не пойду, это точно,- он снова взял мои руки,- у меня теперь есть спутница.
Его руки буквально горели, и я понимала, конечно, что он нервничает, но у меня оснований для этого же было куда, как больше.
-Ты представляешь, что начнется? Нас просто разорвут на части! К тебе полезут с вопросом, кто это рядом с тобой.
Он кивал, показывая, что сам об этом думал:
-Скажу правду. А что еще?
-Джон, а что я скажу?.. На следующий день?...
Он опустил голову:
-Милая, я понимаю, что это изменит твою жизнь... Но, если честно, я надеялся, что ты не будешь возражать...
Я достала одну руку и шлепнула его по плечу:
-Мог просто сказать, что тебе этого хочется...
Он усмехнулся и кивнул:
-Это не самое главное чего мне хочется, но если тебе так больше нравиться, ОК. Мне очень хочется, чтобы ты была со мной на этом "празднике жизни",- закончил он вполне серьезно и очень официально.
Я кивнула.
-Договорились. Теперь надо решить, что я скажу Трише и Марте...
Он поводил подбородком:
-Скажи, что мы встретились у вас в издательстве.
-Нет,- я мотнула головой,- во-первых, как ты туда попал, и, во-вторых, чего ради стал бы приглашать первую встречную пройтись по красной дорожке?..
-А то, что я влюбился без памяти с первого взгляда, на правду не похоже?- весело спросил он.
Но мне было не до смеха.
-Джон, может ты и не заметил, но это Нью Йорк Сити... такое, знаешь, странное место. У нас тут все не как в остальном мире, все живет по своим правилам. Одно из них гласит: любовь с первого взгляда запрещена.
-Это ж кто придумал?! - усмехнулся он.
- Джулиани (мер НЙ с 1993 по 2001 год). Он наверное считал, что любовь отвлекает жителей города от ежеминутных мыслей о деньгах. Ненависть - пожалуйста. Даже обязательно. Любовь - нет. Так, что такое говорить не стоит, особенно если это правда.
-Ну, и какие варианты?
Я пожала плечами.
-Для этого есть другое правило. Когда не знаешь, что делать, не делай ничего. Как-то само решиться.
Он в голос рассмеялся, чем привлек внимание пары, которая сидела за соседним столиком.
-Тише! Люди смотрят. Нарушаешь третье правило: если нужно не привлекать внимания - не привлекай.
Успокоившись он погладил мою щеку рукой и задержал ладонь, перебирая волосы у виска.
-Какая ты законопослушная.
Я кивнула.
-Ладно. А это что? - показала я на каталог.
-Это мой новый контракт. Меня будут снимать для Gucci следующие четыре сезона, - сказал он так, будто это был разговор о неприятной командировке куда-то на Аляску в разгар пляжного сезона в Ист Хемптоне (респектабельный район традиционного летнего отдыха на берегу океана) , - и, как я понял, они хотели бы, чтобы моя девушка также носила их платья. Вот, надо выбрать.
Я понимала, конечно, что он говорит это все в серьез. Но все равно, поверить не могла. Приглашение на открытие кинофестиваля, перспектива официального объявления статуса девушки одного из лучших молодых актеров кино, платье от Gucci, в конце концов! Да, наверное, я думала обо всем этом, с тех пор как он перенес меня через порог своего дома и мы стали жить вместе. Но каждый раз, я отгоняла эти мысли, надеясь, что публичность нас не коснется. Сейчас оставалось надеяться на другое, чтобы публичность не помешала.
Но делиться этими страхами с ним не решилась. Ведь я не шутила на счет само- собой решающихся проблемах. Ответ будет, нужно только в это верить.
-Ладно, давай-ка двигать от сюда. Тебя ждет Chilli, а меня выбор одежки, -сказала я вставая из-за стола.
-А нас обоих не ждет ничего больше?... -спросил он и поцеловал меня в шею.
Я улыбнулась взяла его лицо в руки, наклонила его голову поближе к себе и поцеловала кончик носа.
- То есть?... - спросил он.
-Понимай как знаешь!- ответила я и мы вышли из кафе.


За неделю до церемонии торжественного открытия, после шестичасовых почти беспрерывных съемок, я, как выжатый лимон, сидел развалившись в крутящемся кресле в своей гримерной. Гримерша Элис помогла мне смыть краску с лица: в последней сегодня сцене у меня появлялся "кровоподтек" и в пух и прах "разбивалась" левая скула.
Так что сейчас она устраняла результаты своей же почти часовой работы.
-Элис, а тебе не обидно? - сказал я
-За что...- спросила она без вопросительной интонации, она была сосредоточена на процессе и больше ее ничего не волновало.
- Ну смотри. Ты старалась так долго, чтобы сделать меня еще более брутальным, чем я есть... А сейчас смываешь все это... Не жалко?
- Жалко...
-Так может оставим все, как есть? - сказал я и подмигнул ей.
Она оторвала руку со спонжем и очень недовольная тем, что я отвлекаю ее сказала:
- ОК. Можно, к стате, заехать тебе по морде, результат в кадре будет очень натурально выглядеть. А какой фурор на NYFF будет...- сказала она мечтательно и покачала головой.
Элис и не подозревала, что ажиотаж вокруг моей морды намечался и без ее мстительного желания.
Признаки того, что проходу нам не дадут появились почти неделю назад после того как Джулс выбрала платье. Я не большой знаток моды, женской тем более, но наряд на картинке мне очень понравился и уже нетерпеливо увидеть ее в нем.
Вечером двое портных привезли нам домой мой костюм и несколько платьев, одно чуть больше другого. Нам предстояла примерка, чтобы одежду потом подогнать идеально по фигуре.
Парням повезло. Мы с Джулс оказались очень стандартными в этом плане. Нужно было только сделать брючины длинее для меня. Платье Джулс же сидело так будто по ее мерке шили.
-Molto bouno! Vedere, Marco! - (Очень хорошо! Смотри, Марко) - сказал один другому и показал, как бордовый легкий шелк струиться по ее спине.
-Очень... Мы могли бы сделать Ваше фото?- спросил он у Джулс с легким итальянским акцентом. Она пожала плечами, не понимая зачем это им понадобилось, но возражать не стала.
После этой короткой фотосессии, портные ушли предупредив, что в день нашего выхода приедут снова, чтобы помочь одеться и привезут визажиста и парикмахера.
А мы с Джулс нарядились в домашние одежды, стоящие от мира кутюр очень далеко.
На следующий день во время перерыва на съемках мне позвонил Марк и предупредил, что со мной свяжется пресс секретарь Gucci и помощница редактора отдела моды GQ. Обе они будут спрашивать, что это за девушка, для которой сделали бордовое платье.
- Я тебя предупреждал,- сказал Марк мстительно, - когда имеешь дело с кем- то посторонним приходиться частно отвечать на вопросы, кто это...
Вместо ответа я дал отбой. Никакого смысла ругаться я не видел. Пусть думает, что хочет! А с этими акулами пера я как-то справлюсь.
Первой примерно через час позвонила Лилиана Каррера из Gucci.
-Это не праздное любопытство,- оправдывалась она, - мы просто хотели бы познакомиться с Вашей спутницей и в дальнейшем предлагать наши модели и аксессуары для всех случаев. Если, конечно, Вы планируете ее участие в следующих мероприятиях... ну, вы меня понимаете...
-Конечно, планирую,- я сделал вид, что не понял ее намека,- я, честно говоря, не очень для себя это планирую, но это такая же часть моей работы, как и...- я чуть не сказал: "как и часть Вашей говорить людям гадости", но сдержался. Не хватало еще начинать свару.
Девушка из GQ представилась Ольгой, сказала, что мой агент не смог помочь в организации встречи с, как она выразилась, моей компаньонкой, а им необходимо провести пробную фотосессию, для будущих задач.
-Каких задач, Ольга? - не понял я.
-Нуууу... Мы планируем статью о Вас в феврале и если она будет регулярно появляться рядом с Вами, наверное нам нужно знать, как она будет выглядеть на фото.
Я вздохнул и сказал:
-Думаю, Вам стоит обсудить это с Джулией, я передам ей Ваш телефон,- и извинившись, что не могу говорить больше положил трубку.
-Что? Началось?- спросила Элис, которая слышала последние несколько фраз.
Я кивнул.
-Привыкай. А еще лучше поговори с де Ниро. Он тебе расскажет много о том, как отношения стоить и с ума в нашем мире не сойти. Хотя, если бы мне сказали, что я должна идти на открытие NYFF с таким как ты, я бы не капризничала...
-Бестактное замечание, Элис,- сказал я.
Она кивнула:
-Я вообще плохо воспитана. Но это не шутки. Если для тебя это работа для нее, это будет испытание.
Я снова кивнул. Будто я и сам не понимал этого!
Потому Джулия и сводит меня с ума одним своим присутствием.
Она не такая, как все. Как это не банально, она одна на миллиарды. Добрая, заботливая, скромная. Она умеет рассмешить, умеет говорить обо всем на свете. Знает когда и о чем спрашивать. И так трогательно защищает наши отношения от всего мира. А я, всей этой историей, вношу сумбур в нашу совершенно идеальную жизнь. Кроме того, как я понял, она еще не нашла что сказать своим шумным подружкам, так что ей приходилось готовить оборонительные рвы со всех сторон.
Тяжело вздохнув, я поднялся, вышел из своего вагончика и направился на площадку, где уже установили декорации для новой сцены и ждали меня.


Де Ниро рассмеялся, положил руки нам на колени, таким образом заканчивая разговор поднялся и сказал:
-Эти несколько недель я буду занят,- он повел рукой вокруг,- а вот потом я требую, чтобы мы съездили к нам в Хемптон пока не испортилась погода.
Мы, конечно, согласились, и он ушел, заметив еще кого-то, заходящего в зал.
-Я просто не верю...- сказала она, когда мы остались вдвоем, - он такой... Такой...
-Хороший мужик,- нашел я нужное слово.
-Ну, да! Настоящий... Просто удивительно. Хотя,- она положила голову мне на плечо,- есть не хуже...
На душе мне стало тепло, я коснулся ее волос губами и прикрыл глаза.
Скорее бы все это закончилось.
Идилию прервал женский голос за спиной.
-Поверить не могу! Джулс!
Она вздрогнула и повернула голову.


-Джулс!
Как было не узнать голос Триши?
Я обернулась и поднялась ей на встречу.
Подруга шла в мою сторону под руку с симпатичным молодым мужчиной.
-Я глазам не верю!
-Триш, Триш! Не кричи, пожалуйста...
Она удивилась еще больше:
-Как не кричать?! Ты здесь?!
Следом за мной поднялся Джон. Его узнал спутник Триши, да и она сама хорошо ориентировалась в шоу-бизнесе, так что, конечно, она его узнала.
-О Господи! - сказала она, а мужчина протянул руку Джону.
-Джон! -сказал он.
-Привет, Том! Похоже, наши дамы знакомы...- сказал он все понимая. Может он узнал ее, может догадался...
Подруга смотрела на меня, как на врага и предателя. Я почувствовала себя очень нехорошо
-А я все никак не могла понять, куда же ты пропала... Девочки подозревали, что есть какая-то романтика... Но такое... им и не снилось...
-Извни...- прошептала я, - может встретимся завтра.
-Завтра вряд ли,- не надо хорошо разбираться в тонкостях человеческих реакций, чтобы понять, до какой степени Триша сердилась на меня сейчас.
-У нас намечена программа на завтра, да Том?- она посмотрела на своего спутника, но он не заметил намеков Триши и бесхитростно спросил:
-Какая?
Она сверкнула глазами на него, и только тут парень понял, что сболтнул что-то лишнее. Его попытка выйти из положения, сказав, что-то вроде "Ах, да!...", рассмешила Джона.
-Том, -спросил он,- а что вы сегодня делаете, после открытия? Может заскочим куда-то пропустите по стаканчику? А девочки поговорят?- закончил он взяв меня незаметно за руку и погладив по пальцам.
-Как думаешь, Триш?.. У нас планов нет вообще-то.
Триша поджала губы, но кивнула.
-Ну вот и чудно! -сказал Джон и снова сел, повернувшись в пол оборота.
-Ты можешь такое представить?!- донесся до меня настойчивый шепот Триши, когда они, улыбнувшись нам еще раз, развернулись и пошли к своим местам.
-Мне конец!- сказала я обреченно.
-Почему? - спросил Джон, погладив меня по щеке,- на сколько я помню, это свободная страна, ты вольна делать все, что угодно, пока это не нарушает ничьих прав...
-В том-то и дело... Моя скрытность нарушила их право на информацию... Теперь мне грозит высшая мера...
-Электрический стул?
Я мотнула головой:
-Обсуждение...
Он засмеялся.
-Да, это страшно! Но не забывай, что твоя подруга тоже была не сама... Том Васерман помощник Де Ниро, обе его руки, фактически... Ты знала о них до сегодняшнего дня?
В том-то и дело, что я знала. Не была знакома, но была первой, к кому Триша пришла сразу после знакомства с этим симпатичным парнем. Выходит у нее нет от меня секретов, а у меня - масса...
Я пропала из их виду примерно через месяц после того, как мы решили, что стоит все же жить вместе.
Сначала я не хотела им рассказывать потому, что была уверена, это не на долго. Потом потому, что не хотела испугать его своими шумными подругами, которые запросто порвали бы Джона на сувениры. И в конце концов потому, что прошло уже очень много времени...
Я понимала прекрасно, что это глупо, похоже на детскую ложь: не ради результата или спасения, а просто так. Однажды ночью я даже расплакалась, когда стала думать обо всем, что со мной произошло за последнее время. Как сейчас помню: в тот вечер Джон вернулся очень поздно, они снимали несколько дублей сцены на вечерних улицах. Сразу после душа он лег рядом, обнял меня и быстро заснул. А я лежала, поглаживала его волосы, смотрела, как он дышит и думала обо всем. Как я вышла на размышления о моих подружках, сейчас я уже и не вспомню, но только в какой-то момент комок подкатил к горлу и я всхлипнула.
Сейчас у меня было аналогичное желание.
-Прости меня, детка!- сказал Джон, видя, что я замкнулась в себе.
-За что? - спросила я, помотав головой, как от наваждения.
Он пожал плечами:
-Я-то понимаю, кто виноват в твоих проблемах...
-Милый, опять мы обсуждаем эту тему! Если бы я хотела, ты наверняка уже давно был бы с ними знаком. Но я решила смолчать, и держать в стороне тебя. О Боже, сейчас мне так стыдно..
Джон наклонился к моему уху, то ли сказать что -то, то ли просто поцеловать. В любом случае действие осталось незаконченным. Нас снова прервали.
-Джон! Привет! - Мы посмотрели на человека, который стоял перед нами, -Что хотел Васерман?
-Джулия- это Марк, мой агент. Марк- это моя Джулия, - представил он нас друг другу.
-Рад!- сказал он и смерил меня взглядом,- шикарный Tiffany! - он кивнув на колье, -и спасибо, что согласились на Gucci! Этот бездельник мог мне все испортить с этой рекламой.
Джон закатил глаза.
-Ладно, ладно! Я, пожалуй, пойду. Завтра встреча в Conde Nast, не забудь пожалуйста.
Джон кивнул.
-Вот гад!- сказал он минутой позже, когда Марк отошел от нас и направился в глубь зала.
Я уставилась на него и не понимая шутит он или говорит серьезно. Оказалось не шутит. Было явно, что он злиться. Глаза смотрят в одну точку, не моргая, руки напряглись. Что за ерунда?! Почему он так разозлился?
Я провела рукой по его щеке:
-Милый, ты чего? Что случилось? - он повернул голову ко мне, усмехнулся и покачал головой, мол все хорошо.
В этот момент приятный голос в динамиках объявил, что церемония открытия начнется через две минуты и попросил всех занять свои места.
Свет приглушили, раздалась музыка.
Два часа мы оба сидели, как на иголках. Я смотрела на сцену, но не видела, что там происходит. Меня раздирали страхи. За то, что мне скажет Триша, и как результат, что я получу от девочек. Но в большей степени за Джона. Было явно, что между ним и этим Марком есть какая-то неприятная история. Почему же тогда он не говорил ничего об этом?
Когда церемония закончилась, в программе сделали короткий перерыв перед показом фильма-открытия. Джон поднялся, подал мне руку и сказал:
-Давай пройдемся.
Мы вышли из зала и снова оказались в фойе. Народу было не меньше, чем в начале. Стоял гул и все время слышался звук звенящего хрусталя. Мы взяли по бокалу шампанского и просто стояли не делая ни глотка. Джон время от времени здоровался с кем-то из коллег и знакомых, иногда представлял меня. Я старалась улыбаться, как можно более искренно и еще сильней пыталась не дрожать.
-Как вам церемония?- мы обернулись, к нам подошли Том и Триша.
-А, это вы?- сказал Джон,- не плохо. Кто у вас занимается организацией?
-Есть одна девчужка. Лолли. Она вообще-то pr знаток, но и в организации таких масштабов большой профи.
-Эта не та, Лолли, которая на Делано работает?
-Она. У них там, какая-то странная история вышла с братьями Собесски. Кто-то даже погиб. Но вроде история со счастливым концом.
Джон пожал плечами.
Все время пока мужчины разговаривали мы с Тришей не сказали ни слова друг другу. Я порывалась, но она отворачивалась именно в тот, момент, когда замечала мой порыв.
Я опустила голову. Ну что мне делать?! Сесть и плакать?
Наконец, всех снова стали приглашать в зал, где должен был начаться просмотр. -Ну что? "Бальзак"?- спросил Джон. Том кивнул и посмотрел на Тришу. Та пожала плечами,- Милая, ты как? - я посмотрела на него и кивнула.

Очевидно, что идея с "Бальзаком" (один из самых модных ресторанов в НЙ сейчас)была неудачной.
Пока мы ехали туда мы говорили о прошедшей церемонии и очень сдержанно обсуждали, как кто выглядел.
Том рассказывал истории о том, в каком ажиотаже проходила организация. Как все волновались, когда в самый ответственный момент выяснялись разные мелочи, которые могли все расстроить.
Девушки между собой не говорили, от чего время от времени повисали неловкие паузы. Эти паузы приходилось заполнять нам с Томом, а поскольку рассказчик из меня не очень, страдал в основном Том.
-...Не представляете, как нам пришлось попотеть... - закончил он очередной рассказ о том, как однажды на площадке сорвалась и понесла лошадь...
-Да, Том, у вас не работка, а какой-то экстремальный спорт,- заметила Триша без особого энтузиазма,- пойду-ка я пройдусь,- добавила она и поднялась.
Том помог ей пройти мимо и, оставшись с нами позвал официантку.
-Еще что-то? Спросил он у всех,- мы отказались и он попросил только кофе для себя.
Девушка не подала вида, что крайне удивлена нашей расфуфиренной компании, которая за час без малого заказала только по коктейлю. Приняла заказ и удалилась.
-Я наверное, тоже на секунду отойду,- сказала Джулс и пошла вслед за подругой.
-Ну, хоть поговорят,- сказал я Тому, когда мы остались вдвоем.
-Я так понял, у них какая-то размолвка. Из-за тебя что ли?
Я пожал плечами.
-Надеюсь нет,- сказал я.
-Триша как увидела вас вместе чуть меня не исцарапала всего. Говорит, что эта твоя Джулия такая тихоня-тихоня и тут на тебе! Ты ее где вообще подобрал?
Я насупился. Мне не понравился ни тон, которым он об этом спрашивал, ни суть вопроса.
-Какая разница? Мы живем вместе. Она моя девушка. И у нас, как вы тут говорите, отношения.
Том почувствовал мое раздражение и срочно дал обратный ход:
-Нет-нет! Я ж не говорю ничего! Просто, ты же знаешь, что теперь начнется вокруг тебя и нее. Если она не подготовленна ко всему этому, ей придется не легко. Марк в курсе? Это я так понял не его идея?...
-В курсе. Он против.
Том закивал опустив голову ниже.
-Понимаю. Он рассчитывал на другие... отношения. Знакомил тебя с кем-то?
Я покачал головой.
-Том, я не расположен свою жизнь обсуждать...
-Извини. Просто приготовься. Поговори с Робертом, к стате. Он на этих делах собаку съел!
-Да, моя гримерша так мне и говорит.
-Элис? Она знает...
-Все все знают... - вздохнул я.
Том развел руками.
Когда девушки, наконец, вернулись было видно, что в их диалоге тоже не было ничего радостного. Обе были какие-то потерянные.
-Том, я вспомнила, что мы должны заехать к Елене. Так, что мы поедем... - закончила она обратившись ко мне.
Я пожал плечами. Протянул руку Тому и сказал, что был рад встрече. Джулс только кивнула головой.
Когда они ушли, она прижалась ко мне и я почувствовал, как дрожат ее плечи.
Это было уже через чур!
Я сгреб ее в охапку и, оставив несколько купюр на столе, повел ее к выходу.
В машине она уже не сдержалась и расплакалась по-настоящему.
О Господи, только не это!
Слезы - это страшная вещь. Никогда не знаешь, как реагировать на заливающую лицо воду. А учитывая, что последние слезы, которые я видел были вызваны ментоловым лосьоном, который нюхала между дублями моя партнерша по предыдущей картине, откровенно говоря, как было не растеряться.
Я схватил ее за плечи и прижал как только мог крепко. Стал говорить какие-то глупости и уговаривать успокоиться. Не знаю, может мой тон, может слова, а может просто накопившиеся эмоции не прекращались.
Джулия плакала и всхлипывала, как ребенок.
Сквозь слезы она пыталась объяснить мне, что собственно произошло, но разобрать было нельзя ни слова.
-Ну, не плачь, детка. Не рви мне сердце... Все устроиться...- сам себе я напоминал Мэмми из "Унесенных ветром" ( чернокожая служанка Скарлет в одноименной книге, в знаменитом фильме 1939 года ее играет Хэтти Макдениэл),- что случилось? Вы поругались?
-В том...то и де...ло, что нет... Лучше бы она на меня ... накричала...- сквозь слезы и всхлипы сказала она.
-Боже мой, что ж ты такое говоришь?
Она вздрогнула еще несколько раз и стала рассказывать.

-Знать не хочу!- сказала Триша, как только я зашла за ней в уборную.
Она сидела перед зеркалом, красила губы и была похожа на злую Снежную королеву. Я поняла, что меня она не услышит даже, если на колени сейчас стану и буду умолять о прощении.
-Дело не в том, кто он! Дело в тебе! Ты не доверяешь нам больше. Мне, раз уж на то пошло! Джулс, я просто в бешенстве! Я рассказывала тебе обо всем. Даже то, что не стоило бы вообще другим людям рассказывать. Я доверяла тебе. Считала, что друг с другом мы ближе, чем с любым из наших ухажеров. И вот, что я получаю?! Как только у тебя наклевывается роман, ты посылаешь все куда подальше! Как давно вы вместе?
Я опустила голову:
-Полгода...
-То есть все твои "я сегодня не могу с вами увидеться" и "давайте не у меня..." -это просто отмазки?
Что мне оставалась делать. Я чувствовали себя нашкодившим котенком.
-Это твое дело, безусловно! Ты можешь хоть с сотней парней встречаться. И пусть все они будут хоть самими киноакадемиками (члены жюри, принимающие решения о вручении премии "Оскар"), врать не надо!
-Я не врала...
-О, прости! Ты просто правды не говорила!
-Триша.. Ну, разорви меня... Но я люблю его...
-Да ну?! А своего халатного красавца ты разве не любила?!
-По-другому...- я выглядела очень неубедительно.
-Ага, давай! Рассказывай: это любовь всей твоей жизни! Так вот, милая моя, он актер. Хочу тебе напомнить, через пару месяцев у него выйдет новый фильм и начнется рекламная кампания. И как ты, я уверена, заметила, он еще и молодой мужчина, и если его агент не полный идиот он заставит его менять эскорт как перчатки. Что-то я не вижу в этой схеме тебя! И тогда ты притащишься ко мне с размазанным по лицу макияжем и разбитым сердцем.
-Триша, это жестоко. Почему ты так говоришь? - я была готова разрыдаться. Но она говорила о том, о чем я не признавалась себе все это время, но что все равно тлело у меня глубоко в душе.
Почему он, молодой, безусловно красивый и популярный мужчина решил завести роман с такой как я?
Конечно, положительные качества у меня тоже есть, но это же не что-то из ряда вон. Сколько в НЙ красноречивых редакторов литературных издательств от 25 до 30 лет? Пара тысяч! А сколько моделей, молодых актрис, просто богатых дочек биржевых воротил и торговцев нефтью? Сотни-сотни тысяч! Выбирай любую. И каждая из них могла бы лучше смотреться на фото рядом с ним...
В один прекрасный момент, его нынешний агент, или новый, или кто угодно из его окружения поставит вопрос ребром: надо засветиться с кем-то определенным! И мне придется ждать его и надеяться, что все там ограничиться только фотосессией.
Господи Боже! Такого я уже не переживу, это факт!

