Фанфики

Влюбиться в Роберта Паттинсона

Эмили Крейн – профессионал в своём деле.Работая журналистом в известном издательском доме,она выделяется своим буйным нравом и желанием стоять до конца.Старый добрый принцип побуждает её пойти на крайние меры.Теперь ей предстоит взять интервью у суперзвезды десятилетия – Роберта Паттинсона.Порою чёрствая,прямолинейная и вечно неудовлетворённая Эмили и подумать не могла,к чему приведёт эта встреча.

Комментариев 3 Просмотров 8768
2013-10-17 04:21:57
pink

alexiabertha

4 Оценить фанфик: хороший пост плохой пост

ЧАСТЬ I
ВЛЮБИТЬСЯ В РОБЕРТА ПАТТИНСОНА

Влюбиться в РП. Глава 1

Без стука я влетела в кабинет Джея и шумно захлопнула за собой дверь.
- Дай мне супер-мега-гипер звезду! – заявила я.
Джей уставился на меня поверх своих очков. Он шумно вздохнул:
- Что на этот раз?
- Ничего, просто дай мне звезду!
- Эмили, ну я ведь прекрасно понимаю…
- Эта сука Алексис… - перебила я.
Он рассмеялся.
- Ну конечно, кто же ещё может быть. Она отбила у тебя кого-то?
- О да, и не просто отбила! Эта шлюха кем-то себя возомнила! В прошлый раз был Джекман…
- Да-да, я помню. Ты тогда, кажется, что-то разбила…
- … но в этот раз она решила играть по крупному! Она отбила у меня Деппа!
- Деппа?!
- Да, Деппа!
- Ты попала к Деппу? К нему же сейчас очень трудно попасть…
- Да он был у меня в руках! Но потом пришла эта стерва…
Тут раздался телефонный звонок. Джей поднял трубку.
Он и десяти секунд не успел поговорить. Захлопнув крышку телефона, он ошеломлённо уставился на меня:
- Ты избила Ленни?!
Я замялась.
- Просто ударила…
- Его только что увезли в больницу!
- Он продажная сволочь, так ему и надо!!! – взревела я. Представляю, что сейчас творится в офисе. – Он отдал Алексис мой пропуск и послал на интервью её! Я, как идиотка, припёрлась в этот чёртов отель и битый час доказывала агенту Деппа, что это Я ей звонила! Но потом из лифта вышла Алексис и я всё поняла! А ей за это, наверное, только рукой понадобилось поработать…
- Эмили!
- Что «Эмили»?! Ленни, этот чёртов онанист, только так с Алексис и сотрудничает!
- Хорошо, и что ты предлагаешь?
- Я тебе говорю – дай мне звезду.
- Ну дам я тебе звезду, и что?
- Алексис будет знать, что ты куратор, и не посмеет влезть. – Я перевела дух. – Да и вообще… Будь я на твоём месте, давно бы уволила эту потаскушку…
- Но ты не на моём месте, - напомнил Джей, вставая из-за стола.
- Да уж… - вздохнула я.
Джей подошёл к окну и уставился на рекламный щит. Пару минут он молчал.
- Хорошо, - выдохнул он. – Я буду тебя курировать. «Звезду» выберешь сама. Миранда тебе в помощь…
- Ох, Джей! – обрадовалась я.
Я подбежала к нему и повисла у него на шее. – Ты самый лучший главный редактор, с которым мне когда-либо приходилось работать!
- Да-да, понятно, - отнекивался Джей, пытаясь высвободиться.
- Ну, я пошла, - подытожила я и отпустила его.
- Удачи, - крикнул Джей мне вслед.
Я захлопнула дверь кабинета, прекрасно понимая, что все пялятся на меня. Но мне плевать, я улыбалась во весь рот.
Наконец я вставлю этой сучке Алексис!
- Миранда! – крикнула я на весь офис.
Она нарисовалась тут же – секретарь моего босса. Всегда немного сонная, она смотрела на меня сквозь линзы своих узких очков.
- Да, Эм, я тут, - словно зевнув, сказала она.
- Ты мне нужна.
- Да-да, знаю, - лениво протянула Миранда. – Что на этот раз?
- Мне нужны списки самых востребованных актёров. Кто-нибудь, кто тысячу раз мелькал на таблоидах. Мне нужна звезда такой величины, чтобы даже Опра прочла моё интервью!
- И как же ты этого добьёшься?
- Я переверну горы прессы, - воодушевлённо перечисляла я, - прочитаю все возможные интервью, пересмотрю гигабайты видео и придумаю такие вопросы, от которых люди будут испытывать оргазм!..
- … о Господи…
- Теперь ты понимаешь, что мне нужно?! – не умолкала я, наблюдая за пассивным взглядом Миранды. – Мне нужен кто-нибудь такой, чтобы толпы фанатов скупали наш номер! Чтобы в других странах поклонники копировали и переводили моё интервью! Чтобы интернет встал на уши! Мне нужен кто-нибудь, кто будоражит кровь женского населения нашей страны! Ну, кто-нибудь на ум приходит?!
Миранда молчала. Я слышала, как закопошились тараканы в её голове.
- Паттинсон, что ли? – выдала она.
Я задумалась. Почему мне самой не пришло это в голову?
Ну конечно!!!
- Миранда, ты гений! – громко объявила я и, отойдя от её столика, направилась в свой кабинет.
- Но Эм! – кричала вслед Миранда, - ты видела его график? Он же забит на полгода вперёд!
Ничего. Попала к Деппу, попаду и к Паттинсону.


Влюбиться в РП. Глава 2

Я прямиком ринулась к компьютеру. Нужно немедленно отправить запрос. После стольких случаев, связанных с Алексис, у меня развилась паранойя. Будто все всё знают и непременно хотят украсть мои идеи.
Набрав текст и нажав кнопку «отправить» я облегчённо вздохнула. Мысли роились в моей голове как пчёлы в улье. Я не могла сосредоточиться и зацепиться за что-то одно.
Вдруг ко мне влетела Миранда. Она уже не была столь вялой и медлительной как пять минут назад.
- Ты знаешь, кто его агент?! – воскликнула она. Мой «рой» на секунду затих. В закоулках своей острой памяти я искала хоть какую-нибудь информацию. Но я ещё не работала с Паттинсоном, так что не имею ни малейшего представления о его агенте.
- Какая разница? – я была невозмутима.
- Да она же чистая стерва! Алексис семь раз пыталась пробиться сквозь неё, но всё, чего она добилась, это телефонное интервью!
- Кто эта прекрасная женщина? Я должна с ней познакомиться!
- Её имя Стефани Ритц. И я понятия не имею, что творится у неё в личной жизни! Знаю только лишь, что она строит журналистов как оловянных солдатиков!
- Миранда, успокойся. Это её работа, - спокойно говорила я, набирая имя в Гугле.
- Ты очень сильно рискуешь, Эм. Я ведь знаю тебя. Я не буду прикрывать тебя, как в случае с Купером!
- Тебе и тогда не нужно было меня прикрывать…
- Вы курили марихуану в туалете!
- Всего одна затяжка…
- Забудь про травку. Думаешь, никто не знает, что было после?! До сих пор все говорят…
- Ну и пусть. Они завидуют…
- А что насчёт Сомерхолдера, а? – не унималась Миранда.
Я отключилась от её назойливого вещания и пробежала взглядом страницу поисковика.
- Ты знаешь что-нибудь о романе Ритц и Паттинсона? – перебила я.
- Полная чушь, - тут же ответила Миранда. Вот то, что мне в ней нравится. Она умеет моментально отвечать на нужные вопросы. Независимо от того, чем она занимается. Пусть даже и ругает меня, как мамочка…
- А Стюарт? Что насчёт неё?
- А хрен его знает, - вырвалось у Миранды. – Спроси у Ариадны, она у нас любительница Робстен.
- Робстен? Это ведь название проекта... Я слышала об этом.
- Вообще-то, это Сумеречные поклонники назвали их пару Робстен!
- Какая ты наивная, - усмехнулась я.
- Но ведь это так! – возмутилась Миранда.
- Хорошо. Тогда кто тебе сказал, что сорокалетний пиарщик не может быть поклонником Сумерек?
Миранде не нашлось, что сказать. Видно, ей не всё равно. Она явно защищала звёздную парочку.
- Ты работаешь в издательстве, - констатировала я, - ты не имеешь права верить в официальные версии.
- Да, мэм, - вздохнула Миранда. – Но ты видела, как они друг на друга смотрят?!
- Хорошо-хорошо, - отмахивалась я. – Сделаю вид, что я ни с кем не знакома и не видела никаких договоров…
Миранда разозлилась и приготовилась уходить.
- Учти, я всё сказала! – она громко хлопнула дверью. Я слышала её удаляющиеся шаги.
Я как будто только что вылезла из танка. Оказывается, Робстен и вправду наделали много шума.
Мне предстоит огромная работа.
Но первым делом я разузнала номер Ритц и позвонила ей.
- Да, слушаю. – Её голос был деловито-холодным, а в тоне прослеживался профессионализм и готовность дать заученный ответ.
- Здравствуйте, меня зовут Эмили Крейн, журнал «Paparazzo»…
- В ближайшие три месяца график моего клиента расписан поминутно, - перебил голос. – Если вам нужна какая-то другая информация…
Я зависла. Понятия не имею, что сказать. Все мои вопросы ожидаемы. Она уже знает, в какой форме преподнесёт очередной отказ.
- Скажите, Стефани, а вы лично даёте интервью?
Женщина явно замялась. Голос не воспроизводил никаких отчеканенных фраз, которые с таким же успехом можно было бы записывать на автоответчик. «Мой клиент занят. Ничего от нас вы не дождётесь. Тууут.»
- Если мне понадобится интервью, я предприму меры сама. Спасибо.
- Хотите сказать, вам нужен повод?
- Хочу сказать, что вы слишком много на себя берёте, - рассердилась Ритц. – Повторяю, мой клиент занят. Думаю, это всё. Прощайте. – Раздались гудки.
Я была удивлена её резкостью. Но я не была бы Эмили Крейн, если б не смогла вытащить из этого секундного разговора информацию.
Я тут же села за компьютер.
Через двадцать минут я уже несла Джею маленькую статью с кричащим заголовком «Что скрывает Стефани Ритц?».
- Как тебе это удалось? – изумился Джей, прочитав статью.
Я улыбнулась, радуясь своей гениальности:
- А ты думаешь, годы обучения прошли даром? Я ведь специалист по связям с общественностью, закончивший курсы психолога, забыл?
- Это останется между нами, - подмигнул Джей. – Пусть все думают, что у тебя есть суперспособности.
- Хорошо, - рассмеялась я.
- Эта статейка пойдёт в номер. Что насчёт самого интервью с Паттинсоном?
Только обрадовавшись удачной «случайной статье», я поникла под тяжестью последнего вопроса.
После этой статьи Ритц меня и близко не подпустит.
- Моя фамилия Крейн, - дурачась, гордо заявила я. – Я достану это интервью к следующему номеру.
- Отлично, - просиял Джей. – Тогда у тебя есть целый месяц!
Всего лишь месяц.
Я покорно кивнула и вышла из кабинета. Миранда проводила меня взглядом «я-за-тобой-слежу» и скрылась за монитором своего компьютера.
Что ж, теперь я в клетке. И пусть мне придётся взломать сервер Интерпола, я добьюсь этого интервью.


Влюбиться в РП. Глава 3

Суббота, два часа ночи, я не могу уснуть.
С семи вечера я роюсь в недрах интернета, разыскивая кусочки любой информации, связанной с моим будущим интервьюером. Я выучила его биографию на зубок, знаю все сплетни о нём. Раздражает, правда, что вся сеть кишит статьями, по сути, абсолютно схожими между собой.
Одна и та же информация, одни и те же издания.
Мой мозг кипит.
Я пыталась переварить прочитанное, но безуспешно – я погрязла в Паттинсоне. В его волосах, нестиранной футболке и романе с Кристен Стюарт.
Мозг перетрудился, глаза устали. Примерно в одиннадцать, зависнув на очередной паршивой статье, я решила прекратить это занятие, постепенно переходящее в мучительное испытание.
Поняв, насколько значима персона Паттинсона в последние три года, я недоумевала: почему мне раньше не приходило в голову написать о нём? Наверное, я была слишком зациклена на «крупнокалиберных» актёрах и некачественном романе с Эдди Фримэном.
Чёртов ублюдок.
Он клялся мне в любви, при этом трахая ни много ни мало половину Лос-Анджелеса. И дело даже не в том, что он изменял, а в том, что он был уверен в моих чувствах и намеренно хотел причинить мне боль. Идиот. Он-то и не подозревал, что я кручу романы на стороне. Я была с ним вовсе не по любви. Просто с ним всегда было о чём поговорить. И ещё у него огромный член.
И, видимо, как раз в то время, когда я вышвыривала последнюю футболку Эдди с балкона, Паттинсон уже позировал перед прессой на премьере Новолуния где-нибудь в Нью-Йорке.
Как я могла такое пропустить, понять не могу?!
Любопытно то, что я была в курсе новой «Сумеречной франшизы», знала о Робстен, но мне и в голову не могло прийти, какое количество людей следят за развитием событий этого нового эпохального явления.
И сейчас я ругала себя.
Тоже мне, первоклассная журналистка.
Я профукала столько сенсаций! Не удивлюсь, если Алексис успела сделать сотню интервью. И наверняка кто-нибудь из издательства успел подзаработать на этой «заварушке».
Чем же всё это время занималась я?!
Ах, да. Я стояла в очереди на интервью к Джоли и Деппу.
Пресс-конференции – полная чушь, если ты журналист первого уровня. Мне всегда нужны были эксклюзивные слова, эксклюзивные фото и эксклюзивные интервью.
Больше всего я хотела к Деппу. Но сучка Алексис отбила его у меня. И всё этот продажный Ленни. Не понимаю, как ему можно доверять пропуска, если он готов продать их за несколько минут дрочки?
Хрен с ними. Слава Богу, что Джоли меня приняла. И я прекрасно понимаю, что за Деппа я бы повыдирала блондинистые локоны Алексис, если бы мне не удалось сделать фото Анджелины и Бреда с детьми. Эта была огромная удача для меня. Джей буквально носил меня на руках.
Тот репортаж стал центральным в номере. Бренджелина с потомством были на обложке.
Ладно, с этим ясно.
Ещё плюс ко всему обзоры и колонка в «MovieVision».
Короче всё понятно. Пока «Паттинсон и Ко» стремительно карабкались на Олимп, я зависала в обзорах, мелких статьях, парилась насчёт интервью, решала проблемы своего фотографа и трахалась с Эдди.
У меня физически не было времени вникнуть в сущность новой истерии современных подростков.
Я лузер.
До этого момента я думала, что мне подвластно всё. Как же трудно понимать, что мимо моего носа пролетело столько интересного.
Паттинсон.
Чёртова сенсация.
Что в нём такого? Все комментарии, которые мне удалось прочесть, выглядели так, будто их писали прозомбированные двенадцатилетние девочки.
Так он на них действует?
Я начинаю вспоминать, что за три года существования франшизы Джей ни разу не посылал меня ни на интервью, ни за репортажами. Ни к кому из съёмочного состава. Это было задумано? Может, в «Paparazzo» есть кто-то, кто постоянно занимается этой темой? Потому что когда Джей спрашивал меня, когда же я попаду к Паттинсону, он выглядел так, словно уже тысячу раз пропускал через себя статьи.
И пусть даже так, моя работа всё равно будет кардинально отличаться от всех возможных. И Джей это знает.
Я посмотрела на часы.
Пятнадцать минут третьего.
Я взяла в руки телефон и нерешительно набрала номер Дрю, моей задорной и вечно опаздывающей ассистентки.
- Алло! – она кричала сквозь громкий звук клубной музыки. – Секунду, Эм, я отойду в тихое место!
Да-да, ну конечно, зачем ей спать?
- Слушаю, - её голос звучит трезво.
- Приветик, нужен внятный ответ.
- Говори.
- Слышала про Паттинсона?
- Шутишь, кто про него не слышал?
- Отлично. Можешь сейчас сказать, сколько раз он появлялся в «Paparazzo»?
В трубке раздался заливистый смех:
- Эмили, ты слишком занята, чтобы обратить внимание на то, что находится у тебя под носом. Я всегда это тебе говорила!
- О чём ты? – не понимала я.
- Ну ведь говорила же! – продолжала хохотать Дрю. – Сколько раз тебе повторять, чтобы ты хоть изредка открывала журнал, в котором пишешь! Я знаю, ты гениальна, но иногда так тупишь!
И это она будет говорить мне?!
- Мисс Смит, заткнитесь и выкладывайте суть!
Дрю знает, я говорю с ней так только при действительно серьёзных случаях.
Хотелось её припугнуть.
Слишком уж она неугомонна.
- Открой «Paparazzo» и хорошенько полистай. Кроме обложки там есть ещё и внутренности. Все экземпляры, начиная с января этого года, пылятся у тебя в привходной тумбе, которую ты никогда не открываешь. Рада помочь. Чао.
Я не успела и слова вставить, как раздались гудки.
Шаркая ногами, я поплелась к тумбе.
Открыв ящик, я сразу увидела стопку новеньких «Paparazzo». Я вытащила журналы и кинула на пол. Усевшись в коридоре, я нехотя начала пролистывать страницы.
Я прекрасно понимаю, к чему вела Дрю. Я никогда не любила читать журналы, в которых работала. Чисто из принципа.
В этом моя ошибка.
Почти в каждом номере отводилось место для какой-нибудь новой сплетни из «Сумеречного мира».
Мне даже хватило эгоизма заметить, что все статьи написаны сухо. Их писали ребята со второго этажа.
Не скрою, я гордилась двойными разворотами своих статей. Но в данный момент даже это не помогало мне избавиться от навязчивой мысли, что я олух.
Абсолютно в каждом номере, начиная с январского, есть страничная заметка о развитии отношений Робстен. Многие из таких заметок написаны Ариадной.
Мысленно отругавшись, я сосредоточилась на самих статьях.
И облегчённо вздохнула.
Я не узнала ничего нового. Всё то же, что и в Интернете. Сухо просмакованная информация.
Ариадна никогда не нравилась мне как журналист.
Но пиццу она готовит божественно.
Итак, что я имею на данный момент?
У меня есть звезда, к которой я хочу попасть. Есть полная информация, которой мне более чем достаточно. Мне нужно всего лишь добиться интервью.
Ах да, ещё я сделала открытие, что гигантский поезд с морем «сенсаций» со свистом пронёсся мимо меня.
И тут я начинаю вспоминать интервью трёхмесячной давности с Рэдклиффом. Он говорил что-то о Паттинсоне, точно помню. Но я пропустила мимо ушей, даже не подозревая о гиперпопулярности оного. Я была слишком занята, строя глазки беззащитному Рэдклиффу.
Я издала что-то типа львиного рычания и поднялась с пола. Убрав все журналы обратно в тумбу, я вернулась в кровать.
Я хреновый журналист.
Однажды у меня было такое, в девятнадцать лет. Когда меня послали на пресс-конференцию к «30 seconds to Mars».
Тогда я спросила у своего редактора: «А кто они?».
Меня уволили через неделю.
Сейчас-то я точно знаю, кто они такие…
Самоистерзание – штука очень неприятная и ненужная. Поэтому я попыталась от неё избавиться. Нужно просто найти положительную сторону в том, что я только сейчас обнаружила феномен «Сумерек» и Паттинсона.
И я, кажется, знаю.
У меня выгодное положение. Я появлюсь в нужный момент.
Скоро начнётся промо-тур «Рассвета».
«Робстен» действует до две тысячи двенадцатого года.
Всё, что мне нужно – добиться-таки интервью с Паттинсоном, войти с ним в тесный контакт и договориться об эксклюзивном интервью после выхода второй части «Рассвета».
Да, детка!
Успокоившись, я всё-таки уснула.
Мой план хорош.
Нужно прекратить париться.
Роберт, тебе от меня не скрыться. Я должна любым способом к тебе попасть.
Ну, берегись, Стефани Ритц!