Дожди в этом году начались чуть раньше обычного. Стало заметно холодно и воздух буквально пропитался запахом осени. Деревья еще стояли зелеными, но с каждым днем все больше и больше добавлялось желто-красного в листве.
Поменялись и люди на улицах. Заметно убавилось туристов с картами и путеводителями, которые не пугаясь ни жары, ни духоты курсируют по улицам города летом. Вернулись местные аборигены. Ходят они быстро, по сторонам не смотрят и готовы смести на своем пути любые преграды.
Но город рад им. Иногда мне кажется, что небоскребы и плазы весело раскачиваются глядя сверху на привычную для себя толпу.
"Люди делают города, чтобы потом города делали людей,"- думал я глядя на Медисон сквер из окон гостиной.
-Привет,- услышал я за спиной и почувствовал прикосновение горячей ладони.
Джулс обняла меня и сцепила ладони крепким замочком мне на шее. Я погладил ее руки:
-Проснулась?...
Она угукнула в ответ и поцеловала меня в щеку. Теплая волна разлилась у меня по телу. Похоже моя Джулс возвращается!
Как все и предупреждали, после NYFF у нас началось кошмарное время. На Джулс и меня обрушилась лавина вопросов, все телевизионные, печатные и даже интернет проекты о знаменитостях атаковали нас в надежде получить интервью или по крайней мере, как они выражались "комментарии".
Марк ликовал. Он плотоядно разводил руками и отвечал на все мои жалобы, что будь на ее месте кто-то известный ему, вся эта шумиха была бы его головной болью.
-Да и девушка была бы подготовленней,- говорил он, выводя меня из себя.
После таких заявлений я обычно переходил на крик, пытаясь объяснить ему, чтобы со своими подготовленными девушками он шел куда подальше!
Марк обижался, но ничего не отвечал.
Но крики-криками, а легче не становилось. Дошло до того, что Джулс подловили, когда она выходила с работы и собиралась пройтись вокруг сквера.
Дилл помог ей отбиться от назойливых фотографов и стал несокрушимым титаном на входе в наш дом.
Вечером, когда я вернулся, застал ее с чашкой чая, сидящей на подоконнике и очень молчаливой.
С тех пор такое настроение было у нее почти все время. В издательстве она договорилась, что будет работать дома и старалась лишний раз на улицу не выходить. Я не замечал, чтобы она встречалась с кем-то из подруг. И самому справиться с ее грустью у меня не получалось. От этого мне хотелось выть.
Карла качала головой и повторяла мне каждый раз, что мы должны пожениться и нарожать ей, Карле, детишек.
-Девочка должа почувствовать, что у нее есть семья. Она осталась одна!
Мне было обидно это слышать:
-А я?
Она пожимала плечами:
-Ты ее любовь, на сколько я вижу. Но пока еще не вся жизнь! Это плохо, конечно, но такие уж тут женщины. Она боится.
-Чего?- недоумевал я.
-Что ваша история закончиться, она останется одна с разбитым сердцем, а ты все равно будешь у нее на виду. Все эти журналы и тв никуда же не денутся. Ты все останешься
-Ну и какой выход?
Карла пожала плечами.
-Мне откуда знать? Жизнь покажет.
Неделю после этого разговора сигналов не было. Но, наверное, и для Джулс. Она все еще была молчаливой и замкнутой.
По ночам сворачивалась калачиком и засыпала рядом со мной. Так она была похожа на котенка. Волны желания и нежности накатывала на меня при виде этого, но инстинктивно я чувствовал, что что-то большее и страстное ей сейчас не нужно. Потому мне приходилось сдерживаться.
Так что сейчас, когда я почувствовал ее губы у себя на коже все мгновенно отошло на второй план.
Я повернулся и подхватил ее на руки. Она прижалась покрепче ко мне и обвила руки вокруг моей шее, перебирая пальцами волосы сзади.
-Я соскучилась за тобой,- прошептала она,- извини, что пришлось ждать...
Поцеловав ее в кончик носа, я сказал, что это было серьезное испытание.
Она подняла голову и поцеловала меня.
Вкус ее поцелуя затуманил мне голову. Как странно, я так быстро привык, к тому, что каждый раз, когда ее губы касаются моих, по телу пробегает электрический ток, что всю последнюю неделю буквально страдал физически от недостатка такой встряски.
Но оказалось, что мне мало одного этого чувства. Я понял, что она нуждается во мне не меньше. А это было уже из разряда чего-то такого, что и описать нельзя. Понимать, что ты физически нужен предмету твоих чувств -это больше, чем физическое удовольствие!
Продолжая целовать я отнес ее в спальню и аккуратно положил на кровать.


-Ты простишь меня?- сказала я и подняла голову на локте, чтобы видеть его глаза.
-Простить? За что? - искренне удивился он.
-Ну за прошедшую неделю...
-В смысле...
Я опустила голову:
-Я закрылись от тебя.
Он погладил меня по голове и сказал:
-Этого точно не нужно было делать. Хотя у тебя гораздо больше оснований злиться, чем у меня.
Я подняла бровь и смотрела на него с вопросом. Он провел кончиками пальцев по моему лицу, улыбнулся и сказал:
-Ты мой маленький котенок...
Я усмехнулась:
- Ответил... Нечего сказать.
Он закинул руки за голову.
-Извини... Как мог,- сказал он стараясь поддерживать шуточный тон. Но я чувствовала, что что-то не так, о чем-то он хотел сказать.
-О чем ты думаешь?- спросила я и положила обе руки ему на грудь.
Он снова обнял меня и заговорил очень серьезно:
-Джулс, я хочу спросить тебя. Честно говоря, этот вопрос уже давно назрел, но все как-то не выпадал случай. И больше искать подходящего момента мне уже не хочется. Я понимаю, что тебе моя жизнь не очень нравиться. Меня самого с души воротит от всех этих вечеринок, фестивалей и прочей ерунде. Но я понял одну вещь. С тобой мне будет легче со всем этим справиться. Я хочу чтобы мы были вместе.
-А мы разве не вместе? - спросила я, чувствуя как мое сердце пропускает удары.
-Да... Но я хочу больше. Я хочу... - он замолчал на секунду, сделал вдох и сказал наконец, - Выходи за меня замуж, Джулс.
Я замерла. А он, видимо, решив, что я готовлюсь сказать ему "нет" затараторил.
-Не обязательно отвечать сейчас! Ты можешь думать сколько угодно долго, просто... - нужное слово он не нашел.
Я освободила руки и взяла его лицо в свои ладони.
-Я люблю тебя, Джон Портер, и буду твоей женой,- сказала я и поцеловала его, как только могла нежно.
И каким-то странным образом с этого момента наши ласки стали другими. Вместо сумасшедшей страсти между нами появилась нежность и спокойствие.
Как будто мы ждали какого-то пароля, после которого все меняется.
Он, еле дотрагиваясь, гладил мою кожу, целовал мое тело, ласкал грудь и постоянно шептал что-то. Прислушавшись я поняла - эта старая детская песенка: у Мари есть маленькая овечка...
В первые в жизни у меня проскочила мысль:
"Этот парень будет великолепным отцом!"
И после этого, совершенно непонятно как, но мой разум отключился и я полностью отдалась его рукам, следовала его движениям и думала только о его дыхании рядом.

-Это шутка? - спросил Марк, когда сидя в кресле в его офисе, я спросил, когда могу рассчитывать на свободный месяц, чтобы поехать в свадебное путешествие.
-Нет... А почему ты думаешь, что я шучу?
-Джон. Брак - дело серьезное. А в нашем бизнесе особенно,- сказал он еле сдерживая раздражение.
-Марк, а кто тебе сказал, что я несерьезно подхожу к этому?
Он вздохнул, встал из-за своего стола, как обычно заваленного чем попало, подошел к окну и стал смотреть на происходящее вокруг.
-Видишь ли, жизнь такая штука, что шанс, как правило дается не всем. А второй шанс единицам. Ты сейчас в такой ситуации, когда у тебя этот шанс есть. При правильной подготовке через пару лет ты получишь Оскар, гарантировано. Ты хорошо играешь, тебя много приглашают, на тебя ставят. При таком раскладе, через эти самые год-два ты сам станешь шикарным шансом для кого-то, кто будет готов платить, и не мало, чтобы какая-то новая звездочка стала настоящей звездой.
-Марк, я что-то тебя не понимаю,- я буквально наливался кровью от того, что слышал.
-Я, конечно, рискую сейчас получить от тебя по полной, но все равно скажу, потому, что больше всех желаю тебе успеха. Твоя жениться сейчас может выбить тебя из обоймы, а это прямая потеря больших, очень больших ... возможностей.
До этого разговора я не знал как это "руки сами сжались в кулаки". И на тебе, все стало понятно, хоть на камеру снимай. Но, видимо, Марк этого не понял или не заметил, потому он продолжал приводить какие-то новые и новые аргументы, искренне считая, что я поддамся его уговорам.
-И, в конце концов, ты же должен понимать о своей ответственности перед близкими...- и это было уже перебором.
Я хлопнул ладонью по столу и вскочил.
-Под близкими ты вообще кого понимаешь, а Марк? Ты видно плохо понял! Я не собираюсь спрашивать у тебя разрешения!
Такой реакции он точно не ждал, но и не исключал ее, наверное потому он спокойно сел в свое кресло, сложил, как обычно кисти домиком и сказал голосом слишком ровным для того чтобы он показался нормальным.
- Джон, кричать смысла нет. Ты в этот бизнес не вчера попал...
Его спокойный тон раздражал сильней любого крика и ругани.
-Заткнись!- рявкнул я,- Мне плевать на твой бизнес! Я не дам тебе ломать свою жизнь!
Марк развел руками:
-Валяй! Дело твое!
Из его офиса я вылетел пулей. Буквально пролетев несколько блоков в сторону Ап Тауна (центральный район Манхеттена), я вдруг подумал, что мне пора последовать советы моей гримерши Элис. Я достал мобильный и набрал номер де Ниро.
-Алло! - на итальянский манер ответил он после третьего гудка.
-Роберт? Привет, как дела? Это Джон..
-Привет, Джонни, старина! Ты как? - на заднем фоне слушались звуки какого-то праздника.
-Относительно хорошо. Я отвлекаю?
-У Эллиота (сын Роберта де Ниро и Грейс Хайтауэр) сегодня день рожденья.
-О, прости за беспокойство! Поздравляю!
-Ничего-ничего, говори. А еще лучше, приезжай к нам. Его друзья будут в восторге. Ты у них в кумирах числишься...
Я усмехнулся, поблагодарил за приглашение и сказал, что приеду, как смогу быстро.
Поймав такси, по дороге я купил цветы для Грейс и фотографию с автографом Де Ниро в магазине в двух кварталах от его дома в Трайбеке.
Мне открыла миловидная полная чернокожая женщина в одежде горничной.
-Мистер Де Ниро...- начал я, но она перебила меня:
-Джон Портер?
Я кивнул.
-Проходите! Мистер Роберт ждет Вас. У нас сегодня праздник, у Эла день рожденья, впрочем, - она показала на букет, - Вы об этом знаете.
Я последовал за ней и пройдя через холл и первую небольшую гостиную мы оказались в зале, ярко освещенном и полном людьми.
Некоторых, в основном взрослых, я знал - это были ассистенты и партнеры Роберта по его продъюсерскому центру и ресторанному бизнесу.
Роберт заметил меня из другого конца зала, махнул рукой и позвал виновника торжества, чтобы я мог с ним познакомиться и поздравить.
-Вот, Эл, познакомься. Джон Портер.
- Ух-ты! Привет мистер Портер! Спасибо, что пришли!
-Поздравляю с днем рожденья, Эл! Сколько ж тебе стукнуло?
-13,- ответил мальчик.
-Клево! Вот это тебе,- я протянул свой подарок.
Мальчик с нетерпением разорвал яркую бумагу и увидев фотографию своего отца стал заливаясь смеяться.
-Пап, глянь. Это ты! С автографом...
Роберт уставился на меня, я пожал плечами:
-Что-то мне подсказывает, что такого у него точно нет. Уверяют, это твой настоящий автограф, Роберт.
Роберт похлопал меня по плечу и в этот момент к нам подошла Грейс - мать мальчик. В ее движениях было столько спокойствия, уверенности в себе и силы, что это сразу бросалось в глаза.
-Джон! Спасибо, что пришли! - сказала она и поцеловала меня в щеку.
-Поздравляю!- я вручил ей букет.
-Очень красиво! Выпьешь что-то?
-Ну, конечно, он выпьет! И поест... И расскажет почему у него такой кислый вид,- ответил за меня Роберт и подмигнул.
Он уже повел меня к столу, но мальчишки, Эл и его друзья, обступили меня и стали просить сделать фото с ними вместе.
-Видишь, дорогая, у нового поколения новые кумиры,- сказал Роберт жене.
Она улыбалась в ответ.
После такой короткой фотосессии ребята убежали, а Роберт взяв меня под локоть и повел в сторону.
-Идем пропустим по стаканчику.
В небольшой комнате рядом с залом стояло три больших очень мягких кресла, по стенам массивные стеллажи с книгами, огромное окно выходило во внутренний дворик. Так что здесь было очень тихо и уютно.
Я присел в кресло, а Роберт налил мне немного виски в хрустальный бокал.
Янтарного цвета жидкость горьковатая на вкус быстро согрела меня изнутри. Стало тепло и я немного расслабился.
-Ну, что там у тебя стряслось?
Я сделал еще один глоток и рассказал историю своих отношений с Джулс.
Роберт слушал, хитро улыбался и молчал. Только когда я сказал, что сделал ей предложение, не сдержал порыва и сказал:
-Вот это правильно!
Когда я закончил, он хлопнул меня по колену и сказал:
-Парень, ты поступил правильно! Не знаю, какие там планы настроил твой агент, но в любом случае, не забывай, все что с тобой происходит -это твоя жизнь. Конечно, наша работенка не из легких, а все эти фотографы и прочие приставалы - часть этой работы. Грейс, вон, до сих пор не привыкла, хотя мы уже четырнадцать лет вместе. Но если ты будешь рядом, если ты поддержишь ее, в замен ты получишь гораздо больше. Дом, настоящий в котором тебя будут ждать, любовь, потому что это самое важное, и, раз уж на то пошло, самый плохенький секс с любимой женщиной лучше любых страстей с кем угодно другим,- он подмигнул мне, а я усмехнулся и опустил голову.
-С этим как раз все лучше, чем когда либо...
Он развел руками:
-Ну вот! Грейс и я с радостью погуляем на вашей свадьбе! А еще лучше, не делайте ничего такого. После церемонии, бери ее на руки и неси в аэропорт, а оттуда куда-то на острова. Чтоб кроме вас там были только рыбки!
Я усмехнулся снова и закивал:
-Это точно нам подходит больше...
-И пусть этот твой Марк выруливает! В конце концов кто кому платит?! Ты отличный актер, Джонни, у тебя большое будущее. Но одному идти по этому пути очень тяжело. На одно понимание этого у многих из нас уходят годы, а потом не забывай, что человек, с которым ты хочешь завести семью должен быть ТВОЕЙ половиной. Мне понадобилось три попытки... И сейчас я счастлив, как никогда. Если твоя Джулс "та самая девушка", ты не за что не должен ее упустить.
Я кивнул давая понять, что понимаю его.
Роберт встал и пригласил меня последовать за ним.
-Но разговоры-разговорами, а нужно и поесть. Идем, у тебя какой-то уставший и бледный вид...


- Джулс! Ты занята?
-Немного. Что случилось?
-Зайди ко мне на минуту.
Я оторвалась от распечатанных листов новой рукописи, за которую взялась только сегодня и еще не успела вчитаться, поднялась, потянулась и пошла в кабинет Криса.
Он сидел положив ноги на стол, заваленный какими-то страницами. Вид у него был довольно помятый: без пиджака и галстука, рукава закатаны, волосы взъерошены, за ухом карандаш.
Я постучала по открытой двери и сказала:
-Можно?
Крис опустил ноги, сел ровней и провел руками по волосам.
-Хотел поблагодарить тебя за "Сумерки". Справилась быстро!
-Никаких проблем! Мне и самой было интересно... Там про любовь, все такое...
Крис усмехнулся:
-Да, про любовь... Слушай у меня дело. Правда, не про любовь... Есть плохая новость. amazon.com собираются запускать свое издательское подразделение.
Он замолчал и поднял на меня глаза, но я не очень поняла, в чем собственно нехорошая новость.
-Представляешь, что будет со всеми остальными? (ресурс amazon.com самый большой продавец печатных изданий в США, с 2011 года печатает книги самостоятельно) С нами в частности?
Я поморщилась:
-Нас не будет...
-Именно! Потому я решил встретиться с ними до того.
Я улыбнулась и присела в кресло напротив.
-Не сомневалась в твоей предприимчивости...
Он пожал плечами:
-Это бизнес... Кроме того, мне повезло. Они предложили нам стать одним из своих подразделений. Нам предстоит работать с молодыми авторами.
-Ого. Круто! Молодец,- сказала я стараясь говорить, как можно искренне.
-Я хочу чтобы ты занялась этим.
Это был сюрприз.
-Ух ты... спасибо...
- Не благодари! Мне давно надо было сделать, что-то для тебя.
Я пожала плечами.
-Расскажи, что надо делать.
Он встал, обошел свой стол, нашел какой-то листок и протянул мне.
"Дорогой Мистер Смит! - прочитала я - Мы обдумали Ваше предложение о партнерстве. И рады сообщить Вам, что это одно из самых выгодных условий...."
-Крис! Просто сказочно!- сказала я прерываясь.
-Читай дальше,- сказал он, присаживаясь на подоконник.
-"... В этой связи предлагаем Вам рассмотреть вариант организации нового офиса в ... Бостоне... Для чего...". Погоди, почему не в НЙ?!
Он пожал плечами.
-Понятия не имею. У них на это есть какие-то причины.
Я запаниковала:
-Крис, я не могу уехать из НЙ сейчас. Даже на неделю, не то что работать!
Он посмотрел на меня с удивлением.
-Я собираюсь замуж,- объяснила я
Он развел руками:
-Вот это новость! Я ничего об этом не знал...- он подошел ко мне и по-товарищески обнял,- поздравляю! Кто счастливец?
Я замялась на секунду, а потом подумала, что мне нечего стесняться:
-Джон Портер - ответила я.
Крис задумался:
-Имя знакомое...
-Он актер,- объяснила я.
Явно вспомнив о ком идет речь, мой босс в недоумении приподнялся и пересел назад в свое кресло.
-Тот, что я этом последнем триллере играет?
Я кивнула.
-Ну ничего себе, Джулс! Вот это да! Мои поздравления!!! Конечно, какой там Бостон?!
Мы поболтали еще какое-то время о том, как я познакомилась с ним и как наши отношения развивались. Крис поделился опытом из своей семейной жизни, которая к этому моменту уже благополучно закончилась. Посмеялись. И когда я уже собралась уходить сославшись на довольно позднее время, он сказал:
-Знаешь, все равно рассчитывай на эту работу. Иди знай, как у Вас повернется. Кроме того, он может согласиться переехать вместе с тобой... Время пока есть. А там и денег, безусловно больше и статус поинтересней.
Я сказала ему спасибо, поднялась и пошла в свой небольшой офис, чтобы собраться и бежать домой, где меня должен был ждать Джон.
Пройдясь вдоль сквера, как обычно после работы, я подумала, что стало уже совсем рано темнеть... Еще пара недель и подует холодный промозглый ветер. Время золотой осени смениться пасмурной и отвратительно мокрой погодой. И это будет лучшая осень в моей жизни.
Дойдя до дома я остановилась на пару минут, чтобы поговорить с Диллом.
Он с гордостью рассказала мне, что его младшая дочка хорошо учиться в начальной школе, а вот старший сын расстраивает:
-Хулиган! Жаль драть их больше нельзя!
-Дилл, детей нельзя бить,- нравоучительно сказала я.
-Ах мисс Джулс, если бы меня отец в детстве не порол, вообще неизвестно, что из меня выросло бы...
Мы посмеялись и пошла к лифтам.
-Да, забыл сказать. У Вас гость наверху. Карла сказала, что я могу его пустить. Я его тоже здесь раньше видел пару раз. Марк. Я так понял агент мистера Джонни.
Я кивнула, поблагодарила Дилла и зашла в открывшийся лифт.
-Привет! Я дома! - сказала я открыв дверь.
-Salute! - услышала я голос Карлы из кухни,- у нас гость!
- Я знаю... Привет, Марк!- сказала я, проходят в гостиную.
Марк поднялся мне на встречу. И поднял бокал, который держал в руке:
-Привет! Давно не виделись!
-Да... У меня много работы было...
-Я слышал... Джон рассказывал. Говорил, ты редактировала "Сумерки"...
Я кивнула.
-Ну, и что нас ждет в очередной серии? Summit точно будут снимать продолжение...
-Любовь. Там так много страсти, что тема вампиров отошла далеко на второй план.
Макр кивнул и присел назад в кресло.
-Любви сейчас даже слишком много вокруг, я смотрю...
Я пожала плечами еще не понимая к чему это он.
И тогда он начал.
-Я рад, что встретил тебя. Честно говоря, на это я и рассчитывал. Мне нужно поговорить с тобой.
Я села напротив, закинула ногу на ногу и спросила, о чем разговор.
-О Джоне.
Я напряглась.
-Я должен был бы поздравить тебя. Но скрывать не буду, меня новость о вашей свадьбе не порадовала. Не смотри так... Джон многого не понимает сейчас. И потому делает опрометчивые шаги. Его карьера сейчас идет очень широкими шагами. У меня есть для него две роли, каждая из которых может принести Оскара... Но одной хорошей игры мало! Ему надо много и часто появляться в нужных местах, общаться с нужными людьми... И рядом с ним должны быть нужные женщины. Жена ему сейчас не нужна. А...- он хотел еще что-то сказать, но прервался.
-А я в качестве жены, тем более.
Он опустил голову.
Я всхлипнула, но не расплакалась.
Самое страшное, что он не говорил ничего из того, что я не понимала бы. Сколько раз Джон уже отказывался от вечеринок, благотворительных ужинов, интервью и всего, что делает актеров настоящими звездами. Мне было приятно думать, что так он проявляет заботу, но с другой стороны... Марк был прав, это его работа находиться среди людей...
-Сейчас он не думает об этом,- продолжал Марк, который явно почувствовал свою силу в этом разговоре,- он считает, что все это ерунда и отношения важней. Но через несколько лет ваша влюбленность пройдет. Он начнет понимать, что теряет многое и тогда может случиться все, что угодно...
Больше слушать я не могла:
-Марк, хватит! Я сама это понимаю!
-Так зачем тогда мучать и себя его?
Я опустила голову.
-Я люблю его.
Марк кивнул:
-Пока. А когда он будет приходить домой не каждый день и в светской хронике появятся его фото в обнимку со статистками или с кем-то из партнерш по фильмам, ты будешь все еще любить его? Или если выясниться, что его гримерша родила от него ребенка? Ты будешь это терпеть?
Я вздохнула. Все мои страхи снова встали передо мной.
Измена - это то, чего я боялась больше всего в жизни. Когда доверяешь любимому, считаешь, что ваши отношения все для него, а потом выясняется... Я проходила через это. И тогда поводов и возможности для измены у моего бывшего было куда, как поменьше...
-Марк, -взмолилась я...
-Видишь?! Ты и сама так думаешь! Так зачем доводить все до такого абсурда?! Пусть он живет своей жизнью. Пожелай ему счастья и постарайся найти свое. А ты его найдешь! Поверь мне! У вас не роман длинною в жизнь. У вас так, повесть без названия!
Я опустила голову. Мне было все равно останусь я одна или буду окружена поклонниками всех мастей. Я понимала, что так полюбить я больше не смогу.
Но сделаться ему обузой, мешать ему, это было бы не правильно, эгоистично и просто глупо с моей стороны...
-Марк... Уходи... Прошу тебя...
Он встал, пожал плечами и выходя сказал:
-Как знаешь.
Когда он вышел я встала у окна и смотрела на Медисон сквер, на уже совсем потемневшие улицы, на Флатайрон билдинг прямо перед собой, на НЙ. И думала, что этот город не смотря на всю мою любовь, не хочет видеть меня счастливой. Я живу здесь с рождения. Я знаю его не хуже, чем собственное тело. Для меня не бывает сюрпризов на улицах. Я не жалуюсь на погоду и не замечаю всех неудобств. Так за что мне такая жестокость? Почему как только я становлюсь счастливой меня нужно кольнуть и побольней?! За что, любимый город?
-Нет, так нет... - подумала я.
Быстро, чтобы не поменять решения я побросала в сумку свои немногочисленным вещи.
В спальне в футляре под зеркалом лежало колье, которое Джон подарил мне. Я открыла коробочку и провела пальцем по переливающимся камням. Потом я закрыла футляр и вместо этой роскоши забрала пару его запонок. Они были его любимые. Единственное мужское украшение, которое он носил.
Натянув плащ я пошла к выходу.
-Куда ты? Ужин почти готов,- остановилась меня Карла.
-Я... Я отнесу вещи в химчистку. Начинайте без меня, когда придет Джон.
-Хорошо... А что хотел Марк? Не люблю я его... Гнилой он человек...
-Рассказал одну историю... Ничего особенного...
-Что за история?
Я пожала плечами и ответила:
-Ерунда. Без названия...
-Ну хорошо. Давай иди и возвращайся поскорей. Джон не станет есть без тебя...
Повинуясь порыву я обняла ее.
Карла ничего не поняла в этом действие, но ответила на мои объятья и сказала по-испански:
-Милая девочка...
Стараясь не смотреть на нее, я подхватила свою сумку и выскочила в коридор.
В холле я не встретила Дилла. Такое случалось редко. Но сейчас для меня это было как знак того, что я поступают правильно. Дилл задержал бы меня разговором...
Я буквально выскочила на улицу и крикнула "Такси!".
Мне опять повезло. Машина остановилась сразу же.
Усаживаясь на сидении я назвала только одни адрес, который могла. Я не была уверена, что меня пустят, но другого места все равно не было.
-Угол западной 87 и Седьмой Авеню.
Я очень надеялась, что Триша окажется дома.

Выйдя от Роберта я пошел пешком. По дороге не встретились ни одного такси. Но было не холодно и народу вокруг не много. Так что пройтись и подумать было очень неплохо.
Мне вспомнилось, как прошлой весной вот так же я шагал по вечерним улицам и в результате пришел к Джулс.
"Как это все таки странно! Ты выходишь из дома, с мыслями об одном, а находишь то, что и не надеялся в жизни встретить. Удивительно!"- думал я.
Еще через два квартала рядом со мной остановилось такси.
Водитель опустил стекло, наклонился и спросил не надо ли меня подвести.
-Ты идешь в ту же сторону, куда я еду,- сказал он.
Я сел и усмехнулся:
-В первый раз решил пройтись, и надо же - такси само останавливается возле меня...
Водитель рассмеялся.
-Тогда мне надо было бы отвезти тебя бесплатно!
-Хорошая мысль! - ответил я
Водитель посерьезнел.
-Но ты же понимаешь...- замялся он.
-Ладно, не плачь! Только остановись рядом с цветочной лавкой.
-О! Цветы?! Женщина? - спросил он и оглянулся чтобы посмотреть на меня.
-Мне казалось, что я на гея не похож... - сказал я осматривав себя и поспешил добавить,- никого не хочу обидеть...
Он рассмеялся:
-Я тоже!
Мы катили вперед по уже опустевшим улицам. Он рассказывал мне о своей девушке. Заверял, что это самая лучшая девушка в НЙ.
-Поверь мне, я много женщин видел. И мужчин к стате тоже,- он снова оглянулся в мою сторону,- вот про тебя я могу сказать, что ты решил жениться.
-Да! И как ты это понял? - я был очень удивлен.
-Видно. Ты счастлив. Глаза горят. И знаешь, что я тебя скажу парень? Она тоже любит тебя.
-Ну, а это как тебе известно?
- Ты расслаблен. Спокоен. Потому и не боишься пройтись вечером пред встречей с любимой. А к стате зря... Любовь - эта такая штука... Ее надо беречь. Даже если твоя девушка без ума от тебя, а ты от нее, найдется кто-то, кому это не по нраву...
-Ты и сам не знаешь, на сколько ты прав...
-Вот видишь! - радостно сказал он,- ладно, смотри, вон цветочная лавка. Купи ей розы. Не поскупись!
Я вышел и усмехнулся. Как бы мой новый психоаналитик отреагировал бы, если бы знал, что для меня нет никаких проблем купить все цветы в этой лавке, включая деревья, которые росли прямо напротив.
С большим букетом алых роз, я вернулся к нему и продемонстрировал для оценки.
-Супер! - похвалит он,- странная вещь, но розы работают всегда!
-Запишу себе на будущее,- сказал я и снова сел в машину.
-Так куда тебя подвести?
Я назвал адрес, он присвистнул:
-Это твоя квартира или ее? - спросил он.
-Наша... - ответил я
-Значит твоя. Ну, а раз монеты у тебя водятся и девочка тебе нравиться, - он показал на букет, - так сильно, значит точно надо жениться!
-Вот я и собираюсь,- сказал я.
-Кольцо купил?
Я помотал головой.
-Возьми ее с собой. На сколько я знаю, женщины не любят сюрпризов с драгоценностями. И это к стате правильно! Ей эту историю на пальце потом всю жизнь носить! Ну ладно, до тех пор пока вы будете женаты. Но все равно. Одна моя пассажирка сказала, что разошлась с мужем потому, что ей не нравилось кольцо, камень в виде сердечка... Прикинь?! Это оказывается важно! Так что бери в охапку свою зазнобу и пусть она сама себе все выбирает... А раз ты по такому адресу живешь, значит точно в Tiffany или в Chopard пойдешь... Тоже правильно. Если не сложится, продадите кольцо назад...
Он говорил и говорил, а я удивлялся, как человек может так хорошо разбираться в людях...
Когда мы, наконец, приехали я дал ему больше, чем должен был и попросил пожелать мне удачи.
-Желаю, что с тобой поделать!- сказал он, - но смотри, не облажайся! Удачи!
И укатил.
Я вошел в холл, показал свой букет Диллу, получил от него знак "Супер!", вызвал лифт и быстро оказался перед дверью. Мне открыла Карла.
-О, привет! Боже мой, какой букет!...
-Старался, -прошептал я и прошел в комнату.
-А Джулс ушла,- сказала она.
-Куда?
-В химчистку...
Я отдал ей букет и пока она ушла в кухню, чтобы поставить цветы в воду, прошел в спальню.
Странное чувство появилось у меня, когда я увидел футляр с ее колье стоящим прямо перед зеркалом. После NYFF Джулс ни разу не открывала эту коробочку, как будто боялась, выпустить джина из лампы...
Я открыл шкаф и не увидел ни единого ее платья. Сердце забилось быстрее. В ванной не было ее кремов и расчески.
Я схватил телефон и набрал ее номер.
Автомат предложил оставить сообщение.
-Джулс, ты где? Я дома...- сказал я.
И кинулся на кухню.
-Карла! А когда она ушла?
Карла увидела мое лицо и, наверное, сильно испугалась, потому что мгновенно побледнела.
-Около часа назад.
-Куда, она не сказала?
-Нет... Джонни... Что случилось?
-Ее вещей нет!
-Так она же сказала, что ... в химчистку...- сбиваясь стала говорить Карла.
-Вообще никаких! Что она сказала, когда пришла?
-Ничего особенного. Здесь был Марк...
У меня в глазах потемнело. Я снова схватил телефон и набрал номер Марка.
Он не отвечал.
-Немедленно перезвони! - очень сердито сказал я в его автоответчик.
-О чем они говорили, Карла?
Она почти плакала:
-Не знаю... Я не слышала.. Я была на кухне... Джонни, что случилось?
Если бы я знал.
Я кинулся вниз.
-О! Что это Вы бегаете туда-сюда, мистер Джонни?...- начал веселым голосом Дилл.
-Дилл! Ты видел Джулию?- спросил я тоном, от которого швейцар присел на месте.
-Когда?
-Около часу назад. Она выходила с сумкой...
-Нет... Я видел, как она заходила... А что случилось?
Я снова схватил телефон и снова услышал автоответчик вместо ее голоса.
-Она куда-то делась...
-Я выходил за кофе... - сказал он оправдываясь - Можем запись видеонаблюдения посмотреть, если хотите...
-Потом, - сказал я и услышав звонок телефона, схватил трубку.
-Привет! - это был Марк.
-Ты был у меня сегодня?- спросил я без приветствия.
-Да,- спокойно ответил он.
-Виделся с Джулс?
Он помолчал и ответил:
-Да.
-Что ты ей говорил?
-Правду. То же, что я говорил и тебе.
И вдруг мне захотелось, никогда не знать этого человека. Мне стало физически больно.
-Я больше видеть тебя не хочу, Марк. Завтра мой адвокат свяжется с тобой на счет нашего контракта. Катись к черту, урод! - сказал я и дал отбой.
Я выскочил на улицу, перебежал сквер и буквально влетел в здание, где, как я знал был ее офис.
Охрана не пустила меня дальше рецепции. Но пробиваться было бесполезно.
-В издательстве уже никого нет.
-А мисс Джулия Грин. Она не возвращалась после того, как ушла?
-Нет, сер.
Я снова кинулся на улицу. Поймал такси и поехал к ее бывшей квартире. Это было глупо, потому что я сам убедил ее еще два месяца назад отказаться от идеи оставить ее. По дороге мы остановились у кафе, в котором мы встретились.
Я увидел бармена, который тогда узнал меня. Он снова оказался один и с тем же видом протирал стаканы.
-Привет! - сказал я срывая дверь с петель,- где Джулс?
Бармен отставил свой стакан и посмотрел на меня, как на ненормального.
-А вы собственно кто?
-Джон Портер. Вы узнали меня тогда, когда мы встретились с ней! Где она?
Парень посмотрел на меня внимательней и, наконец, узнал.
-А, помню. Но ее здесь нет. Что случилось-то?
- Я очень Вас прошу, сообщите ей, что я ищу ее. Пусть она вернется! Это все ерунда, что ей наплел Марк! Очень Вас прошу!
Бармен помолчал, но потом, что-то для себя решив, кивнул.
-Но только не знаю, появиться ли она тут. С тех пор мы ее почти не видели...
-Очень прошу.. Или может Вы можете сказать, как мне найти кого-то из ее подруг?
-Можно позвонить Ли,- сказал он и взял трубку.
Через несколько минут она ответила.
-Привет!.. Да, погоди, тут один... парень... ищет Джулс... Откуда я знаю! Где она может быть?... А Марта?... - я слушал его разговор и почти не дышал,- А Триш?
... Переехала?... Ну... А мобильный?... Да ладно тебе!...- он посмотрел на меня,- хороший парень! Давай ищи! - и закрыв трубку рукой он шепотом сказал мне, что Ли не помнит телефон Триши наизусть, а сама Триша переехала куда-то в Ист Аппер Сайд (довольно дорогой район в НЙ, недалеко от Центрл парка),- Ага давай, пишу.
Он записал номер на бумажке и протянул мне.
Триша... Та девушка, которая была с Томом тогда вечером, вспомнил я.
Поблагодарив бармена, я схватил номер и быстро набрал его, выбежав на улицу и снова сев в такси.
После пятого звонка мне ответили.
-Алле, меня зовут Джон. Мы встречались с Вами как-то. Я... Я ищу Джулию. Вы не знаете, где она?
Девушка молчала.
-Прошу Вас! -взмолился я.
Она вздохнула и сказала:
-Она уехала. Извините, но я пообещала не говорить куда...
У меня все внутри оборвалось:
-Триша, я умоляю Вас!...
Она снова вздохнула.
-Извините Джон... Но... Через неделю обратите внимание на новый проект amazon.com. Главный офис у них в Бостоне.
-В Бостоне?!
-Да... Желаю удачи... - сказала она и повесила трубку.
Я сказал что - то похожее на "спасибо!" и пошел назад домой пешком.
Пару раз я набирал ее номер. Выслушивал запись и оставлял сообщение.
-Джулс, девочка... Пожалуйста, возвращайся... Возвращайся!
Дома перепуганная Карла встретила меня вытирая слезы.
- Как я могла?! Джонни прости! Мне нужно было понять, что что-то не так... Этот Марк, ищадие ада! Все из-за него! - причитала она.
Я сказал чтобы она не винила себя, что завтра Марк получит расчет и больше я видеть его не желаю, что мне и самому надо было быть дома...
Но это все была ерунда, не заслуживающая никакого интереса.
Я прилег на кровать, где еще сегодня утром она спала рядом и обнял подушку все еще пахнущую ею.
Закрыв глаза я представил, что она рядом и понял: без Джулс я больше не жилец!..
Так я и пролежал несколько часов даже не пытаясь заснуть, а часов в шесть утра получил уведомление о новой электронной почте.
Я взял в руки телефон и открыл сервис с почтовой программой.
Письмо от неизвестного адресата, но на Спам не похоже.
Я нажал на кнопку и загрузил текст.
Увидев первые строчки я замер и лихорадочно проглотил текст.
"Милый, любимый! Прости! Но я не могу остаться. Наши жизни слишком разные, чтобы мы могли позволить себе не думать ни о чем. Тебе надо сфокусироваться на карьере, а не женитьбе, а мне надо подумать о том, чтобы сохранить свое сердце не разбитым еще хотя бы десяток лет... Я не врала, когда говорила, что люблю тебя. Спасибо тебе за все!


Часть третья.


Как я не старалась Бостон я не смогла полюбить.
Хотя здесь больше порядка, и квартира, которую я сняла удобней и дешевле, и люди приветливей, и деревьев больше и на улицах чище, и работа у меня интересней и ответственней. Все равно это был чужой мир, радушный, но сдержанный.
Может если бы я родилась здесь или провела большую часть жизни, этого ощущения не было бы. Но я родом из НЙ, а мы все там мазохисты немного.
Меня мой город не любил. И историю с Джоном я считала только лишним тому доказательством. Но люди странные существа, эмоционально мы больше привязаны к тем, кто вытирает о нас ноги.
В целом за прошедшие со времени моего побега месяцы моя жизнь потихоньку наладилась.
Я много работала. Подала заявление на курс MBA в Гарворде (курс магистратуры в Университетах, после которого можно рассчитывать на серьезный карьерный рост). Планировала летом поехать в Европу. Новых друзей, правда, не завела. Но, честно говоря уже и не стремилась. О новых отношениях даже не думала.
Забыть Джона, разлюбить его я даже не пыталась. Знала, что не смогу.
Так я и сказала Триши, которая на счастье оказалась дома и открыла мне дверь в тот вечер.
-Слушай, но если все так серьезно... Может тебе стоит подумать еще раз,- говорила она, пытаясь переубедить меня. А я только качала головой.
-Но ты же не собираешься так и прожить ...- она осеклась
Но я продолжила за нее:
-Одна? Триша, никто не может загадывать, но я точно знаю, что так я больше не полюблю никого.
-Говорила я тебе... - сказала она, а я вздохнула, улыбнулась, но не стала спорить, что ни о чем подобном у нас разговоров не было...
-Это уже не важно, Триш... Я уже все решила. Я приехала попрощаться. Извиниться, если ты считаешь, что я обидела твои чувства, и попрощаться.
Мы обнялись, расплакались и она сказала, что никогда и не думала всерьез злиться на меня. Но от ее предложения остаться на какое-то время у нее я отказалась. И в тот же вечер уехала, чем не мало удивила Криса.
-Знаешь, Крис, я передумала,- сказала я набрав его номер из поезда, который во втором часу ночи увозил меня от Гранд Централ (центральный вокзал на Манхеттене). Я поеду в Бостон.
-Нашла время мне об этом сообщить...- сказал он сонным голосом.
-Извини...
-Чего утра не дождалась? Что случилось?...
-Собственно я уже в поезде.
Он помолчал, видимо пытаясь понять, что я говорю:
-Куда? В Бостон?!
-Угу. К утру буду там...
-Смело. А где ты остановишься? Активность по нашему проекту начнется только через пару недель, не раньше... А рукопись?.. Хотя... Пришлешь по e mail... Блин, я не соображаю в такое время... Могу только догадываться из-за чего такая вдруг спешка.
Я промолчала.
-Ладно. Завтра будем разбираться. Твой звонок мне будет стоить еще одну таблетку снотворного!
Утром я устроилась в гостинице недалеко от вокзала и бросившись на кровать первым делом написала Джону письмо, предварительно сделав новый адрес на gmail.com.
В моем телефоне была сотня сообщений на автоответчике. Но, понимая что это за сообщения, я стерла все не слушая.
Я написала ему, отправила письмо и сразу же уничтожила адрес. Утром в AT&T (самый крупный оператор мобильной связи с США) зарегистрировала новый номер телефона и выходя из их офиса в голос разрыдалась.

-Да... Дела...- сказал мне Роберт, когда через несколько месяцев на вопрос чего я такой кислый, я рассказал ему свою историю,- И ты не пытался ее найти?
Конечно пытался. И буду продолжать! Но, видно, она не хочет меня. Как я не пытался, она оказывается в другом месте. Я кинулся в Бостон на следующий же день. Просидел там неделю. Штурмовал офис amazon.com меня с охраной выгоняли. Оказалось, что ее работа должна начаться только через несколько недель. И где она сейчас никто сказать не мог. Я оставил десятка два сообщений, но каждый раз мне говорили, что еще не видели мисс Грин.
Как вообще такое могло быть, чтобы в наше время человек пропал почти без следа?! Я был готов долбать всех вокруг сколько угодно долго.
В НЙ я вернулся только потому, что необходимо было переснять некоторые сцены.
Но уже через две недели я снова оббивал пороги электронного монстра. И снова наталкивался на стены, которые она строила вокруг.
Я, как ребенок, которого бросили родители, отказывался принимать факт того, что самый главный в моей жизни человек больше не со мной.
А как я боялся предстоящих Зимних праздников (в силу требований политкорректности с 2008 года Рождество, Хануку и Новый год принято называть Зимние праздники)! Карла собиралась к своим родственникам в Мехико и я остался бы один дома. Мысль об этом выворачивала на изнанку.
От одиночества под елкой меня спас Роберт. Он заехал в гости 23 декабря и застал меня со стаканом виски, очень пьяного и сильно помятого.
-Старина, это не дело,- сказал он нравоучительно,- понимаю, что у тебя есть прекрасный повод заняться саморазрушением, но все же не стоит так делать! А что если она одумается и вернется завтра?
Я уставился на него с надеждой.
-Ну, может не завтра, может на Пасху, а ты в хлам пьян и выглядишь, как дерьмо. Приводи себя в порядок!
Когда я пришел в себя, он отвез меня в свой дом и время до начала января я провел с его семьей.
Странным образом все его дети и все его женщины были большими друзьями и большинство праздников отмечали вместе.
-В жизни бывает всякое, Джонни. Но главное - это семья. Твоя семья -это место, куда ты возвращаешься и приносишь все. Хорошее, плохое - не важно. И даже если любовь проходит, это не значит, что человек, с которым ты жил вместе перестает быть твоей семьей. Посмотри на Дайенн (Эббот - певица афро-американского происхождения, первая жена Де Ниро) и Грейс. Они не должны были бы так мило беседовать, но тем не менее они лучшие подруги. И знаешь, что мне сегодня утром сказала Грейс? Жаль, что не будет Тукки (Смит - вторая жена Роберта) и мальчиков (их дети-близнецы Джулианн Хенри и Аарон Кендрик, которых выносила суррогатная мать). Они уехали в ЛА на праздники... И мне этого тоже очень жаль и всем детям. Нам хорошо вместе. И новым мужьям моих бывших жен так же хорош со мной, к стате, - он лукаво подмигнул.
Я усмехнулся в ответ:
-Прям "круг доверия" - (намек на одну из последних работ Де Ниро, картину "Знакомство с родителями")
-Смешно? А между тем - правда! - сказал он и похлопал меня по плечу.
- Но этого я и хотел, Роберт,- не сдержался я, - жену, дом, семью... А она мне не поверила. Марку поверила, а мне нет!
Роберт поставил свой бокал на небольшой кофейный столик у своего кресла и развел руками.
- Что ж бывает. Но сделать вывод нужно прежде всего тебе самому. Ты все сделал правильно, но мог что-то в этой девочке не заметить. Она же ушла с тем же, что принесла с собой... Побоялась за тебя. Это очень благородно... Не важно, что ее страхи не оправданны,- он снова улыбнулся,- женщины вообще загадочные существа, точно тебе говорю.
-И что же мне делать?- спросил я, обхватил голову руками.
Он откинулся в кресле, потянулся за своим бокалом, сделал пару глотков и сказал:
-Жди. Твоя большая любовь уже идет на встречу... А пока подними нос выше и оглянись вокруг. Жизнь прекрасна!
-Да... Жизнь прекрасна...- сказал я и горько улыбнулся...