Влюбиться в РП. Глава 4

В понедельник, придя в офис, я первым делом зашла к Джею.
- Кто занимается Саммитовскими Сумерками? – с ходу спросила я.
Джей удивился:
- Ребята со второго этажа…
- Мне бы хотелось писать об этом больше.
Джей отложил бумаги и пристально посмотрел на меня.
- С чего это тебя вдруг стала волновать подростковая аудитория? У тебя не тот уровень, чтобы писать о каких-то Сумерках... – Джей на секунду замолчал. – Мы работаем с отдельными «Сумеречными» звёздами. Алексис уже брала интервью у Фачинелли…
- Плевать, - отрезала я. – Скажи, ведь если бы не очередная выходка Алексис, спровоцировавшая меня найти себе новую звезду, ты бы так и не подумал о Роберте Паттинсоне?
- О Господи, - вздохнул Джей, облокотившись о стол. Он снял очки. – Только не говори, что и ты теперь фанат?
- Какой фанат? О чём ты? Я пытаюсь сказать тебе, что нам нужно что-то большее, связанное с Сумерками, чем просто маленькие справки-статейки, которые не приносят никакой новой информации. Сейчас самый разгар этой массовой истерии, людям нужны новые сенсации. Правдивые.
- Слушай, - выдохнул Джей, - чего ты сейчас хочешь? Ты уже работаешь над интервью с главной их звездой. На твоём месте я был бы счастлив!
- Ты прав, - выдохнула я. – Я слишком многого хочу...
- Вот, - обрадовался Джей моему поражению. – Дорогая, сейчас ты наше всё, но ты не можешь взвалить на себя слишком много. Тебе нужно понять, что здесь никто не будет под тебя подстраиваться. И формат журнала я менять не собираюсь.
Я молча стояла. Ну конечно, он не будет менять формат.
- Я писала обо всех «Пиратах», писала о Трансформерах… Неужели Сумерки не заслуживают быть написанными?
- О Господи, Эмили, да что тебе въелось?! – разозлился Джей. – Сумерки, Сумерки… Да я их терпеть не могу! И не потерплю, чтобы МОЙ журнал превращался в очередную попсятину! Сейчас о них пишут все, понимаешь?! А нам вполне хватает маленьких заметок! – Джей успокоился. – Пообщайся с Паттинсоном. Мы напечатаем тебя. Ты это знаешь.
- Я хочу два разворота, - грубо сказала я.
- Да хоть три, - огрызнулся Джей.
- Замечательно, - пробубнила я, собираясь уходить.
- Эмили! – остановил Джей.
Я нехотя развернулась.
- Да?
- Ты пишешь центральный репортаж для июльского спецвыпуска.
Я на мгновение остолбенела.
- Спецвыпуск?
- Заключительная часть Поттера. Будут все. Седьмого июля ты должна быть в Лондоне.
- Хорошо, - сказала я, скрывая свою растерянность.
В коридоре я наткнулась на Миранду. Во мне бушевали смешанные чувства. Джей сначала разозлил меня, а потом застал врасплох.
- Я бы удивлялась, насколько быстро пролетели эти два месяца, если бы не была более удивлена тем, насколько быстро пролетели эти десять лет, - ответила я Миранде на её немой вопрос.
- В чём дело? – не поняла она.
- Джей посылает меня на премьеру второй части Даров Смерти. В Лондон.
- Старый добрый Гарри? – усмехнулась Миранда.
- Старый добрый Рэдклифф, - уточнила я.
- Мне больше нравится Руперт.
- Предпочитаешь рыжих?
- Высоких, - подколола Миранда.
- Вот как, - усмехнулась я. – Ты что-то хотела?
- О да. Я насчёт Эдди.
Я остановилась, как вкопанная.
- ФРИМЭН?! – крикнула я почти на весь офис.
Миранда секунду недоумевала.
А потом расхохоталась.
- Да нет, я говорю про Эдди Каллена! – хохотала она.
У меня как будто камень с души упал.
- Ты меня напугала, - сказала я и продолжила идти. – Что насчёт него?
- До меня дошел слушок, что Алексис пыталась пробиться к Ритц. Но угадай что?
- У неё ни хрена не вышло? – обожаю злорадствовать.
- Так точно. А знаешь почему?
- Понятия не имею.
- Ритц сказала, что ей уже звонили из “Paparazzo”. И она назвала твоё имя.
Я замедлила шаг.
- Что? – прошипела я.
- Да-да, так и сказала. Мне, говорит, уже звонила мисс Эмили Крейн из “Paparazzo”. Идите, говорит, вы все к чёрту.
- Так и сказала?!
- Так и сказала.
- Ты-то откуда знаешь?
- У меня надёжный источник. Я дружу с Мегги Браун. Она секретарша в агентстве Стефани Ритц.
- ЧТО?!?!
Мы дошли до моего кабинета, и я силой затащила туда Миранду.
- И ты молчала?!
- А это может помочь? – недоумевала она.
- Ну конечно! Она сможет узнать, в каких клубах чаще всего бывает Паттинсон?
Я наблюдала за выражением глаз Миранды. До неё по крупицам доходила суть моего нового плана.
- Нет, - протянула она. – Ты же не собираешься вылавливать его на улице?
- Хочешь сказать, это ниже моего достоинства?
- Это ниже твоей зарплаты! Эм, оно того не стоит…
- А я считаю, что стоит.
- С чего это ты так за него зацепилась? Сумерек насмотрелась?
Я задумалась. Ведь всё это из-за Алексис…
- Нет, - задумчиво ответила я. – Я их даже не смотрела…
- Не смотрела?! – Миранда явно озадачилась. – Тогда откуда это твоё неимоверное рвение взялось?
- Подожди, то есть ты хочешь сказать, что этот фильм настолько хорош, что, посмотрев его, я бы кинулась вылавливать Роберта на улицах?
- Вообще-то, на данном этапе развития событий всё так и происходит. Обезумевшие фанатки буквально бегают за ним по улицам.
- Да, я читала. Но Миранда, им по тринадцать-шестнадцать лет. Что такого могут показывать в этом фильме…
- Всё-то тебе интересно. А ты возьми и посмотри! А ещё лучше – прочти… - пробурчала Миранда.
- Я читала аннотации…
- Крейн, ты безнадёжна. Возьми в руки книгу. Отстань от долбанного монитора.
Я оборвала этот разговор:
- Так ты поговоришь с этой… Мегги?
- Что мне за это будет? – неожиданно спросила Миранда.
- Всё, что угодно, - уверила я её.
Она взвесила мой ответ и, удовлетворившись им, вышла.
Я осталась наедине со своими мыслями.
Нужно посмотреть Сумерки. Но когда же, чёрт возьми, этим заняться? Ближайшие две недели теперь заняты Поттером. Потом остаётся ещё недельки три, когда мне придётся изрядно попотеть, чтобы пробиться сквозь железобетонную преграду по имени Стефани Ритц.
Нужно поговорить с теми, кто к ней попадал. Неужели она и вправду такой тиран? Видимо, она предпочла конференции приватным интервью. Когда нужно, она сама заказывает журналиста из какого-нибудь издательства, который и работает с Робертом?
Это всего лишь догадки.
Но несмотря ни на что, у неё наверняка есть план. Ну не может агент суперзвезды просто так себя так вести. Значит, она разработала особую концепцию, по которой Роберт максимально разгружен.
Скорее всего. Но зачем? Чтобы дать ему передохнуть?
В конце концов, он сам мог её об этом попросить.
В любом случае, я теперь считаю своим принципиальным долгом попасть к нему на интервью. У меня будет двойной разворот. И Алексис умоет руки.
Сегодня я ушла с работы в шесть. Понедельник – самый вялый рабочий день. В офисе делать нечего.
Я спустилась на парковку и встретила там Марка, очень одарённого молодого человека из отдела Алексис.
- Здравствуй, Эмили, - чертовски сексуальным голосом сказал он.
Я вспыхнула в одно мгновение.
- Привет, Марк, - улыбнулась я ему. Я уже была на грани нервных смешков и глупых вопросов, но всё же сдержалась. Никогда не нужно показывать парню, что ты без ума от его брюк. – Почему так рано уезжаешь?
- Понедельник, - улыбнулся Марк. – Я подумал, что лучше уж провести вечер за ноутбуком дома.
Я улыбнулась в ответ и решила поскорей сесть в машину:
- Увидимся.
Я завела мотор и выехала с парковки.
Нужно заехать в молл и прикупить продуктов.
Так я и сделала.
Выйдя из продуктового отдела, я быстро шла в сторону касс. Замедлить шаг меня заставил стенд слева. Он приглашал посетить книжный отдел.
Мысль сразу вспыхнула в моей голове, и я завернула. Пройдя вдоль высоких стеллажей, я всё-таки нашла то, что мне было нужно. Серия «Сумеречных» книг.
Я долго оценивающе их разглядывала. Даже аннотацию прочла. Я уже читала её в интернете. Господи, да я уже всё прочла в интернете. Я даже знаю, что и в какой части должно произойти. Так зачем мне тогда сдались эти книги?
Но книги – это ведь другое, - заговорил мой внутренний голос. – Здесь будут чувства, эмоции, сюжет, в конце концов. Ну, купи…
Я улыбнулась и бросила в корзину все четыре книги.
Всё-таки что-то внутри меня заликовало. Я была рада тому, что мне удастся узнать историю, которая свела с ума такое огромное количество людей.
Я буду обманывать себя, говоря, что историю эту полюбили лишь маленькие девочки. Среди фанатов есть и взрослые женщины. Хоть они-то, я надеюсь, разглядели в этих книгах нечто большее, чем просто историю любви?
Хотя как я могу рассуждать сейчас. Я не могу судить о чём-то, не узнавши это. Так любит делать Джей. Он может ругать замечательную книгу, даже не прочитав её, а только потому, что вокруг все о ней говорят, и его это бесит. У нас однажды такое было…
Нет, я не такая. Мне нужно сначала узнать, оценить, а потом уже рассуждать, хорошо это или плохо.
Я загрузила продукты в багажник и отправилась домой.


Влюбиться в РП. Глава 5

Придя домой я сразу же включила компьютер. Нужно отправить несколько писем в разные издательства.
Я наполнила холодильник продуктами, а книги положила на прикроватную тумбу.
Напечатав и отправив письма, я решила перекусить.
Я взяла баночку творожного и уселась перед телевизором. Просмотр новостей уже вошел в привычку. Но только сейчас я поняла, что занималась письмами очень долго. На часах уже было десять.
Я доела творог, вздохнула и отправилась спать.
Устроившись на кровати, я собралась уже гасить свет, но стопка книг привлекла моё внимание.
Ладно, ну хотя бы начну читать. Почитаю часик, и точно спать.
Я открыла Сумерки и начала читать.
Прошел час. Но мне об этом никто не сказал. Я настолько окунулась в рассказ, что забыла следить за временем.

Прошло четыре дня.
Я, наконец, вылезла из незапланированной зомбо-отключки, отложив в сторону дочитанный Рассвет.
Только сейчас я трезво поняла, что мне пришлось симулировать болезнь, чтобы отпроситься с работы. Но Джей не сказал ни слова, когда я позвонила ему и сказала, что мне необходимо побыть дома.
Я тяжело вздохнула, намереваясь оправиться после четырёх бессонных дней и ночей.
Я с трудом поднялась с постели, прошлась в ванную и умылась холодной водой.
Я сделала это. Я прочла.
Не помню, чтобы меня так увлекали любовные романчики.
Но, в конечном счете, я так и не поняла, что заставляет миллиарды людей по всему миру сходить с ума от этой истории.
Я с огорчением поняла, что все эти люди – в особенности молодые девушки – просто-напросто нашли в этих книгах отражение своих мечтаний о прекрасной любви, которую вряд ли можно найти в современном обществе.
Но, увы, я не мечтательна.
Хотя было довольно интересно «наблюдать» за таким оригинальным развитием событий. Браво, Стефани Майер! Твои вампиры мне понравились гораздо больше, чем «классические». Ты сделала их настолько реальными, что я начала сомневаться насчет Джонса, моего бледнолицего соседа сверху, ведь он такой красавец.
Я улыбнулась, а потом медленно начала никнуть.
Я усиленно пыталась подвести черту, сделать хотя бы один стоящий вывод, чтобы удовлетворить свою разбушевавшуюся от негодования душу.
Из Сумерек я извлекла лишь то, что я одинока. Слишком одинока. Я окуналась в эту историю, словно она была моим единственным спасением, будто благодаря ей я научилась бы мечтать.
А потом я отложила в сторону последнюю дочитанную книгу и обнаружила себя одну в большой пустой квартире.
Я испытала очень сильное разочарование.
Мне стало неимоверно грустно и больно.
Мне не нужна любовь. Я никогда не нуждалась в чистых отношениях, с букетами роз и походами в кино.
Я никогда ничего не искала.
Принципиально отказавшись заводить любовные отношения, я приняла довольно радикальное решение ни в чём себе не отказывать. И это у меня получается до сих пор.
Да, я нимфоманка. Я заболела сексом. Я сплю с мужчинами, к которым испытываю влечение. Но я не позволяю себе опуститься до уровня шлюхи.
О моих наклонностях знают все в «Paparazzo». Большинство мне просто завидуют.
Мне нравится то, что меня сравнивают с Алексис. Да, я просто без ума от этого. Потому что в отличие от меня, Алексис самая настоящая шлюха. Она может устроить шикарный трах любому из наших компаньонов, стоит ему махнуть рукой.
У меня другая тактика. Я позволяю мужчинам делить со мной постель, но никогда не прыгаю к кому бы то ни было, если тот того только пожелает. Это по части Алексис.
И вот я, со своими устоявшимися и довольно непонятными принципами, сталкиваюсь с романом для подростков, который захватывает меня, лишая сна.
Какого чёрта?
Ведь я прекрасно понимаю, что уже ничего не сможет повлиять на мой стиль жизни. Потому что я привыкла так жить.
Сумерки лишь ещё раз напомнили мне, что я никогда не смогу полюбить. И, несмотря на хэппи-энд, я чувствую себя паршиво.
Нельзя мне такие книги читать. После них я впадаю в депрессию.
Нужно срочно развеяться.
И снова мои принципы взяли верх.
Я неисправима.
А сейчас мне хотелось спать.

Мне пришлось простоять под дверью Джея минут двадцать. Я не решалась войти в кабинет, переполненный кучей крайне сексуальных мужчин. Джей решил, что нам нужно сделать новый рекламный постер, «который вызывал бы возбуждение и желание купить наш новый номер», ведь основная целевая аудитория «Paparazzo» - женщины.
Вдруг передо мной нарисовалась Миранда.
- Ты уже была там? – сонно протянула она.
- Нет, - с досадой выдохнула я. – Я так давно этого не делала…
- Да расслабься ты, - подбодрила Миранда. – Это всего лишь мужики...
- У меня целый месяц не было мужчины.
- Так вот отчего ты такая нервная?
- Возможно.
- Может тебе парня по вызову?..
- Они идиоты.
- Думаешь, эти лучше?
- Немного.
- Знаешь, что я тебе скажу?
- Нет никого лучше Эдварда Каллена?
- Ты читаешь мои мысли! Так какая разница, с кем спать, если идеал мужчины всё равно недосягаем?
- О чём ты?
- Я говорю, какая разница, с кем спать, если своего Эдварда ты ещё не встретила?
- Забудь об этом.
- Почему?
- Потому что Эдварда Каллена не существует.
- Но я ведь под ним подразумеваю твою любовь, глупышка!
- Это невозможно.
- Но почему?!
- Потому что все столетние парни уже давно вымерли.
- Но причём тут это?!
- Притом, что в нашем веке только столетние парни умеют по-настоящему любить.
- Тебе-то откуда знать?
- Я догадываюсь.
- Ты безнадёжна.
- Я знаю.
- Посмотрю на тебя через пару лет, когда тебе неимоверно захочется иметь детей.
Я посмотрела на Миранду:
- Ауч! Это был удар ниже пояса.
- У тебя все удары ниже пояса.
- Что ты имеешь в виду?
- Ты извращенка.
- Это комплимент?
- Это факт.
- Откуда тебе это известно?
- В Гугле прочла.
Я снова одарила Миранду грозным взглядом.
- Ну, чего ждёшь? – спросила она.
Я отвела от неё взгляд и вошла в кабинет Джея.
- Мальчики, - громко поприветствовала я.
- Эмили! – обрадовался Джей. – Джентльмены, представляю вам Эмили Крейн.
- Здравствуйте, - протянул нестройный хор мужских голосов.
Я разглядела моделей. Их было десять человек. И все как на подбор.
- Джей, как думаешь, кто-нибудь из этих сногсшибательных парней согласится сопроводить меня в клуб в субботу вечером?
Джей усмехнулся в стиле «я-знаю-что-ты-имеешь-в-виду» и взглянул на парней. У тех загорелись глаза.
- Ну, - протянул Джей, - кто рискнёт? Мисс Крейн не любит ждать.
По глазам парней было видно, что хотели все. Мне это льстило.
Тут чей-то нерешительный голос сказал:
- Возможно, я, если мисс Крейн не будет против.
Я сначала не поняла, кто это сказал, а потом молодой человек вышел вперёд.
Да, сегодня определённо мой день.
Передо мной стоял высокий загорелый брюнет с изумрудными глазами. Он очаровательно улыбнулся, от чего на его щеках показались две прелестные ямочки.
- Замечательно, - оживилась я. – Зайди ко мне, когда вы тут закончите.
Я повернулась к Джею:
- Спасибо.
Он лишь подмигнул мне.
- Зачем ты меня звал? – поинтересовалась я.
- Узнать, как проходит твоя подготовка к предстоящей поездке. Премьера, ты ведь не забыла?
- Я помню, - выдохнула я. Я совершенно не готовилась.
Впрочем, ничего страшного.
- Всё отлично, - уверила я Джея.
Он недоверчиво на меня посмотрел, а потом перевёл взгляд на того парня.
- Хороших выходных, мисс Крейн, - громко сказал он, чуть не засмеявшись.
Я улыбнулась и направилась к себе.
Я уже дописывала небольшую заметку о предстоящей премьере Гарри Поттера, когда ко мне постучались.
- Войдите, - крикнула я.
Это была Дрю.
- Эм, - соблазнительно пропела она, - к тебе тут пришли.
Я подняла голову. В кабинет вошёл тот парень из кабинета Джея. Я вся размякла, увидев его стройное тело.
- Спасибо, Дрю.
Та многозначительно мне подмигнула и, хихикая, вышла.
Я встала из-за стола.
Я привыкла к тому, что модели глупы. Поэтому сейчас нужно поставить все точки над «i».
- Как тебя зовут? – спросила я, подходя ближе.
- Деймон, мисс Крейн.
- Хорошо, Деймон. Зови меня Эмили.
Я провела рукой по его щеке и отошла к столу.
- В субботу заедешь за мной в девять. Я дам тебе адрес. Ты должен быть в чёрном костюме и бардовой шелковой рубашке. Надеюсь, ты умеешь танцевать танго?
Он слегка улыбнулся:
- Я аргентинец…
- Это значит «да»?
- Это значит «естественно».
Он мне уже нравится.
- Отлично! – обрадовалась я. – Советую тебе не опаздывать.
- Будут ещё какие-нибудь указания? – неожиданно спросил Деймон.
- Да, - поморщилась я. – Веди себя естественно!
Он засмеялся:
- Идёт. В субботу в девять я буду у тебя.
Итак, Эмили, наконец-то ты отвлечёшься.


Влюбиться в РП. Глава 6

Я внимательно изучала своё отражение в зеркале.
Как же долго я не одевала это чёрное платье.
Я немного поправилась, поэтому сейчас мои бёдра казались ещё более соблазнительными.
Я поправила лёгкую летящую юбку, затянула корсет, заколола волосы, предварительно завив их, подкрасила тушь и вдела в волосы искусственную бардовую розу.
Ровно в девять в дверь позвонили.
Это Деймон.
Я сильно удивилась, когда застала его на пороге с большим букетом красных роз.
- Красные розы?
- Универсальный цвет, - пояснил Деймон, мило улыбаясь.
Он выглядел так, как я и хотела.
Теперь мы отлично гармонировали.
Я потушила свет, и мы направились в клуб.
По пути туда, в машине, мы с Деймоном мило поболтали.
Оказалось, он не такой уж глупый, как я поначалу думала.
Охранники в клубе радостно приветствовали меня.
Да… Давненько я тут не появлялась.
- Это латинский клуб, - пояснила я Деймону, перекрикивая музыку. – Я обожаю танцевать. Ты должен будешь меня пригласить!
Он лишь улыбнулся в ответ.
Мы нашли хороший столик рядом с танцполом.
Расположившись, Деймон подозвал официанта.
- Я б не прочь перекусить. Ты как? – поинтересовался он.
Я восхищённо улыбнулась.
Он первый парень-модель, который берёт на себя всю ответственность.
- Не откажусь, - ответила я. – Буду всё то же, что и ты.
Его очаровательная улыбка сводит меня с ума.
- Две порции Мексиканского салата, - он взглянул на меня, лукаво улыбаясь, - и бутылку вашего самого дорогого вина.
Официант принял заказ и отошел.
- Салат? – я наигранно округлила глаза, широко улыбаясь. – Последний мой кавалер без стеснения уплетал куриные потроха, жутко при этом чавкая.
Деймон засмеялся.
- Я слежу за собой, - пояснил он. – Я не ем… мясо. Думаю, твой последний кавалер так и не дожил до десерта. А я предпочитаю получать самое сладкое.
Деймон потянулся ко мне и поцеловал мою руку.
- Я польщена. Признаться, не ждала от тебя таких манер. И да, мой последний кавалер так и не получил десерта. Он был омерзителен.
- Тебе не нравятся чавкающие мужчины?
- Нисколечко. Меня это вовсе не заводит.
- Предпочитаешь мужчин, которые тебя заводят?
- В яблочко.
- Думаешь, я оправдаю твои ожидания?
- Уже оправдываешь.
Нам принесли вино.
Деймон налил мне полный бокал, и мы выпили за начало прекрасного вечера.
Потом нам принесли салат.
Не успели мы доесть, как к нашему столику подошла молодая девушка и закричала:
- Эмили!
Я узнала её, не поднимая головы.
Это Эвелин.
Моя лучшая подруга.
Я вскочила с места:
- Ну, естественно, где бы мы ещё встретились?!
Я чмокнула её, после чего представила ей Деймона.
- Очень приятно познакомиться. Знаете, мы тут с большой компанией, мы сидим в той VIP ложе, - она указала пальцем в противоположном направлении. – Присоединитесь к нам?
- С удовольствием! – сказал Деймон, не успела я и рта открыть.
Он взял бутылку, бокалы, подхватил меня под руку и повёл за Эвелин.
- С кем ты? – поинтересовалась я.
- С Брайаном, конечно же. Ещё Дейзи, Эшли, Пол, Сьюзан, Кларк и Мэтт.
- Вау.
- О да. Решили развеяться. Как и ты, я понимаю?
Она вскользь глянула на Деймона.
- Да, - улыбнулась я. – Слишком много напряжения во мне. Нужно бы расслабиться.
- Вот и правильно!
- Ты вообще куда пропала?
- Работаю над новой рекламой. Прости, что давненько не заходила.
- Ничего. Я тоже занята. На следующей неделе лечу в Лондон. Привезу тебе сувенир.
Эвелин рассмеялась:
- Буду рада.
Мы подошли к большой ложе, переполненной людьми.
Все знакомые лица выглядели ещё трезвыми.
- Брайан, почему твоя жена всегда возвращается из дамской комнаты не одна? – заметил Мэтт. Все засмеялись.
- Привет, Эмили! – донеслось со всех сторон.
- Всем привет, - отозвалась я.
- Хмм, да ты не одна, - протянула Дейзи.
- Да, - похвасталась я, прижимаясь к Деймону.
- Меня зовут Деймон, - мой спутник очаровательно улыбнулся.
- Вижу, вы тоже ещё трезвы? – поддержал Кларк. – Присаживайтесь, будем пьянеть вместе.
Все немного подвинулись, освобождая нам место на большом полукруглом диване. Деймон сел рядом с Брайаном, я села с краю.
- За встречу, - предложил тост Деймон, и все дружно подняли бокалы.
После того, как наша с Деймоном бутылка опустела, кто-то из ребят сказал:
- Предлагаю взять чего-нибудь покрепче!
В ответ послышались одобрительные возгласы.
Пока Мэтт выслеживал официанта, Деймон, как бы невзначай, положил руку на моё колено. Он наклонился ко мне и спросил:
- Пока ты не слишком пьяна, может, скажешь о своих предпочтениях? – бархатистым голосом прошептал он.
Я звонко рассмеялась и прошептала:
- Ты же уже взрослый мальчик. Сам разберёшься.
Он тоже засмеялся:
- Так я и думал.
- Эй, Деймон, - позвал Мэтт. – Я так понимаю, ты ещё не в курсе, как наша Эмили любит зажигать?
- Пока не довелось узнать, - отозвался Деймон. – Надеюсь, сегодня она покажет, на что способна. Если, конечно, не наберется лишнего.
Он что, только что меня подколол?
- Не волнуйся, - вставила я. – Чем я пьянее, тем лучше у меня получается!
Все рассмеялись.
- Это точно, - смеялась Сьюзан.
- А главное, как чувственно! – поддержал Пол.
Я скорчила всем гримасу.
Мэтт всё-таки выследил официанта и заказал несколько бутылок абсента.
- Эмили, над чем ты сейчас работаешь? – поинтересовалась Дейзи.
- Да, Эмили, над чем? – поддержали многие.
- Ну… - замялась я. – На самом деле я усиленно пытаюсь попасть на одно интервью… к Роберту Паттинсону.
Незамедлительно послышались бурные возгласы:
- Серьёзно?
- Вау, круто!
- О нет, снова этот Паттинсон!
- Ничего себе!
- Охх, и вы туда же! - смеясь, выдохнула я.
- Не понимаю, девчонки, что вы в нём нашли? – недоумевал Мэтт.
- Он секси, - протянула Дейзи.
- Он замечательный актёр! – поддержала Эшли.
Нам принесли абсент. Все бокалы тут же наполнились.
- За Роберта Паттинсона! – провозгласила Дейзи.
Все выпили.
- О боги, не верится, что я только что пил за этого потрёпанного недоумка… - воскликнул Мэтт, чем вызвал бурное обсуждение своего внешнего вида. Девчонки прямо-таки напали на него, защищая честь своего кумира.
Я немного отключилась от разговора. Я чувствовала, что пьянела, и от этого всё внимание концентрировалось только на руке Деймона, медленно блуждающей по моей ноге.
Я потребовала ещё абсента и, осушив бокал, рассказала всем, что не так-то просто попасть на интервью к Паттинсону.
Потом Кларк вспомнил какую-то забавную историю, случившуюся, когда он работал на одной из звукозаписывающих студий.
Спустя пару часов я ощутила себя достаточно пьяной.
- Я пошла, - объявила я, сорвав аплодисменты.
- Давай, Эмили, покажи, как нужно двигаться! – засмеялся Пол. Я кинула в него салфетку.
Я вышла в центр танцпола, слегка пританцовывая в такт музыке. Я ждала, когда эта песня закончится.
Ди-джей сразу меня приметил. Он поскорей выключил играющую песню и подмигнул мне.
Заиграла медленная мелодия.
Я узнала танго с первой нотки.
На секунду я пожалела, что не потащила с собой Деймона.
Ну ничего, после одиннадцати танго здесь играют очень часто.
А сейчас мне хотелось целиком и полностью окунуться в эти чарующие звуки. Каждый раз, когда я нахожусь здесь, в центре танцпола, я забываю, что вокруг есть кто-то, кроме меня. Я растворяюсь в музыке. Она как будто впитывается в мою кожу, заставляя двигаться ей в такт.
Я закрыла глаза и просто двигалась, как подсказывало мне тело.
Я делала лёгкие, но чёткие шаги, уверенно двигая бедрами. Мелодия была умеренная, сдержанная. Я не делала резких выпадов, не кружилась, этого не позволял ритм.
Но вдруг мелодия начала нарастать, и в ту же минуту снова словно погасла. Раздался плач скрипки. Это сводило меня с ума, заставляя мои руки скреститься на груди, словно я обнимала саму себя.
И тут я почувствовала лёгкое прикосновение чьих-то рук на своих бёдрах.
Мелодия снова стала нарастать и гаснуть.
Я резко обернулась.
Это Деймон.
Он с невозмутимым лицом смотрел на меня.
Мы словно играли какую-то роль, здесь и сейчас.
Мы стали медленно ходить друг напротив друга, как бы оценивая друг друга.
Затем мелодия затихла, и я подумала, что она закончилась совсем.
Но тут Деймон резко подлетел ко мне, взял за талию, подбросил в воздух, и в следующую минуту мои ноги крепко сжимали его талию. В таком положении он опрокинул меня вниз головой.
Меня пронзило изнутри самым офигенным чувством, которое я только могла вообразить.
Потому что именно в ту долю секунды, когда Деймон проделывал всё это, музыка взорвалась на весь клуб. Танго не закончилось. Это было лишь затишье перед бурей.
Деймон снова поставил меня на ноги и закружил по всему танцполу. Его движения были чувственны.
Никогда ещё я так не танцевала!
На долю секунды мы замерли друг напротив друга, так близко, что я чувствовала его дыхание. Он незаметно скользнул рукой под лёгкую юбку моего платья, и резко задрал мою ногу на уровень своей талии. Я зацепилась за него и откинулась назад. Он крепко вцепился в меня, не давая упасть, и я почувствовала, как моя вторая нога скользит по паркету. Я практически села на шпагат в таком положении. Но Деймон вернул меня в прежнее положение. И внезапно поцеловал. Страстно, безудержно.
Музыка затихла, раздались бурные аплодисменты.
Я оторвалась от Деймона и только сейчас заметила, что на танцполе мы были одни. Вокруг нас образовался большой круг из людей, которые смотрели на нас и хлопали.
Я рассмеялась, оперлась о плечо Деймона и зашагала в сторону нашего столика.
- Вы это видели?! – вопил Пол. – Нет, вы только видели?
Ребята встретили нас громким свистом.
- Это было… - начала Эвелин.
- … сексуально! – закончил Брайан.
Я всё ещё смеялась.
- О да, давненько я так не зажигала…
- Давненько?! Да ты ни разу так не оттягивалась! – уверил Мэтт. – Я даже возбудился!
Все захохотали.
Я всеми силами пыталась отвлечься от внезапно нахлынувшего страстного желания. Я заставила Деймона сесть и наполнить мой бокал.
Мы сидели ещё долго, болтали и смеялись.
Я решила, что мне больше не стоит пить.
Я откинулась на спинку мягкого дивана, нежась в объятиях Деймона. Моя рука бесстыдно путешествовала по его брюкам.
Мы с девчонками много танцевали. Я потихонечку трезвела.
Когда снова раздались звуки танго, я увидела, как Деймон встаёт из-за столика и, не отрываясь от меня взглядом, демонстративно расстёгивает несколько первых пуговиц на своей рубашке и закатывает рукава.
Да, он, похоже, тоже довольно пьян.
Я засмеялась, увидев эту картину, и так же демонстративно подняла подол юбки, заправляя её за нижний край корсета, дабы оголить ноги.
В этот раз мы танцевали грязно, пошло, наигранно грубо. Сейчас руки Деймона показывали свою силу. Он мял мои плечи, талию, ноги. Я уже изнывала от желания и хотела поскорее оказаться дома.
Музыка затихла.
Я быстро оставила свою долю счёта, попрощалась со всеми, и мы вышли на холодный воздух.


Влюбиться в РП. Глава 7

Деймон не прекращал прижимать меня к себе.
В обнимку мы дошли до такси.
Всю дорогу мы целовались, как школьники, изредка отрываясь друг от друга, чтобы глотнуть воздуха.
По пути в мою квартиру Деймон неугомонно что-то говорил, что-то очень смешное. От распирающего меня хохота я долго не могла попасть ключом в замок.
Деймон бесшумно подошел, сжал мою руку в своей, прицелился, и мы открыли дверь.
Я снова начала смеяться.
Вваливаясь в квартиру, я стягивала с себя босоножки. Я отбросила в сторону сумку и прямиком направилась в спальню.
- Запри дверь! – скомандовала я.
Я думала, что сейчас меня ждет нечто грандиозное. Нечто, чего моя кровать ещё не видела. Но как только я приблизилась к ней, всё возбуждение как рукой сняло.
Как рукой сняло?
Я снова расхохоталась и плюхнулась на мягкую кровать, проваливаясь в сон.
- Эй, - откуда-то издалека позвал Деймон.
Я открыла глаза.
Он стоял в дверном проеме и смотрел на меня взглядом, который я называю сладким.
- Прости. Я совершенно недееспособна. Сегодня ничего не выйдет.
Деймон медленно приблизился к кровати, забрался на неё и повис прямо надо мной.
- В отличие от тебя я не задавался целью уложить тебя в постель, - тихо прошептал он, - поэтому и расстраиваться мне не из-за чего. Следовательно, просить прощения тебе тоже незачем.
- Откуда тебе знать, хотела я с тобой спать или нет?
- Я бы мог напомнить о настойчивости твоих рук сегодня в клубе, но скорее выберу другой ответ. Зачем ещё молодой успешной женщине приглашать в клуб мужчину-модель?
- Чтобы потанцевать…
- Чтобы получить хороший секс. Это же очевидно.
Я молчала.
- Теперь я принципиально не буду с тобой спать, - наконец сказала я и попыталась высвободиться.
- Вот и славно, - подытожил Деймон, слезая с меня, - потому что, знаешь ли, я тоже не собираюсь заниматься с тобой этим.
- Это ещё почему?
Он усмехнулся.
- Потому что не привык играть роль парня по вызову.
Вот чёрт.
Я почувствовала острый укол в груди.
Я дура.
Ну конечно, давно нужно было понять, что он другой.
Я привыкла к неандертальским замашкам парней-моделей, и сразу же причислила к ним и Деймона. Но ведь я ещё в клубе поняла, что что-то с ним не то, что он не типичный безмозглый кобель.
Чувство вины накрыло меня с головой.
- Стой, - сказала я в спину уходящему Деймону. Он нехотя остановился. – Пожалуйста, не уходи.
Я поймала его удивлённый взгляд.
- Ладно, - слегка улыбнулся он.
- Раздень меня, - снова скомандовала я.
Деймон секунду размышлял.
А потом он медленно приблизился, переворачивая меня на живот. Я чувствовала, как ослабевают пряжки корсета.
Затем он снова перевернул меня на спину и аккуратно стянул с меня платье.
Я наблюдала за ним сквозь полуоткрытые глаза.
Я приподняла ногу, чтобы он смог стянуть с меня чулки.
Деймон нерешительно посмотрел на моё бельё, ожидая дальнейших указаний.
- Снимай всё к чертям собачьим, - благодаря литрам выпитого алкоголя, мой голос звучал пьяно и размазано.
И снова Деймон перевернул меня на живот. Он расстегнул лямку лифчика и снял его.
Что-то внутри меня ёкнуло, когда его пальцы коснулись края моих трусиков.
Коварная мысль пришла ко мне: он не сможет устоять.
Но нет. Он избавился от белья и накрыл меня простыней. Прохладный шелк коснулся моего тела, заставляя мои глаза закрыться. Я зарылась лицом в подушку.
- Ляг со мной, - попросила я. – В шкафу есть домашние лёгкие штаны. Мужские. Надень их и ложись.
Я слышала, как Деймон усмехнулся. Затем раздался звук открывающейся двери шкафа.
- Зачем тебе мужские штаны?
- На всякий случай.
Он закрыл шкаф и вышел из комнаты.
Я провалилась в сон.
Через какое-то время я почувствовала, как кровать слева от меня на мгновенье прогнулась.
Он и вправду лёг рядом.
Я уж думала, он не послушается.
Меня сводило с ума то, что его мускулистое загорелое тело находится так близко от меня.
Мне хотелось сейчас же прижаться к его груди.
Но я не подавала никакого виду. Я всё ещё лежала неподвижно.
Я почувствовала, как его пальцы касаются моей оголенной спины. Он пощекотал меня вдоль позвоночника и прошептал:
- Боже, какая же ты красивая.
После этого он положил голову на подушку прямо напротив меня. Я чувствовала его дыхание.
Что он сказал? Красивая? Я?
Я недоумевала.
В последний раз мне такое говорил Чак Гэмбон, на выпускном.
Нет, конечно, мужчины в постели делали мне комплименты, но дальше, чем «Детка, ты такая секси!» дело не заходило.
Деймон определённо отличается от всех моих последних партнёров своей какой-то скрытой наивностью, что ли.
За последние пять лет я ни разу не лежала с мужчиной на одной кровати без предварительных безумств, сопровождаемых страстными стонами.
Я ломала голову, в действительности ли он такой, или он притворяется?
Хотя для чего бы это ему? Обычно мужчины разыгрывают спектакли перед женщинами, когда хотят уложить их в постель.
А может всему виной его воспитание?
Глупые размышления заполонили мою голову, и я уснула.

Я проснулась посреди ночи. На часах было четыре утра.
Я приняла душ, чувствуя, что уже отрезвела.
Я попыталась адекватно оценить положение своих дел.
Попасть к Паттинсону стало ещё сложнее. Но я принципиально должна сделать всё, для того чтобы получить это интервью, иначе не удастся мне растоптать сучку Алексис.
Вдобавок мне теперь нужно лететь в Лондон на премьеру Поттера. Джей наверняка захочет большой репортаж, а я не веду никаких подготовок, надеясь на свой профессионализм.
Ещё чёртовы Сумерки. Уже который день я корю себя за то, что всё-таки прочла эти книги. Образ Эдварда ещё раз подтвердил, что так любить, как любит он, могут только парни из прошлого века. Это меня угнетает.
Хотя, с другой стороны, мне-то что? Меня вполне устраивает моё нынешнее положение.
Пообещав себе в ближайшее время больше так много не пить, я съела баночку желе и вернулась в спальню.
Стоп, ну как же я могла забыть? Вот же он! Мужчина, спящий в моей кровати.
Почему мне раньше не показалось странным, что Деймон безумно похож на мужчину чьей-то мечты?
Он красив, умён, обаятелен, тактичен, у него есть чувство юмора, он имеет представление о нормах этикета, он обладает нравственными ценностями, с ним легко, он умеет угождать. Он знает себе цену.
И он лежит в моей постели.
Деймон приоткрыл глаза:
- Всё в порядке? – его сонный голос подействовал на меня, как Виагра на сорокалетнего извращенца.
Не отвечая, я приблизилась к кровати и развязала халат.
Не знаю, что именно произошло в тот момент. Деймон приподнялся и притянул меня к себе.
Всё происходило медленно, Деймона так и распирало нежностью.
Я усмехнулась его милым ласкам.
Усевшись сверху, я плавно сжимала бедра, отчетливо ощущая на себе его возбудившийся орган.
Деймон всё ещё целовал мою шею, когда я полезла к нему в штаны.
Он остановил мою руку:
- Сделай вид, что ты до неуклюжести неопытна. Не опошляй сегодняшнюю ночь, - не отрываясь от моей шеи, произнес он.
Я удивилась его словам.
Не опошлять? То есть моя рука в его штанах – пошлость, а то, что он уже практически входит в меня сквозь тонкую материю его брюк – дело нормальное.
Я расслабилась. Пусть делает, что хочет.
Деймон уложил меня на спину. Мой халат распростёрся по всей кровати.
Он целовал мою грудь, нежно путешествовал языком по всему моему телу.
Когда его губы коснулись внутренней стороны моего бедра, я уже была готова умолять его войти в меня. Издавая протяжные полустоны, я схватила Деймона за руку и притянула его к себе так, что его лицо оказалось прямо над моим.
- Ну же, - выдохнула я, целуя его шею.
Он тут же проскользнул внутрь.
Его плавные движения сводили меня с ума.
- Быстрей! – закричала я, не узнав своего голоса.
Деймон медленно, но верно ускорял темп. В итоге он достиг такой скорости, что мои стоны превратились в страстный крик.
Боль вперемешку с неимоверным наслаждением заполнили всё внутри.
Мы одновременно достигли кульминации.
Откинувшись в сторону, Деймон лег рядом со мной.
Мы очень долго восстанавливали дыхание.
Я была полностью удовлетворена. Если с последним партнером нам пришлось прокувыркаться всю ночь, потому что я была ненасытна, то в этот раз мне хватило часа.
- Как тебе это удалось? – будто зная, что Деймон меня поймёт, спросила я, глядя в потолок.
- Точка G, - всё ещё тяжело дыша, выдохнул он.
Я громко засмеялась.
Приняв душ, мы снова вернулись в кровать.
За окном уже давно светало.
Я накрылась шелковой простынёй и прильнула к Деймону.
- Зачем тебе это нужно? Неужели ты и вправду предпочитаешь секс с незнакомыми мужчинами?
- Ну почему же с незнакомыми. С тобой мы знакомы полдня.
- Ты понимаешь, о чём я.
Я задумалась.
- Да, я действительно это люблю.
- Но почему?
- Не знаю. Наверное, потому что не нужно связывать себя никакими обязательствами.
- Тебя пугают обязательства?
- Очень.
Деймон немного помолчал.
- Почему бы тебе не завести постоянного партнера? – вздохнул он.
- Потому что в итоге он всё равно в меня влюбится. И тогда я не смогу ответить ему взаимностью.
Снова наступила тишина. Я прокручивала в голове слова Деймона.
- А ты часом не на себя намекаешь? – ухмыльнувшись, спросила я.
- Нет, - серьёзно ответил Деймон. – Тем более послезавтра я уезжаю.
- Знаешь, скажу по секрету, ты – мой первый мужчина за последние четыре месяца.
- И в чём секрет?
- В том, что в издательстве все думают, что я каждую неделю с кем-то трахаюсь.
- О Господи, но с чего они это взяли?
Я промолчала.
- Хочешь сказать, это правда?
- Когда-то было правдой, - уточнила я. – После того, как я рассталась с Фримэном, я не могу больше с былой резвостью искать себе партнеров на одну ночь.
- Кто такой Фримэн?
- Мой бывший, с которым я провстречалась три года. Три чертовых года. Но всё равно, я не могла не изменять ему. Секс стал для меня наркотиком. И ломка ужасна, если не получить новой дозы. Была ужасна…
- Хочешь сказать, сейчас что-то изменилось?
- Да. Думаю, да. Я стала взрослее.
- Даже не хочу спрашивать, сколько партнеров у тебя было. Если ты вот так легко можешь договориться с парнем… - он ослабил объятие, отодвигаясь от меня.
Сколько презрения было в этом голосе. Словно все мужчины мира говорили мне из уст Деймона.
Я растерялась. Ещё никогда я не слышала ничего подобного от мужчины, с которым переспала менее получаса назад.
Я больше не могла сдерживаться.
Я резко села на кровати и заплакала. Слёзы нахлынули так неожиданно, я не могла остановиться.
Содрогаясь от рыданий, я встала с постели. Мне хотелось убежать куда-нибудь. Или прыгнуть в окно.
Совершенно неожиданно Деймон подлетел ко мне и заключил меня в крепкие объятия. Он ничего не говорил.
Я не плакала со времён Титаника, что произошло со мной сейчас? Что-то, что очень давно копилось в моей душе, сейчас лезло наружу.
Горькое озарение нахлынуло на меня.
Как бы сильно я ни старалась унижать Алексис, я ничем не лучше.
Я шлюха.
Я зарыдала ещё сильнее.
Признаться, я ожидала, что Деймон попросит прощения, но он не вымолвил ни слова.
Почему человек, которого я знаю меньше двадцати четырёх часов, вызвал у меня такие эмоции? Ну, подумаешь, сказал он это таким голосом, и всё. Он мне никто, он не смеет меня судить. Почему тогда я рыдаю из-за этого?
Наверное, потому, что он и есть один из этих мужчин. Он один баран из стада, сообщивший своему пастуху о том, что тот пастух.
А пастух-то думал, что он владелец зоопарка.
Глупый-глупый пастух.
Я идиотка.
Полноценно осознав это, я вытерла слёзы и попросила Деймона уйти.
- Не хотел быть парнем, который откроет тебе на всё глаза, - сказал он и вышел.
Я с ненавистью схватила хрустальную вазу и разбила её о стену.
Клянусь отныне больше никогда себя так не вести. Завязываю с сексом на одну ночь.
К чёрту распутство.
Я женщина, в конце концов.