Утром 28 февраля, выбирая что надеть я взяла свою любимую майку с провокационной надписью: "Я болею за две команды, НЙ и любую, которая играет с Бостоном!". Сверху, конечно, я натянула свитер, чтобы надпись было не видно. Не самый элегантный наряд, но мне грела душу мысль, что этот концептуальный лозунг целый день будет на мне.
Сегодня в офисе нового подразделения amazon.com, где я была представителем партнерского агентства, будет большой день. Мы собирались подписать контракт с Фредериком Бегбедером на издание двух его новых книг.
А поскольку одно время я запоем читала его новеллы, настроение было хорошим.
Квартиру я снимала в нескольких блоках от офиса, так что купив по дороге кофе и булку, завтракая на ходу, я шагала по улице Удовольствия (Joy str) в сторону Бродвея (дословно Бродвей - главная дорого, такая улица есть в каждом мало-мальски крупном американском городе) и думала, о том, что отцы города Бостона, видимо, всегда хотели угодить всем.
Здесь есть улицы с называнием всех времен года, всех стихий, всех океанов, всех материков, почти всех деревьев, почти всех президентов, и почти всех стран, и даже некоторых городов... Надо же, как предусмотрительно...
Люди ходят пешком, но не спеша, хотя при этом никто не опаздывает. Кричать, стучать, гудеть клаксонами - все, к чему привыкаешь в НЙ, считается дурным тоном, и каждому встречному поперечному нужно улыбаться. Что за жизнь?!
Как долго я протяну в этом мире утонченности и вкуса?
Потому моя майка - мой манифест привязанности к НЙ!
Жуя свою булку и размышляя о своеобразии жизни, я дошла до офиса.
В холле у лифта я встретила Питера МакКензи, своего коллегу, шотландца родом из Стерлинга (самый маленький городок в Шотландии), страстно ненавидящего все английское. Он начал работать одновременно со мной, переехав в Бостон из Лондона. Британский офис amazon.com ценил его очень высоко, но его несдержанность с коллегами ни к какой командной работе не располагала. Так что, как только открылся наш офис его с большими почестями и крупными бонусами отправили за океан. Сегодняшний контракт со звездой французской литературы было наше с ним совместное достижение. Так что встретившись, мы в очередной раз поздравили друг друга церемонным рукопожатием.
-Коллега,- сказала я и протянула руку.
-Коллега,- ответил он и взял мою ладонь.
-Готов к сегодняшнему дню?
-Как Уильям Уоллис (легендарный герой Шотландии, посвятивший жизнь борьбе с Англичанами) перед битвой с англами.
-Ого... То есть синим ты намажешься уже в офисе? (шотландцы красили лица синей краской перед битвой, считая что так они имеют более устрашающий вид)
И не забывай у нас встреча с французами.
-Один черт!- сказал он и мы засмеялись.
В офисе нас встретил небольшой переполох, который устроили две секретарши-рецепционистки. Видимо сильно перевозбудившись от мысли о предстоящей встрече, девушки кинулись наводить дополнительный порядок в приемной. И, как водиться, результатом стал полный хаос. На пол полетела ваза с цветами, вода растеклась большой лужей на ковровом покрытии, уборщики пытались убрать побыстрее, а наши курицы кудахтали, подгоняя их.
-Они будут через час! А у нас пол мокрый!
-Если бы ты не сунулась поправлять эту экибану...
-Это экибана?! Это веник дранный!
-Это веник?! Это ты кошка дранная!
-Девочки! Девочки! Брейк!- остановил Питер поток эмоций,- не заводитесь раньше времени, пока у нас нет ринга с грязью, это все не интересно...
-Мистер МакКензи...- начала одна из них, готовая взорваться от возмущения, но Питер прервал ее.
-Не хотите с грязью? Понимаю! Будет с перьями. Очень гламурно...Кофе для мисс Грин и меня в мой кабинет,- распорядился он и пригласил меня пройти к нему.
-Ловко ты,- сказала я присаживаясь напротив его кресла и стянула плащ.
-А ты думала! В Лондоне у меня таких было трое! Только представь. Две постоянно дружили против третьей и такой галдеж стоял постоянно.
Я усмехнулась.
-Да, не легко. Ты хотел еще что-то обсудить? - спросила я, не понимая зачем он пригласил меня к себе.
-Нет... Есть время ... Можем просто поговорить...
-А,- я пожала плечами,- давай поговорим...
Он посмотрел на меня и что-то для себя понял.
-Ладно... Чувствую разговор не получиться. Вот,- он достал из стола пухлую папку, - вчера получил.
Я повернула папку к себе и открыв увидела название на титульной станице "Странная история со счастливым концом"...
-Что это?
-Роман. Точнее это не роман, это fan fiction, но при правильном подходе из этого можно сделать настоящий бестселлер...
-Кто автор? - спросила я и стала листать страницу за страницей.
Он пожал плечами. Я подняла глаза не понимая его.
-Автор разместил это на сайте поклонников фильма "Сумерки". А я время от времем шарю по таким ресурсам в поисках чего-то нового.
-О! Я редактировала последнюю книгу...
-Я слышал, -сказал он и продолжал,- Этот рассказ, новелла... Не знаю, как правильно назвать, мне очень понравился. Я зарегистрировался на этом сайте и написал автору, что, мол, очень интересно и все такое. Попросил прислать мне полный текст. Автор прислал. Но до нормального знакомства у нас пока дело не дошло. Сама понимаешь, в интернет автором может оказаться кто угодно...
-А, ясно. А о чем эта...- я снова открыла папку, чтобы посмотреть название - "Счастливая история..."?
-О Голливуде. О кино.
-Круто, - я повела подбородком,- я тоже могу о кино рассказать. Только у меня история с не очень счастливым концом...
Питер обошел свой стол, присел на краешек с моей стороны и посмотрел на меня каким-то странным взглядом:
-Расскажешь как-нибудь за бокалом вина?
Я усмехнулась и сказала, что за бокалом вина лучше обойтись без воспоминаний о несчастливых историях.
-Здраво. Согласен. Значит договорились?- и вдруг он провел рукой по моей щеке. От неожиданности и невероятного тепла его руки буквально ток пробежал у меня по спине.
-Питер... Та история очень - очень грустная...- сказала я немного отстраняясь.
Он опустил руку, улыбнулся и сказал:
-Кто лучше тебя умеет редактировать истории? Автору всегда можно посоветовать ввести новых героев и изменить концовку...
Я усмехнулась и встала:
-Ты прав. Надо подумать.
Взяв свой плащ, сумку и папку с рукописью я подошла к двери.
В коридоре я обернулась и сказала ему:
-Знаешь, а ты полностью прав, на счет концовки... Новые герои вполне могут появиться...


28 февраля утром мне позвонила координатор из Gucci и напомнила, что на десять назначена съемка для осенних коллекций. Я сказал, что уже выхожу, буду вовремя, и спрыгнул с дивана, как ужаленный. Вчера до позна я читал новый сценарий, а потом никак не мог заснуть. Пол ночи просидел перед телевизором бесцельно листая каналы. Страшно тянуло выпить, но я дал слово Роберту, что решу эту свою наметившуюся проблему и намеревался слово это сдержать. В результате уже под утро я все же заснул прямо на диване с включенным телеком, который до сих пор работал.
Чертыхаясь и сбивая на своем пути стулья и разбросанные вещи я наскоро принял душ, натянул на себя что-то не разбирая и выскочил в коридор. Двери лифта открылись и я столкнулся с Карлой.
-¿Que paso?(что случилось?) спросила она испугавшись.
Я вытолкал ее из лифта, быстро нажал на кнопку и уже в закрывающуюся дверь прокричал:
-Gucci!
-¡Oh, Dios! (О, Боже!)
Дилл, увидев меня вылетающем из лифта, сразу распахнул дверь и сам кинулся за мной помогая поймать такси.
Но, как всегда, когда это очень нужно, желтые кэбы исчезают в радиусе нескольких миль.
Я кинулся бегом через сквер и оказался рядом с Флатайрон билдинг.
К этому зданию я старался не подходить близко. Мне казалось, что окажись я рядом, я кинусь наверх и устрою обыск в том офисе, где раньше помещалось издательство Джулии.
Как я знал они съехали примерно через месяц после того, как Джулс пропала.
Я заходил снова в бар, где мы встретились, в надежде снова увидеться с тем парнем, барменом, и узнать что-то. Но и его я не застал. Том больше не встречался с Тришей. Я знал только, что она уехала куда-то в Европу и в ее телефоне все время включался автоответчик.
Так что я остался без надежды найти Джулс.
Постепенно жизнь стала на прежние рельсы. Все стало серым и однообразным. Тут-то у меня и появилась лишняя страсть пропустить стаканчик-другой. Де Ниро за это меня отчитывал, как школьника. В конце концов он заставил меня дать ему слово, что я завяжу. Но от этого легче на душе не становилось.
Работа - это то, что выручало меня сейчас. Мой новый агент, о котором я решил ничего не знать и держаться только в рамках рабочих вопросов, оказался не менее ушлым парнем, чем Марк, с которым я расстался без сожаления. Он подбрасывал мне много предложений, устроил два прослушивания в картины Спилберга и Содерберга. Каждую неделю приносил какие-то проекты. Так что заняться мне было чем. Кроме того, оставался контракт с Gucci для Conde Nast, который продолжался не смотря на уход Марка.
Сегодняшняя фотоссесия была первой после NYFF, так что я представления не имел, что меня ждет.
В десять ноль пятнадцать я ворвался в студию, где была назначена съемка.
Тяжело дыша я остановил пробегающую мимо девушку с планшетом и стаканом кофе.
-Привет! Я вроде не на много опоздал,- сказал я переводят дух.
-Мне какое дело?! - очень не любезно ответила она,- если, что волнуются вон там,- сказала она и ткнула пальцем в носящегося в декорациях бородатого дядьку.
Дядька активно размахивал руками и что-то кричал по итальянски.
Вокруг него крутилась еще одна девушка, чем-то похожая на ту, что встретила меня. Она говорила, что-то оправдываясь, от чего бородач приходил в еще большую ярость.
-Ничего себе...- сказал я вслух,- и кто это?
Девушка посмотрела на меня, как на лишенное разума и сказала:
-Это Маурицио Мелоцци (один из самых знаменитых итальянских фотографов моды), а у тебя большие проблемы.
Я уставился на девушку, а она, видимо, окончательно убедившись в моей неполноценности сказала:
-Знаешь что, иди-ка переодевайся. Уверяю после сегодняшнего дня ты его будешь узнавать еще до того, как он в павильон зайдет...
Что она имеет ввиду я понял через полчаса.
А пока я сидел в кресле перед зеркалом и визажист по имени Тим, который делал мейк ап Джулс тогда, у меня дома, мучил меня своими кистями и расспросами:
-А как дела у твоей девушки? Той, с неправильными чертами?
Я пожал плечами и сказал, что она ушла.
Тим развел руками и даже просыпал немного пудры на мою одежду.
-Ушла?! Что за ерунда?! Как такое может быть?!
Я снова пожал плечами.
-Я поверил бы, что ты ее бросил... Боже мой! "О, женщины! Вам имя - вероломство!" (Шекспир "Гамлет") И как ты, милий, после этого?- спросил он с участием и снова наклонился надо мной.
-Хреново,- ответил я.
-Бедняга... Тебе надо найти кого-то нового. Когда-то у меня были отношения. Мой любимый был самым лучшим для меня, единственным. Он...- Тим снова выпрямился и вздохнул, предавшись воспоминаниям, - впрочем натуралам этого не понять... Он был самый обыкновенный. Ни модель, ни парикмахер, ни художник. Маклер в риэлторской фирме, и он был лучшим для меня. Но я как последний идиот нажрался Космопилитена (популярный алкогольный коктейль) и вместо того, чтобы приехать к нему, как мы договорились, оказался в компании Руди... Ну, Руди ты помнишь. Тот дебил, который причесывал эту твою подружку... Больше мы не виделись,- Тим вздохнул...- он уехал и даже записки мне не оставил. И ты знаешь, он правильно сделал... Простые люди не должны нам доверять... Мы всегда их подводим.
Я усмехнулся и не стал выяснять, кого Тим имеет ввиду под этим "мы". Кроме того дослушать конец истории мне не дала девушка, которая перед этим оправдывалась перед фотографом.
-Тим! Хватит молоть языком! Маурицио меня сейчас порвет на куски. Он и так не в духе. Мистер Портер, Джон, у меня просьба: постарайтесь строго следовать его пожеланиям. И, пожалуйста, не обижайтесь ... ну ... если что... Conde Nast компенсируют любые неудобства в связи с необходимостью работать с ним... Но Анна (Анна Винтур - главный редактор американского издания Vogue) настояла на том, чтобы Gucci снимал Маурицио.
-Ладно, посмотрим,- сказала я
-Но есть еще один момент... Мы думали, что будем снимать для осенних изданий... Но Анна... Вобщем она запорола почти все, что делалось для весны, так что сейчас мы будем снимать для апрельского номера. А это просто кошмар!
-Это не кошмар, - сказал Тим, продолжая накладывать слои пудры и еще какого-то грима мне на лицо,- это просто катастрофа... Джон, тебе не позавидуешь...
-А почему?- я искренне не понимал.
Девушка и визажист переглянулись:
-У нас есть только сегодняшний день, на то чтобы сделать снимки и завтрашний день, чтобы их обработать и подготовить к печати...- объяснила девушка.
-Поэтому она и говорит, чтоб ты зубы сцепил и терпел Маурицио... Но учти он гений!
Через минуту ко мне подкатили стойку с несколькими костюмами. И сразу подбежал бородач-фотограф, чтобы оценить работу визажиста.
-Я -Маурицио,- сказал он протягивая мне руку на ходу,- Тим, я просил не так много румян,- он говорил с сильным акцентом и очень активно жестикулируя,- он же не баба! Тупоголовый! Мне нужна бледность, авитаминоз!
-Секунду-секунду,- засуетился Тим,- сейчас он оденется и я уберу лишнее.
Фотограф посмотрел на Тима с презрением и обратился ко мне.
-Парень, нам предстоит много работы! Сначала ты один во всем этом,- он показал на костюмы, через три часа привезут девочек. И сделаем групповые снимки. Если бы не тупость кое-кого,- он посмотрел на девушку -ассистентку, которая залилась краской,- то нужные девочки уже были бы здесь! Ладно. Одевайся! Сначала в этот смокинг,- он ткнул пальцем в нужную ему вешь и снова кинулся к декорациям.
За три часа своими криками он утомил всех и себя наверное в первую очередь. Но видя полные мольбы глаза девушек -ассистенток, осветителей, гримеров и всех своих помощников на площадке я на самом деле стиснул зубы и слушался Маурицио, пытаясь угодить ему с первого раза.
-Так парень, теперь сядь,- приказал он и на фоне черного задника появилось кресло в стиле Арт ново,- сядь прямо, закинь ногу на ногу. Дайте ему сигару!
Дымящаяся сигара появилась у меня в пальцах мгновенно. Курить я бросил в прошлом году, так что сейчас горьковатый запах дыма был очень сильным искушением...
Щелк, щелк, щелк и снова крик.
-Где девочки?
-Уже одеваются,- донесся ответ.
-Сюда всех. Мне надо посмотреть.
Пятеро еще не одетых моделей довольно высокого роста тут же подбежали к площадке.
Фотограф посмотрел и ткнул пальцем в троих из них.
-Вы пойдете первыми...
-А с чего начнем? - спросила костюмер, которая помогала девушкам переодеваться.
-Купальники. Джон, ты в костюме.
Девушек быстро переодели и уже через несколько минут я в их окружении стоял под нещадно светящими софитами.
И опять: щелк, щелк, щелк, "добавьте страсти, где ваша сексуальность?!", щелк, щелк, щелк, "Джон, понимаю, что они анорексичные селедки, но сделай хотя бы вид, что тебе нравиться!", щелк, щелк, щелк, "Пошли вон! Давайте оставшихся. Вечерние платья. Джона - в смокинг."
Я пошел переодеваться и за ширмой услышал, как девушки-модели переговариваются и на чем свет стоит ругают Маурицио. Слова "бешеный ублюдок" были самыми приличными. Еле сдерживая смех, я снова сел в кресло к визажисту, чтобы поправить макияж.
-Чего смеешься?- спросил Тим в очередной раз наклоняясь ко мне со своей кистью.
-Слышал, что они,- я махнул рукой в сторону девушек,- говорят о Маурицио?
-О! Это еще очень воспитанные девочки. У нас бывают такие простушки, которые заходятся в скандалах... Правда, их выгоняют на следующий день, но шоу... -он закатил глаза,- бывают незабываемые...
Ее через несколько минут я был готов и пошел в центр декораций, чтобы осветители установили свет по-новому.
-Так,- заорал Маурицио,- все по местам. Я не собираюсь здесь с вами ночевать!
Девушки подошли ко мне и я остолбенел.
На одной из них было то самое бордовое шелковое платья, в котором Джулс была в тот вечер.
Платье смотрелось совсем по-другому на худенькой манекенщице. Конечно, формы Джулс куда, как соблазнительней... Но это было, то самое платье! И только подумав о том, какая она была красивая и как я был счастлив рядом с ней в тот вечер, я вскочил, как ошпаренный умчался прочь из павильона.
-Джон?...- услышал я выходящего из себя фотографа.
С криком за мной кинулась девушка-ассистентка:
-Джон, Джон! Что случилось?!
Выскочив на улицу я остановился в входа, прислонился к стене и согнулся, переводят дух.
-Что случилось? С Вами все в порядке?
-Нет! -рявкнул я и резко выпрямился,- все не в порядке! С меня хватит!
-О Господи! Джон, прошу Вас... У нас сложная ситуация... Мы не можем терять время...
-Катитесь ко всем чертям! С этими девками я рядом не стану!
Девушка, совершенно озадаченная, смотрела на меня во все глаза и не находила, что ответить.
-Джонни! Джонни! - услышал я приближающийся голос Маурицио, - иди пройдись! -сказал он ассистентке,- Что случилось?
-Извините, я не могу...
-Чего не можешь, друг мой?
-Не могу... Это платье... Так просто не объяснить...
-Ну, платье? И что? Говори! Работать надо..
Я вздохнул и сказал:
-Такое платье носила моя девушка... Пока она была моей девушкой...
-О, mama mia! Только не старые любовные истории...
-Не такая она и старая эта история...- промямлил я.
-Ну, ОК. Расскажи. Давай уберем эту девочку, там платьев много, возьмем другое...
-Не много... -Послышался голос ассистентки.
-Ты еще здесь?- вызверился Маурицио.
-Но Анна просила снять их все...
Я тяжело дышал и понимал, что мои капризы сейчас добавляют всем проблем. Но допустить мысль о том, что в один прекрасный день Джулс, может случайно возьмет в руки журнал с такой фотографией и поймет это по-своему. А я все же надеялся... На, что только?...
Маурицио ругал ассистентку и выгораживал меня:
-Если он у вас главное лицо, вы должны терпеть его капризы!
-Но, что делать, если?...
-Не знаю! А ну, позови этих,- сказал он имея ввиду моделей.
Девушки подошли к нам.
-Кто? - спросил он показывая на них. Девушки сжались в кучку и испугано, ничего не понимая, глядели на нас.
Мне было страшно неудобно. И я не знал, что мне теперь делать.
-Бордовое... - сказал я почти шепотом.
-Как тебя зовут?
-Вики...- ответила девушка.
-Раздевайся,- не задумываясь сказал Маурицио,- заплати девочке неустойку,- дал он распоряжение ассистентке.
Девушка всхлипнула, Маурицио подошел к ней и вдруг совершенно по-отечески ее приобнял.
-Не плачь, деточка. Приедешь ко мне в понедельник, я поснимаю тебя без всех этих криков и нервов... А теперь так, пошли работать! - он резко поменял тон.
-Но Маурицио...- опять начала несчастная ассистентка.
Тот медленно стал поворачиваться к ней и я понял, что ее сейчас просто в порошок сотрут.
-Я знаю, как сделать,- заговорил я и фотограф переключился на меня,- Вы можешь снять меня только с этим платьем...
Маурицио задумался на секунду и мгновенно поменялся в лице...
-Так! Все на площадку! Парень головастый!
Еще через два часа мы, наконец, закончили. То, что мне показали на экране компьютера, к которому подключили камеру, было очень ничего. Обычно на фото я сам себе не нравлюсь, но эти фото внешность увели на второй план, первое что бросалось в глаза - образы в целом. Девушки и я сам были на себя не похожи, но это было очень красиво.
-Я же говорил, он гений...- прошептал мне Тим...
На последних фото был только я, он снял меня в пол оборота, а на переднем плане висило это бордовое платье, слегка развиваясь от еле заметных движений воздуха.
Я смыл салфеткой грим и уже собирался уходить.
На выходе я увидел нескольких девушек моделей задержавшихся со сборами. Среди них была и Вики, которая смотрела на меня волком.
Мне стало очень стыдно, я подошел к ней и попросил отойти со мной на минуту в сторону.
-Прости, пожалуйста, мою истерику,- сказал я опустив голову.
Она повела плечом.
-Могу я как-то вину загладить?- спросил я.
-Попробуй,- сказала она.
-Вики! Ты идешь?- звали ее подружки.
-Нет, у меня новые планы. Идите,- ответила она,- пригласи меня на ужин Джон Портер, подними мой рейтинг.
Я усмехнулся и мы вышли на улицу вдвоем.