Влюбиться в РП. Глава 8

Все выходные я провела перед телевизором.
Теперь только Паттинсон был моей проблемой номер один.
Я составила список всех фильмов, в которых он снялся в главной роли, и съездила за ними в ближайший магазин.
Я посмотрела Сумерки, Новолуние, Затмение, затем Отголоски прошлого, Помни меня, Воды слонам…
Под конец воскресенья мои мозги были промыты окончательно.
В понедельник утром я ощущала себя совершенно другим человеком.
По пути в офис я встретила Миранду:
- Эмили, - изумилась она, - что с тобой произошло?
- Я настолько паршиво выгляжу?
- Нет, наоборот. Ты выглядишь как журналист. Куда делась мини юбка?
- Я сожгла их все.
Мы вошли в лифт.
- Но что произошло?
- Всему виной Деймон.
- САЛЬВАТОРЕ?! – крикнула Миранда.
Я улыбнулась:
- Миранда, вампиры тебя погубят. Нет, не Сальваторе. Тот парень, которого я подцепила у Джея.
- Его звали Деймон? Крейн, тебе везёт на имена. У тебя уже даже Эдди был.
- Правда в том, что у меня уже кого только не было.
- Ну это понятно, да. Стоп, а почему такой отчаянный тон? Что сделал этот Деймон?
- Сначала он трахнул меня, а потом сказал, что я шлюха.
- Прям так и сказал? – изумилась Миранда.
- Нет, - призналась я, - немного иначе. Но суть та же. Поэтому я решила немного поменять приоритеты.
- Молодец, - выдохнула Миранда. – Давно пора.
- Почему ты мне об этом не говорила? – прицепилась я к Миранде.
- Потому что думала, что это часть образа Эмили Крейн, - честно призналась та.
Двери лифта распахнулись.
- У меня нет образа, - резко ответила я, - я такая, какая есть.
Я вышла из лифта и направилась к кабинету Джея. Я перехватила его, прежде чем он успел его открыть.
- Эмили! – воскликнул он. – У тебя новый образ?
Он бросил взгляд на мои брюки, а потом вошел в кабинет.
- Будем считать так. – Не думала, что все обратят внимание на перемену моего гардероба.
- Ты что-то хотела?
- Послезавтра я улетаю. Будут какие-нибудь указания.
- Постарайся никого не совратить, - усмехнулся Джей.
Меня пронзила обида.
- Я с этим завязала.
Джей несколько секунд на меня молча смотрел.
- Я рад, - вдруг выдал он.
Я не стала развивать эту тему.
- Всё, что хотел, я тебе уже сказал. Не забудь про Рикмана и фоторепортаж. Ах да! Можешь привезти мне что-нибудь…
Я улыбнулась:
- Джей, ты ведь прекрасно знаешь, без внимания я тебя не оставлю.
- Спасибо, - улыбнулся он.
Я направилась к себе.
Нужно разработать примерный план будущего фоторепортажа.
Спустя несколько часов ко мне постучались.
- Войдите, - крикнула я.
Это Миранда.
- Эм, вот, от Мегги.
Мегги, Мегги..
Мегги?!
- Она достала адреса? – изумилась я.
Я совсем уже забыла об этом.
- Ну да, - ответила Миранда.
Какое-то время я колебалась, но в итоге всё же сказала:
- Забери их, они мне не нужны.
Миранда сильно удивилась:
- Но почему?!
- Сожги их, - добавила я.
- Но Эм…
- Миранда, я тут подумала… Не нужны мне такие меры. Теперь я принципиально хочу получить одобрение самой Ритц. В противном случае в «Paparazzo» не появится интервью Паттинсона.
- Ты так легко об этом говоришь…
- А по-твоему я должна биться в истерике?
- Ну, хотя бы немного расстроиться.
- Знаешь, я так сильно была зла на Алексис, что мне не терпелось к нему попасть. А вчера я поняла, что уже остыла, так что просто буду сидеть и ждать своей очереди.
- Даже если придётся ждать три месяца?!
- Даже если так.
Миранда замолчала. По её глазам было видно, что она в растерянности.
Затем она нахмурила брови:
- Ты ведь Эмили Крейн, чёрт возьми! Ты никогда не опускаешь руки! Если ты сказала, что интервью будет к следующему номеру, значит, оно будет!
- Миранда, успокойся. Порой мне кажется, что ты переживаешь больше, чем я.
- Так и есть!
Она глубоко вздохнула:
- Не хотела тебе говорить, ох не хотела.
Я напряглась.
- В чём дело?
- В Алексис. У неё договорённость с Джеем. Если ты не получишь Паттинсона, Алексис получит твоё место.
Я ощутила резкий укол в груди. Это предательство?
- Не думаю, что Джей просто так на это согласился…
- И почему же ты не хотела мне говорить? – перебила я.
- Потому что была уверена, что ты любой ценой достанешь Ритц и попадешь на интервью. А теперь ты сдаешься…
- Но как мне это сделать, Миранда?! – взревела я, вставая из-за стола.
Я прошла мимо неё и уверенным шагов направилась к Джею.
По пути я пересеклась с Алексис.
- Что, Крейн, думала ты особенная и сможешь сразить Ритц наповал? – громко сказала она.
Я уже была готова вырвать клочок её белых волос.
- По крайней мере, она запомнила, как меня зовут.
- Поэтому ты хочешь выловить Паттинсона в клубе? И что ты интересно сделаешь? Ах, нет, молчи, дай мне догадаться.
Я завелась с полуоборота.
Остановившись, я сверлила взглядом Алексис.
Я чувствовала, как все вокруг затихли. Они наблюдают.
- Заткнись, - я изо всех сил пыталась успокоить нервы.
- Почему это? Неужели я тебя раскусила? Все слышали? – затрубила Алексис. – Эмили Крейн собирается трахнуть Роберта Паттинсона, чтобы заполучить интервью!
И тут я не сдержалась.
Я подлетела к Алексис и со всей дури прижала её к стене. Я вцепилась в её горло, не позволяя ей вырваться. Она сопротивлялась.
Я схватила её за волосы и кинула на пол. Она закричала. Я схватила с ближайшего стола монитор и, обрывая провода, замахнулась над Алексис.
Внезапно со всех сторон появились люди. Меня оттащили от Алексис и забрали у меня монитор.
- Ненормальная!!! – кричала Алексис, поднимаясь с пола.
- Мандавошка! – я пыталась вырваться и накостылять этой суке.
Но тут пришел Джей.
Он приказал всем вернуться на рабочие места, а нам с Алексис направиться к нему.
- Не понимаю, что за кошка пробежала между вами?! – кричал он.
- Это был кошачий питомник… - вставила я, после чего Джей одарил меня гневным взглядом.
- Вы работаете вместе уже четыре года! Неужели за всё это время нельзя было найти точки сближения?!
- Ни за что, - отозвалась Алексис.
- Эмили! – взревел Джей, - о чём ты думала?! Ты понимаешь, что могла её убить?!
Я отвернулась.
Конечно же, понимала. Только вот не могла себя контролировать.
- Я знаю, что ты обещал ей моё место! – не сдержалась я.
- Ах вот как? Тогда ты наверное знаешь, какое место я дам тебе?!
Я опешила:
- Что?
Я взглянула на Алексис. Она сидела с непроницаемой маской безразличия.
- В сентябре я хотел назначить тебя главным редактором! Охх, да, прости, сюрприза не получилось! – съязвил он и отошел к окну.
Я сидела недоумевая.
- Так значит, дело не в моём провале?..
- В каком ещё провале?
- Я думала, что Алексис получит моё место в случае моего провала с Паттинсоном…
- Откуда, интересно узнать, ты это достала? Офисные слухи?
Я промолчала.
Чёрт, Миранда, какого хрена я тебя слушала? Прекрасно ведь знаю, что тут все сплетники.
- Да, Алексис получит твоё место, а вот ты станешь главным редактором. И это вне зависимости от того, добудешь ты интервью или нет!
- Теперь довольно? – вставила Алексис.
Я посмотрела на её испуганные глаза. Она немного дрожала.
Сердце сжалось в тугой комочек.
- Чёрт, прости, - выдохнула я. – Я дура, вспыльчивая и неадекватная…
- Это я виновата, - нехотя сказала она. – Не нужно было тебя провоцировать. Знаю ведь, что ты такая.
Мы обменялись взглядами.
Джей облегчённо вздохнул:
- Вот и славно. А теперь за работу. И знайте, я люблю вас независимо от того, удаётся вам достать хорошее интервью или же нет. Я ценю ваши настойчивые попытки, но если ничего не удаётся, нужно переключиться на кого-то другого.
Говоря это, Джей смотрел на меня.
Я поняла его, прекрасно поняла.
Вернувшись в свой кабинет, я ещё очень долго выслушивала объяснения Миранды. Она просила прощения за свой промах.
- Я больше никогда не буду говорить тебе ничего подобного!
- Замечательно. Только вот скажи на милость, откуда ты достала эту чушь?
- Моника рассказала…
Замечательно.
- Миранда, я тебя прощаю. Можешь идти.
Мне до безумия надоел голос этой дамочки и я мечтала, когда же она свалит.
Через несколько минут появилась Дрю.
- Мисс Крейн, вы в порядке?
- Всё отлично. Ты видела фильм Воды слонам?
Дрю медленно приблизилась к моему столу и села в кресло напротив.
- Эмили, ты хорошо себя чувствуешь?
- Да, а что?
- Да нет, на всякий случай…
- Так смотрела или нет?
- Да, видела…
- Он великолепен, - продолжала я. Мои слова были похожи на бред сумасшедшего. Я сидела, схватившись за голову. Слова растягивались, голос был убитым.
- Да, очень хороший фильм…
- Я о Паттинсоне, - вставила я.
- Любопытно…
- Знаешь, я поверила ему. Я верила, что он её любит…
- Ну так ведь…
- Он гениален, ты не считаешь?
- Возможно, но…
- Как бы я хотела спросить у него, как он это делает. Как бы хотела услышать его ответ. И как бы мне хотелось напечатать это в августовском номере. Но Ритц ведь теперь меня и близко не подпустит. Каждый день, каждый день, чёрт возьми, я отправляю этот долбанный запрос, и каждый день я получаю отказ. И с чего бы агенту быть такой стервой? Это ведь всего лишь интервью, одно из миллиона. Неужели она настолько разозлилась из-за статьи про неё саму? Чёрт его знает…
- Эмили, - наконец вставила Дрю, - всё у тебя получится!
Да ни хрена у меня уже не получится…


Влюбиться в РП. Глава 9

В среду вечером я уже была в Лондоне.
Нагулявшись вдоволь по вечернему городу, я вернулась в свой отель.
Всё готово: фотоаппарат заряжен, платье поглажено.
Это третий фоторепортаж, который я собираюсь делать без участия моего фотографа. А всё потому, что его вытурили из страны из-за просроченной визы.
Мне его очень не хватает.
Я готовилась к интервью с Аланом Рикманом, ещё раз повторяя все вопросы.
Когда я была полностью удовлетворена проделанной работой, я легла спать.
На премьеру я не опоздала, как ни странно.
Я успела сделать всё, что мне было нужно. Хорошие кадры и интервью с Рикманом.
Следующие два часа я провела в кинотеатре.
В странном расположении духа я отправилась на закрытую вечеринку, где должна была присутствовать съёмочная группа поттерианы.
Там я встретила нескольких своих коллег. Мы стали обсуждать фильм и сравнивать его с книгой.
- Кого я вижу! – донеслось откуда-то сзади. – Эмили Крейн, ты ли это?
Я обернулась и увидела Терри Пэггл. Она держала в руке бокал с шампанским и высокомерно улыбалась.
Когда-то Терри была моим главным конкурентом в гонке за сенсациями. Но это было до того, как я стала одной из ведущих журналистов американской ассоциации.
Я покинула кучку спорящих людей и отошла с Терри.
- Как ты? Всё ещё работаешь на Джея?
- Что значит всё ещё? По-твоему мне следовало давно избавить его от своей персоны?
- Ну, я думала ты давно уже главный редактор.
- Я не гонюсь за повышением. Для меня это не стоит на первом месте, знаешь ли…
- Вот как? – Терри взглянула на свой маникюр.
- А у тебя как дела?
- Вот уже два года я главный редактор в «Ola girl», - гордо заявила она.
- Ты торчишь в этой дыре?! – я утрировала своё удивление, отчего мой вопрос прозвучал как недоумение.
Терри прикусила язык.
- Отчего это ты зовёшь мой журнал дырой?
- Оттого лишь, что «Ola girl» - это очередной журнальчик для подростков, в котором нет потенциального развития для журналиста. Я работала в таком. Я уволилась сразу же после того, как поняла, что смогу свернуть горизонты, если захочу…
- Это ты с Джеем горизонты сворачиваешь?
- Можно и так сказать.
- Очень интересно, и над кем же ты сейчас работаешь?
На секунду я опешила.
- Роберт Паттинсон. На него я нацелена.
- В очереди, наверное, стоишь, - её высокомерие так и сочило из каждого слова.
- Да. Но я надеюсь получить интервью к августовскому выпуску.
- Надеюсь – правильное слово. В таком случае только и остаётся, что надеяться. Я брала у него интервью недавно, сразу же после пресс-конференции.
- Неужели? А я-то думала, что в «Ola girl» вся информация второсортная. А вы, оказывается, и интервью берёте.
- Он довольно необщительный, хочу тебя предупредить. Приходится выуживать из него информацию. Закрытый и упёртый.
- Вот как? Возьму на вооружение.
Мы смотрели на Дэна и Эмму. Они стояли вдалеке и с кем-то болтали.
- Они так выросли, - я удивилась, что сказала это вслух. Мне казалось, это было у меня в голове.
- Да уж, - возмутилась Терри, - теперь попасть к ним стало ещё сложнее.
- Серьёзно? – удивилась я, так как у меня проблем с этим не было никогда.
- Только не делай вид, что не знаешь этого, - съязвила Терри.
- Но я действительно не знаю. Когда я познакомилась с ребятами, им было по семнадцать…
- Когда я познакомилась с ними, им было по четырнадцать.
Она начала меня бесить.
Я решила промолчать.
- Но это не меняет дела, - продолжала Терри.
- В твоём случае, возможно, да.
- Прости? – Терри одарила меня мерзко-удивлённым взглядом.
- У нас разная тактика, - пояснила я.
- Я так не думаю.
- Твоё дело.
Тут я заметила, что Эмма нечаянно обернулась в нашу сторону и остановила на мне взгляд.
Я ей помахала.
Она дёрнула за рукав Дэна и уверенно направилась ко мне.
Забыв про Терри, я пошла навстречу Эмме и Дэну, готовая обнять их.
- Эмили! – воскликнули они оба.
- Ребята, - радостно протянула я, обнимая их. Мои растроганные после фильма чувства дали о себе знать. Я еле сдерживала слёзы. – Это было великолепно!
Я оглядела их:
- Вы только посмотрите на себя! Какие же вы красивые.
- Теперь мы почти ровесники, - рассмеялся Дэн.
- О нет, только не плачь, - закричала Эмма. – Иначе и я снова буду плакать!
- Тебе это простительно, - скептически вставил Дэн, - а вот я чего плачу весь вечер?
- Денни, ты был прекрасен! – воскликнула я. – Я никогда не забуду сцену с переодеваниями на поляне. Ты, кстати, отчего не захотела обнажаться? – обратилась я к Эмме.
Та рассмеялась, но ничего не ответила.
Я вспомнила про Пэггл, стоящую позади нас.
Я обернулась и улыбнулась, глядя на неё. Совершенно безо всяких левых мыслей. А она демонстративно хмыкнула и ушла.
Я засмеялась.
- Всякое бывает. Как вы? Где Руперт?
- У него спор, - рассмеялся Дэн. – И я должен это увидеть!
- Да, конечно, иди.
- Эти мальчишки, - заметила Эмма. – Вроде бы уже взрослые парни…
- Поверь мне, возраст мужчины не оказывает никакого влияния на его поведение. Всё дело в состоянии души. Это мы, женщины, растём и развиваемся, умнеем. А они… По сути, с самого рождения их интересует только женская грудь.
- По-моему ты описываешь каких-то похотливых кобелей, - рассмеялась Эмма.
- Возможно, - не стала отрицать я. – К сожалению, нечасто мне доводится встречать мужчин, не попадающих под это описание.
- Не там ищешь?
- Не ищу. В этом всё дело.
- То есть сидишь на месте и просто ждёшь, что к тебе заявится принц?
- Эмма, человек в красном коктейльном платье, бегающий по Трафальгарской площади с фотоаппаратом, никогда не сидит на месте, а тем более просто так, - улыбнулась я. – Кстати о принце. Мы ведь в Лондоне… Хотя нет, мой ум сейчас занят абсолютно другим мужчиной. Кстати, тоже англичанином.
- И кто же он?
- Роберт Паттинсон.
Эмма рассмеялась:
- Ты шутишь?
- Нет, с чего ты взяла?
- Ну… Как-то это странно звучит. Ты что, влюблена в него?
Я расхохоталась.
- Если бы! Я не могу попасть к нему на интервью. А это, знаешь ли, похуже агонии неразделённой любви.
- В чём проблема?
- В Стефани Ритц, его пресс-атташе. Я написала о ней статью, после чего она меня невзлюбила. Даже имя моё запомнила…
- Мой менеджер знаком с ней. Говорят, она дама с характером…
- Да уж, - протянула я. – Только вот её мотивы мне совершенно не понятны. Ну да ладно, прорвёмся.
- Ну, удачи тебе с ним. И поаккуратней там, а то ещё подерёшься с кем-нибудь… - улыбнулась Эмма.
«Уже подралась», - подумала я.
Мы нашли ребят, я поздоровалась с Рупертом, потом поболтала с Дэном, выпила бокал шампанского, случайно наткнулась на мистера Рикмана, обсудила с ним фильм, похвалила его превосходнейшую игру. Даже сказала, что дала бы ему Оскара за неё.
Затем я ещё долго болтала с Эммой и танцевала с Дэвидом Хейманом.
Когда народ стал расходиться, я попрощалась с ребятами и отправилась в отель.
В субботу утром я была уже дома.
Все выходные я провела за компьютером: писала интервью и составляла фоторепортаж.
В понедельник утром я принесла Джею готовый материал.
- Ты прелесть, - сказал Джей. – Можешь брать выходной, когда захочешь.
- Спасибо, - я никак не воодушевилась от такого заявления.
В выходные у меня было время всё обдумать, поэтому сейчас я сказала:
- Я не попадаю к Паттинсону. Мне придётся ждать очень долго. Я оставлю эту затею и найду себе другую звезду.
Джей секунду размышлял.
- Ну, хорошо. Тогда попрошу тебя впредь не реагировать на Алексис и её странные выходки. Я уже отчитал её за это. Надеюсь, больше у вас не будет проблем.
- Хорошо. Спасибо. Ну, я пойду.
Я вышла от Джея полностью довольная. Нет теперь у меня этой назойливой мысли в голове, что нужно попасть на интервью к Роберту, дабы насолить Алексис. Теперь мне никому ничего не нужно доказывать.
Но во мне появилось что-то другое. Что-то, чему было плевать на Алексис. Что-то, что всё ещё хотело заполучить Паттинсона для августовского выпуска.
Возможно после того, как я столько всего о нём прочла и узнала, я не смогу просто так выкинуть его из головы.


Влюбиться в РП. Глава 10

Прошла неделя.
Я всё ещё пребывала в пространственных размышлениях. Правильно ли я сделала, что отступила? Не знаю. Я запуталась.
Я с головой окунулась в новое задание. Нужно посетить кое-какие места и позадавать кое-кому вопросы.
Но сколько бы я ни старалась отвлекаться, Роберт Паттинсон не выходил у меня из головы.
И к тому же ещё эта неожиданная неудовлетворённость. Мне хотелось мужчину. Но каждый раз, вспоминая ситуацию с Деймоном, я передумывала.
Я даже пыталась с кем-нибудь познакомиться. Думала, что получится развить отношения, и только потом лечь в постель.
Но у меня ни черта не вышло.
И я решила забить на это.
И вот тогда события накрыли меня с головой.

В пятницу днём позвонила мама.
Я сразу заподозрила неладное. Её голос странным образом окрасился в неизвестный мне до этого оттенок. Я ещё никогда не слышала её такой.
- Эмили, - наконец подытожила она, - твой отец… Его больше с нами нет, Эмили.
Её голос сорвался, и я услышала всхлипывания.
Сердце защемило с невероятной силой. Через мгновение я уже ничего не чувствовала. Я знала, это состояние шока. Я словно онемела.
- Я скоро буду, - выпалила я на автомате и бросила трубку.
Я судорожно вздрогнула и залилась горячими слезами.

Мы похоронили папу в субботу утром на городском кладбище.
Похороны получились чересчур вычурными. Было много народу.
Я смотрела на могилу отца с неверием.
Как это может происходить? Ему даже пятидесяти пяти не было. Разве это справедливо?
Мои глаза уже высохли от слёз. Я не смотрела ни на кого, только слегка обнимала маму.
Рядом с ней стояла жена отца, Рейчел. Более молодая, чем мама, она всю церемонию держалась изо всех сил. Я видела, как она рыдала над его гробом, прежде чем мы все приехали сюда. Мне было её жаль, пусть они с папой и не так долго были женаты. Я знала, что она его любила. Больше, чем мама.
Мы ехали домой в полном молчании. Никто, из сидящих в машине, не проронил ни слова.
Все гости разъехались по домам. Остались лишь мы, самые близкие.
Мы приехали в старый дом родителей.
- Двадцать пять лет мы провели вместе. Десять из них мы жили в этом доме, - сухим дрожащим голосом прошептала мама, когда мы вошли.
Рейчел тут же попросила чего-нибудь выпить. Они с мамой ушли на кухню.
Я задержалась на входе, разглядывая родное место.
Это было невыносимо.
Медленными шагами я дошла до гостиной.
Алексис уже сидела там. На её лице не было жизни, я бы так сказала.
Я приземлилась на диван, рядом с ней, и бесцветным голосом спросила:
- Почему они нам не сказали? Мама ведь знала… Почему она не сказала, что папа болен?
Я задавала вопрос куда-то в пустоту. Неожиданно для меня Алексис заговорила:
- Ты ведь знаешь, они любили всё скрывать.
- Да уж…
- Они не делились с нами никакими проблемами. Никогда. Мы всегда жили так, словно у нас никогда не было никаких трудностей. Когда на самом деле…
- Брось.
- Хочешь сказать нет? Только будучи достаточно взрослой, я осознала, насколько тяжело нам иногда приходилось. Но они умели это завуалировать…
- Пусть так. Но разве он не хотел попрощаться с нами?
- Охх, перестань. Ты ведь прекрасно знаешь папу. Да и к тому же он был в курсе наших с тобой отношений. Мы его огорчили, Эмили. Ему уже давно было на нас плевать.
- Не говори так.
- Ты всегда была на его стороне. Даже когда мама решила с ним развестись, ты его защищала…
- Они прожили вместе четверть века! Конечно, я его защищала! А ты думала, что я, как ты, буду просто наблюдать, как рушится семья?
- Мы уже не были детьми, Эм. Можно было прекрасно понять, что если это случилось, изменить уже не получится.
- Такова была твоя позиция! – мой голос прозвучал твёрдо и грубо.
Алексис ничего не ответила.
- Чёрт, Алли, давай хотя бы сегодня претворимся, что между нами всё хорошо?
- Ты семь лет так меня не называла… А когда называла, то я точно знала, что ты любишь меня. Но не сейчас…
- Ты моя сестра, - резко оборвала я. – И какой бы сукой ты ни была, я всё равно продолжаю любить тебя. Возможно, где-то в глубине души. Возможно, где-то очень глубоко… Но это так.
Алексис взглянула на меня, как много лет назад, когда я ещё была в силах делиться с ней своими секретами.
- Я тоже тебя люблю, - одними губами произнесла она.
Мы продолжали какое-то время сидеть в тишине.
Из кухни доносились голоса мамы и Рейчел. Где-то тикали часы. Это тиканье отзывалось в каждой клеточке моего мозга. Мне безумно хотелось найти и раздолбить эти часы.
- Прости, - прошептала я. – Прости, что накинулась на тебя.
Я виновато взглянула на Алексис.
Только она открыла рот, чтобы ответить, у меня зазвонил мобильник.
Номер был незнаком.
- Я слушаю.
В трубке зазвучал незнакомый женский голос:
- Здравствуйте, могу я услышать Эмили Крейн?
- Это я. Что вы хотели?
- Добрый день, мисс Крейн. Моё имя Мегги Браун, я секретарь из агентства Стефани Ритц. Мне дали поручение связаться с вами. Вы должны приехать сегодня в отель Вавилон на интервью.
Я машинально встала с дивана.
- Какое интервью?
- Мне сказали, что вам всё известно. Вы должны быть там в шесть. Вас встретят. До свидания.
- Стойте, - вырвалось у меня, но гудки уже раздались. – Какого, нахрен, чёрта?!
Я моментально впала в замешательство.
Алексис смотрела на меня, недоумевая:
- Что случилось?
- Мне звонила секретарша Стефани Ритц. Сегодня я беру интервью у Паттинсона.