-Питер! Так не честно!- сказала я в кинула в него салфеткой,- откуда мне знать, что хотел сказать Бернс (Роберт Бернс, знаменитый шотландский поэт, классик Британской литературы), я же никогда не была ни в Шотландии, ни на вашем Альбионе...
-Никогда? Господи Боже и как же ты жива до сих пор?
-Больше того, я еще в Европе не была.
-О, Боги! Но успокой меня, скажи, что мечтаешь всю жизнь...
- Не то слово... Если уж совсем честно, я не люблю путешествовать. Но каждый раз под Новый год корю себя, что из прошедших 365 дней не нашла 14, чтобы увидеть Старый свет.
Питер наклонился ко мне через небольшой столик, за которым мы сидели и сказал:
-А он ждет тебя...
От ощущения его дыхания на щеке, мне стало тепло и ... страшно. Я вздрогнула и посмотрела на него.
Он улыбался, но как-то лукаво смотрел на меня.
-Почему ты дрожишь?- спросил он
А я и сама не знала. Мы сидели за маленьким столиком в итальянском ресторанчике недалеко от офиса и, по официальной версии, отмечали нашу удачу.
С Бегбедером все прошло на "Ура!". И хотя француз явно чувствовал себе не очень хорошо после вчерашней вечеринки, в вопросах бизнеса, он оказался тертым калачом. Он внимательно слушал, что Питер говорил о рекламе, и сбыте, и о логистике. С удовольствием закивал, когда на столе появился отчет о количестве запросов с его именем на amazon.com. А потом спросил:
-Но вы же понимаете, что мне нужен будет очень правильный перевод. Обе мои книги о НЙ, а как я понял так же, как мой французский отличается от французского жителя Прованса, так и английский в НЙ и Огайо не одно и то же. Кроме того, мне хотелось бы, чтобы по-английски эти книги звучали так, будто написаны местным. Я писал их тем языком, которым по мнению французов говорят в НЙ.
Наш издатель заверил его, что лучшие переводчики займутся его работами.
-Вы сможете контролировать их работу.
-Но этого мало! Я же не из НЙ! У меня есть только ВПЕЧАТЛЕНИЕ от этого города и его языка. А нужен кто-то, кто имеет ОЩУЩЕНИЕ его. Вы понимаете?
-Об этом уж точно можно не волноваться,- сказала я и встала и стянула свой свитер и сделала грудь колесом.
-"Я болею за..." - прочитал Фредерик и громко рассмеялся. Впрочем не он один. Наш издатель вытирал слезы, сняв очки, а Питер очень внимательно посмотрел на меня и широко улыбнулся.
-Да, мистер Доуэл у Вас в офисе лазутчик! - сказала я, снова присела за стол и сказала: -В любом случае редактировать эти книги буду я, так что язык будет сохранен.
Когда мы закончили и даже успели выпить обе бутылки шампанского, которые принесли с собой Фредерик и его помощник, наши гости и с этого момента уже партнеры ушли, Питер поймал меня за руку и подняв мою ладонь к своей груди спросил не хочу ли я сегодня устроить еще один праздник, но уже в гораздо меньшей компанией. Я замялась от неловкости, а он заметил с улыбкой, что после моего стриптиза до майки мне вообще на улицах Бостона одной лучше не показываться.
-Ну ОК. Раз тебя так хочется рисковать своей жизнью, валяй.
Так мы и оказались здесь и засиделись до позна.
-Нам, наверное, пора,- неуверенно сказала я и как из под земли рядом с нами вырос официант, который быстро положил счет на стол. Только в этот момент я заметила, что мы остались здесь одни, а на часах была половина одиннадцатого. Никак я не могла привыкнуть к тому, что здесь у ресторанов есть время работы. (в НЙ большинство ресторанов и кафе работают либо до последне клиента либо 24 часа)
Машинально я взялась за счет, чтобы положить свою половину, но Питер вытянул у меня из рук небольшой кожаный планшет и сказал:
-Пригласить девушку на ужин это удовольствие для мужчины, которое стоит гораздо большего. Почему вы, американки, этого не можите понять?
Я пожала плечами:
-Мы не одни, на сколько я знаю. Я слышала в Лондоне все так же...
Подписывая счет, с ручкой на весу он замер и сказал наклонившись:
-Лишнее подтверждение, что Лондон - это рассадник заразы!
Питер интересный, остроумный человек, но если речь заходила о столице его страны или об Англии вообще, понять шутит он или говорит серьезно невозможно.
Чтобы не развивать двусмысленную тему, я улыбнулась, поблагодарила его и поднявшись стала одеваться.
-Вот видишь! - сказал он подходя ко мне и помогая расправить мой плащ,- ты даже не подумала подождать секунду, чтобы я мог почувствовать себя галантным джентельменом.
-Ага! Вот значит как! Все эти штуки вам, мужчинам, нужны для собственной значимости! - со смехом сказал я
-Да, конечно. А как мы можем еще поднять свою самооценку, когда рядом оказываются такие красавицы.
И вдруг он обнял меня сзади и поцеловал в затылок, так как будто всю жизнь это делал.
Я повернулась и посмотрела на него.
Не знаю, чем бы закончился этот взгляд, если бы официант, которому уже явно надоело здесь сидеть не уронил поднос на пол и резкий звук не спугнул нас.
Оказавшись на улице мы переминались с ноги на ногу.
-Идем, я провожу тебя,- сказал он, наконец.
-Идем,- сказала я и показала рукой, что идти надо в другую сторону.
Мы шли и болтали о разной чепухе. Наверное, только для того, что бы не повисали неудобные паузы. Но, чем ближе мы подходили к моему дому, тем волны моей паники становились все больше и больше. Через несколько блоков мы уже были рядом с парадной дверью моего дома.
-Вот, здесь я и живу.
-Joy street (улица удовольствия) - прочитал он указатель,- очень концептуально для тебя.
-Почему?
-Потому что, как я понял удовольствий в жизни ты не особо ищешь...
Я пожала плечами.
-А почему? - спросил он и поднял мое лицо за подбородок.
Я снова пожала плечами.
-Джулс, не хочешь рассказать эту свою историю?
Я покачала головой.
-Ну ладно. Но по крайней мере не будешь возражать если...
И он наклонился ко мне и поцеловал.
Это был страстный, сильный, но в то же время нежный поцелуй. По началу я растерялась, но когда почувствовала его руки у себя на талии и спине, поняла, что он прижимает меня к себе, я расслабилась и ответила ему.
-Как ты считаешь, будет неправильно, если я напрошусь к тебе в гости?- спросил он прерываясь на секунду.
И тут я отстранилась. Если бы он не оставил мне выбора. Если бы все произошло само собой, вот как этот поцелуй, тогда может я не сказала бы ему:
-Прости. Но, думаю, что не сегодня.
Вики повернулась во сне и что-то пролепетала. Смотреть на нее было приятно. Она красивая. Даже очень. Не только когда Тим или кто-то другой накрасит-намажет ее лицо и поставит перед камерами кого-то вроде Маурицио. Она очень милая и без всего этого. Хотя, как выяснилось, для моделей красота - это плохо. Надо чтобы их лица и фигуры помещались в какие-то рамки, которые каждый год менялись. Потому Вики спешила получить от жизни, как можно больше. И я очень вовремя оказался на ее пути со всеми своими тараканами в голове.
Вечером после нашего знакомства, она потащила меня в "Милос" (самый дорогой и гламурный рыбный ресторан на Манхеттене), как раз в то время, когда там было больше всего людей. Когда выяснилось, что свободного столика нет, оказалось, что еда - это совсем не обязательная программа, если ты собираешься ужинать с манекенщицей. Она сразу повела меня к бару, где мы заказали по коктейлю, а потом с бокалами в руках сделали пару кругов в холе и у барной стойки. И все это время то я, то она встречали кого-то из коллег или знакомых, и с каждым надо было поздороваться или познакомиться.
Минут через сорок мне это страшно надоело.
-Слушай, если мы не собираемся есть, предлагаю уходить,- проговорил я прямо ей в ухо, стараясь перекричать музыку.
Она кивнула и снова крепко схватив меня за руку повела к выходу.
Спустившись вниз мы поймали такси и обернувшись к ней я спросил:
-Куда мы едем?
-К тебе,- ответила она не задумываясь.
С тех пор уже неделю повторялся один и тот же сценарий: мы встречались вечером, когда она освобождалась после съемок или дефиле, обходили пару, как она говорила "приличных мест", возвращались ко мне домой, занимались сексом и в одиннадцать она ужей спала, как младенец. При этом я был на 100% уверен, она искренне считает, что такие отношения - то, что надо нам обоим.
А поскольку я кто угодно, только не ханжа, я даже не пытался эту схему поменять.
Пока я бодрствовал меня все это вполне устраивало. Но стоило мне заснуть, как все менялось. Почти каждую ночь мне снился один и тот же сон. Будто я иду по длинному коридору с закрытыми дверями по бокам. И я знаю, что за одной из них меня ждет Джулс, но все двери закрыты и ключа у меня нет. Я звал ее по имени, но она не откликалась. Мне становились страшно и я просыпался.


- Mary had a little lamb, little lamb, little lamb...(слова детской песенки "у Мэри есть маленькая овечка") Джулс... Джулс... Джулс ... Девочка моя...
-Джон, прости. Прости. Я хочу вернуться...
Я вздрогнула и проснулась. Уже давно я не видела Джона во сне. Моя голова, как будто смирилась с тем, что скорее всего он больше не появиться в моей жизни. Конечно, сердце пропускало удары, когда я случайно видела его в новостях по телевизору или в интернете. Но каждый раз я делала глубокий вдох и повторяла себе, что не должна думать об этом. Как я поняла, дела у него шли неплохо. Ему предлагали много хороших ролей. Он открывал какой-то фонд с Робертом Де Ниро, которого называли его другом и наставником. А на фото в светской хронике рядом с ним довольно часто стала появляться очень красивая девушка-модель Вики Стоун. Глядя на все это, мне было и радостно и страшно грустно.
Но этот выход теперь мне казался самым, что не есть правильным.
У меня же вроде все было хорошо.
Я во всю работала над редакцией Бегбедера. Сдала половину из необходимых дисциплин по курсу MBA. И официально встречалась с МакКензи.
Ему было 35, однажды он был уже женат, но брак распался по обоюдному согласию и через четыре года, он, видимо, решил, что готов начать новую попытку.
Мне не в чем было его упрекнуть. Наш поцелуй в том вечер не имел продолжения еще неделю. Но в конце концов он оказался таким галантным кавалером, что я сдалась. Он пригласил меня на вечеринку в Шотландском клубе. Мне с трудом удалось сдержать смех, когда я увидела его одетым в килт(традиционная мужская одежда шотладцев - своего рода юбка) в красно-синюю полоску.
-О Боже мой! Ты такой...элегантный...-сказала я и надо отдать должное. Ему все это очень шло. Клетчатая ткань красивыми складками обхватывала крепкие бедра от чего его фигура становилась еще стройней.
-Спасибо. Это цвета моего клана. Мы горные шотландцы,- сказал он с гордостью.
Я попросила его повернуться, что рассмотреть килт повнимательней.
- У меня есть кое что для тебя,- сказал он и подойдя поближе достал большую брошь в форме банта из такой же ткани, что и его килт. В середине на небольшом медальоне была изображен герб и написаны какие-то слова.
-Это наш девиз. Здесь написано "надейся и верь!"
-Это очень современно между прочим,- совершенно искренне сказала я,- но разве я могу это надеть.
-Только члены шотландских кланов могут присутствовать на вечерах в нашем клубе. Так что тебе нужна маскировка,- сказал он и приколол брошь на мой жакет,- теперь все будут видеть, что мы пара.
Я подняла голову и улыбнулась ему, а он поцеловал меня и взяв за руку повел за собой.
Вечер прошел довольно весело. Правда, от звуков волынки и виски у меня немного кружилась голова.
Мужчины танцевали кейли (традиционный танец в Шотландии, на вечеринках его как правило исполняют только мужчины), а женщины собравшись вокруг хлопали и комментировали происходящее.
Рядом со мной оказалась жена президента клуба Шайла МакЛахлан. Она любезно поблагодарила, что я согласилась прийти к ним на вечер.
-Вы очаровательная девушка, давно рядом с Питером не видела таких. Так что желаю Вам удачи.
-Спасибо,- сказала я и посмотрела на Питера, который в этот момент помахал мне рукой.
Поздно вечером он провожал меня домой и у дверей парадной привлек к себе и поцеловал. Но на этот раз я сама протянула его поближе к себе и повела к себе домой.
Любовником он оказался потрясающим. Сильным, страстным, раскованным. Его ласки были смелыми и удивительно точными. Как будто он знал, где нажать, чтобы включить все мои главные точки. Странным оказалось то, что он не позволил мне ни разу, как говориться, взять инициативу на себя. Как будто его собственное удовольствие было второстепенным. Но против этого я не возражала.
В третьем часу ночи утомленная страстью я заснула, чувствуя как он легонько целует меня в макушку.
А утром я проснулась от того, что услышала голос Джона во сне.
Я открыла глаза и почувствовала, что лежу одна.
Повернувшись я увидела Питера сидящего на подоконнике. Он глядел в окно и теребил свои русые волосы.
-Доброе утро!- сказала он, каким-то странным тоном,- проснулась.
-Угу... Доброе утро... А что случилось?
-Ничего, - он снова лег рядом и положил голову на согнутую в локте руку.
-Джулия, я должен извиниться перед тобой,- сказал он.
Я оторопела.
-Извиниться?
-Да. Я,наверное, поторопился.
Я смотрела на него не понимая о чем он говорит.
-Ну, я помню, ты говорила об истории, которая тебя сорвала из НЙ. Наверное, эта история еще не закончилась.
Я смотрела на него и не знала, что сказать.
-Ты звала его. Называла по имени. Не думаю, что это твой потерянный брат....
Я опустила голову. Что на это скажешь...
Но Питер нашел, что сказать.
-Джулия, ты нравишься мне. Очень. Но мне бы хотелось быть уверенным, что ты сама намерена забыть прошлые отношения, по какой бы причине они не закончились, и начать новые.
Я пожала плечами. Опустила голову, а он погладил меня по щеке.
-Что ж ты за создание такое? А, Джулия? Все время попадаешь в истории?

-Какой подарок ты хочешь на день рожденья?- спросила Вики как-то утром листая сайты на своем iPad.
Я не сразу понял о чем она говорит, потому вышел из ванной с зубной щеткой и пастой во рту и спросил:
-О шом ти?
Она засмеялась и повернула ко мне экран. На планшете был открыт сайт Hollywood Express, где в разделе "звезды" была моя фотография и краткое досье: когда родился, где снимался, с кем встречался... Вики заглядывала на эту страничку дожидаясь, когда там появиться ее имя. Видимо, пока не появилось, потому что она сразу же сообщила бы об этом.
Наши отношения были на столько прагматичными, что мы даже не пытались внести каплю романтики и теплоты. Я ей - площадку для знакомства с разными новыми для нее людьми и повод для появления в прессе, она - мне чудесный фон для моих фото и гарантию, что меня оставят в покое другие девушки в НЙ. Карла, понимая это, кипела внутри, но грандиозной выволочки мне не устраивала. Хотя пару раз она была уже готова к этому. Ей было не вдамек, что Вики тоже ждала своего следующего шага. Она поняла, что делать серьезную ставку на меня, как на свое возможное будущее, не стоит, мы просто были рядом, но не вместе.
Так что ее вопрос о подарке ко дню рожденья удивил меня сразу по нескольким причинам. Прежде всего потому, что подарки у нас заведены не были. Если меня приглашали на какие-то официальные мероприятия драгоценности для Вики мы брали в аренду у Cartier или Tiffany. Покупать что-то солидное у меня даже в мыслях не было. Кроме того быстро разобравшись в деталях моего контракта с Gucci, она убедила их, что должна везде рядом со мной появляться в одежде этой марки. С тех пор раз в неделю к ней домой посыльный привозил пару новых шмоток или туфель в больших темно-коричневых коробках с золотистыми буквами по бокам. Все были счастливы.
И во-вторых потому, что день рожденья у меня в мая, на календаре было начало апреля, а я уж точно не думал, что до мая мы все еще будем встречаться.
Так что ее вопрос о подарке мне удивил.
-Я хочу подарить тебе подарок, на день рожденья. Что тут не понятного?- спросила она отбрасывая планшет и закидывая руки за голову.
Я пополоскал рот и снова подошел к кровати.
- Я вообще-то не очень это люблю...
-Подарки?
-Дни рожденья.
-Ну, я же не спрашиваю, на сколько человек и где будет вечеринка... Я хочу сделать тебе приятное...- сказала она
Я все еще не пришел в себя:
-Спасибо. Если честно мне уже приятно.
-Ну подумай и скажешь, хорошо? - сказала она и стала выбираться из кровати,- Мне надо уже бежать. Представляешь, сегодня я буду работать для Chanel в бутике в SoHo закрытый показ для VIP клиентов. К стате потом будет небольшой фуршет, так что я задержусь там, а ты...
Что она говорила дальше я уже не слушал.
Волей- неволей я задумался над тем, что я и не заметил сколько времени прошло.
В прошлом году день рожденья мы отмечали вместе. Мы оба родились в мае. Только Джулс в начале, а я в середине. Я подарил ей новый лап топ, легче и элегантней ее прежнего. Она мне два дня в небольшом отеле в Ист Хемптоне прямо на берегу океана. До сих пор, если я не мог заснуть ночью я закрывал глаза и представлял шум прибоя, который мы слышали лежа на песке, глядя в небо и держась за руки.
Интересно, этот лап топ все еще у нее?
От этих мыслей меня оторвала Вики.
-Ты что не слышишь? - сказала она протягивав мне мой мобильный,- разрывается.
Я чмокнул ее в щеку и взял трубку.
-Джонни! Развратник! Куда же ты пропал?! - голос Роберт буквально хохотал в трубку.
-Привет-привет! Извини! То одно, то другое...- оправдывался я очень неумело.
Знаем, знаем твое "одно-другое". За тобой такой цветочек следует, что я тоже из клумбы не вылазил бы... Или где вы там этим занимаетесь?
Мы засмеялись.
-Ладно, давай к делу. Я собираюсь в Бостон на эти выходные. По делам благотворительности. Там в Генеральному госпитале открывается детский ожоговый центр, мой фонд ему помогает. Так что если бы ты поехал со мной был бы отличный повод и ленточку перерезать и чек принести и нам с тобой пропустить по стаканчику в стане врага... (как мы уже знаем НЙ и Бостон города антагонисты, жители которых друг друга не очень любят...)
-В Бостон?! Хоть завтра! Хоть бегом! - ответил я и мы договорились когда и как поедем туда.


Мы проспали. Как школьники, увлеклись вчера вечером и до ночи не могли оторваться друг от друга. Питер не переставал меня удивлять своими способностями и своей техникой. Но если бы все ограничивалось оргазмами, которые я получала с ним каждый раз. Чем лучше мне было с ним в постеле, тем тяжелее мне было находиться рядом в течении дня. Я прекрасно понимала, что не чувствую к нему ничего кроме привязанности и уважения. С ним было интересно и без секса. Большой опыт работы в разных издательствах в Британии и Штатах, огромный кругозор, феноменальная память, делали его незаменимым кладезям полезной информации. Мы могли начать разговор о каком-то новом авторе, за которого должны были взяться для amazon.com и закончить древнегреческими поэтами. В отличие от меня он следил за политикой, неплохо раздирался в биржевых новостях, и умел очень забавно это комментировать.
Единственное, что всегда вызывало у него негодование - это новости о Британской королевской семье. Королеву он называл не иначе, как "Старая карга". А когда началась шумиха вокруг предстоящей свадьбы принца Уильяма он демонстративно переключал канал.
Вчера как раз листая каналы и выбирая, что бы такое посмотреть, я случайно натолкнулась на очередной репортаж из Лондона на эту тему.
Я буквально почувствовала, как он напрягся и выхватив у меня пульт переключился канал.
-У них была одна приличная девушка. Диана. И та со сдигом в голове! Я был очень рад, когда она сделала ручкой этому ушастому клоуну. Хотя зачем так обижать клоунов?!
-Питер, ты прямо непримиримая оппозиция,- сказала я и тут-то он поразил меня вспышкой буквально гнева.
Он оттолкнул меня, вскочил и стал говорить что-то вроде того, что история этой ненависти насчитывает такое количество лет, сколько во всей истории этого континента со времен Колумба нет.
-Мне смешно слышать замечания американцев, у которых ни роду ни племени, о том, как надо интрегрироваться и подчиняться ходу истории!
-Питер! Ты не на митинге... Мне, честно говоря, все равно... Если ты считаешь, что англичане люди не хорошие, я не стану искать для тебя аргументов. Мне все равно,- повторила я.
-Это как раз то, о чем я говорю. Тебе все равно! Тебе все равно рядом я или нет!
Так выяснилось, что ко всем прочим его достоинствам надо добавить еще и невероятную проницательность.
-Питер....- начала я оправдываться, но он перебил меня.
Подскочив ближе он схватив меня за плечи и, как бешеный, стал целовать меня.
-Джулия, пожалуйста, прости! Я рад тому, что ты просто рядом.
Надо ли говорить, что было потом?!
В результате мы проспали и собирались, как солдаты поднятые по тревоге.
Через пятнадцать минут мы были готовы выходить. Я схватила сумку с лап топом и уже на лестнице ручка не выдержала рывка и сумка полетела вниз по ступенькам.
Долю секунды, пока до меня доходило, что случилось я была спокойна, но сразу за этим волна ледяного ужаса прокоптилась у меня внутри.
-О, нет! - закричала я и кинулась догонять сумку.
Пролетев один пролет, сумка ударилась о стену и упала на гранитный пол.
Я споткнулась и упала сверху. Питер закрывавший дверь и не успевший отследить всего, что произошло, бросил ключ и кинулся ко мне.
-О, Господи! Ты в порядке?
Я попыталась приподняться, опираясь на его руку, но видимо сильно забила колено, так что кулем упала назад на многострадальную сумку.
-Мой лап... топ... - сказал я прерываясь и морщась от боли.
-Твоя нога! Черт с ним с лап топом!- сказал он
-Нет нет! Там у меня все... Это не просто лап топ!...- но он перебил и не дал мне сказать, что же такого в этом лап топе важного.
Его запонки и эта штука - это все мои сокровища. Но если запонки я спрятала подальше боясь даже краешком глаза посмотреть на эти серебристые штучки, то лап топ то, что каждый день было мне нужно. Где-то в глубине души я надеялась, что однажды найду в своей почте письмо от него... Конечно, такое письмо можно было бы получить на любом компьютере, но мне хотелось верить, что строчки с адресом johnportet@....com отобразятся именно на этом экране.
-Поднимайся, давай руку,- говорил он,- Как нога? Надо же, такое... Не больно?
Кудахтал он вокруг меня, а я начинала злиться.
-В порядке. Я в порядке! Идем уже! В другой раз буду смотреть под ноги. Возьми сумку, пожалуйста.
Но выяснилось, что все не так, как хотелось бы. На ногу я стать не могла.
Долго не думая Питер позвонил в такси и сразу после этого набрал номер наших секретарей.
-Похоже Джулия сломала ногу. Мы едем в госпиталь. Отменяй встречу. Я буду, как только станет ясно, что с ней.

В самолете, который Де Ниро одолжил у одного из своих приятелей нас уже ждала Грейс, Эллиот и несколько его приятелей, один из которых не отрывался от лап топа.
-Привет, честной компании! - сказал Роберт, когда поднялся на борт и прошел в салон.
-Ну где вы? Мы можем опоздать,- отчитал нас Эл.
Роберт потрепал его по голове и извинился.
-Это я виноват,- вступился я за друга,- Вики никак не могла взять в толк, что благотворительность означает только это и ничего больше...
-Нужно было взять ее с собой,- сказала Грейс протягивая мне руку для приветствия.
-Я пытался, она не дала мне даже слова сказать... - вздохнул я.
-О да... Я слышал только часть, но после этого, Грейс, я люблю тебя еще крепче.
Все засмеялись, а ко мне подошел Эл и тоже протянул руку, как и положено старым знакомым.
-Привет, Джон! Можно я тебя познакомлю со своими друзьями.
-Привет! Валяй!
-Это Дин,- мне махнул не отрывавший от меня глаз белобрысый мальчишка, - Курт, - второй так же глядя во все глаза смело протянул руку, - и Адам,- мальчишка, так и не оторвался от экрана, только махнул рукой,- это мои партнеры.
-У вас свой бизнес?- с удивлением спросил я.
-Ага, еще тот бизнес. Эти двое - Роберт указал на Эла и Дина - тратят свои карманные деньги на то, чтобы вот эти двое,- он показал на Курта и Адама,- делали за них домашнее задание.
-Пап! Мы платим не за это. Мы платим за научные концепции, которые разрабатывают Курт и Адам. Мы - венчурный фонд, они - изобретатели.
-Слышал? Венчанный фонд... - с преувеличенным уважением повторил Роберт.
-Мистер Роберт, а как по-вашему, с чего Google и Facebook начинались? - спросил Дин.
-Поговорим, когда вы IPO (первичное размещение акций на бирже) пройдете,- сказал Роберт.
Голос капитана, который сообщил, что мы готовы ко взлету и попросил всех занять места, прервал наш разговор.
Меньше, чем через час мы уже садились в аэропорту в Бостоне.
Пока мы заходили на посадку я смотрел на город из иллюминатора и думал, сколько раз в жизни человек может надеяться на удачу. Может мне повезет и мы встретимся случайно, так же как это было в первый раз. Но другая сторона меня говорила, что на это не стоит и рассчитывать. "Тебе был дан однажды шанс, хватит"- говорил этот другой я.
-Джон очень грустный,- услышал я шепот Грейс в соседнем кресле.
-Переживает... - ответил Роберт.
-Бедняга...
Ну вот, теперь меня запишут в рыцари печального образа. Надо по крайней мере на людях стараться выглядеть получше...
Прямо от трапа нас забрал лимо и отвез в гостиницу, где в холле сразу устроили небольшую пресс-конференцию и фотоссесию.
-Ну, вот, - сказал Роберт, когда мы закончили отвечать на дежурные вопросы о наших завтрашних целях,- Вики будет локти кусать!
Я махнул рукой, а он обнял меня за плечи и спросил, что я собираюсь делать вечером.
-Если никаких планов нет, хочу пройтись.
-Валяй, - ответил Роберт,- думаю, пройтись тебе не помешает.
Я бросил сумку в номере, натянул кепку и пошел бродить по улицам Бостона, следуя указаниям gps, чтобы не заблудиться.


-Перелом и смещение коленной чашечки. Не смертельно, но неприятно. Нужна операция,- сказал доктор и захлопнул папку с моей историей болезни.
-И как все это на долго?- спросила я.
-Думаю завтра, когда немного сойдет отек можно оперировать. В среднем восстановление занимает пару месяцев, если не будет осложнений. Если сможете обойтись без движений, то быстрее, до шести недель. Вы молоды, относительно здоровы. Все должно быть хорошо.
-Шесть недель в кресле? Вы это имеете ввиду?
Доктор кивнул.
-Или два-три месяца в гипсе на костылях.
-Лучше не придумаешь!- прошипела я.
-Ладно, ладно, Джулия. Переживем... Не надо так нервничать. А сколько ей нужно оставаться в больнице?- спросил он у доктора.
-Сегодня точно лучше никуда уже не двигаться. Если хирурги завтра подтвердят возможность операции, еще завтра и послезавтра. А потом можно возвращаться домой. До момента предварительной проверки. Это будет приблизительно через две - три недели. А что потом уже покажет время. Но хочу повторить, особых беспокойств быть не дожно.
Доктор пожал руку Питеру, подмигнул мне и вышел.
-Спасибо доктор, - сказала я ему вслед. И добавила, когда мы остались одни- Вот гадость!
-Ну не расстраивайся! Починят тебя! Будешь, как новая!
Я состроила ему рожицу.
-Очень любезно!- он сделал вид, что обижается.
-Что там с моим лап потом?
-Не знаю. Не звонил в офис. Что с ним случиться? Исправят! Или новый тебе купим,- сказал он беззаботно. Я решила не поднимать тему, что новый мне как раз не нужен.
-Ладно, не сиди здесь со мной. Езжай. Оставь только что-то почитать,- сказала я.
Он пожал плечами:
-Почитать... Нечего,- он залез к себе в портфель,- а вот, - достал свой iPad,- там этот fan fiction, помнишь? Мы так и не занялись им.
-Я его уже читала. Понравилось. Только много нареканий.
-Ну тогда приведи в чувства. Я хочу все же всерьез этим заняться. Мне кажется может получиться интересная штука.
-ОК,- сказала я, взяла планшет и протянула руку, чтобы попрощаться с ним.
Он наклонился и поцеловал меня так как и всегда: крепко, настойчиво... мастерски.
Я осталась одна и вздохнув открыла планшет и стала читать.