Влюбиться в РП. Глава 11

- Что??? Ты ведь вроде как оставила эту затею…
- Да, но… А почему это тебя так волнует?
Алексис поднялась с дивана и поравнялась со мной.
- Ты уже забыла, что мы вместе работаем? Как же легко тебя вывести из строя. Мы соперницы, Эмили. И, кажется, я только что нашла твоё слабое место.
- Что? – моё замешательство перекрыл сильнейший шок. – Я думала мы больше не…
- Эм, если хочешь продолжать карьеру в этом бизнесе, тебе следует избавиться от всех чувств. Просто убей в себе это, потому что именно это тебя однажды и погубит.
- Я ещё не влюблялась ни в одного из тех, с кем работала…
- У кого брала интервью, ты хочешь сказать?
- Именно. А ты спишь с ними…
- Спать – не значит любить. Ты не лучше меня, знаешь ли…
Я запнулась.
- Ты прекрасно знаешь мою причину. – Сцены из прошлого снова всплыли в голове. Я не могла сдерживать слёз.
- Охх, перестань. Думаешь, спустя столько лет всё ещё можно использовать эту отмазку?
- Отмазку???
- Да, признаю, это был большой стресс для тебя, но я не поверю, что это стало причиной того факта, что ты превратилась в чёртову нимфоманку.
- Заткнись!
- Вот что я скажу тебе, Эмили. Всем плевать, как тебе удаётся оставаться на таком высоком уровне, но если они узнают, что ты спишь со своими клиентами, они сделают выводы. И говоря «они», я имею в виду не только членов ассоциации…
- Ты этого не сделаешь…
- Я сделаю всё...
- Но я не сплю с ними! Это всё ты!!!
- Да ладно тебе, расслабься. Я же не говорила, что немедленно побегу к Джею стучать на тебя.
- Джей не купится…
- Ну ладно, не только к Джею…
- Зачем тебе это???
- Тише, малышка Эм, не горячись. Я ведь ещё не успела сказать самого главного. Я сделаю это только в том случае, если в Paparazzo появится твой разворот с Паттинсоном.
- Это что, шантаж?
- Можешь называть это как угодно.
- Ты… СУКА!
Я ощутила себя маленькой обманутой девочкой.
Хотя чего ещё можно было ожидать от Алексис? Я не столько была удивлена её словам, сколько злилась на то, что она говорит это именно сейчас, сегодня, после папиных похорон.
- Ты мерзкая. Могла хотя бы притвориться, хотя бы сегодня…
- Я всё сказала.
Алексис улыбнулась мне своей высокомерной улыбкой, оставив меня совершенно опустошенной и растерянной.
В комнату вошла мама.
- Девочки, что случилось? – она вгляделась в наши лица. – Вы снова ссоритесь?
И тут я расплакалась.
Я подошла к маме, крепко обняла её и прошептала:
- Прости.
Она посмотрела на меня с сожалением.
- Мне нужно идти, - выдохнула я и быстро вышла из дома.
Спустя час я уже была дома.
Эмма Уотсон – девушка-улыбка, милая и великодушная. Было не трудно достать её номер, трудностью было ей дозвониться.
- Алло, - наконец услышала я на том конце провода.
- Эмма, здравствуй, это Эмили Крейн.
- А, Эмили! Привет. Какими судьбами?
- Эмма, я даже не знаю, что и сказать… Радоваться или злиться… Не пойму пока.
- О чём ты? Что произошло?
- Не прикидывайся. Я знаю, что это ты.
- Знаешь, что я что?
- Что ты устроила мне встречу с Паттинсоном.
- Чего?
- Интервью с Паттинсоном! Это ты устроила?
- Эмили, я польщена, конечно, но я понятия не имею, о чём ты говоришь.
- В смысле?
- В прямом.
- То есть это не ты устроила встречу?
- Конечно, нет. Почему ты так решила?
- Ну не знаю… На вечеринке в Лондоне я столько тебе об этом рассказывала… А сегодня мне позвонили и сказали, что я приглашена…
- Спасибо, Эмили, что видишь меня в таком благородном свете, - усмехнулась Эмма, - но могу тебя уверить: то, что тебя пригласили, абсолютно твоя заслуга. Я тут ни при чём.
- Да, я уже поняла. Прости, что потревожила, Эмма.
- Ничего страшного, Эмили. Увидимся. Пока-пока.
- Пока…
Я вышла из равновесия.
Из меня как будто всё выпотрошили, а потом запихнули обратно.
Я попыталась собраться с духом, но у меня ничего не вышло.
Роберт Паттинсон. Сегодня вечером.
Мелькнула мысль: а может не пойти?
Чёрт возьми, я похоронила сегодня отца. Я испытала сильнейшее психологическое потрясение, от которого ещё нескоро смогу отойти.
А потом я вспомнила предыдущий месяц и сказала себе: ну уж нет, Эмили. Я не дам тебе сдаться теперь.
Поэтому я принялась одеваться на интервью.

С чувством глубочайшего опустошения я подъезжала к Вавилону. В моей голове не было ничего, кроме звенящей пустоты. Я не знала, как выйду из положения. Не знала, как именно буду импровизировать.
Я совершенно не готова к этому интервью.
К тому же эта дурацкая ситуация с Эммой.
Чёрт, я была уверена, что это всё она устроила. А теперь выяснилось, что она ни при чём.
Собрав в себе последние капельки самообладания, я заставила себя войти в отел с улыбкой на лице.
Ко мне подошла молоденькая брюнетка и сообщила, что Стефани Ритц уехала пару часов назад и просила передать, что «мистер Паттинсон ожидает меня в номере двадцать семнадцать».
В моём распоряжении три часа.
Три часа?! Это самое долгое время, которое мне когда-либо давали на интервью!
Я улыбнулась в ответ брюнетке и вошла в лифт.
Наконец я отыскала нужный номер. Только вот по пути до него я растеряла всю уверенность, которую только смогла собрать перед тем, как отправиться сюда.
Я стояла перед дверью, нервно постукивая каблуком.
Наконец мне стало плевать. Просто плевать. На всё.
Я сделала контрольный вдох и постучалась в дверь.
Не знаю, чего я ожидала. Возможно, каких-нибудь приглушенных звуков, которые бы означали намеренность «хозяина номера» открыть дверь. Или непринуждённого крика «Уже иду!». Не знаю…
Но вместо этого дверь внезапно распахнулась.
Это застало меня врасплох.
От неожиданности я крепче сжала телефон в своей руке.
Передо мной стоял он, Роберт Паттинсон.
Ущипните меня.
Неужели я, наконец, до него добралась? Неужели у меня всё-таки будет разворот с его интервью?
Я не дала ему увидеть свою растерянность. Вместо этого я мило улыбнулась и протянула руку:
- Здравствуй, моё имя Эмили Крейн. Мне назначили интервью в шесть…
- Да-да, я ждал вас. Проходите…
Так я впервые услышала его голос вживую.
Уверенным шагом я вошла в номер и услышала звук закрывающейся двери за спиной.


Влюбиться в РП. Глава 12

Я попала в шикарный номер люкс.
Повсюду висели картины. Не было ни одного свободного места: светильники, цветы, небольшие скульптуры – всё, что только можно было себе вообразить, украшало эту комнату.
Справа находился бар, чуть ближе него – арка, ведущая в другую комнату.
Слева я обнаружила неприметную дверь. Она была закрыта.
Завороженная открывшимся передо мной видом, я на мгновение забыла, что нахожусь здесь не одна.
Роберт закрыл дверь, а затем, как бы не обращая на меня внимания, прошел мимо и начал собирать что-то на полу.
- Присаживайтесь, - сказал он, скрываясь за неприметной дверью.
Пройдя вглубь прихожей, я остановилась возле дивана. Напротив него стояло кресло.
Секунду я размышляла, куда лучше сесть. Но Роберт неожиданно вернулся. Я посмотрела в его сторону и непроизвольно приземлилась в кресло.
Что ж, пусть так.
Я приготовила диктофон и поставила сумку на пол рядом с креслом.
Постепенно я начала успокаиваться.
Я наблюдала за Паттинсоном, который явно приводил себя в порядок. Сначала он унёс вещи, потом я слышала звук льющейся воды из ванной.
- Вам чего-нибудь налить? – услышала я из другой комнаты.
Шум воды прекратился. Роберт появился передо мной.
Я растерянно смотрела на оттопыренный воротник его рубашки.
- Нет, спасибо, - непринуждённо улыбнулась я.
Он скрылся в комнате, а затем появился снова, уже переодетый.
Сейчас на нём была серая футболка.
Он устроился на диване, прямо передо мной.
Кажется, я на него пялюсь.
Он остановил свой взгляд на мне:
- Что-то не так?
- Ты гораздо выше, чем я думала. И ещё мне жаль твои волосы…
Роб улыбнулся:
- И вы не спросите, что я сделал со своей шевелюрой?
- Зачем? Я ведь знаю ответ.
- Многих это не останавливает.
- У меня свой подход.
- Что ж, это радует.
На мгновение мы замолчали.
Вот он, тот самый миг.
Роберт Паттинсон. Сидит передо мной. И я могу говорить с ним.
Чёрт, я счастлива.
Я сумела за секунду собраться с силами. Это как расправить крылья перед полётом. Я заняла уже определённую позицию, теперь мне ничего не стоит работать с ним, как я привыкла.
Я выбрала самую удачную импровизацию.
Отложив в сторону диктофон, я устроилась поудобнее.
- Шикарный номер, - констатировала я.
- Да… - нехотя согласился Паттинсон.
- Тебе что, не по душе это?
- Ну, не то чтобы мне это всё не нравилось, просто… я чувствую себя более комфортней в номере с одной кроватью, телевизором и холодильником.
- Тебе не нравится роскошь?
- Мне не нравится это нелепое нагромождение.
- Но дело ведь не только в интерьере, не так ли?
- Да, - Роберта словно удивила моя догадливость. – Я не хочу казаться человеком, которого привлекает это всё. Но у меня просто нет выбора. Это всё часть мира, в котором я вынужден находиться. Поэтому я пытаюсь протестовать…
- Как, например?
- Например, мой стиль. Это единственное, что я смог отвоевать у шоубиза.
- Но ведь никто не может запретить тебе выглядеть каким-то определённым образом?
- Именно!
- Но тогда почему ты говоришь, что тебе пришлось отвоёвывать свой стиль?
- Потому что из меня хотели сделать очередного подросткового сердцееда. И это им практически удалось. Они не ожидали, что я начну высказывать своё мнение. Я изо всех сил пытаюсь оставаться собой.
- Говоря «они», кого ты имеешь в виду?
- Продюсеров и пиарщиков, конечно же.
- Стефани Ритц тоже хотела сделать из тебя сердцееда?
- Я не хочу отвечать.
- А говоря о своём стиле, что именно ты подразумеваешь?
- Конечно же, не только одежду. Мне говорили: «Ты же актёр! Играй! Поднимаясь на сцену за наградой, выгляди, как Джеймс Бонд! Пусть тебя хотят все!»… Я сказал им «нет». Правда в том, что поднимаясь на сцену, я – это я, Роберт Паттинсон…
- Правда в том, что тебе и не нужно никого из себя строить – тебя и так будут хотеть во всех уголках земного шара.
- Это верно, - Роберт смущенно отвёл взгляд и улыбнулся.
- Роберт, - я немного удивилась своему голосу.
Взгляд Паттинсона резко вернулся ко мне.
Он смотрел, ожидая вопроса.
Я собралась с духом. Я сумела его разговорить, теперь нужно суметь не дать ему замолчать.
- Ты веришь в любовь? – выдохнула я.
Роберт мгновение недоумевал. Он словно ожидал всего, но только не этого.
- В любовь? – несмело переспросил он.
Я кивнула.
Это не был вопрос с подвохом, меня действительно интересовал ответ.
- Только не говори, что тебя ещё никто не спрашивал об этом.
- Нет, почему же, меня спрашивали, верю ли я в любовь. Это была девушка. Немного похожая на вас, только лет на десять младше. Да и я сам был тогда мальчишкой…
- И что ты ей ответил?
- Я сказал, что верю.
- А что ты ответишь сейчас?
- Думаю, да. Я всё ещё верю в любовь.
- Какого это – любить?
- Если нужно выбрать подходящее слово, то я выберу – тепло. Любить тепло. Для меня…
- Это сильно мешает актёрской карьере?
- Ну, знаете, это не то чтобы мешает… Просто все эти поклонники, нелепые сплетни… Она ревнует.
- Кто? Крис?
Мне удалось поймать момент. Мне удалось заставить забыть Роберта Паттинсона, что он говорит с журналистом. В душе я ликовала.
Он как будто был на своей волне, когда говорил это.
Сейчас он смотрел на меня взглядом, который я не могла разобрать.
То ли он злился, что почти проболтался, то ли недоумевал, как смог такое сказать.
Но, похоже, он всё-таки злился. Причём на меня. Он так гневно на меня взглянул, что я уж подумала, он выставит меня за дверь.
- Вы понимаете, что всё может полететь к чертям, если вы это напишете? – почти прошептал он.
- Естественно, я не буду об этом писать! – уверила я.
- Честно?
И тут меня словно обдало кипятком.
Так это что, правда?
Я на секунду отключилась.
Вот он, тот момент, о котором мечтает каждый журналист. Когда звезда мирового масштаба, забывшись, раскрывает перед тобой главную карту.
Но ты обещаешь ему, что никому этого не скажешь.
Я делаю глубокий вдох и продолжаю разговор.

Так пролетает часа полтора.
Мы непринужденно говорим почти обо всём.
Я всё равно включила диктофон. На всякий случай. Но Роберт больше не проболтался ни о чем.
Не то чтобы я сильно хотела…
Когда мои внутренние часы подсказали, что уже пора заканчивать, я выключила диктофон и убрала его в сумку.
- Теперь я понимаю, почему Стефани пригласила тебя, - подытожил Роберт. – Знаешь, она крайне редко сама устраивает мне интервью.
- Стоп-стоп-стоп.
За долгое время я прервала разговор. Я замолчала, вдумываясь в слова Паттинсона.
- Ритц сама меня пригласила? Хочешь сказать, она устроила это интервью?
- Ну да. Ей очень понравилась какая-то там твоя статья. Она долгое время говорила о тебе. В итоге решила пригласить.
Но с чего это вдруг?
Я уже ничего не понимала.
- Ну, знаешь, это и вправду было веселое интервью. – Он улыбнулся. Я тоже.
- Думаю, мне пора.
Я встала с кресла и приготовилась уходить.
Роб не торопился меня провожать.
- Знаешь, - начал он, - я и не знаю, как буду без Стефани. Не знаю, зачем я тебе это говорю, но… она сильно больна. Она хочет отойти от дел. И мне чертовски грустно из-за этого.
Я задумчиво сказала:
- Думаю, она найдет себе достойную замену.
- Она сказала, что уже нашла.
Да?
- И кто же это?
- Даже если бы я и знал – не сказал бы.
- Почему? – рассмеялась я.
- Да ты ведь Джеймс Бонд, а не журналист! – рассмеялся он в ответ. – Сама и узнай!
- Этим и займусь.
Мы попрощались и я уехала.

Сев писать статью я поняла, что сегодня Роб наговорил мне столько материала, что хватит на несколько выпусков вперед.
И еще эта новость о Ритц. Это будет любопытный материал для многих.
Но я решила пока не писать об этом. Эта новость будет моим козырем. Напишу об этом в следующем номере.
Когда я дописала статью – ощутила себя профессионалом.
Мне удалось заполучить сенсацию. Люди узнают нового Роберта Паттинсона.
В этот момент я обожала себя.

Утром я проснулась совсем другим человеком. Очень много мыслей пришло мне в голову этой ночью.
Я немедленно собралась и поехала в издательство.
Без стука я вошла в кабинет Джея.
- О, Эм! Слышал, ты таки добилась своего!
- Ага, - я подошла к столу Джея и бросила прямо перед ним рукопись.
Джей растерянно посмотрел на бумагу.
- Что это?
- Моя статья. Напечатай её. Вот, на этой флешке фотографии. Там всё есть.
Я положила флешку на его стол, рядом со статьей.
Джей медленно поднялся с места, рассматривая бумаги.
- Я понял, что это статья. Но что вот это?
Он поднял белый лист формата А4, показывая его мне.
Я еще раз посмотрела на текст, который за это утро успела выучить наизусть, и сказала:
- Это заявление об увольнении. Я ухожу по собственному желанию.
Джей опешил.
- Вот так просто?
- А почему это должно быть сложно?
- Если дело в зарплате, мы можем договориться…
- Я уже собрала вещи, Джей. Назначь на мое место Алексис. Она справится. И она тоже Крейн.
Я собралась уходить.
- Но куда ты пойдешь?
Я уже открыла дверь.
Я шумно выдохнула и посмотрела на Джея:
- Я хочу быть агентом Роберта Паттинсона.
И я вышла, шумно захлопнув за собой дверь.

К О Н Е Ц _ П Е Р В О Й _ Ч А С Т И

ЧАСТЬ II
ПЕРЕСПАТЬ С РОБЕРТОМ ПАТТИНСОНОМ

Переспать с РП. Глава 1

Завораживает. Его улыбка.
Смотрю на четкий контур его скул.
Слегка оттопыренный воротник, расстегнутая пуговица, шея.
Шея особенно манит. Представляю форму его ключиц. Пуговицы расстегиваются, одна за другой, всё ниже и ниже.
Его тело, теплое. Сильные руки, нежные прикосновения.

Он проводит рукой по своей ноге, чешет за ухом, вздыхает.
И снова улыбается. Говорит что-то без остановки.
Хорошо, что я все-таки включила диктофон.

* * * *
Прошло четыре месяца. Именно столько мне понадобилось, чтобы получить эту должность.
Сижу в приемной офиса Стефани. Сегодня она передает мне последние бумаги.
Мы сблизились с Ритц только за последний месяц. Меня радует мысль, что я ей нравлюсь. Она мне почему-то доверяет.
Только Роберт пока ничего не знает. И Стефани до сих пор ему ничего не сказала. Конечно же, ему наверняка известно, что в ближайшее время у него сменится пресс-агент, но то, что это буду я, будет для него неожиданностью.
Вышла секретарша, пригласила пройти в кабинет.
Я поднялась с дивана и проследовала за ней.
- Здравствуй, Эмили, - поприветствовала Стефани.
- Здравствуй.
- Присаживайся. У меня не так много времени, так что сразу к делу.
- Окей.
- Итак, здесь самые последние контракты и отчеты, - она положила на стол папку с бумагами. – С ними советую ознакомиться предельно внимательно. Также советую первое время работать по моим планам. Поверь, пройдёт время – ты сама разработаешь подходящую себе тактику. Ты уже нашла себе офис?
- Да, я присмотрела хорошее место.
- Отлично. С твоего позволения я посоветую тебе в помощницы хорошую девушку, Кейт. Она практиковалась у меня в прошлом году. Очень толковая, будет здорово помогать.
- Да, конечно, спасибо.
- Также я скинула тебе на почту список важных людей. Там в основном некоторые журналисты, фотографы, режиссеры, главы компаний... С ними нужно в обязательном порядке поддерживать контакт. Они нередко приносят много пользы и прибыли. Ещё хотела поговорить с тобой насчет Роберта.
- А что с ним?
- Он твой клиент, дорогуша, - подмигнула Стефани. Я улыбнулась. – Я знаю, что у тебя нет опыта работы в этой сфере. Но учитывая, что ты очень известный журналист, надеюсь, у тебя не возникнет никаких проблем. Людей ты видела разных, готова ко всему.
- Это точно… Так что насчет Роберта?
- Думаю, вы найдёте общий язык. Сходите куда-нибудь, расслабьтесь, засветитесь перед папарацци. Пока в прессе будут мусолить твоё появление, ты как раз вольешься в работу. Всё будет супер.
- Представляю, что начнут писать…
- О да, ты можешь представить это как никто другой. Советую приготовиться к худшему…
- Я постараюсь.
- Так вот. Роб. Не знаю, как у вас сложится на начальных стадиях, но надеюсь, вы сможете сосуществовать вместе, потому что это самое главное. Ты почти всё время будешь проводить с ним. Я имею в виду публичные мероприятия, конечно же. Он весёлый. И очень любит спорить. Ах, да, знай – если он начал нести тебе какую-то алогичную хрень, значит, ты вошла в его зону доверия. И ещё. Проследи, чтобы в отелях, где он будет останавливаться, в мини-баре убирали пятьдесят процентов бутылок. Если придётся, делай это сама. Он иногда напивается и скачет на кровати.
Я чуть не засмеялась. Интересно было узнавать о нём бытовые подробности.
- В общем, советую вам прямо сегодня же сесть и поговорить. Поедешь к нему сама. Вот тебе адрес и пароль от домофона.
- Хорошо.
- Прошу тебя, не дай мне разочароваться в своём выборе.
- Не дам. Обещаю.
- Вот и отлично. Удачи вам, Эмили Крейн.
- Благодарю. – Я встала и забрала со стола папку. – Я не подведу, Стефани. Выздоравливай.
- Брось… - выдохнула она и неожиданно встала из-за стола, подошла ко мне и обняла.
- Пока, - прошептала я.
Было так странно выходить из этого офиса. Зная, что в последний раз.
Села в машину, поехала домой.
Не верится. На мне ж теперь офигеть какая ответственность. Получится ли у меня?
Да конечно получится.