До позна я ходил по улицам без всякой цели. Интересно, сколько в этом городе живет людей? Сколько здесь домов, заведений, окон? За каждым из них сейчас она и может находиться. В телефонной будке я взял справочник и нашел на "Грин, Джулия" 2400 номеров. Интересно во сколько раз это больше, чем было Сар Коннор в первой части "Терминатора"?
Я пошел дальше и очень скоро запутался среди странных названий. Улица Сирени, улица Тихого океана, улица президента Джеферсона... Что за люди управляют этим городом? О, а вот это уже очень смешно: улица Удовольствия.. Joy street... Ну надо же?!
Походив так до позна я вернулся в гостиницу и в баре встретил Роберта.
-Ну, как прошелся?
-Хорошо. Не замечал раньше: это такой странный город? - спросил я, поправив подошедшего официанта скоч с содовой.
-Да, здесь очень ... спокойно. Думаешь, ей нравиться? - спросил он точно зная, что я пойму, о чем он говорит.
Я пожал плечами.
-Если она все еще здесь, наверное, нравиться.
Роберт вздохнул и постучала кулаком по моему колену:
-Джон, веришь ли ты, что я искренне желаю тебе удачи и счастья?
Я кивнул:
-Само собой.
-Знаешь ли ты, что у меня в жизни было много женщин?
Я улыбнулся и опять кивнул.
-Хочешь ли ты совета?
Я поднял бокал, мол, "валяй!".
-Начни свои поиски заново. Вики-шмики... Это все ерунда. Они приходят и уходят. Настоящие чувства - это то, что делает нас сильнее, - он пожал плечами,- и слабее, конечно, тоже, но в этой слабости наша сила! Помнишь наш разговор о семье? - я кивнул,- я же не Вики тогда имел ввиду. Ты же понимаешь?
Я снова кивнул.
-Хочешь я помогу тебе? Можно нанять детективов, если им хорошо заплатить они тебе убийцу Кенеди приведут, не то, что сбежавшую невесту! - сказал он и засмеялся.
-Роберт, она не хочет меня. Поэтому она и ушла. Она боится.
-Чего? Того, что ты будешь изменять? А ты будешь?
Я пожал плечами:
-Нет. Но может не этого она испугалась.
Роберт сделал глоток из своего стакана и спросил:
-А чего еще могут бояться женщины?
-Если когда-то я встречу ее, обязательно спрошу,- ответил я,- ты простишь, я хочу подняться наверх,- он кивнул не возражая,- Завтра будет длинный день.

-Мисс Грин? - услышала я голос медсестры и оторвалась от чтения.
-Доктор просил передать, что хирурги подтвердили завтрашнюю операцию. А сейчас мне нужно сделать Вам укол.
-Да, конечно, - сказала я и отложила iPad.
Итак, что у нас в сухом остатке. Завтра мне раскромсают ногу и закрутят в гипс как минимум на два месяц. С тех пор, как Питер уехал из госпиталя, он отправил мне десяток сообщений и четыре раза звонил. Если так пойдет дальше, он совсем сведет меня с ума своей заботой. Хорошо, что работы много. Засыплю себя рукописями и буду бить все рекорды производительности труда.
Вот взять хотя бы этот fan fiction. Чем больше я читала, чем больше исправляла тем, больше мне это представлялось в форме сценария для неплохой драмы. Но сценарии я писать не умею. Доведем пока до блеска текст, а там будет видно.
Мысли обо всем этом прервал доктор, который объявлял мой приговор сегодня.
-Ну, что Джулия? Готовы завтра встретить вооруженного врага? Это я о хирургах...- спросил он, заходя в мою палату.
-Готова, куда деваться...
-Не расстраивайтесь. Все будет хорошо,- подбодрил он меня.
-Надеюсь!
-К стате завтра у нас интересный день. Открывается новое отделений - детский ожоговый центр. Приедут какие-то актеры. Я не знаю кто, но говорят знаменитости. Если хотите, я попрошу отвезти Вас завтра туда, где все это будет проходить? Посмотрите на звезд.
Я пожала плечами:
-Было бы не плохо...
-Договорились! - подмигнул он, -Чудно! А теперь отдыхайте. Завтра предстоит длинный день.


Ровно в час дня мы подъехали к госпиталю с той стороны, где заезжали машины скорой помощи. И сразу за же остановились.
-Так, давайте все на выход! -скомандовал Роберт,- здесь долго стоять нельзя.
Я вышел первым и подал руку Грейс. Роберт и Эл открыли дверь с другой стороны. Сразу же к нам подбежала девушка с беджеком на груди.
-Привет!- сказала она даже слишком звонким голосом,- я -Молли. Как мы рады Вам, мистер Де Ниро!
-И мы рады быть здесь, Молли, - ответил ей Роберт,- а где остальные?
-Я проведу Вас коротким путем, все ждут уже в холле. Мы не хотели слишком беспокоить пациентов, потому просили прессу встречать Вас уже на месте.
-ОК. Идем, - и по дороге он представил нас всех.
-Очень приятно, очень рада, как хорошо, что Вы здесь,- говорила она своим писклявым голоском каждому их нас.
Пройдя по коридору вперед, мы оказались в отделении хирургии. Здесь почти никого не было. Только мимо пробежала пара медсестер, санитары везли кого-то на каталке, а в одной из операционных врачи готовились к операции.
-Бывал в таких местах? -спросил меня Роберт.
Я кивнул:
-Пару раз. Но не серьезно.
-Место боли и радости,- сказал он со вздохом.
-Почему радости?-спросил я.
-Ну, здесь же не только болеют и умирают,- ответила мне Грейс, - еще здесь рождаются и выздоравливают.


Ровно в час дня пришли двое санитаров, чтобы забрать меня в операционную.
-Вы можите подождать здесь, мистер,- сказал один из них Питеру.
Тот кивнул, наклонился ко мне и поцеловал меня в лоб:
-Через два месяца пойдем на танцы в наш клуб,- сказал он и подмигнул.
-Ну, тебя! - отмахнулась я.
Парни довольно ловко укатили мою лежанку в коридор и почти сразу мы оказались в операционной.
Двое хирургов в масках, анастезиолог и три медсестры поприветствовали меня помахав руками в перчатках. А тот, что, видимо, был главным сейчас сказал:
-Ну, что ж мисс Грин, мы готовы расправиться с Вашим переломом!
-Мой перелом трепещет от страха,- ответила я.
-У него есть все основания. Несколько моментов до того, как мы начнем. Ваши анализы показывают небольшую степень аллергии на местные анастетики. Потому мы решили, что будет лучше, если мы сделаем общий наркоз. Вам не стоит волноваться, нам нужно совсем немного времени, чтобы решить вопрос ваших костей и колена. Так что доза, которую Вы получите будет минимальной. А еще сегодня с нами доктор Лившиц, а он у нас гений наркоза. Правда Аарон?
-Или? Что за вопрос?!- ответил доктор и продолжил обратив наше внимание на проходящих мимо людей - ты смотри, Роберт де Ниро! А с ним еще кто-то! Как же его имя?! Все время забываю... Они уже играли в одном фильме...
-Это наши благотворители, видно, приехали,- сказала одна из сестер.
-Ну, что ж, дамы и господа, приступим,- распорядился главный хирург,- давай Аарон, мы ждем.
Я почувствовала легкий укол в вену на руке и почти сразу стала засыпать. Последнее, что я помню: кислородная маска опускающаяся мне на лицо и голос удаляющейся все дальше и дальше:
-Помню у него такое простое имя и фамилия... Как же, как же, как же?... Кажется Джон... Точно! Джон!...А фамилия....


-Сохранение здоровья детей - это ли не прекрасная цель. И я благодарен судьбе, что у меня есть силы и возможности этой цели следовать,- закончил Роберт свою короткую речь. И все зааплодировали.
-Спасибо! Спасибо, Роберт,- главный врач госпиталя был похож на именинника, он буквально светился от счастья, - а сейчас, дамы и господа, разрешите мне представить еще одного нашего гостя, друга и мецената. Мистер Джон Портер.
Теперь аплодисменты предназначались мне. Кое кто из женской половины собравшихся даже запищал. Мне стало неловко, но Роберт похлопал меня по плечу и многозначительно подмигнул:
-Спасибо мистер Оуэн. Добрый день! Я искренне рад возможности быть сейчас здесь. Надеюсь, что и мой скромный вклад поможет развитию этого центра. Хотя мне искренне хотелось бы пожелать вам поменьше пациентов,- люди засмеялись и я сделал паузу,- Искренне желаю удачи всем медикам этого госпиталя! А всем пациентам скорейшего выздоровления....


...Я лежу на песке и смотрю на бездонное, бескрайнее, синее-синее небо. Слышу звук прибоя, а моя рука чувствует тепло другой руки... Я не могу поднять голову и осмотреться по сторонам. Но мне этого и не хочется. Я слышу ровный глубокий голос. Голос тихонько напевает что-то... Песенку про Мери и овечку... Но песенка становиться все тише и тише, а на ее место приходит другой звук. Совсем не такой благозвучный, но терпимый. Я прислушиваюсь и понимаю, что звук как-то связан с ударами моего сердца. Удар и звук, удар и звук...
Пи, пи, пи, пи.... Первое, что я услышала, когда начала просыпаться...


...Я сделал шаг назад и к микрофону сразу же снова подошел главный врач.
-Спасибо, Джон! Джон Портер передал в фонд госпиталя и нового центра сегодня два миллиона долларов,- объявил он и аплодисменты стали еще громче.
Роберт снова подошел ко мне, похлопал по плечу и пожал руку сначала мне, а потом и мистеру Оуэну.
Фотовспышки не переставая щелкали и вырывали какие-то отдельные моменты.
Потом все по очереди обнялись друг с другом, а Молли своим голоском сказала в микрофон:
-Спасибо господа! Желаем Вам всего доброго.
Мы последовали за Молли, которая повела нас на экскурсию по новому отделению...


-Приходит в себя, док. Все в норме...
-ОК. Мы тоже закончили. Ну, что, балерина, как Вы?
Голоса звучали, как из колодца. Я попыталась открыть глаза, но веки были слишком тяжелые.
-Поднимите руку... - попросил хирург.
У меня не получилось.
-Пошевелите пальцами,- дал он новое распоряжение.
Я постаралась и у меня получилось.
-Хорошо! - похвалит он,- девочки, посмотрите зрачки.
Я почувствовала, как чья-то рука подняла мое веко, широко открывая глаз, и сразу же вспышка света ослепила меня.
-Слегка заторможена,- сказала одна из мед сестер.
-Дай я гляну,- сказал врач. И снова яркая вспышка.
-Нет, уже все в порядке. Аарон? - обратился он к анастезиологу.
-Вышла, вышла. Не надо так нервничать!
-Поздравляем! Постарайтесь пару часов поспать без наркоза,- сказал он видимо обращаясь ко мне и добавил уже санитарам:- увозите, ребята....


...Следуя за Молли, мы пошли назад по коридорам госпиталя. На этот раз нас сопровождал и главный врач. Через пару минут мы снова проходили через хирургическое отделение...

...С двух сторон меня подхватили на простыне и переложили на ту же, видемо, каталка, что привезла меня сюда. Потом я почувствовала, как мое ложе дернулось и поехало вперед, в большой ярко освещенный коридор...

...Двери одной из операционных отворились и прямо на нас выкатилась каталка с пациентом...

...На минуту санитары остановились, кто-то поправил кислородную маску у меня на лице. И вдруг я услышала приближающиеся шаги нескольких человек и до меня дошел знакомый мужской голос.
-Помнишь, Грейс, как мы волновались, в начале. А сейчас, здесь уже такая красота...


...Я слушал их разговор в пол уха больше смотрел по сторонам...

...Голос не давал мне покоя, и я попыталась открыть глаза. Но тяжелые веки не слушались и сквозь маленькие щелочки я видела все расплывчато и не четко. Мимо меня прошло несколько человек, кто-то из них был в белом халате. Тот, что шел последним следовал прямо рядом за моей каталкой и как мне показалось смотрел на меня...

..Девушка была в белой больничной шапочке, спрятавшей ее волосы и закрывавшей голову до бровей. На все лицо огромная кислородная маска, а сверху она была полностью укрыта тонким белым покрывалом, скрывавшим силуэт. По очертаниям на ноге у нее было что-то большое. Она еще спала, наверное, после наркоза, но я заметил, что ее ресницы дрожат, так, как если бы она видела сон или смотрела сквозь прикрытые веки. Я посмотрел на нее внимательней и вдруг странная мысль пронеслась у меня в голове:
"Эта девушка... На кого она похожа..."
Я пошел быстрее за каталкой и старался разглядеть ее лицо через огромную маску...

..Из последних сил я попыталась открыть глаза пошире и вдруг мои ослепшие на ярком свете больничного коридора глаза ухватили силуэт и такой знакомый образ. "Я наверное еще сплю",- пронеслось у меня в голове, "Но если я сплю, почему я думаю, что я сплю? Разве во сне мы знаем, что спим?" -подумала я.
И чтобы убедиться, что это не сон, а знакомый мне человек сейчас стоит рядом и смотрит на меня, я попыталась поднять руку, но это оказалось совсем не просто. Пальцы весили тонну и кисть стала неподъемной...

..Наверное, она сейчас была очень бледной, по крайней мере доступные глазу участки ее лица казались такой же белизны, что и подушка под головой и простыни, на которых она лежала. Покрывало, там, где, наверное, была ее рука слегка приподнялось несколько раз, как если бы она поднимала ладонь под тканью. Но пациентка была, видимо, еще очень слабой, чтобы поднять руку и попросить то, чего она хотела.
-Джон,- Эл оторвал меня от моей небольшой погони,- слушай, мы пойдем с ребятами в MIT (Массачусецкий институт технологий - один из самых крупных политехнических ВУЗов в США - лидер среди научных центров по изучению и построению роботехники и компьютерах технологий) сегодня. Хотя папа и считает нас жуликами, но у Адама есть одна идея, и я договорился о встрече с профессором Томсоном, он давний приятель папы, так что если у тебя нет никаких планов может пойдешь с нами? У них там так интересно....,- мальчик говорил с таким серьезным видом, но я увлеченный своими мыслями, только кивал и повторял "угу, угу...", а глазами все еще следил за каталкой...

...Меня сдвинули чуть в сторону, и я услышала еще один знакомый голос:

...Санитары, катившие ее по коридору, обогнали нас и свернули в первую же широко открытую дверь палаты. Там на встречу больной встал довольно высокого роста молодой еще мужчина.

... -Девочка моя! Добро пожаловать назад!- сказал Питер...

..."Повезло парню, разбудит свою спящую красавицу..." подумал я и пошел дальше по коридору в след за остальными...

Вечером я пришла в себя окончательно. Появилось странное ощущение тяжести и притупленной боли. Но что делать, когда твою ногу сначала резали, потом чинили, потом шили, а потом завернули в гипс?
Доктор принес рентген снимки и результаты анализов и сказал, что завтра к вечеру я скорее всего смогу быть дома.
-Поменьше двигаться, хотя бы первую неделю, а в остальном - все налаживается. Хирурги считают, что ходить Вы будете не хромая, а шрам, будет едва заметным. Другое дело боль. Возможно до завтра ощущение сильной боли у Вас не появиться, потому что пока еще действуют обезболивающие, которые Вы получили сразу после операции. Но в дальнейшем боль будет до тех пор пока не срастется мышечная ткань и кожа. Потому я могу выписать Вам таблетки.
Я помотала головой:
-Ой, не надо, доктор! Не хочу! Потом начинается: "Здравствуйте, я - Джулия, я подсела на болеутоляющие!" (в такой форме принято начинать свой рассказ в анонимных группах борьбы с психологическими, алкогольными или наркотическими проблемами)
Доктор и Питер, который все еще был со мной засмеялись.
-Что-то мне говорит, что Вам такой исход не страшен. Впрочем, как хотите. Постарайтесь отдохнуть. Чуть позже Вам принесут ужин. Если появиться тошнота, сразу вызывайте сестер, а они найдут меня.
-Спасибо доктор,-сказала я.
-Спасибо большое,-добавил Питер и пожал ему руку.
-Так что как минимум неделя без активности,- резюмировал он, когда мы остались вдвоем.
Я тяжело вздохнула.
-То есть у меня смертельный диагноз. Я не представляю, как я смогу с этим справиться! - я сама себе сейчас напоминала капризную девчонку, но ничего не могла поделать.
-Почему ты считаешь это такой уж катастрофой? Отдохнешь...ты когда последний раз была в отпуске?
Я пожала плечами.
-В отпуск уходят от работы, которая не нравиться.
-Джулия, - он присел рядом,- не капризничай! Мы придумаем тебе занятие.
Я фыркнула:
-Уже придумала. Я прочитала вчера еще раз этот твой fanfiction. Надо из него сценарий сделать,- сказала я и потянулась за iPad, который лежал на высоком столике у моей кровати. Но не с первой не со второй попытки у меня это не получилось.
-Я помогу,- сказал он и приподнялся за планшетом.
-Нет! -вскрикнула я,- я сама!
Питер буквально вздрогнул от моего крика, а я снова потянулась за тонким приборчиком. Но у меня опять не получилось.
- Что за черт? Почему я не могу... достать ... этот ... чертов iPad!
Я сделала рывок и планшет оказался у меня в руке, но взялась я неудачно и он плашмя полетел на пол.
-Бред какой-то! Полный бред! -заорала я.
Питер поднялся, взял планшет и положил на кровать прямо мне под руки. Он молча прошелся по палате, присел на стул напротив кровати и положил локти на колени.
-Джулия, у нас проблема? - сказал он и посмотрел на меня.
Я могла бы ответить, что никаких проблем, что я устала и нога болит, что не люблю чувствовать себя беспомощной. Но я не сказала ничего. Я откинулась на подушку и повернула голову в сторону окна.
Питер поднялся, развел руками и сказал:
-Тебе надо отдохнуть.
Он подхватил свой плащ, подошел ко мне и наклонился.
-Детка, отдохни. Все наладиться,- сказал он и поцеловал меня в лоб.
В этот момент мне стало жаль его. Я задержала дыхание, чтобы не расплакаться.
Питер посмотрел на меня, вздохнул и пошел к выходу.
-Да, к стате, - сказал он уже из коридора,- твой лап топ. С ним все в порядке. Ты зря волновалась.
Сказал он и зашагал вперед.
Я улыбнулась. Что ж, одна хорошая новость.
Взяв планшет в руки, я открыла интернет и стала листать сайты с новостями. Все забито предвыборной темой. Такое впечатление, что больше не о чем говорить?! "Преодоление кризиса...", "Падение курса доллара по отношению к европейским валютам...", "Цены на недвижимость взлетят до небес...", как будто сейчас они не в небесах! Новые выставки в музее изящных искусств и у Изабеллы Гарднер (два самых крупных и известных музея в Бостоне) планировались только в середине мая, в театрах - тоже ничего нового. По крайней мере с этой ерундой на ноге я ничего не пропускаю...
Закрыв новости, я набрала адрес своей электронной почты. На первой странице aol.com (America on line - второй после gmail.com сервис бесплатной электронной почты), как всегда так же были новости, но в такое позднее время в основном о шоу бизнесе.
Я уже собралась набрать свой id и пароль, как заметила небольшую фотографию, на которой был изображен Де Ниро и его жена Грейс. Как в тумане я вспомнила, как кто-то из врачей до того, как я отключилась называл его имя. "Роберт Де Ниро с семьей и друзьями присутствовал сегодня на церемонии открытия детского ожогового центра в Генеральному госпитале Массачусетса в Бостоне"
Я кликнула на ссылку и сразу же открылась страница с подробной информацией.
"Сегодня днем мистер Де Ниро с супругой Грейс и сыном Эллиотом посетили открытие детского ожогового центра. Фонд мистера Де Ниро был инициатором организации этого центра. Ну, а сам его основатель - одним из самых крупных меценатов. Супруга Роберта, Грейс Хайтауэр, в настоящее время координирует работу фонда и занимается привлечением новых средств для развития этого важнейшего для всего Восточного побережья проекта. И, как видно, ее старания увенчались успехом. Уже на церемонии торжественного открытия к числу меценатов центра присоединился Джон Портер. Актер пожертвовал два миллиона долларов на дальнейшее развитие этого проекта"
Далее следовала ссылка на YouTube. Я кликнула и передо мной открылось новое окно. Сюжет загрузился и я увидела Де Ниро, говорящего как это было важно для него закончить это дело и как он благодарен всем, кто присоединился к нему в этом. А потом я увидела Джона. Толпа собравшихся встретила его откровенным визгом. Он говорил о том, как рад присоединиться к этому, но пожелал иметь по меньше пациентов. Зрители засмеялись и я улыбнулась вместе с ними. После этого какой-то серьезный дядька в халате еще раз поблагодарил его и сообщил какую сумму Джон сегодня оставил для этого центра. Два миллиона, ого! После этого сюжет обрывался.
Изображение задержалось на последнем кадре, на котором Джон стоит в пол-оборота и улыбаясь машет рукой на прощание.
Глядя на это мне стало на по себе. Слезы одна за другой покатились у меня по щекам. Я шепотом повторяла его имя и плакала все сильнее.
Значит это бы не сон, мне не показалось. Он был здесь, проходил по тому же коридору, по которому меня везли, но не узнал. Хотя скорее он не захотел узнать.
"Будь откровенна сама с собой!" - думала я, растирая слезы по лицу,- ты хотела, чтобы он вернул тебя! Ты и сейчас этого хочешь!"
Но можно ли надеяться на это?! После почти полугода?! Он живет своей жизнью!
И чтобы убедиться в этом окончательно я снова взяла планшет в руки и задала "Джон Портер" в Google. Появились многочисленные результаты. Первые два: статья в Википедии и его персональный сайт. Я кликнула на сайт. О сегодняшнем событии еще не было. Самой свежей новостью была строка датированная мартом о том, что Джон участвовал в фотосессии для Gucci, которую делал один из легендарных фотографов моды Маурицио Меллоци. Ниже следовали несколько фотографий.
Фото были потрясающие. На них Джон выглядел как раз таким, каким его видела я. Через смокинг или дорогой костюм не скрывали лукавого разбешаку. Правда, сейчас казался таким одиноким. На фото в кресле и с сигарой ему явно неуютно. Ух ты! Среди моделей, одетых в купальники, он как кот перед миской со сметаной!... Сколько вокруг него сейчас таких моделей?...
Последнее фото открывалось дольше остальных. Но когда картинка, наконец, появилась я остолбенела. Сердце заколотилось, как бешеное. На черном фоне Джон стоящий в пол оборота смотрел на меня застывшим взглядом полным одиночества и боли, а впереди от легкого ветра развивалось то самое платье, которое я надевала на кинофестиваль. Казалось, оно просто висит в воздухе.
Я смотрела не отрываясь на него и слезы снова накатили мне на глаза.
Что делать дальше я не знала. И в бессильной ярости стукнула кулаками по бокам своей кровати. Сердце у меня колотилось, как бешеное, заставляя прибор пищать все чаще. В конце концов ко мне пришла сестра.
-О Боже, Джулия, почему Вы плачете?! Вам больно?
Я покачала головой. Хотя такой боли, как сейчас, я не испытывали никогда в жизни.
Сестра позвала дежурного врача. Он быстро просмотрела планшет у моей кровати, посмотрел на показания прибора. Недовольно покачал головой и сказал сестре сделать мне какую-то инъекцию.
-Вам надо поспать, Джулия,- сказал он.
Сестра быстро выполнили назначения. Ловко уколола меня в вену на руке и очень быстро все вокруг поп...лы...ло... и ....