Переспать с РП. Глава 2

Самая сексуальная часть его тела – глаза.
Отдаёт ли он себе отчет в этом?
То ли со мной что-то не так, то ли он вправду иногда смотрит по-особенному. Как будто задумывается о чем-то своем. Но о чем? Я хочу знать.
Что творится в его мыслях, когда он невзначай бросает такие взгляды? Когда он между словами вдруг смотрит на меня так, что мне хочется раздеться.

* * * *
Я позвонила в домофон. Несколько раз. Но никто не ответил.
Неужели его нет дома?
Я бы сильно расстроилась, но у меня есть его номер.
Звоню.
После долгих гудков в трубке доносится сердитый сонный голос.
- Кто это?
- Здравствуй, Роберт. Это Эмили Крейн, я брала у тебя интервью несколько месяцев назад.
- У меня кто только не брал... Думаете, я всех по именам помню? Что вам нужно?
- Дело в том, что я стою возле твоего дома, на улице. Не мог бы ты пустить меня в квартиру? Здесь холодно. Я от Стефани, есть серьёзный разговор.
- Чтоб вас всех…
Разговор оборвался. Он сбросил.
Через пару секунд входная дверь издала писклявый звук. Я открыла её и вошла.
Его квартира на втором этаже.
Когда я поднялась, дверь уже была открыта. Я громко захлопнула её за собой.
- Я сейчас! Проходи и раздевайся! – донеслось из одной из комнат. Через мгновение я услышала этот голос снова. – Всмысле сначала раздевайся, а потом проходи. Подожди меня на кухне.
Я сняла пальто, нашла кухню. Я ждала его минуты три, а потом он показался в дверном проёме. Весь заспанный, в серых трениках, которые он только что натянул.
- О, привет, - непринужденно сказал он и открыл холодильник. – Будешь что-нибудь пить?
- Пожалуй, кофе.
У меня сперло дыхание. Чего это я? Подумаешь, нерасчесанный парень в трениках. Ну и что, что он Роберт Паттинсон?
Он с грохотом достал откуда-то чайник и наполнил его водой.
- Не любишь чай? – поинтересовалась я, не желая затягивать паузу.
- Не люблю, когда меня будят.
Он плеснул в стакан какого-то питья и сел прямо напротив меня.
Я смотрела на него в растерянности.
- Ну, что там ещё Стефани придумала?
И вот теперь… сюрприз!
- Дело в том, что…
Давай, Эм!
- Я твой новый агент.
Вот, хорошо. Понятно и четко, и без лишних размусоливаний.
Роберт отпил из стакана и уставился на меня.
Мы секунд сорок сидели и просто пялились друг на друга.
- Серьёзно чтоли? – его голос был таким удивлённо-растерянным.
- Да.
Он отвёл взгляд.
- Ну, я знал, что она собирается искать себе замену. Но что это произойдёт так быстро… Она мне даже не сказала ничего.
Он снова посмотрел на меня.
- Она говорила мне, что обязательно попрощается с тобой, перед тем как уехать. – Я как будто оправдывалась.
Мне почему-то стало его жаль. Такое ощущение, будто его кинули, а я в этом виновата. Хотя прекрасно понимаю, что Стефани в любом случае уехала бы, и нашла бы кого-нибудь на своё место.
Просто этим «кем-то» оказалась я.
Роберт шумно вздохнул.
Я прям слышала, как мысли не укладывались в его голове.
- Ну… ладно, что поделаешь. Не предупредила – так не предупредила. Главное, чтоб выздоровела…
Я легко улыбнулась ему. Мной овладело странное состояние. Я изо всех сил убеждала себя, что передо мной обычный парень. Просто парень с улицы. Никакой не Паттинсон.
Неужели я смогу привыкнуть к нему?
Очень надеюсь на это.
- Будем знакомиться, - уже веселей сказал он. – Роберт, - это было сказано не без иронии.
- Эмили, - мы пожали друг другу руки.
- Подожди, я, кажется, тебя припоминаю! Ты спросила, верю ли я в любовь!
На секунду я была ошеломлена. Неужели? Неужели всё-таки именно этот вопрос стал напоминанием обо мне?
- Да, - я немного смутилась.
- Да-да, точно. Я вспомнил тебя. – Это его очень радовало. – Как тебя сюда занесло, Эмили? – улыбнулся он. Его голос был немного наигранным.
- Я просто захотела стать твоим агентом. А потом оказалось, что Стефани собралась уходить. И что она решила взять меня на свою замену ещё тогда, когда я написала о ней статью…
- А это часом не подстава? В тебе не забушует теперь журналистская кровь? Ты ведь подобралась совсем близко…
- Ты слишком плохого обо мне мнения. Надеюсь, пока…
- Поживём, увидим.
Мне нравилось, как непринужденно мы заговорили. Думаю, всё дело в его ауре, которую я словно чувствую на ощупь. Он очень располагает к себе.
- Ага… - я снова улыбнулась. – Завтра я поеду с тобой на фотосессию. Понаблюдаю за тобой, что ли. Потом предлагаю поехать в клуб.
- Что, так сразу засветимся?
- А чего тянуть? Нам с тобой нужно найти общий язык. Убьем двух зайцев сразу.
- Ладно, как скажешь. Но давай хотя бы не вдвоём. Я скажу ребятам, чтоб тоже пошли.
- Стесняешься меня? – усмехнулась я.
- Не хочу «его видели в обществе таинственной незнакомки».
- Да, ты прав. «Его видели в компании друзей, с ним была таинственная незнакомка» звучит куда лучше.
- Да, так гораздо лучше.
- Ладно, хорошо. Убедил. Ну… Я поеду.
- Мы так мало поговорили, а ты уже уходишь?
- Есть дела. Иди, спи дальше. Прости, что разбудила.
Я поднялась и пошла одеваться.
Роберт вывернул из-за угла:
- А как же кофе?
Я уже открыла дверь.
- Ты забыл включить чайник.
- Серьёзно?
- Ага. До завтра! – крикнула я, уходя.
- Пока, - отозвался он.


Переспать с РП. Глава 3

ААА!!! Мне не верится! Неужели я только что говорила с ним?! О, боги, скажите, что мне это не приснилось. Я так долго этого ждала, так сильно хотела приблизить этот момент. И, когда я уже думала, что всё потеряно, всё обернулось в мою пользу.
Я вышла из отеля с полным чувством удовлетворения. У меня получится отличная статья. К тому же, признаю, Паттинсон гораздо сексуальнее вживую.

* * * *
- Обязательно, чтобы мы приезжали вместе?
- Необязательно. Просто нужно, чтобы нас хотя бы разок вместе сфотографировали.
- Это тебе Стефани такие указания дала?
- Да.
В трубке звучал недовольный голос Роберта.
- Окей. Приезжай ко мне, поедем вместе на такси.
Гудки. Снова он сбросил.
Ну что ж, хорошо. Вызову такси.
В восемь я была уже у него.
- Как я это всё не люблю, - бурчал Роб, садясь в машину.
Мы ехали в клуб, где нас уже ждали его друзья.
- Как у тебя вообще дела? - вдруг спросил он.
- Нормально, - он застал меня врасплох.
- Я тут подумал, что всё как-то странно складывается. Я ведь и не знаю тебя толком.
- Сегодня будет отличный шанс это исправить, - вырвалось у меня.
Он засмеялся.
- Только чур не напиваться, Эмили.
- Могу сказать тебе то же самое, Роберт.
Он ухмыльнулся и отвернулся. Смотреть в окно ему было гораздо интересней.
А потом случилось что-то, чего я не ожидала. По крайней мере я не думала, что смогу испытать что-то вроде этого сейчас.
Дело в том, что перед входом в клуб, к которому мы уже подъехали, была огромная толпа народа. И ничего подозрительного не было. Но вдруг все они начали визжать. Серьезно, прям во весь голос.
Нет, я , конечно же, слышала подобное много раз. Но тут я понимала, что этот визжащий восторг обращен в мою сторону. Прямо по курсу.
И со словами: "Дину это не понравится" Роб схватил меня за руку и потянул за собой, выбираясь из машины. И тут началась пятисекундная чертовщина. Мы просто пробежали сквозь всю эту толпу, отбиваясь ото всех. Охранники нас сразу же пропустили. Благо, я заметила вспышки фотокамер.
И вот мы уже внутри.
Не могу отдышаться.
На меня нахлынуло осознание того, что я всё-таки этого добилась. Я поставила перед собой цель и мне хватило сил достигнуть её.
Но сейчас, после этой короткой давки, я ощутила ответственность. Такую сильную, что смотрела на Роберта другими глазами. Как будто до этого я не обращала внимания на его статус звезды. Говорила с ним, как со среднестатистическим человеком, который просто смог чего-то добиться в жизни. А сейсас я осознала, во что впуталась.
Это тебе не простой мальчик, детка. Он звезда.
И если раньше разговоры о звёздности были для меня каким-то абстрактным понятием, то теперь всё преобретёт краски.
Я рада и напугана одновременно.
- Всё в порядке? - одёрнул меня Роберт.
Я посмотрела на него абсолютно растеряно.
- Мне нужно выпить, - заключила я.
Он улыбнулся, и мы пошли в vip-зону.
Там, за низким круглым столом, сидели незнакомые мне люди. Роб поздоровался со всеми и представил меня. Все были удивлены тому, что я его новый агент, но особо долго эта тема не обсуждалась.
Я заказала водку с колой. Роберт пил пиво.
Я заметила, что все эти люди были уже довольно подвыпившими. Их было человек семь: парни и девушки.
Я особо ни с кем не общалась. Просто поддерживала разговор и без остановки пила.
После десяти я перешла на водку, уже без колы. Роб продолжал пить пиво и делать вид, что не замечает, как я постепенно, без посторонней помощи, осушаю бутылку.
Мне даже стало всё равно, кто что подумает.
Но вот все зашевелились, загудели. К нам кто-то подошел. Роб встал и поздоровался. Я подняла глаза и увидела знакомое лицо - Том Старридж.
Нет, мне не приходилось брать у него интервью. Да и вообще пересекаться с ним. Всё, что я о нём знала, прочитано в интернете. Я даже ни один из его фильмов не видела.
И как-то так сложилось, что он сел рядом со мной.
Сначала, как будто не замечая бутылку, он предложил мне выпить. Таким образом мы заказали ещё по водке с колой.
Нам сменили три стакана, прежде чем я снова плеснула себе чистой водки из бутылки. Я кинула взгляд на ухмыляющегося Роба. Он сидел напротив.
Черт, я даже поговорить с ним нормально не могла. Все что-то рассказывали, смеялись. Мне вдруг почему-то стало некомфортно. А это чувство я испытываю крайне редко. И я решила, что, если я ненадолго отлучусь, ничего страшного не произойдёт.
- Я на секунду, - предупредила я Роба через стол. На удивление несколько людей отозвались "Возвращайся скорей!".
Я улыбнулась и через Тома вышла из-за стола.
Только теперь я полностью ощутила степень своего опьянения. Меня слегка качало, а танцпол плыл перед глазами.
Я расхохоталась, вспоминая слова Роба: "Чур не напиваться".
Просто мне в голову что-то шибануло после того, как мы пробирались в клуб. Поэтому я уже почти бутылку водки умяла.
Не ведая, что творю, я направилась к диджею и попросила поставить песню, не совсем стандартную для этого заведения. И потом как-то само собой получилось, что я оказалась в центре танцпола. Вокруг была толпа дрыгающихся людей. Я закрыла глаза и прикрыла лицо ладонями, дожидаясь своей песни. Я не люблю танцевать под клубную музыку. Поэтому я просто стояла в центре.
А потом, когда зазвучали первые аккорды, я убрала руки от лица и с удовольствием заметила, что многие из танцующих оказались в растерянности. Играло танго из "Мулен руж".
Я медленно отцепила черную ткань платья от брителек, и она коснулась пола и моих ног. Мне очень нравилось это платье-трансформер. Его можно носить так, с длинной юбкой, или же поднимать и цеплять к брителькам, что делает его коротким. В любом случае, оно оставалось очень лёгким и воздушным. И я рада, что надела его сегодня.
И, после того, как я отцепила ткань, я полностью погрузилась в себя и стала танцевать.
И где-то на втором куплете, под соло Юэна МакГрегора, я поняла, что все пялятся на меня. На танцполе вокруг меня образовался большой круг. Я заулыбалась.
И вдруг из толпы ко мне кто-то подкатил, какой-то высокий парень. И если бы не его рубашка, я б его отшила.
Но он так хорошо пристроился, что я не стала его отталкивать. И моё соло превратилось в дуэт.
Черт, и на что только способны литры водки во мне...
Когда танец закончился, все аплодировали. И, честно признаюсь, это опьяняло ещё больше.
Я засмущалась, подобрала платье и направилась к нашему столику.
Но по пути меня остановили.
- Вы откуда? - нагло спрашивал какой-то мужчина. По его пиджаку я поняла, что он администратор.
- С того столика, - кивнула я.
Но он сильно схватил меня за руку и резко притянул к себе.
- Мы же отзывали заказ, я сам лично два раза звонил.
- Какой заказ? О чем вы? Отпустите меня! - кричала я, сопротивляясь его железной хватке.
- Пошла вон отсюда, деньги ты не получишь!
- Какие нахрен деньги?! Отцепитесь от меня!!!
Но тут, слава богам, к нам подошел Роб.
- Эй, парень, отпусти её. Она со мной.
Мужчина сразу же одёрнул свою руку.
- Забирай свою проститутку.
Простите?!
- Что ты сказал?! - я толкнула его в грудь. Он сделал шаг назад.
- Да кто ты такая вообще? Охрана!
- Меня зовут Эмили Крейн, не знаешь такую? Если я очень сильно захочу, завтра же это заведение полетит к чертям собачьим! Тебе это надо?
Тут нарисовалась охрана.
- Если они меня хоть пальцем тронут, я подам на вас в суд!
Роб тихо смеялся.
- Всё, парни, харе, - вмешался он. - Это мой директор, вы её отсюда не выгоните.
Все моментально растерялись. Администратор не знал, что сказать. И тут к нам подошла молодая женщина.
- Что здесь происходит?
Никто ей толком не ответил.
- Оказывается, если в наше время ты умеешь танцевать, то ты обязательно танцор, - ехидно улыбнуась я.
- Здравствуйте, Эмили. - Дружелюбно улыбнулась женщина и нервно посмотрела на Роба.
Она тут же разогнала охрану и администратора и проводила нас до столика.
- Приносим свои извинения за причененные неудобства, - извинилась она.
Когда я снова уселась, все за столом хлопали и смеялись.
Я отшутилась и продолжила пить.
Через минуту нам принесли бутылку коньяка за счет заведения.
Я виновато смотрела на Роберта. А он ржал, что есть мочи:
- Хорошее начало, Эмили!
- Не обращай внимания! - улыбнулся Том. - Что это у тебя?
Он приподнял мою руку. Она кровоточила.
- Вот черт. - Я встала из-за стола, чтобы направиться в туалет, и чуть не упала.
- Пойдём, я помогу тебе, - предложил Том.
- Смотри, чтоб она никого не побила! - смеялся Роберт.
Том не просто сопроводил меня. Он довёл меня до раковины.
- Как это могло произойти?
- Не знаю, просто они идиоты.
- Я о руке.
- Ах, о руке...
Мы оба засмеялись.
Я подставила порез под струю воды.
- Нам пришлось отбиваться от толпы, когда мы приехали. Думаю, я могла порезаться тогда.
- Но рана ведь кровоточит..
- Этот идиот схватил меня за эту руку. Может, ещё больше разодрал.. Вот козёл..
Я отмыла руку от крови и пошла к противоположной стене за полотенцами. Вдруг за моей спиной раздался звук замыкающейся двери.
- Кажется, нас заперли, - сообщила я, поворачиваясь к Тому.
- Ага, - самодовольно улыбался он, опираясь о стену.
- А может и нет.
Я неторопясь подошла к двери и дёрнула за ручку.
Мне понадобилось мгновение, чтобы понять, что дверь заперта изнутри. Я могла бы одним движением открыть её. Но я не стала.
Я повернулась к Тому, который был в десяти сантиметрах от меня.
Удивительно, как двое людей могут почувствовать, что хотят одного и того же.
Я осталась стоять у двери. Том подошел ко мне, и я позволила ему себя поцеловать.
Признаюсь, что, если бы я не была столь пьяна, я бы подумала, прежде чем расстегивать ему брюки.
Но я не подумала, и поэтому уже через пару секунд терпеливо ждала, пока Том натянет презерватив.

Мы вернулись ко всем минут через двадцать. Но на этот раз я села рядом с Робом.
- Торжественно клянусь, что больше не буду так много пить.
- Поздно. Ты уже произвела своё первое впечатление. Второго шанса у тебя не будет, - засмеялся Роб.
Я пнула его в бок, и стыдливо спрятала глаза от Тома, который только что сел напротив меня.
Мы уехали где-то после двух ночи. Всей компанией вышли через задний ход, уселись по такси и разъехались.
Мы с Робом поехали вдвоём. Всю дорогу он пел песни, а я смеялась.
Мы подъехали к нему, и я вышла вместе с ним. Мне срочно нужно было в туалет, меня страшно тошнило.
- Только поаккуратней там! - смеялся Роб, когда я побежала в ванную.
Когда я умылась и вышла, он сидел на диване и переключал каналы. Я подошла и села рядом с ним.
Его выбор остановился на эротике. Мы сидели и с равнодушным видом наблюдали за совокупляющимися парочками.
И я решилась.
Я повернулась к нему и сказала:
- Мне нужно тебе кое-что рассказать. Я всё равно не смогу это скрывать долго..
Он вопросительно посмотрел на меня.
- Ты не поверишь!


Переспать с РП. Глава 4

Это невыносимо. Видеть его губы и не иметь возможности прикоснуться. А когда он невзначай кончиком языка касается их, я окончательно схожу с ума.

* * * *
- Чего-чего?! Ты это серьёзно?
Тон Роберта лишил меня позитивного настроя. Я даже перестала улыбаться.
- Ну я…
- Хочешь сказать, всё было подстроено?!
- Не сов…
- Чёрт возьми! Скажи, что ты шутишь!
Так виновато я себя ещё не чувствовала. Мне оставалось только растеряно хлопать глазами.
Роб всем корпусом развернулся на диване, обращая свой гнев на меня. Потом он резко встал, выключил телевизор и стал расхаживать взад-вперед.
- Прости, - еле прошептала я. – Не думала, что ты так отреагируешь.
- Хочешь сказать, и охранники, и администратор были подставными?!
- Не совсем.
- Что за нахрен «не совсем»?!
- Просто… Слушай, прости пожалуйста…
- Что «просто»? Говори!
- Подставным был только один человек. Который убедил администратора, что я якобы танцовщица из студии, с которой они как раз накануне расторгли контракт. Очень скандально.
- Вот хрень… И как ты хочешь, чтобы я это назвал?!
- Можешь назвать это «Последний ход Стефани Ритц».
- Ты всё подряд будешь на Стефани скидывать?!
- Что ты сейчас хочешь этим сказать?
- Что мне это всё не нравится! Слишком много ты на себя взяла, тебе не кажется?
Я уставилась на него удивленно. Почему-то я такой реакции не ожидала. Думала, посмеется, пошутим. А получилось как-то странно.
- Почему ты так говоришь? – я изо всех сил держала себя в руках.
- А ты представляешь, что теперь напишут?
- Тебя так волнует, что будут писать?
- Нет, - огрызнулся Роб и замолк. – Мне нужно позвонить. Не забудь закрыть дверь, когда будешь уходить. – И он вышел из гостиной.
Я всё ещё сидела на диване.
Вообще-то, я не собиралась уходить. Но теперь я могла только вызвать такси.
Я ругала себя. Очень сильно ругала. Не нужно было всё-таки слушать Ритц. А я ведь так не хотела этого делать…
Роб вышел из комнаты и направился в ванную.
- Ты всё ещё здесь? – грубо сказал он, даже не посмотрев в мою сторону.
- Я жду такси. … Мне так жаль. Я не думала, что ты настолько это всё не любишь.
- Я вообще не вижу смысла в этом пиаре, - донеслось из ванной. – Нахрен он мне нужен, если я и так жопу рву, чтобы скрыться от папарацци.
Он прав. Я тоже не вижу смысла. Только вот как мне теперь это ему доказать, после этого дурацкого разговора.
Я знаю. Я просто не буду ничего доказывать.
Роб вышел из ванной и застыл в дверном проеме гостиной:
- Ты, конечно, не обижайся, но я вообще не понимаю, как Стефани могла поставить на свою замену тебя.
Ауч. А вот это было больно.
- Я и сама не знаю, - прошептала я.
- Я тебя не знаю. Ты в данный момент чужой мне человек. И мне даже неприятно, что ты до сих пор здесь.
Всё. Аут. Пора кончать с этим.
- Ты прав. Но Стефани передала дела мне, и, хочешь - не хочешь, я их продолжу! – я встала с дивана. Теперь мы были на равных.
- А что, если я не хочу? – он просмаковал каждое слово. Я ощутила себя беспомощной на восемьдесят пять процентов. – Не хочу.
- У тебя есть какие-нибудь аргументы?
- Мне вы не нравитесь, Эмили Крейн!
- И это всё?
- Всё? Ты набухалась в первый же раз, как мы оказались на людях! И ты трахалась с моим лучшим другом! Этого достаточно?!
- Что? Что ты сказал? – я ошеломленно уставилась на него.
- А ты думала, я не пойму? Я тебе что, подросток какой-то?!
Всё, это был конец. Я провалилась. Так глупо и опрометчиво.
Зазвонил телефон. Это такси.
Я молча взяла сумку и направилась к выходу.
- Черт, - протянул Роб за моей спиной. – Эмили!
Но я уже захлопнула дверь.
Я шла к такси в какой-то отключке. Я уже не была пьяна, но повышенный тон Роберта вышиб мне мозги.
- Эмили! – кричал Роб, высунувшись в окно. – Я не хотел этого говорить! Честно! Мне всё равно, сколько ты пьешь! И с кем трахаешься! Всмысле спишь! Мне всё равно, с кем ты спишь! Эмили!
Но я уселась в машину. И тут же залилась слезами.
Я назвала точный адрес и такси тронулось.

Через какое-то время таксист решил аккуратно вмешаться:
- Не плачьте, мисс. У вас золотой парень. Разрешил спать с кем угодно. Вот мой парень никогда бы так не сделал.
- Он не мой парень, - всхлипывала я. – Он Роберт Паттинсон.
- Без разницы. Роберт Паттинсон, Джуд Лоу. Он хороший парень. Не плачьте.
- Вам-то откуда знать, хороший он или нет?
- Я такие вещи чувствую. А вы не плачьте. Всё у вас будет хорошо.
- Вы что, провидец?
- Так точно, мисс. У меня это с пятнадцати лет. Вот как понял, что парней люблю, так и паранормальные способности раскрылись. Про меня даже в газете писали.
Я перестала плакать и протерла мокрые глаза платком.
- Тогда, может, скажете мне, почему мне не везёт?
- Хмм… Оу, вам не не везёт! У вас светлая аура. Вы счастливица!
- И как это понимать?
- Вы слишком многого хотите, вот. Поэтому думаете, что вам не везёт. А на самом деле вам уже повезло. Причем так, что вы себе и представить не можете!
- Не понимаю.
- Это пока. Всё вы поймёте! Вот увидите.
- Хотелось бы вам верить.

Мы подъехали к моему дому, и я расплатилась.
- Не нужно, мисс, - улыбнулся таксист и протянул деньги обратно. – Я не беру денег с тех, кого мне судьба подкинула. Я рад, что смог вам помочь.
Что он несет? Чем он мне помог? Он и вправду думает, что это я из-за него перестала плакать?
Ну ладно.
- Спасибо, - улыбнулась я и забрала деньги.
- Удачи вам, мисс!
И он уехал.
Странный какой-то.
Я поднялась к себе, и вдруг зазвонил телефон. Номер был незнакомым.
- Алло?
- Здравствуйте, вы такси заказывали? Это водитель. Я вас уже двадцать минут жду. Вы будете выходить?
- Что? В каком смысле? Я же только что…
- Вам должны были позвонить, я немного задержался в пробке на мосту…
- Спасибо, но мне уже такси не нужно. Извините. – Я скинула.
Судьба, говорите?


Переспать с РП. Глава 5

Невозможно сказать что-то определённое. Ты смотришь на него и видишь перед собой взрослого мужчину, сводящего с ума своим взглядом. А в следующее мгновение он превращается в мальчика, и ты мысленно умоляешь воздух вокруг себя о том, чтобы этот мальчик не прекращал улыбаться.

* * * *
Этой ночью я на удивление крепко спала. Но мысли мои были заняты переработкой вчерашнего дня.
Куда делась вся моя уверенность? И что будет теперь? Ведь я всё-таки подвела Стефани…
Я тайно надеялась на то, что причиной вчерашней реакции Роба был алкоголь. Мне изо всех сил хотелось в это верить. Но что-то во мне уже опустило руки. И это что-то твердило, что всё потеряно.
Я уже проснулась. Страшно открывать глаза. Что принесёт мне этот день? Есть ли ещё шанс всё исправить?
Чёрт, Эмили, ну ты размазня! Почему бы не предпринять какие-нибудь меры?
Но я боюсь. Не знаю, чего. Просто лежу и боюсь. Будто одно неверное движение – и я потеряю всё.
Роберт Паттинсон. На тебя наорал именно он. Не его друг, не охранник, не подчинённый. Он сам выгнал тебя из своего дома.
- Чёрт! – завыла я, изо всех сил уткнувшись в подушку.
Внезапно яркой вспышкой мне явилась моя интрижка в туалете.
Боги, да я вдвойне идиотка! Это ведь и вправду было!
Я безнадежна. Сейчас я искренне ненавидела себя.
Что же я наделала?

Я не решалась звонить Роберту. Да и скорее всего он ещё спит.
Я умылась, позавтракала и включила MTV. И тут меня как будто стукнули кувалдой по голове.
«Случайная интрижка или конец эпохи Робстен?» - заканчивал произносить закадровый голос. На экране одна за другой сменялись наши с Робом фотографии из клуба. На одной он придерживал меня рукой за талию, на другой он помогал мне сесть в такси…
Я застыла перед телевизором в шоке. Когда они успели? Что за двусмысленные ракурсы? Это и есть то, о чем вчера говорил Роб?
Я не хотела этого, правда. Я чувствовала себя так, будто сделала что-то непоправимое.
Тут зазвонил телефон. Я на автомате ответила.
- Алло?
- Ты это видела? – будучи ещё в большом замешательстве, я не сразу узнала говорящего.
- Роб, это ты?
- Слушай, я не хотел так с тобой вчера говорить, правда. Прости. Я говорил только что со Стефани.
- Всё в порядке?
- Да. Она сказала, что уже в Майями. Она вообще много чего ещё говорила…
- Например?
- Суть в том, что, хочу я того или нет, моим агентом будешь ты. Так что приезжай. Ты мне очень нужна. Тут херня какая-то происходит.
Гигантский ком волнения освободил мои лёгкие. Я облегченно вздохнула.
- Да, конечно. Скоро буду.

* * * *
Мы хорошо сработались.
Я успела познакомиться со многими значимыми персонами Голливуда, что добавило мне опыта и крутости.
На рождество мы с Робертом летали в Лондон. Он хотел навестить родителей, а мне захотелось познакомиться с ними. Так вот, они чудесные люди. Очень добрые.
Я свела наши отношения с Робом до нейтралитета. Только дело, только работа. Мы почти всегда рядом, но не вместе.
Иногда он звонит мне и приглашает перекусить с ним. Иногда звоню я. Но не больше.
Встреч же с Томом Старриджом я определённо избегала. Один раз мне даже пришлось прятаться от него. В моле. За прилавками. Не знаю, что говорить ему. Даже знать не хочу, почему он так настойчиво ищет встреч со мной. Знаю, это выглядит так, словно я бегу от проблем, - и пусть. К черту такие проблемы.
Сегодня мы встречаемся с Робертом, чтобы обсудить некоторые детали по поводу предстоящих двух недель.
Прошло уже несколько месяцев с момента нашей непонятной ссоры. А я вдруг вспомнила того чудака, которого я приняла за таксиста.
Ты ошибся, чувак. Ты сказал, что у меня всё будет хорошо. Но это не есть так.

* * * *
- Хочешь есть?
- Только в том случае, если ты хорошо готовишь.
- У тебя в холодильнике ни фига нет. Ты хочешь, чтобы я зажарила воздух?
- Хорошая идея. Воздух, наверное, вкусный.
- Не во всех случаях.
- А где мы там будем жить?
- В палатке.
- Нет, серьёзно.
- В гостинице, естественно! Где мы ещё можем жить, Роб?
- Ты снимешь нам с тобой один номер?
- Ну конечно, обязательно!
- Учти, я буду приставать!
- Ты мне уже один раз обещал, и ничего.
- Я был пьяный тогда.
- А я трезвая. Не говори ерунды. Ты будешь жить с Томом.
- Это ты будешь жить с Томом!
- Я буду жить одна.
- Не может быть!
- Поздравляю, Роб, ты тоже будешь один в номере. И я тебе это уже говорила.
- Я всегда останавливаюсь один…
- Ну да, как же.
- Ты мне не веришь? Не веришь?! Вот увидишь! Я специально позову тебя к себе, чтобы ты убедилась, что там никого не будет. Хотя… Ведь если я позову тебя, то получается, что нас будет уже двое… Куда ты звонишь?
- Девять-один-один.
- Помогите! Надо мной хочет надругаться семейство гномов!
- Здравствуйте. Одну «Маргариту» пожалуйста…
- С каких это пор 911 – пиццерия?
- … Спасибо! … У них есть такая услуга для постоянных клиентов.
- Ты постоянный клиент 911?
- Да. Я звоню им каждый раз, когда ты начинаешь выносить мне мозг.
- Это я выношу тебе мозг? Это ты мне его выносишь! Я не хочу не на какую фотосессию! Я хочу спать и трахаться!
- У тебя скоро начнутся съемки. Трахаться придется не отрываясь от производства.
- Да я шучу.
- Шутишь?
- Угу.
- Хорошо.
- Плохо.
- Прекрати.
- И не начинал.
- Я сегодня говорила с Кэмероном…
- Ну ты знай, что я не против.
- Да подожди, дай договорить!
- Да я не об этом.
- А о чём?
- Я не против… переспать с тобой.
Я пристально посмотрела на Роба, а потом мы заржали на всю квартиру.
Я уже привыкла, что он начинает пороть чушь, как только ему надоедают разговоры о работе. Тем более, он уже почти допил бутылку пива.
Поэтому я знала, что его слова несерьёзны. Каждый из нас прекрасно понимал, что это невозможно.
- Пожалуй, я оставлю это Тому…
- Заткнись! – я кинула в него бумажный комок, не прекращая смеяться.
Смейся-смейся, Эмили. Впереди Канны.


Переспать с РП. Глава 6

После интервью я возвращаюсь полностью опустошенная. Какие сюрпризы ждут меня дальше?
Не знаю, к чему приведёт вся эта история с Паттинсоном и интервью, но чувствую, что-то изменится. Остаётся только ждать.
Чёрт, как же всё глупо получилось.
Прости. Я люблю тебя, папа.

* * * *
Я не могу назвать Роберта Паттинсона мужчиной. Он мальчишка, который пытается быть мужчиной. В нём нет черт, присущих взрослому, ответственному человеку. Он словно застрял в подростковом возрасте. Вечно хулиганит, дебоширит, напивается, матерится, говорит глупости.
А моя задача не дать всему этому дерьму просочиться наружу.
Это очень странная работа - делать из человека того, кем он является только наполовину.
Роб не плохой парень, но иногда ведёт себя отвратительно.
Вот уже второй час я пытаюсь понять, что не так. Пытаюсь зацепиться за тот момент, когда всё превратилось для меня в рутину. Я получила должность агента в декабре. Уже конец апреля. Всего несколько месяцев назад меня трусило от мысли, что мне необходимо встретиться с очень важными людьми для подписания контракта, а теперь меня это совсем не волнует. Я каким-то образом смирилась с тем, что теперь я получаю за это деньги.
Только в безумном графике я потеряла себя.
Боги, что со мной стало? Подумать только... Пишу какие-то письма, заполняю тонны бумаг, езжу на непонятные конференции, чаще выпиваю по вечерам, сплю с тремя парнями одновременно, скрываюсь от Тома, и при всём при этом опекаю двадцатипятилетнего подростка.
И ко всему этому добавилась ещё одна проблема.
Кристен Стюарт.
После разговора с её агентом у меня был только один вопрос: «Какого хера тут происходит?!». Но мне на него не ответили.
Суть в том, что Робстен зачем-то мутят воду. Не знаю, может это какой-то ход со стороны Рут, которая в последнее время усиленно взялась за Кристен, а может, всё дело во мне. Как будто я чего-то не знаю, и мне этого говорить не хотят.
Я несколько раз пыталась говорить с Робом о Крис, но он постоянно увиливал.
- Как там дела у Кристен?
- Всё хорошо.
- Виделись недавно?
- Ага.
- Почему меня не позвал?
- Не знаю.. Ты уже выбрала отель?
- Не хочешь нас познакомить?
- Эмили, я спросил про отель.
Однажды мне надоело это терпеть, и я решила позвонить Стефани:
- Почему меня не подпускают к Кристен?
- Дорогая, это не твоя забота.
- Нет, ты не поняла. Я с ней даже не знакома.
- Как не знакома?
- Вот так.
- Вы что, с Робом редко видитесь?
- В том-то и дело, что с Робом мы видимся почти каждый день, но с Кристен он проводит время без моего присутствия.
- Черт, ну это нормально.
- Нет, ты снова не поняла. Он как будто сбегает от меня втихаря, тусуется с Кристен и друзьями, а я узнаю об этом из интернета. Он вообще мне ничего не говорит.
- Слушай, он взрослый парень, может погулять и без мамочки…
- Тогда почему Рут Бернштейн постоянно с ними?! Я понимаю, если б Робстен ходили на свидания, или хотя бы просто с друзьями общались. Но Бернштейн рядом всегда. И мне кажется, что что-то не так.
- Вот и выясни, что не так!
- Просто… Я думала, что ты в курсе.
- Ох, детка, это переутомление. Не думаешь ли ты, что все сговорились против тебя? Глупости всё, отдохни немного. А с Кристен он тебя не знакомит почему, - я не знаю. Сама уж поразмысли. Ты хотя бы раз спрашивала у него про их отношения?
- Я? Нет… И так ведь всё понятно.
- А что понятно-то?
И тогда я поняла, что ни черта мне не понятно. Я поняла, что Стеф намекает мне на что-то, только вот на что именно – осталось для меня загадкой.
Потому что я уверена, что отношения Робстен – пиар.
И у меня есть отличный шанс разобраться в этой сложившейся непонятной ситуации. Двадцать девятого числа мы летим в Ванкувер на дополнительные съемки второго Рассвета. И это замечательная возможность пересечься с Кристен.
Так, с этим ясно. У меня хотя бы появился план. Но что мне делать с Томом Старриджом??! Я абсолютно недоумеваю! Меня достала его назойливость!
Он звонит мне, пишет smsки, пишет на почту, караулит у Роба, в клубе, в моле.
Я забываю обо всех контрактах, когда вижу его лучезарный взгляд, направленный в мою сторону, и единственной целью становится скрыться от него как можно скорее.
Я встречаюсь с очень хорошим парнем. С тремя. Ну как встречаюсь… Сплю, как говорит Роб.
Роб, кстати, тоже с кем-то спит. Как-то раз я уличила его в этом, но он начал уверять меня, что он голубой, и спит исключительно с мускулистыми афроамериканцами.
- Эй, ну я же серьёзно!
- Да с чего ты это взяла вообще?
- Ты бы так не светился, если б у тебя не было регулярного секса.
- Странная женская логика. Получается, у лампочек тоже есть регулярный секс?
- О да, с выключателем. Ничего не странная логика, всё логично.
- А то я думаю, чего ты постоянно хмурая ходишь…
Ещё тогда он сказал, что у него жесткий, грубый секс со мной, потому что я постоянно трахаю ему мозг. Но это не правда.
Вообще с Робом мы очень часто говорим на какие-то пошляцкие темы. В основном это происходит после долгого обсуждения рабочих вопросов. Он устаёт и начинает пошлить.
Говорю ж, ребёнок.
Мои размышления прервал звонок домофона. Я встала с дивана и направилась к двери, ещё не зная, насколько кстати были недавние мысли о Томе, и в какой кошмар вот-вот превратятся мои будни.
- Кто? – я нажала на кнопку, ожидая ответа.
- Букет для мисс Крейн, - ответил хриплый мужской голос.
Я моментально нахмурила брови.
- Большой?
- Кто, мисс?
- Букет.
- Да, большой.
Тяжело вздохнув, я открыла дверь.
- Поднимайтесь.
Я быстренько натянула шорты и пошла к двери. Как раз в это время постучали.
Я глянула в глазок. На меня смотрела куча бело-красных роз.
Ненавижу розы.
- Поставьте их на пол, - скомандовала я, открывая дверь.
Мужчина вошел и…
Твою мать!!!
- Том??!
- На твоём месте я бы…
Я применила всю свою силу, чтобы вытолкнуть его за дверь, но он успел её закрыть. Огромный букет упал к моим ногам.
- Какого хрена ты тут делаешь?!
- Но ты ведь избегаешь меня. Если гора не идёт к…
- Убирайся!
- Но почему?! Ты говоришь со мной, как с преступником!
Меня застали врасплох. Мои мысли метались с места на место. Я как будто была в мини-панике.
- Я не хочу, чтобы ты был в моём доме!
- Ты странная!
- А ты не странный?! Хватит меня преследовать!
- А ты не убегай!
- Чего ты хочешь от меня??!
- Тебя! Мне ты нужна! Я хочу общаться с тобой! А ты убегаешь, как девчонка!
- Нахрен тебе это общение?!
- Ты мне нравишься.
- У тебя есть девушка!
- Теоретически да…
- Что?! Всё, вали отсюда!
Я ринулась к двери, но Том схватил меня за руку и прижал к стене.
История повторяется?
- Отпусти меня!
- А ты меня не гони!!!
Я перестала вырываться и глубоко вздохнула.
- Ладно.
Том отпустил меня и поднял с пола букет.
- Тебе нравятся?
- Я не люблю розы.
- Хорошо. – Он открыл дверь, вышел на лестничную площадку и бросил цветы вниз.
Вот он, шанс, один на миллион. Я могла бы с лёгкостью захлопнуть дверь перед его носом. Но я не сделала этого.
Да, в этом вся я.
Я не сделала этого, потому что резко осознала, что я его хочу.
Да, именно, хочу. Сейчас, прямо на этом полу.
Когда он снова вошел и закрыл дверь, я уловила его взгляд. Он понял, что со мной произошли изменения за эти пару секунд.
- Может, предложишь мне чай?
- Презервативы есть?
- Да.

Боги, мы были везде. И на полу, и у стены, и на столе, и в ванной, даже на диване, но до кровати так и не дошли.
Я восстанавливала дыхание минут двадцать или тридцать. Мышцы на ногах приятно побаливали, руки и грудь были покрасневшими от цепких хваток.
- Ты действительно странная, - подытожил Том, когда мы обессиленные лежали на полу в гостиной.
- Ты чай будешь?
- Да.

Я выпроводила Тома часа в два ночи.
И пообещала, что больше не буду его избегать.
Потом я пришла к серьёзному решению – нужно перестать встречаться с несколькими парнями. Я ведь не хочу подцепить какую-нибудь мерзопакостную болячку, так?
Отныне только Том.
Думаю об этом, и сама удивляюсь. Ещё совсем недавно мне хотелось избавиться от него, а теперь я решила, что он будет моим единственным партнёром в ближайшее время.
Вот, что хороший секс делает с людьми.
Я уже легла спать, а между ног до сих пор приятно гудит.
Почему-то вспомнила Деймона. И мне вдруг стало стыдно за себя.
Я сняла мужчину, чтобы переспать с ним. Дело ведь было не в ресторане, не в том, что с ним мне будет весело и интересно, а в том, что он сможет довести меня до оргазма.
Я не знаю, как это называется, но мне это не нравится. Я не хочу быть такой. И я, слава богам, давно себя так не веду.
А сегодня что-то просто выстрелило в мою голову. Не знаю, можно ли считать, что я таким образом дала Тому шанс. Или же это просто мои бешеные гормоны. Не знаю.
Знаю только, что мне было чертовски хорошо.
Как бы теперь сказать об этом Робу?
Он наверняка будет хохотать. Он вообще часто шутит на тему меня и Тома. В пошлом ключе, конечно же.
Лишь одно я могу сказать с уверенностью: у меня нет никаких чувств к Тому Старриджу.


Переспать с РП. Глава 7

- Наконец мы с тобой нормально пересеклись, - шепнула Кристен, когда мы встретились у самолёта.
С нами было не так много людей, основная часть съемочной группы ждала нас в Ванкувере.
- Да уж, - улыбнулась я.
- Мы со Стефани много тусовались. А ты любишь вечеринки?
- Мне нравится проводить весело время. Но только в хорошей компании.
- Что значит в хорошей? Не с уголовниками?
- И это тоже.
Я была удивлена. Признаться, представляла общение с Кристен совсем иначе. Думала, она будет какая-нибудь замкнутая, неразговорчивая. А оказалось всё наоборот. Мы разговаривали уже минут сорок, и она не переставала меня удивлять.
Всё впечатление о ней, которое у меня сложилось благодаря средствам массовой информации, рухнуло, когда я увидела, как она в шутку дерётся с одним из ассистентов Билла.
- А не слишком ты молода для пресс-агента?
- Не придирайся к Эмили, - встрял Роб.
- Я не придираюсь, а интересуюсь. Смотри-ка, он уже тебя защищает, - она подмигнула мне.
Мы поднялись по трапу и принялись выбирать себе места. Нам выделили частный самолёт.
Когда мы взлетели, Билл рассказал о предстоящей работе. Проинструктировал по всем вопросам.
Всё это время я пребывала в пространственном состоянии. Вроде бы слышала, о чём говорят, но не вникала ни в единое слово. Я не переставала наблюдать за Робертом и Кристен.
Они сидели не рядом. Чёрт возьми, они сидели в противоположных креслах. И за всё время полёта они ни разу никуда не отлучились вместе. Никаких взглядов, перешептываний, улыбочек. Словно что-то было не так.
Думала, Робстен ведут себя совершенно по-другому.
Погоди, Эмили, ну не обязательно же они должны всё время держаться за руки или сидеть рядом. Тем более, здесь вообще-то люди. Ты хочешь, чтобы они сейчас при всех взасос поцеловались? Это же смешно.
Ладно, хорошо. Но, когда мы приехали, выяснилось, что они остановятся в разных номерах.
Ты ещё в чем-то сомневаешься, Эмили?

После первого дня съемок я пыталась подкатить к ребятам, с целью застать их ну хотя бы за поцелуйчиками, но меня ждало разочарование.
Какого черта?! Я же была уверена…
В итоге Кристен сказала, что очень устала и пойдёт спать. И она действительно пошла спать! Потому что Роберт пошел со мной. Я предложила ему выпить со мной пива.
- Какая-то хрень, ребятки, - не выдержала я в итоге.
- О чем ты? – Роб поставил бокал с пивом и принялся поедать очередную рыбешку.
- О вас с Крис.
- А вы прям так хорошо сразу сблизились, да?
- Ты от темы не увиливай.
- От какой темы? Я пропустил.
- Ты и Крис.
- И?..
- Не прикидывайся.
- И не думал! О чем ты?
Я посмотрела на него долгим многозначительным взглядом.
Роб хихикнул.
- Только не говори, что верила в это! – выдал он.
Я уставилась на него широко раскрытыми глазами.
- Вы что, не вместе?
Он ничего не ответил, только засмеялся, и сделал ещё глоток.