В воскресенье в обед мы улетели домой. Роберт натянул на глаза маску и сказал, что будет спать. Мальчишки обсуждали свой вчерашний поход в святилище роботехники. А Грейс вязала, сверяясь с планом, что-то похожее на маленький носочек.
-Вот, взялась учиться вязать,- сказала она показывая мне свое рукоделие.
-А что это?
-Пиньетки,- объяснила она, а я уставился на нее во все глаза.
Грейс засмеялась.
-Так и знала. Ты еще на столько молод, что даже в кино отцов не играл!
-Пока не доводилось.
-Это тапочки для новорожденных. У Дренны (Эбботт - дочь первой жены Де Ниро, которую он удочерил) будет маленький. И я для него или нее, мы еще не знаем точно, делаю подарок....- она видимо ошиблась и спустила несколько петель,- но у меня это пока плохо выходит.
Я улыбнулся и сказал, что уверен, у нее все получиться.
Грейс опустила свое рукоделие и посмотрела на меня очень внимательно.
-Знаешь, Джон, а я уверена, что все получиться и у тебя. Сколько тебе лет?
-Двадцать пять.
-Да, еще рано для отцовства. Хотя, кто знает? Для семьи ты, мне кажется созрел.
Я пожал плечами.
-Роберт говорит, что семья это очень серьезно...
-О, он это точно знает! - сказала она и посмотрела на спящего мужа с хитрой улыбкой,- Знаешь о чем я думаю? Тебе надо снова попытаться. Ну, с той девушкой.
-Я не могу ее найти,- я опустил голову.
-Уверен? Ты же Джон Портер! Мальчик мой, ты только клич кинь! Завтра на всех крышах пресса будет кричать ее имя и то, что ты ее ищешь.
-Как раз это все и погубило... Она не хотела публичности.
Грейс кивнула.
-Да, иногда это раздражает. Но и с этим можно жить,- она взяла меня за руку и сказала нежно глядя в глаза,- давай сначала ее найдет, а уже потом будем прятаться от репортеров...
Я усмехнулся и кивнул соглашаясь.
Дома меня ждал неприятный сюрприз. В спальне на кровати я нашел записку от Вики.
"Желаю дальнейшего приятного времяпрепровождения! Tiffany я оставлю себе, ведь скандала ты не хочешь? Целую!"
Я кинулся к полке, где в тонком футляре должно было лежать колье Джулс. Ни коробки, ни, ясное дело, колье там не оказалось.
Я выругался, схватил телефон и набрал ее номер. Она не ответила. Включился автоответчик. Я дал отбой и сразу же набрал номер своего агента.
-Привет! Ты уже вернулся? - сказал он.
-Да,- без приветствия сказал я,- у меня проблема,- и в общих чертах описал ситуацию.
-Дела. Плохо. Сколько это колье стоит?
-Не помню. Тысяч 50. Дело в не том, сколько оно стоило. Я должен его вернуть! - сорвался я.
-Понимаю. Вернем. Правда придется потратиться,- сказал он.
Я сказал, что мне все равно, но эта вещь должна вернуться на место.
Он сказал, чтоб я не беспокоился, больше ей не звонил, и читал новые сценарии.
-Занимайся своим делом - своди с ума зрительниц! - подбодрил он меня.
Как не грустно, но это все, что от меня требуется. Я усмехнулся и повесил трубку.
Включив компьютер, я нашел в почте новые сценарии и заглянул на свой сайт. Там только что появились фотографии со вчерашнего мероприятия. Сайтом занималась секретарь в офисе моего агента. Приятная девушка с совершенно непроницаемым лицом. Совсем без эмоций. Как ей при этом удавалось делать такие смешные комментарии к фотографиям и остроумно отвечать на письма поклонниц?! Представления не имею...
Потом я открыл Hollywood express посмотрел, что делается у коллег. Ничего нового. Заглянул на свой профиль. В разделе "отношения" увидел имя Вики и комментарий: "в последнее время постоянной спутницей Джона стала модель Вики Стоун. Ее карьера резко пошла вверх. Как стало известно она получила приглашение от Gucci на работу в Италии..." Тогда понятно! Скатертью дорога!
Закрыв эту страницу я почесал виски и набрал в Google "издательство "первоисточник" выпало несколько ответов. Первой была ссылка на официальный сайт. Открыв страницу я увидел пресс релиз датированный сентябрем прошлого года о том, что издательство объединяется с amazon.com и переносит свой главный офис в Бостон. "Больше информации здесь".
Я нажал на "здесь" и попал на сайт издательского дома amazon.com. Красочно, но очень не информативно. Из всех контактов только веб-формы, без конкретного контактного лица. Как всегда в больших компаниях!
Битый час я листал одну за другой страницы пытаясь найти что-то полезное.
Наконец, нашел раздел новости компании. Второй пресс релиз оказался тем, что я искал.
"amazon.com с гордостью сообщает, что новым главой отдела европейской литературы стал Питер МакКензи. Широкий опыт его работы в области книгоиздания ..." Дальше следовали дифирамбы этому Питеру МакКензи. И почти в самом конце небольшое интервью с ним.
Много всего о том, что книги в наше время переживают очень интересный период и все такое прочее, но он надеется, что силами своей команды он выведет это направление деятельности компании на новый уровень.
И вот он главный вопрос:
-Кто будет с Вами в одной упряжке?
-Как мне кажется, самые сильные наши сотрудники. Мистер Дон Оберштейн, занимается связями с европейскими издательствами, миссис Анна Пьери, переводит с французского, мистер Фриц Берг с немецкого, а мисс Джулия Грин редактирует и доводит тексты до ювелирной точности. Читатели могут быть уверены, что взяв книгу любого европейского автора они прочтут ее так, будто писатель написал ее специально для них".
Я подскочил на месте. Есть! Нашлась!

-А мне казалось, что бестселерами становятся истории о счастливой любви...- заметила я мужчине, как говориться элегантного возраста, одетого, как заправский барон, представителю Австрийского издательства, герру Мауэру, когда наш жаркий спор о литературе только-только начал успокаиваться.
-Шекспир так не думал,- сказал он и улыбнулся демонстрируя идеальную работу стоматологов. Раньше мне казалось, что идеальные улыбки это пунктик только американцев...
Питер посмотрел на меня и устало потер лоб. Было видно, что он не на шутку устал и, по-большому счету, ему уже было все равно, договоримся мы о правах на печать в Штатах новой австрийской писательницы или нет. Ему хотелось поскорее все это закончить.
-Вы считаете, что "Ромео и Джульетта" история несчастной любви? - сказала я с жаром, - как раз это самая счастливая история любви.
-Разве, mien Schatz? (мое сокровище, моя дорогая)
Я кивнула.
-Она длилась до самой смерти героев. Какая разница, как долго?! Важно, что они умерли не разочарованными друг в друге.
На этих словах Питер внимательно и как-то странно посмотрел на меня и поднял бровь.
-Господа, мы увлеклись,- сказал он, выпрямляясь в своем кресле,- герр Мауэр, возможно, стоит продолжить завтра.
-Это было бы очень правильно, - сказал он и поднялся,- фройляйн Грин, дискуссия была приятной и интересной, - сказал он и слегка наклонился, топом пожал руку Питеру и нашему переводчика с немецкого, который так ни слова и не сказал...
-Что на тебя нашло?- спросил Питер, когда мы остались одни в его кабинете.
Я пожала плечами.
-Не знаю, надоел он. Я прекрасно понимаю, что он хочет вымутить побольше, но надо же и совесть иметь,- я попыталась встать, и Питер подскочил ко мне чтобы помочь.
Нога сводила меня с ума. Точнее не нога, боли уже не было совсем, а необходимость все еще носить гипс. Мой доктор посчитал нужным немного перестраховаться и потому решил все же ждать до конца месяца и не снимать этот "испанский сапожок" (разновидность пытки в средневековой Европе) с моей ноги.
Так что еще неделю я была обречена на относительную свободу.
Но больше этого меня сводила с ума чрезмерная забота Питера.
-Сиди, пожалуйста, я сама.
Он остановился в движении и снова сел в свое кресло.
-Джулия, нам все же надо поговорить,- сказал он.
-О чем?- спросила я подпрыгивая на месте.
-Ты прекрасно это знаешь... Я не жалуюсь, я просто хочу понять, что с тобой происходит. Что не так?
Я доковыляла до стены, где были мои костыли, оперлась на них и подошла поближе к нему.
-Не знаю...- сказала я.
Он вздохнул и откинулся в кресле.
-Ну, по крайней мере, ты не говоришь, что все хорошо.
Я опустила голову.
-Знаешь, а мне очень хотелось бы так сказать...
Он пожал плечами:
-Значит дела еще хуже, чем я думал. Поедем домой?
Я кивнула. Он взял мои вещи и мы вышли на улицу.
В машине по дороге мы не сказали друг другу ни слова.
И так было уже много раз.
За эти несколько недель все, что было между нами стремительно разрушалось. И причиной этого была только я сама. Питер же был безупречен. Он пытался выполнить любые, даже самые несущественные, мои желания, он оказывался рядом в любой момент.
А я была груба и несдержанна с ним. Он мучился и молчал. И от этого было только хуже.
Дома я бросила свои надоевшие палки и пройдя вперед упала на диван.
Он снял плащ и сел в кресло напротив.
-Ну, поговорим?
Я вздохнула и закинула голову вверх.
-Давай поговорим,- сказала я.
-Что происходит? Что с тобой?
Я снова пожала плечами.
-Ты не знаешь...- сказал он,- жаль... И что мы будем делать? Если все еще есть "мы"...
-Питер, а почему ты не бросишь все это? - спросила я, подняв голову и посмотрела на него.
Он откинулся на спинку кресла и положил руки на колени ладонями вниз.
- Сама не догадываешься? - спросил он.
Мне стало жаль его до слез. Я протянула руку и он медленно встал, подошел и сел рядом со мной. Я взяла его руку, а он наклонился и положил голову мне на колени.
-Я могу ждать вечно, Джулия. Я же горец в конце концов! (фамилия МакКензи относится к кланам горной Шотландии) - он усмехнулся и добавил, - главное, чтоб не напрасно...
Я перебирала пальцами его волосы и молчала.
-Не думай, что мне так уж интересно это знать, но может все таки расскажешь, что было до того, как ты приехала в Бостон?
Я упустила голову и посмотрела на него.
Питер МакКензи, который всегда был сильным и уверенным в себе, который мог усмирить разъяренного автора и заставить работать любую типографию в праздник или воскресенье, в присутствии которого в Шотландском клубе в Бостоне разговоры замолкали, который пробегал каждое утро 10 миль и даже дыхание не сбивал, был похож сейчас на маленького мальчика, который искренне не понимал почему мама сердиться на него... Это было уже слишком.
-Я плохой человек, Питер. Я приношу несчастье другим людям,- сказала я. Он хотел сказать что-то, но я положила кончики пальцев на его губы и почувствовала как он еле заметно целует их.
-Я сбежала. Испугалась и сбежала.
-То есть ваши отношения?... -начал он, но я, чтобы не слышать его вопроса, сразу покачала головой.
-Нет. Все было хорошо. Он актер. Очень популярный. Молодой, красивый, талантливый. И появился в мое жизни очень вовремя... Все было хорошо.
-Так почему тогда ты оказалась в Бостоне, а не в Голливуде?
Я пожала плечами.
- Потому, что до него все было плохо... И я испугалась, что однажды он решит, что в свете фотовспышек рядом должен быть кто-то фотогеничнее...
-Какая ерунда! - выпалил Питер, таким тоном будто он был моей давнишней подружкой...
-Да, но потом появился его агент, который очень непрозрачно мне намекнул, что я порчу ему карьеру...
Питер пожал плечами, но ничего не сказал.
-Вот я и сбежала от него. А потом встретила тебя и сейчас чувствую себя последней сволочью.
Он поднял голову с моих колен, сел рядом и обнял меня за плечи:
-Из-за того, что дала мне возможность думать, что, как говориться, счастье в личной жизни возможно даже для шотландца, которого занесло за три моря от родного дома? (Шотландцы очень привязаны к родным местам) Джулия! Я не знаю, как тебя за это благодарить!
Я всхлипнула и слезы покатались у меня по щекам.
-А вот это уже очень плохо,- сказал он, вытирая крупные капли катящиеся вниз,- почему-то мне кажется, что раньше ты так много не плакала...
Я повела плечом и ничего ему на это не ответила.
-Скажи мне только одно. Ты намерена вернуть эти отношения?
Это был вопрос, на который я не могла и сама себе дать ответа. Я помолчала, вспомнила тот материал, в котором рассказывалось о его новой пассии, и ответила, что все же нет.
-Тогда давай договоримся так, ты будешь принимать в расчет, такой странный факт, что я тебя...- он сделал короткую паузу, подбирая слово,- ...люблю. И надеюсь остаток дней провести вместе с тобой. А в остальном будешь вести себя так же, как всегда. А я постараюсь не замечать, как ты будешь вздрагивать в кино, если вдруг мы окажемся на фильме с его участием. Договорились?
Я вытерла слезинки, которые все еще катились по моим щекам. Кивнула ему и сказала:
-Завтра придется услаждать гетра Мауэра, а то, что-то я на него сорвалась сегодня...
-Ничего, ему полезно... Он же тоже в чем-то горец... (Большая часть Австрии расположена в зоне довольно высоких Альп)
Мы посмеялись, включили телевизор. Питер, как в старые добрые времена, рассмешил меня своими комментариями новостей и ближе к полуночи отправились спать. Но пока он был в ванной, я открыла свой несессер и достала запонки Джона, которые хранила среди своей косметики. Маленькие, серебристые, в форме гвоздиков, от неправильного хранения уже слегка потемнели. Секунду полюбовавшись ими, я приложила это сокровище к губам и поцеловала их. Потом я положила запонки назад, на самое дно косметички.
О том, что Питер видел это, я узнала немного позже.

Начало мая выдалось жарким. Днем температура поднималась до 80-90 F (приблизительно 25-30 С). На улицах только и разговоров было, что об этом. Люди боялись, как бы время сауны не пришло в этом году уже сейчас (океанические ветры приносят в НЙ много влажного воздуха, так что когда становиться жарко в городе делается невыносимо душно и влажно, это время обычно приходится на август, когда большинство жителей уезжает в отпуск, но иногда такая погода держится с мая до октября)
Я сидел в кафе на углу 26 восточной улицы и Шестой Авеню дул на стакан с зеленым чаем, слушал эти разговоры и листал газету с объявлениями о продаже квартир. После ухода Вики, но главным образом, после моего решения во что бы то ни стало вернуть Джулс, я подумал, что должен поменять место жительства.
Апартаменты в Медисон сквер были чем-то вроде поля, на котором я проиграл все битвы.
Дин, мой агент, не спорил со мной, просто сказал, что если мне так уж неймется все можно решить быстро. Мне нужно только выбрать новое жилье. Вот я и искал.
Отбросив все варианты в Аппер Ист Сайде и вокруг Централ Парка в сторону я искал что-то скромное и милое, похожее на то место, где раньше Джулс и жила.
В конце концов на СоХо я и остановился. Но как на зло толковых мест не было. То вида нет, то улица уж слишком шумная, то еще что-то... За пару дней я научился разбираться в риэлторском сленге и теперь "п/в 2-сп кондо, 950 квф, б/в, ок, отд л" было не белибердой , а означало "кондрминимум в доме послевоенной постройки с двумя спальнями 950 квадратных футов (около 100 кВ м) без видовых окон, с открытой кухней и отделкой класса люкс". Все вроде хорошо, но вот "б/в" не устраивает! Вид нужен! Хоть на такое же чахлинькое дерево, что росло напротив ее окон! Так что я вздыхал и снова брался за поиски. От которых через час меня оторвал Дин, своим звонком.
-Привет! Ты где?
-В СоХо, на 26-й.
-Можешь приехать ко мне в офис? Есть новости о твоем колье.
Я сказал, что буду через пятнадцать минут.
В отличие от почти всех агентов, работающих с кино актерами в НЙ, Дин устроился не в Трэйбеке, а в Деловом квартале. Его небольшой офис был на углу Бродвея и Пайн стрит. От белых рубашек и строгих костюмов здесь в глазах становилось темно. Черные линкольны проносились, по улицам, как голодные акулы. И в каждой такой рыбине сидела еще одна, голодная и безжалостная. Финансовые воротилы, люди без страха и упрека. Меня, честно говоря тошнило от такого общества, но у Дина было свое мнение. Он говорил, что искусство и деньги могут вполне мирно сосуществовать. Как вьюнок и сухая палка. Палка позволяет вьюнку рости и подниматься вверх, и так делается красивей.
-Ну, а ты кто? - спрашивал его я.
-Я и не то и ни другое. Но попробуй обойтись без меня...
И как я понял, он звонил сейчас, чтобы в очередной раз доказать, что без него жизни не было бы...
-Где ты эту девочку нашел?- спросил он протягивая руку, когда я поднялся к нему в офис и поприветствовав секретаршу с непроницаемым лицом, прошел к нему в кабинет.
-На фотосессии, а что?
-Такое впечатление, что она Мата Хари. Спецназ какой-то! Нервы железные. Выкрутила мне яйца, но своего добилась. Самое обидно, что мы-то по всем статьям правы!
-Меня не очень интересует справедливость в данном случае. Я прекрасно представлял, с кем имею дело. Просто это колье...
-Вот оно,- сказал Дин и достал из внутреннего кармана пиджака знакомый футляр.
Я прям рот открыл.
-Сто тысяч баксов отступных, и она написала заявление, что никаких претензий ни к тебе, ни к твоим представителям, не имеет, и ... она не беременна на момент вашего расставания. Но это так, на всякий случай... Ну и колье, конечно. Правда, мне хотелось этой сучке...
-Дин! Прекрати! Она же была моей девушкой в конце концов... Кроме того... еще дешево отделались...
Дин рассмеялся.
-Можно вопрос? - сказал он немного успокоившись,- А что это за побрикушка? - он показал на футляр.
Я опустил голову и улыбнулся.
-Очень важная...
-Нас ждет появление кого-то?... - спросил он и подмигнул.
Я покачал головой:
-Надеюсь, возвращение,- ответил я.
Он снова засмеялся и сказал, что съемки новой картины начнутся в сентябре, а пока за меня возьмется тренер. Я поблагодарил его и вышел в приемную.
-Квартиру нашел? - спросила без всякого вступления девушка-секретарь.
-Нет. Ничего подходящего.
Не отрываясь от монитора, он положила передо мной лист с несколькими фотографиями и описанием.
-1000 футов, три спальни, террасы, в гостиной граффити от Бенкси, на кухне можно в футбол играть, вид на все четыре стороны. Три с половиной миллиона.
-И где это счастье?
-На крыше дома на углу 23-й восточной и Седьмой,- сказала она, а я подпрыгнул на месте,- Дин! Я ее забираю! У нас есть срочное дело!
Вечером я стоял на террасе своего нового дома и смотрел на северо-восток в сторону Бостона.

Через несколько дней мне сняли гипс. Осматривая мои снимки, доктор пожимал плечами.
-Вам, Джулия, наверное Ваш гипс очень надоел.
-Не то слово!
-Ну вот! Как иначе ваша нога заживала бы так быстро?! Вот, что значит свобода движений для уроженки НЙ,- заметил он.
Я вздохнула.
Да, свобода движений. Во всем. В принятии решений, в отношениях, в жизни. Выходит, иногда нужно даже принять неправильное решение или пройти через какую-то проблему, чтобы просто оценить, важность такой возможности.
Из госпиталя я буквально на крыльях летела. Питер едва за мной успевал.
После нашего разговора тем вечером, я не знала, как мне вести себя с ним. С одной стороны, он казался таким заботливым и верным. Но я точно знала, что не люблю его. И не видела пока причин, по которым могла бы полюбить. Мои чувства скоре были привязанностью, тем что бывает между супругами, которые сто лет вместе и все страсти уже улеглись. Но в тридцать лет страстей, хочется как раз больше, чем спокойствия. Ну, а быть половинкой пары, в которой один любит, а другой позволяет себя любить, не самая интересная перспектива. Для меня по крайней мере. Потому я решила дождаться какого-то сигнала или знака, чтобы принять следующее, возможно опять ошибочное, но свое решения.
Случай представился через пару дней, когда Питер предложил отметить мой день рожденья в НЙ.
Со всеми этими приключениями, я честно говоря забыла, что скоро восьмое мая - мой день рожденья.
В прошлом году мы с Джоном отмечали наши дни рожденья вместе. Утром восьмого мая он принес огромный букет красных тюльпанов и до десятого мы не показывали носа на улицу. А тринадцатого мая - в день его рожденья, скрываясь от фотографов, которые с раненого утра подстерегали именинника у входа в дом, мы уехали в Ист Хемптон, в тот маленький отель. Эти дни были как медовый месяц для нас. Мы были только вдвоем и это время до сих пор снятся мне...
От предложения Питера поехать в НЙ меня как молнией ударило. Вот именно! В НЙ. Скорее! Я устала от этого правильного, чистого, зеленого, сдержанного города. Я не могу больше без шума, пыли, снующих мимо такси, толп на улицах, ярких огней Тайм Сквер, которую еще не так давно я считала самым кошмарным местом в мире. Я хочу в метро, где в одном вагоне едут домохозяйка в Manolo Blahnik опаздывающая в школу Дальтона (одна из престижных школ частных школ на Манхеттене), чтобы забрать своего отпрыска, и безработный музыкант в потертой майке GAP, спешащий на очередное прослушивание. Я хочу видеть своих друзей, с которыми съела цистерну соевого соуса в забегаловках вроде той, в которой работали Джек и Ли. Хочу узнать все новости у Триши. Хочу уставать от разговоров Марты о звездах. Хочу в Starbucks на угол Пятой и 23 восточной улицы. Хочу к своему прежнему дому в СоХо. Хочу в Медисон сквер... Очень хочу ...
Хочу домой.
-Надо же, как у тебя глаза загорелась!- заметил Питер. Почему же ты не говорила, что соскучилась?
Я пожала плечами.
-На место преступления возвращаются только в средненьких детективах...
-Я забронирую гостиницу,- сказал он и полез в интернет.
-Ты что? Никогда такого не будет, чтобы я останавливалась в НЙ в гостинице!
-А ты думаешь в Централ Парке на скамейке ночевать? - усмехнулся он.
Я сделала знак, мол, спокойно, взяла трубку и набрала номер Марты.
После нескольких минут визга, потом ругани за долгое отсутствие, она, наконец, спросила:
-А чего ты собственно звонишь?
-Я приеду. Скоро.
-Ааааааааа! Я так и знала, что ты не выдержишь в этой лаборатории! Я всем говорила: оставляйте на стенах записки для Джулс! Чтобы она нашла нас по указателям, когда вернется!
-Ну, я пока не навсегда возвращаюсь. На неделю. Хочу день рожденья отметить с вами.
-Давай, давай! Рассказывай! Как только ты пересечешь реку, тебя притянет нашими волшебными камнями, Дороти! (Дороти - главная героиня сказки Лаймена Френка "Волшебник страны Оз". У нас эту сказку знают в изложении А. Волкова под название "Волшебник изумрудного города").
Мы засмеялись. И тут Марта сама сказала то, о чем я собиралась ее попросить.
-Но не в гостинице же ты остановишься?
-В том-то и дело...
-Жить будешь у меня!
-Я не одна...
Марта завопила:
-Развратная девчонка! Нашла свое счастье?
Я помолчала, посмотрела на Питера, который что-то быстро печатал и время от времени поднимал на меня глаза.
-Нет. Хотя кто знает.
-Тогда я пойду спать к Ли, а вы вместе будите у меня.
Именно такое решение мне и было нужно.
-Спасибо, дорогая!- сказала я.
-Спасибо! Ты нам должна сорок часов рассказов о том, какая муха тебя укусила! Так, что ждем тебя! Звони! Этому твоему недосчастью - привет! Не терпеться с ним познакомиться.
Я дала отбой и сказала, что все в порядке.
-Увидишь, что такое НЙ. А то "я гостиницу заброниру- бе-бе-бе" - гримасничала я, а он оторвался от лап топа, опустил экран, погладил меня по щеке и очень серьезно посмотрел на меня.


Я сделал глубокий вдох и набрал номер, который только, что прислала мне SMS всемогущая помощница Дина.
-Могу я поговорить с мисс Джулией Грин? - сказал я в ответ на милое приветствие девушки-секретаря в Бостонском офисе amazon.com.
-Мисс Грин в отпуске до начала следующей недели. Вы можите оставить для нее сообщение.
Я замялся.
-Нееет, спасибо. Я перезвоню.
Облом! Боже мой, какой облом! Я с утра репетировал этот звонок. Даже если бы меня позвали на пробы к Вуди Алену (культовый американский режиссер) у меня мандраж был бы меньше. И вдруг на тебе! Ее не оказалось на месте.
"А почему, собственно она должна быть в своем офисе?"- измывался тот я, который был против идти наперекор течению событий, который не верил, что счастье возможно.
Я сделал еще один глубокий вдох, чтобы немного успокоить сердце, которое колотилось, как заведенный отбойный молоток.
"Ничего. Повторим попытку..."
Завтра ее день рожденья. Где она собирается его отмечать?
"Главный вопрос, с кем?" - опять включился я-пессимист.
Но я, как от греха, отмахнулся от этой мысли. Пусть она сама скажет, что я уже не ко двору. Подзадержался. Ведь мог же я тогда ее найти и умолять вернуться... Но пока надежда еще есть...


"Пока надежда еще есть",- думала я листая один за другим сайты о звездах, в поисках чего-то такого о Джоне, что могло остановить мой план.
Скорее всего я уже опоздала. И все мои планы, на счет эффектного появления, глупости. Но потратив на интернет-серфинг целый вечер я не нашла ни одной новости о том, что Джон состоит в отношениях с кем-то. Значит надежда на то, что он примет меня, все еще была.
"А чего ты ждешь? - подталкивала меня я-смелая,- позвонил - и всего-то делов?!"
Сердце, как сумасшедшее заколотилось и я, сделав глубокий вдох, набрала его домашний номер с городского телефона. Ответа не было. Даже не включился автоответчик. После восьми гудков я повесила трубку. О чем это говорит? О том, что его нет дома. Я сделала еще один вдох и набрала мобильный. Номер оказался занят.
Ну, а это я уже посчитала знаком. Не надо торопиться.
"Приеду домой - все устроиться",- подумала я.
О поездке в НЙ я не думала иначе, как о возвращении домой. Два дня я летала над землей позабыв обо всех предосторожностях, которые я обещала врачам соблюдать. Я понимала, что уже через неделю, хочу я того или нет, мне придется возвращаться назад, но я решила, как Скарлетт (о'Хара, героиня романа Маргарет Митчелл "Унесенные ветром"), подумать об этом потом.
Еще через два часа Питер вернулся из офиса, быстро переоделся, взял наши вещи, которые я собрала еще утром, и мы поехали в аэропорт.


Когда уже совсем стемнело я сидел на террасе, закинув ноги на ящики, которые пока выполняли роль стола, и смотрел на небо. В наушниках играла аудиокнига Мураками. На чтение обычных книг у меня не было времени, так что приходилось довольствоваться mp3. Но, пусть меня простит автор, точно могу сказать, что переживания героев "Подземки" (один романов японского писателя Харуки Мураками) меня не трогали. Я просто их не слышал. Я смотрел на небо и следил за огоньками самолетов, которые сотнями проносились мимо, заходя на взлетая или заходя на посадку в разные аэропорты.
Вот было бы круто, если б можно было загадывать желания, каждый раз, когда видишь самолет...
Во втором часу ночи, назагадывавшись вдоволь я пошел спать окончательно убедившись, что японская культура для меня останется непонятой...

-Ааааааааа! Джулс!!!!!
-Ааааааааа! Марта! Триша! Девочки!!!!!
Мы обнимались, целовались и подпрыгивали, будто нам не по тридцать лет, а только пятнадцать стукнуло.
-Как же я скучала!
-Она скучала,- обиженно сказала Марта,- мы тут вообще чуть не умерли! Представь только, вдруг голос разума замолкает и начинается... впрочем, не важно, что начинается, важно, что комментировать это и отчитывать потом, не кому. Джулс, мы тут от рук отбились!
-Это точно!- подтвердила Триша и оторвалась от моих объятий, - ты не одна,- сказала она смеряя взглядом Питера. Тот от нашей реакции вжался в стену.
В самолете он очень внимательно читал что-то на своем iPad, как я поняла контракт с нашим австрийским бароном по поводу его подопечной.
Но и я была занята своими мыслями. Так что наше молчание не было таким уж тяжелым.
А сейчас он попал прямо в середину женской радости и оказался к ней не готов.
-Ой, простите! Это Питер МакКензи, тот, что делает меня "+1"!- с гордостью сказала я и взяла его под руку. Он уронил сумки себе под ноги и протянул свою руку.
-Очень рад, - сказал он, честно говоря, без особой радости в голосе.
-Ооооо, ты к нам спустился с шотландских гор? - тут же распознав его акцент сказала Марта.
-Что-то вроде того,- ответил Питер.
-Ух ты! - подхватила Триша и обе взялись за него с двух сторон, оттолкнув меня в строну.
-Ты должен нам все рассказать. Как она себя вела? - начала Триша.
-Что она там делает, когда не сводит тебя с ума своими претензиями? - добавила Марта.
- Когда вы переберетесь, наконец, назад?- сказала Триша и засмеялась, но меня и Питера этот вопрос поставил в тупик. Так, что смеялась Триша в тишине, которая повисла между мной и им.
-Триш! - шикнула на нее Марта,- знаете, что я тут подумала, сейчас уже довольно поздно. Давай-ка Триша, собирайся. Я обещала Ли, что к ее приходу приготовлю что-нибудь. Представляешь, у нас новости, Ли отказывается готовить! Приходит домой не понятно когда и почему -то голодная... Как официантка может быть голодной? Кто-то мне объяснит...
Марта продолжала тараторить и планомерно выталкивать подружку в дверь.
-Ты же помнишь, где у меня, что лежит. Полотенца, там, простыни. Если что не стесняйся звони! Завтра будет больше времени, - и повернувшись к Трише сделала большие глаза, чтобы та шевелилась быстрее,- вот и поговорим... Триш! Давай!
Я улыбнулась. Девочки не меняются! Как это хорошо!
Спускаясь по лестнице они хохотали и обсуждали Питера, какой он "вытянутый", как сказала Триша: "Ты видела, какой вытянутый?!"
-У тебя интересные подруги,- сказал Питер, когда мы остались вдвоем.
Я пожала плечами и сказала, что они самые обыкновенные.
-Тут все такие? - спросил он.
-Нет. Есть хуже,- ответила я. А он подошел поближе и обнял меня за талию.
-Как ты? Хуже как ты?
-Да,- сказала я.
-НЙ мне начинает нравиться,- сказал он и наклонился, чтобы поцеловать меня.
Это был первый поцелуй за долгое время. Странно, но сейчас он не показался мне таким фантастически мастерским, как это было еще совсем недавно. От этой мысли я вздрогнула. Неужели вот так, за такое короткое время, человек, который был близок мне перестал быть таким? Как же так?
Мысли об этом унесли меня далеко от его поцелуя. И, боюсь, он это понял.
Он отпустил меня и взялся за сумки.
-Твоя подруга права. Уже поздно. Давай спать.


С утра подул ветер. Первый раз за несколько недель набежали тучки и прошел короткий дождь. На улицах стало свежо, а потом появилась радуга. Леприконы, которых я уверен полно на этом острове, спрятали два горшочка с золотом по обе стороны этого маленького клочка земли.
Я разминался на террасе не обращая внимания на дождь и думал, как жаль, что Джулс не знает, что ее родной город решил поздравить ее самым красивым подарком.

-Смотри, радуга,- сказала я глядя в окно.
Питер только, что вернулся с пробежки и тяжело дыша снимал мокрую майку.
-Там дождь прошел. У нас говорят хорошая примета на день рожденья,- сказал он,- я в душ. Там есть какие-то особенности? Я там ничего не сломаю?
Я пожала плечами.
-Когда сломаешь, тогда и узнаем, - сказала я закутываясь в простыню.
Он потоптался еще пару минут будто решаясь спросить о чем-то, но в конце-концов промолчал и спрятался за дверью ванной.
Я взяла трубку и набрала номер Ли.
-Привет! -и через секунду услышала крик ее и Марты,- три -четыре... ПОЗДРАВЛЯЕМ!
-Спасибо девочки....- я была тронута.
-Слушай, я сегодня поменялась сменами с другой официанткой, но Джек, сказал, чтобы мы даже не думали отмечать твой праздник, где-то в другом месте. Он тоже соскучился.
-А, я даже и не думала ни о чем другом...
-Вот и отлично. Он будет счастлив. Так, что в пять все собираемся там,- сказала Ли, - еще раз с днем рожденья!


-Джонни! Ты где? Джонни?! Помоги мне! - звала Карла.
-Иду,- сказал я и подбежал к двери.
-Сколько ты всего притащила! Что это вообще такое?
-Твои вещи! Сам уже не знаешь, что у тебя, где лежит, - проворчала она,- там еще кое-что осталось.
-Карла, мне это все не надо. Пусть выбрасывают...
-Это не надо?- скзала она и достала из большой сумки призы, которые я еще в школе получал на разных любительских театральных фестивалях.
-То же мне, Оскар! - проворчал я.
Карла положила сумку на пол, подбоченилась и сказала очень сердитым голосом:
-Молодой человек, это твои корни! Твоя история! Никогда не забывай о том, кем ты был!
-Все-все! Не бей только, - сказал я и засмеялся.
Она прошла в дом, унося с собой мои трофеи, которые теперь она считала своими.
-Я найду этому место и посмей только тронуть! - говорила она из дальней спальни,- мне еще раз туда поехать придется. Я забыла Дилла предупредить, чтоб почту приносили сюда..
Я принес все оставшееся в дом и снова пошел на террасу.
Эта крыша стала теперь моим настоящим домом. На улице я проводил больше времени, чем внутри. Надо здесь деревья завести. Карла будет ворчать, следить за ними ей-то придется, но поворчит и перестанет. Зато у меня будет свой собственный парк. Джулс оценит. Она любит деревья. Любит зелень. И у нее будет лишняя причина полюбить эту крышу... Главное, чтобы она была... Здесь. Рядом. Сколько же осталось до следующей недели? Так долго!


-Тааак! А торт есть будем?- спросила Ли.
-Ой, нет! С меня хватит! Сколько можно?! Я два месяца на диете сидела!- ворчала Марта,- это тебе хорошо! Никогда не видела полной азиатки!
-Это потому, что мой народ много страдал! - сказала она официальным тоном.
-О Господи! - закатил глаза Джек, - каждый раз одно и тоже...
Они болтали без умолку. Одна тема сменяла другую, вспоминали каких-то знакомых, смеялись, одним словом моим гостям было хорошо. А я смотрела на все это и ком подкатывал мне к горлу. Напротив меня сидел Питер и смотрел не отрываясь на мои слабые потуги казаться веселой. В конце концов он взял меня за руку и вывел на улицу.
-Хватит! - сказал он.
Я испугалась.
-Хватит доводить себя до истерики! Джулия! С собой по крайней мере ты же можешь быть откровенной!
-О чем ты?- шепотом спросила я скорее потому, что привыкла защищаться, чем атаковать.
-О Джони Томасе Портере! Это смешно, но о нем я знаю наверное чуть больше, чем ты сама!
-Как?...- я не знала, что мне делать: бежать, кричать, плакать или радоваться. Ясно только одно, мои отношения с Питером МакКензи на этом можно считать законченными. Как бы не повернулся разговор, он для себя все решил.
-Мой iPad... Ты не стерла историю своих запросов. Так что стоит набрать какую-то заглавную букву из его имени в Google, чтобы повыскакивали все твои поиски! Это на тот случай, если ты решишь, что я шпионил за тобой.
Я молчала и не моргая смотрела на него.
Он вздохнул и опустив голову спросил:
-Скажи мне только одно, что я сделал не так? Почему ты, единственная женщина за много лет, кого я полюбил, не хочешь этого даже замечать? Почему? Джулия!
Я пожала плечами:
-Почему ты решил, что я этого не замечаю? Я тебе говорила, что считаю себя отвратительной гадиной...
-Не стоит,- сказал он успокаиваясь,- ты же не изменяла мне пока была со мной. Хотя, кто знает, что у тебя в голове твориться...
Я опустила голову и сказала, что сама хотела бы это знать.
Мы стояли молча и никто не решался сказать хоть слово.
Первым не выдержал Питер.
-Ладно. Кроме всего прочего, совершенно очевидно, что в Бостоне тебе делать нечего... Ты там зачахнешь.
-Ты меня увольняешь? - спросила я очень сильно удивляясь.
Он покачал головой и улыбнулся:
-Все таки американки чертовки странные... Ты не находишь? Но не волнуйся. Искать работу тебе не придется. По крайней мере пока ты сама этого не захочешь. Завтра найдешь в своей почте новый контракт. Издательство крайне заинтересованно в представители в этом Садоме и Гоморе. Так что если тебе все устроит, со следующего месяца будешь работать снова здесь.
Я улыбнулась и подошла к нему поближе.
-Спасибо, Питер. Спасибо тебе за все!
-За что? За то, что укрепил тебя в мысли, что не я сам мужчина твоей мечты? Хорошо достижение, нечего сказать!
Он еще злился, я чувствовала это, но, видимо, повинуясь своему желанию он крепко обнял меня.
-Если у него возникнут претензии, что я возвращают тебя немного поломанной, скажи ему, что сам виноват, ладно?!
Я отпустили руки и отстранилась.
-О чем ты?
-Нет, вы определенно со странностями! - он явно терял терпение,- Иди! Беги к нему сломя голову! Ты не будешь счастлива, если не увидишься с ним!
-Но.. ребята... они...- залепетала я.
-Они тебя не первый день знают, на сколько я понимаю,- сказал он и резко вскинул руку: -Такси!
Машина подъехала почти мгновенно.
Он открыл дверь и усадил меня, потом достал стодоллоровую купюру и всучил ее водителю:
-Отвези ее куда скажет. А потом закрыл дверь и через открытое окно погладил меня по лицу.
-Это правда, что я мог бы ждать очень долго. Но видно, не имеет смысла.
-Питер, я...я не знаю, что сказать...
-Скажи спасибо.
- А что будешь делать ты?
Он пожал плечами и отошел от машины.
-Я возвращаюсь назад в Британию, будь она не ладна. То же, что мы проделали с тобой в Бостоне мне предстоит в Лондоне. Я не говорил тебе, потому что знал, что ты никогда со мной не поедешь... Даже если бы этого чертового Джона Портера не было, этот город тебя не отпустит...
-Спасибо, Питер...- поговорила я, а он помахал мне рукой и быстро развернувшись ушел в сторону дома Ли.
-Так что, дамочка, едем? - спросил водитель.
-Да! -грубо сказал я,возвращаясь себе традиционные интонации общения с НЙ-скис такси,- Медисон сквер.
Машина тронулась с места и быстро поехала по уже пустым улицам.

Карла ушла на Медисон сквер, чтобы предупредить Дилла о почте. А я опять остался один. Перешагивая через сумки, которые она притащила я ругался и почему-то не находил себе места. Тянуло с кем-то поговорить не важно о чем. Позвонил Де Ниро, но его не оказалось дома. Набрал Дина, но он бегал в спорт зале и не мог говорить нормально. Листая записную книжку в мобильному я нашел номер Элис, моей всезнающей гримерши. После третьего звонка, она взяла трубку и не дав мне даже слова сказать, прошептала, что она в кино, и как смешно, как раз смотрит на меня...
Да уж, обхохочешься!
Я походил кругами вокруг террасы, спустился вниз в гостиную, потаскал мебель, вспоминая, где утром бывает солнце... В конце концов это ничегонеделание довело меня до бешенства и я со всей дури швырнул стеклянную вазу в стену, на которой был тот самый граффити Бенкси.
"Как мне дожить до начала следующей недели?!"


Через пятнадцать минут мы подъехали к дому на Медисон сквер.
Я выскочила из машины, не обращая внимания на вопрос водителя, надо ли меня подождать.
Задев миссис Брендли, которая как раз выходила через крутящуюся дверь, я ворвалась в холл.
-Дилл! Дилл! -закричала я.
Швейцар выскочил из подсобной комнаты и увидев меня присел от неожиданности.
-Мисс Джулия! Ну, надо же! Это Вы! Как я рад! Что Вы тут делаете?!
Я чмокнула его в щеку, как старого друга и кинулась к лифтам.
-Я вернулась, Дилл! Вернулась! Джон, он дома? Если нет, я посижу у дверей...
-Его нет...- сказал он.
-Посижу,- повторила я.
-Вы не поняли, его здесь вообще нет. Он переехал.
Я развернулась и посмотрела на него.
-Господи Боже, что у Вас с глазами?!
-Куда?- спросила я дрожащим голосом. Дилл мог ответить все, что угодно. В ЛА, в Чикаго, на Марс, в конце концов...
-Я не знаю. Они с Карлой только пару дней, как переехали и еще не оставили нового адреса для почты...
Я опустила руки.
Все. Вот, что называется не судьба...
Я повернулась и пошла вперед. Дилл пытался меня остановить, но без толку. Я наверное слишком быстро смешалась с толпой.
Но ушла я не далеко. Я не могла идти. Я села прямо на асфальт и закрыла лицо руками. Мимо меня проходили люди, кто-то останавливался рядом и спрашивал все ли у меня в порядке, кто-то просто шел дальше. Мой город отомстил мне. Не надо было его бросать.
И вдруг я услышала знакомый голос. Этот голос истерически кричал и звал меня по имени.
-Джулия, mi nina! Donde estas?! (Девочка моя! Где ты?!)

Злость нашла выход и утихла. Я взялся за метлу и стал собирать осколки. От этого меня отвлек звук поворачивающегося в замке ключа.
-Карла, клянусь тебе, чем хочешь, она сама упала,- сказал я и подскочил к двери, - я не... О Господи! Джулс!


Он схватил меня и стал целовать и прижимать к себе с такой силой и страстью будто боялся, что я исчезну. Губы шептали, что-то в коротких паузах между поцелуями. А руки... О Боже мой, что делали его руки... В какой-то момент все поплыло у меня перед глазами и я стала падать, пытаясь удержаться за его шею.

-Джулс, Джулс... Девочка моя... - повторял я свою мантру и целовал ее. Ее стройное тело отвечало на мои прикосновения и я чувствовал, как напряглась ее грудь, какими влажными стали ее губы, я видел, как горели ее глаза. И вдруг, от обилия эмоций она потеряла сознание. Сначала мне стало страшно, но в секунду я понял, что случилось, подхватил ее на руки и отнес в спальню.

Я очнулась лежа на кровати. Его лицо было надо мной, он придерживал голову на согнутой в локте руке и смотрел на меня.
-Знаешь, а это оказывается очень опасно для женского здоровья, сбегать от любящих мужчин,- сказал он и улыбнулся.
-Очень опасно. Даже не представляешь,- сказала я и подняла подол платья,- видишь,- я показала еще не исчезнувший шрам после операции. Он не спросил меня, что это, он наклонился и стал целовать мою ногу, поднимаясь выше и доводя своими движениями ... нет не до оргазма... это был не оргазм. Я не найду слова для того, чтобы назвать это ощущение...

Сколько прошло времени я не знаю. Когда совершенно обессилившие мы лежали рядом и я легко поглаживал ее плечо, я прошептал:
-С днем рожденья, Джулс...
Она усмехнулась и тихонько сказала "спасибо..."
-Я наверное должна поздравить тебя с новосельем.
Я покачал головой:
-Себя поздравь в первую очередь. Я тебя никуда больше не отпущу! У меня нервы ни к черту... Так что в следующий раз кто-то может и пострадать от моих поисков... Я же был в Бостоне.
Она посмотрела на меня с вопросом:
-Триша, сказала, куда ты поехала. Но я тебя там не нашел.
-Нашел... - возразила она,- ты был в госпитале, как раз, когда меня оперировали.
-Значит это была ты?! Я конченный идиот! Как я мог не узнать?! Я все смотрел и не мог понять... Бедная моя девочка, ты была такая бледная... Было больно?
Она смело замотала головой.
-Не ври только. Такой шрам!
-Это не самое страшное, что могло случиться.
-Ноги ломать - это по-твоему не страшно?!
Она покачала головой.
-Я могла потерять твои запонки.
Я улыбнулся и поцеловал ее.


Я проснулась и поняла, что мы так и спали обнявшись. Так как если б мы боялись друг друга отпустить. Я поцеловала его в ложбинку на груди и почувствовала, как он делает глубокий вдох и просыпается.
-Джулс...- позвал он.
-Угу,- отозвалась я.
-Я забыл вчера тебе кое что вернуть,- сказал он.
-Что?
Он осторожно поднялся и завернувшись в скомканную простынь прошел куда-то. -Вот, - сказал он, вернувшись и протянул то самое колье, которое подарил мне ,- не представляешь, что с ним было.
Я усмехнулась.
-Что же?
-Сбежало,- сказал он и мы рассмеялась.
-Обещаю, что больше никуда не денусь.
Он обнял меня и сказал, то, что я так хотела услышать все это время:
-А я тебя больше никуда и не отпущу. Он поднялся на локте, расправил мои волосы и сказал:
-Джулия Грин, выходи за меня за муж! Сделай меня самым счастливым человеком на Земле.
Я улыбнулась ему и кивнула.
Он подскочил и потянул меня к себе.
-Я люблю тебя! Джулс! Я люблю тебя! - кричал он и поцеловав меня очень крепко кинулся на террасу.
Я накинула вторую простынь и побежала за ним.
Джон забрался на самый край, раскинул руки в стороны и стал кричать:
-Слушай НЙ! Мы теперь будем вместе! Мы поженимся! Она согласилась!
Потом он повернулся ко мне и снова закричал:
-Я люблю тебя!


Эпилог.

Не помню, чтобы такое со мной было раньше. Ощущение полного счастья. И как это странно, уже прошло больше двух лет, а мы все еще вздрагиваем, когда касаемся друг друга. Как в первый раз. Как когда она вернулась.
Джулс сейчас ждет ребенка. Она капризна и рассеянная, но стала совершенно прекрасной. Каждый день ее живот чуть-чуть увеличивается, а звуки внутри становятся все четче и громче. Мы не стали выяснять, кто там стучит нам: мальчик или девочка. Джулс хочет мальчика, я - девочку. И это самая горячая тема для споров между нами, ребенок какого пола лучше.
В прошлом году меня впервые номинировали на Оскар. Пока я ничего не получил, но, как говорят, это хороший почин.
Еще до того, как Джулс поняла, что беременна, она ушла из amazon.com, чтобы помогать мне со сценариями. Узнав об этом, ее бывший босс прислал ей странный подарок - брошь в форме банта из шотландки. Когда она получила эту маленькую коробочку, она улыбнулась, приложила руку к губам и сказала, что благодаря этой штуки, мы с ней сейчас вместе. Я не понял, что она этим хотела сказать, да и не пытался выяснить.
Гораздо важнее, что мы каждое утро встреваем вместе, а большой город смотрит на нас и, наверное радуется.

комментарии

0
Если Вы хотите оставить комментарий - зарегистрируйтесь. или авторизуйтесь.
х