Мне пришлось улететь на два дня раньше остальных. В Лос-Анджелесе меня ждали, чтобы обговорить условия нового контракта.
Я поторопилась закончить все дела. Мне очень хотелось взять пару выходных.
Проспала целый день, а вечером мне позвонил Том и стал умолять пойти с ним на какую-то выставку. Конечно же, это был только предлог. Но я согласилась.
В итоге мы до часу ночи проторчали в клубе в полной тишине и любовались на 3D фото голых людей. Зато ночь получилась довольно нежной.
Не знаю, что я нашла в Томе. Он странный, и много думает. Но у него хорошее чувство юмора.
Когда Роб вернулся, Том проболтался ему, что мы вместе. И отныне Роб считает своим долгом бесконечно шутить на эту тему.

- С Днём Рождения!!! – вопила я, скача на кровати Роба.
Он с невероятной ненавистью повалил меня и попытался скинуть с кровати.
- Заткнись, блин!
Потом он окончательно очнулся ото сна.
- И какого черта я дал тебе ключ…
- Оу, прости, я пришла без спроса.
- Да ты, по-моему, иногда и уходить забываешь. – Он уткнулся в подушку.
- Я приготовила тебе завтрак.
- Еда?! – он посмотрел на меня широкими глазами.
Я рассмеялась.
- Да! Пошли есть!
Вяло качаясь, Роберт пошел на кухню. Я следовала за ним.
- Оторвёмся вечером? – двадцать минут спустя спросил он.
- А можно отказаться чтоли?
Он рассмеялся.
- Только не тебе!

По городу мы в основном передвигаемся с водителем, который работает в том же агентстве, что и Дин – телохранитель Роба. Но сегодня мы ехали на такси. В интернете просочилась информация о клубе, в котором Роб собрался праздновать день своего рождения. И всё благодаря мне. Да, это моя заслуга. Я дала ложный след. Мы послали к тому клубу подставную машину, а сами поехали в другой.
Я уже привыкла быть с Робом наедине так часто. Признаю, поначалу было немного волнительно. Я испытывала даже смущение и дискомфорт. А потом как-то само собой прошло. Недельки через три. То есть вот уже несколько месяцев мне пофиг на парня, с которым я часто катаюсь на заднем сидении такси.
Людей было не очень много. И почти все лица знакомые. Актёры, музыканты… Роб собрал своё окружение. Все пили за здоровье и удачу на надвигающемся Каннском фестивале.
Я скромно сидела с краю. Успевала со всеми пообщаться. Пила маленькими глотками коньяк с колой.
Том очень часто подходил ко мне, ухаживал. В итоге он сел рядом и рассказывал смешные истории через весь стол Робу. Всем было весело.
Только Кристен не было. Она в турне.
Какое-то время спустя мне наскучило сидеть, и я встала из-за стола. Роб тут же заметил это и позвал меня. Подойдя к нему, я поняла, что он уже довольно пьян.
- И куда ты идёшь? – он сильно схватил меня за руку.
Мне знакома эта «пьяная хватка». И она меня сильно раздражает.
- Никуда, я здесь, - сказала я наклонившись. Я дёрнула рукой, и он меня отпустил.
Я подошла к перилам и стала вглядываться в вечерний Лос-Анджелес.
Ко мне кто-то подошел.
- Красиво здесь, - сказал грубый женский голос.
- Да, - ответила я.
Это была незнакомая мне женщина. Я заметила, что она часто смотрела в мою сторону на протяжении вечера.
Она посмотрела на меня оценивающе, а потом мельком взглянула на Роберта.
- Трахаешься с ним?
Я чуть не подавилась слюной.
- Что, простите?
- Трахаешься, говорю, с ним?
Я непроизвольно выпучила глаза. Она рассмеялась.
- Да ладно, я никому не расскажу, не переживай. Это ничего страшного. Я когда-то сама была такая, как ты.
- Удивленная?
- Безбашеная.
- Но я…
- Видела я в новостях вашу заварушку в клубе несколько месяцев назад. Знаешь, что по интернету гуляет запись со скрытой камеры? Хорошо танцуешь.
- Знаю. Спасибо. – Мой тон показался мне язвительным.
Я снова отвернулась от неё, вглядываясь в ночь.
Кто эта тётка?!
- Я не сплю с Робертом, - через несколько мгновений сказала я, уже спокойнее. – У нас с ним только работа… Мы как брат и сестра.
Женщина вдруг громко рассмеялась.
- Поэтому ты так часто к нему ездишь?
Меня застали врасплох.
- Кто вы?
- Знакомая.
- Какого черта вам надо?
- Да я всего лишь шучу.
- Странные шутки у вас.
- Возможно.
Мы простояли молча минут пять, после чего женщина сказала:
- Просто знай, что в нашем бизнесе это нормально. Здесь все друг с другом спят.
И ушла.
Я осталась стоять ошарашенная.
Остаток ночи я была в странном состоянии.
Проследив за тем, чтобы Роберту больше не давали пить, я покинула VIP-зону и пошла на танцпол. Опомнилась я часа через два.
Вернувшись к остальным, я узнала, что меня искали. Роб тут же подозвал меня. Я села к нему, но диван оказался таким мягким, что я еле сдерживалась, чтобы не лечь и уснуть.
- Ты пьяный, - сказала я, когда Роб полез обниматься. – Уже пять утра, почти все разошлись. Поехали домой?
- Остались самые стойкие, я надеюсь?
- О да.
Роб улыбнулся, сказал ещё что-то своему собеседнику, а потом встал.
- Да, поехали.
Машину ждать не пришлось, Дин уже ждал нас снаружи.
К моему удивлению, Роб смог идти сам, так что Дин не стал провожать нас наверх.
Но как только мы поднялись, Роберт вдруг стал качаться.
- Помоги до кровати дойти, - смеясь, попросил он.
Я схватила его под руку и повела.
Оказавшись у кровати, Роб стянул кеды и лёг. Прямо в одежде.
Я, убедившись, что он уснул, пошла в ванную. Я хотела умыться, но решила быстренько принять душ.
Вытираться пришлось единственным полотенцем, которое было в ванной. Я быстренько оделась и вышла. Но, открыв дверь, я подпрыгнула от испуга.
- Что ты здесь делаешь?!
Роберт стоял передо мной и выглядел довольно трезвым. Я посмотрела в его хитрые глаза.
- Совсем забыла, какая у тебя профессия, - я думала, он улыбнётся моей шутке. А он вдруг схватил меня, закинул на плечо и понёс в спальню. Это произошло так стремительно, что я смогла опомниться лишь когда он швырнул меня на кровать. Я начала паниковать.
Роберт забрался ко мне, схватил за руки и повис надо мной. Он силой вжал меня в кровать. Мои ноги по инерции обвились вокруг его талии. Он изо всех сил прижимался ко мне, держа за руки.
Я очень сильно сопротивлялась. Он впился в мою шею. Я чувствовала его язык на своей коже. Мгновение спустя я перестала вырываться, просто размякла под ним. Но когда вдруг его губы стали искать мои, я почувствовала, что произойдёт что-то непоправимое. И эта мысль помогла мне изо всех сил изогнуться и сбросить с себя Роба.
- Да ну брось! – пьяным голосом протянул он.
Я вскочила с кровати вся взлохмаченная, благодаря высшую силу за то, что сегодня я решила надеть брюки.
- Роберт, тебе нужно выспаться! – угрожающе крикнула я. – Мы оба сильно пожалели бы об этом.
Он смотрел на меня несколько секунд. А потом словно бы молча согласился, откинулся назад и зарылся в одеяло.
Я быстро схватила свои вещи и выбежала из его дома.
Что это было?
Я шла пешком по улице. Свежий воздух приводил меня в чувства.
Чёрт, а кровь-то закипела.
Меня бил мондраж. По всему телу. Я старалась не замечать, как пульсирует внизу живота.
Какого хера он устроил?! Вот дерьмо.
Признаюсь, иногда я позволяла себе мельком такие мысли. Но они лежат в настолько дальнем ящике, что доставать их я никогда не собиралась. Всего лишь ускользающие иллюзии.
И вот уж не думала, что Роб способен накинуться на меня вот так. Это совершенно не вяжется с ним.
Я сделала вывод, что во всём виноват алкоголь.
Я поймала случайное такси и поехала обратно в клуб. Там я с радостью застала Тома. Мне даже говорить ничего не пришлось. Мы просто вышли и сели вместе в машину.
- Роб в порядке?
- Да. Ты выглядишь гораздо трезвее, чем он.
- Я сегодня много не пил.
- Я тоже.
Мы приехали ко мне и тут же приступили к делу.
То, чем мы занимались, трудно назвать сексом. Животное спаривание, я бы так сказала. Знаю, утром я обнаружу много сломанных вещей, но сейчас мне было всё равно.
Я получала дикое удовольствие. И никак не могла признаться себе, что представляю, будто вместо Тома меня страстно целует Роб.


Переспать с РП. Глава 8

Меня зовут Эмили Крейн. Обычно этой информации хватало, чтобы свободно перемещаться в обществе. Но теперь этого слишком мало. Теперь всё по-другому.
«По-другому». Что бы это могло значить? Нет, я не сменила имя и не перекрасила волосы. Я всего лишь сменила профессию. За несколько месяцев я добилась новой должности. Без опыта и положительных характеристик. Я просто получила, что хотела. В голову пришла безумная идея, а потом я разработала план, который помог мне воплотить её в жизнь. Всё, на что я полагалась, - собственные силы. Никакой помощи, никаких связей. Только я и моя голова.
И я себя не подвела.
Но всё же, что поменялось? Почему я ощущаю себя иначе? Со всеми этими людьми... Словно с самого начала мною двигало нечто большее, чем просто желание «отомстить» Алексис..
Меня зовут Эмили Крейн. Это имя знакомо многим. В узких кругах шоу-бизнеса, конечно же. Но что не так с человеком, которому оно принадлежит?
Я больше не журналист. На мне лежит большая ответственность. Я имею дело с большими деньгами. Но человек-то я всё ещё тот же. И у меня всё ещё есть принципы.
Но ответ кроется куда глубже. Я стала воспринимать многое по-другому, хотя внутри остаюсь собой. Что заставляет меня быть менее циничной? Я стала более уравновешенной.
И вот уже всё проясняется. Всё дело в моём отношении к мужчинам. Вот моя первоначальная проблема.
После расставания с Эдди я добилась полной свободы. Она у меня всегда была, но, отвязавшись от Фримэна, я смогла позволить себе много чего ещё.
Секс — простой способ получить удовольствие. Не наркотики, не алкоголь. Секс. Просто нужно отпустить свою неуверенность, не думать о приличии. Потому что тогда наслаждение возрастёт в десятки раз.
Я не поклонник Фрейда, но мужик был прав. Иногда я думаю, что добиваюсь таких успехов отчасти потому, что полностью удовлетворена в постели и не страдаю недотрахом, который губит многих моих бывших коллег. А это ведь серьёзный момент в жизни женщины. Многие не могут позволить себе такую раскованность, какая присуща мне. Я считаю это своеобразным даром. И мне было плевать, если кто-то называл меня шлюхой.
Но вот наступил перелом. Начав встречаться с Томом я решила, что нужно урезать количество сексуальных партнёров до одного. И теперь мне этот вариант кажется единственно верным. Спрашивается, кто вернул мне голову на место? Сейчас, сидя голая на полу в куче простыней, я считаю аморальным то, что позволяла себе такую беспорядочную половую жизнь. И я рада, что что-то заставило меня передумать.
Меня зовут Эмили Крейн. Я агент Роберта Паттинсона. И, кажется, я начинаю в него влюбляться.
Да, именно к такому выводу я пришла, анализируя вчерашний эпизод.
Но это так глупо: понимать, что тебе нравится человек, только после того, как хорошенько проанализируешь свои чувства. Разве такие вещи не должны лежать на поверхности? Я смотрю на пудинг и прекрасно понимаю ведь, что он мне нравится. Так почему с Робертом такого не было?
Боюсь, я знаю ответ.
Вчерашняя выходка спровоцировала мои чувства.
А может, это подстава организма, и всё дело в гормонах?
Я не знаю. Мне плевать.
Знаю лишь одно: я не должна позволять себе испытывать к Роберту романтические чувства. Это нечестно по отношению к нему. И к Кристен тоже.
К Кристен в первую очередь.
Слишком уж она мне понравилась. Хоть пообщаться нам удалось совсем ничего, я прониклась к ней симпатией. Я не могу так с ними поступить.
Хотя стоп, о каких вообще “поступках” речь? У меня и в мыслях не должно такого быть.
ВЫБРОСИ ЭТУ ХРЕНЬ ИЗ ГОЛОВЫ, ЭМИЛИ!
Но раз за разом в голове всплывает его кровать. Его тело, изо всех сил прижимающееся ко мне. Его язык и губы, страстно впивающиеся в мою шею.
Между ног снова приятно загудело.
Я бросила беглый взгляд на спящего Тома. Скоро он уедет в турне, продвигать свой новый фильм. Не сможем мы часто вот так вот время проводить.
Вспоминаю сумасшедшую ночь.
Я поражаюсь Тому. Честно говоря, не ожидала от него. Устроил мне настоящее родео.
Выпустили-таки мы вчера все свои инстинкты наружу. Давно я так не кричала.
ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ОПЯТЬ ЭТИ МЫСЛИ!!!
Прострелите мне висок! Я снова думаю об этом!
Том. Каждый его поцелуй, каждый толчок, а в голове Роб. Это его руки. Это он нещадно бьет меня о стену. Его стон, его язык.
Это невыносимо!!!
Я схватилась за голову. Словно это поможет прогнать мысли, которые не перестают меня преследовать.
Снова вообразив себе, как Роберт стягивает с меня джинсы, я издала раздраженное рычание.
Это пройдёт, я знаю. Эти навязчивые образы.
Такое уже было со мной. Много раз. Я испытывала влечение ко многим своим друзьям. Только из-за того, что однажды по пьяни они допускали себе какие-либо случайные прикосновения. Но мне хватало ума не спать с ними. Так что остаётся надеяться, что через некоторое время грёзы развеются.
«По-другому». Значит ли это, что я изменилась?
Да, значит. Ещё год назад я наплевала бы на всё и перепихнулась бы с Робом при первом же удобном случае. А теперь я понимаю, что это страшно безответственно.
И я бесконечно рада, что “доросла” до этого момента.
Да, Эмили, БЕЗОТВЕТСТВЕННО.
О боги, я до сих пор об этом думаю.
- Доброе утро, - хриплый голос Тома оживил меня.
Я улыбнулась ему:
- Доброе.
Он протёр глаза, а потом поцеловал меня в бедро. Я откинулась назад, позволив ему чмокнуть меня в губы.
- Ты сладкая, - прошептал он, снова целуя мои губы.
Я никак не реагировала. Мне абсолютно параллельно, что он там говорит.
- Это было великолепно! - призналась я с напускной театральность.
Том рассмеялся.
- Уже девять. Мне через два часа нужно встретиться кое с кем.
- Ты такая крутая, когда говоришь о работе. Пойдем поедим?
- Да. Пойдём.

- Терпеть не могу таких людей.
- Брось, Роб. Будто ты не знаешь, что все они – язвы.
- Знаю. Но каждый раз всё равно надеюсь, что они будут обходиться со мной нормально... Ты лучший журналист, с которым я встречался.
- Не подлизывайся.
- Но я серьёзно говорю тебе!
- Мне приятно.
- И что значит “не подлизывайся”? Ты вправду думаешь, что я буду чувствовать себя виноватым?
- Ты оставил мне засос на шее.
- Неправда! Это всё Том.
- Ты меня чуть не изнасиловал.
- Да ну брось. Ты серьёзно? Да я бы отрубился прямо лёжа на тебе, если б ты так сильно не дрыгалась.
- Предлагаешь мне в следующий раз просто смирно лежать и ждать, пока ты отрубишься?
- Ну.. да.
- Знаешь, что? Не будет следующего раза, вот что.
- Заметь, ты сама потащила меня к кровати. Тебя никто не заставлял ведь!
- Ты сам попросил.
- А не надо было меня слушать.
- А ты так не напивайся.
- Но это ведь был мой день рождения!
- Неужели?
- Да ты мне как сестра!
- То есть ты допускаешь инцест?
- С тобой невозможно разговаривать!
- Ну ты и молчи.
- Тогда я умру со скуки. И с кем ты будешь нянчиться, сестричка? Кому будешь трахать мозг?
- Всегда найдётся кто-нибудь. И не говори так. Ничего я с твоим мозгом не делаю.
- Не делаешь?! “Роберт, у тебя завтра фотосессия. Роберт, тебе ни в коем случае нельзя надевать этот костюм. Роберт, подотри задницу”.
- Хочешь сказать, Стефани говорила с тобой по-другому?!
- Да не парься, я ж шучу. С тобой веселей, чем со Стеф. Пусть не обижается, но это так. Она была чересчур строгая со мной… А мы ведь теперь с тобой одногодки?..
- Пожалуй, мне тоже следует быть строгой.
- Да брось. У тебя не получится.
- Да, ты прав.
Мои рассуждения оказались верны. Как только мы с Робертом снова остались наедине, я поняла, что всё как по-прежнему. Возможно, этому способствовало то, что он с лёгкостью шутил насчет вчерашнего происшествия. Я не была уверена, истинна ли его безмятежность, но выглядел он довольно правдоподобно.
- Хорошо, что ты иногда со мной соглашаешься.
- Я почти всегда с тобой соглашаюсь.
- Да ты вообще прелесть. Мне несказанно с тобой повезло.
- Рада, что ты это признаёшь…
- Ты не просто мой агент, а к тому же друг и.. нянька. Если бы не ты, кто бы менял мне подгузники?..
- Ты слишком метафоричен сегодня.
- Я слишком в похмелье сегодня.
- Скоро подъедем уже.
- Вижу.
- Столько людей…
- У тебя красивый браслет.
- Из него можно сделать кастет.
- Эй, не трогай моих фанатов.
- Мне всё равно не удастся справиться с ними в одиночку.
- Тебе понадобится армия.
- Я позову твоих антифанатов.
- О да, позови. Надеюсь, они нормальные ребята.
- Но они тебя не переносят.
- Тем лучше. Выпьем с ними пивка.
- Ты алкаш.
- А ты спишь с Томом.
- Всё, приехали. Вылезай.


Переспать с РП. Глава 9

- Херня, Эм, - тихо сказал Роб, когда мы вышли в коридор.
- Условия хорошие, что тебе не нравится?
- Я хочу и другие проекты. За это время я мог бы сделать два фильма.
- Разве это плохо? Ты сможешь отдохнуть.
- Проси больше денег.
- Да тебе ведь наплевать на деньги!
- Пофиг. Проси. Говори, что я не согласен.
- Да что не так??
- Мне просто не нравится этот контракт.
- А насчет сценария ты уверен?
- Да. Насчет сценария уверен.
- Ладно, - сдалась я, - хотя бы это будет меня поддерживать. Пойду, поговорю с Джоном. Ты идёшь?
- Нет. У меня перекур. Они меня затрахали.
- Окей.
- Сделай их, Эмили.
- Я постараюсь.

- Мы пересмотрим условия, так уж и быть. В конце концов, это вполне реально.
- Спасибо, Джон.
- Надеюсь, тогда вы его подпишете...
- Не сомневайся.
- Рад был встрече, мисс Крейн.
- До свидания.
Получилось, да? Я угодила Роберту.
- Надеюсь, тебе понравится результат.
- Я тоже на это надеюсь, - устало пробубнил Роб. - Ты сейчас куда?
- Домой, вещи собирать. Потом поеду в агентство. Не помню уже, когда в последний раз сидела за рулём...
- Та же фигня. Я запарился на заднем сидении кататься.
- Ничего, скоро, наконец, появится время побыть собой.
- Ты вот меня сразу понимаешь.
- Я знаю, что тебя это всё бесит, Роб. Но...
- Но ничего не поделаешь. Да, я знаю. Но знаешь, что? Я слишком люблю актёрство, чтобы только из-за своих капризов отказываться от всего.
- Да тебе просто пофиг.
- Ты видишь меня насквозь!
- Просто мне это очень в тебе нравится. Ты не паришься. Просто живёшь.
- А что ещё нужно? - непринуждённо усмехнулся Роб. - Я не хочу быть похожим на остальных. Но мне, признаюсь, очень льстит, что люди думают, будто я серьёзный человек.
- Ага. Ведь ты раздолбай на самом деле.
- Ты поняла, о чём я! Не перевирай.
- Да ну конечно поняла.
- Я сейчас усну...
- Не время. Тебе ещё к прессе нужно.
- Не поеду.
- Что значит “не поеду”? Тебя люди ждут.
- Плевать. Я не хочу туда, Эмили, ну пощади меня.
- Ты понимаешь, как это безответственно?!
- Меня это не волнует.
- Люди специально приехали, чтобы встретиться с тобой!
- Возмести им моральный ущерб.
- Ты невыносим!
- Ты тоже.
- Это безответственно!
- Забей на ответственность. Я сказал, что не хочу туда. Придумай что-нибудь. Стефани всегда что-нибудь придумывала.
- Ты как ребёнок.
- Ну прости, мамочка.
- Утром я была “сестричкой”.
- А мне нравятся ролевые игры.
- Пожалуйста, поезжай туда.
- Нет.
- Ну прошу тебя.
- Я сказал нет. Давай как-нибудь сама. Скажешь, что мне нездоровится.
- Вонючка.
- Взаимно.
- Взрослый, а ведёшь себя...
- Ну всё, харэ! - Голос Роберта вдруг стал ещё серьёзней.
Я посмотрела на него. Он пялился в окно. Взгляд его был рассерженным. Он нервно теребил брелок.
- Да ну я ж любя, - улыбнулась я.
С губ слетела безобидная фраза, но по телу от неё пробежали мурашки.
Я сконфуженно посмотрела сквозь затемнённое стекло.
- Я съезжу к прессе, - бесстрастно процедила я. - Но знай, мне очень не нравится, когда ты себя так ведёшь.
Остаток пути мы ехали молча. Роб явно думал о чём-то. Наверняка о предстоящем Каннском фестивале.
Он был настроен решительно. Я как никто знала, как важен ему был хороший результат.
Но, как я ни пыталась настроиться на серьёзную волну, мысли всё равно сворачивали в другую сторону.
Он положил руку на колено и постукивает пальцами какую-то мелодию, которая играет сейчас в его голове. Взгляд сосредоточен на невидимой цели, брови нахмурены.
Я знаю, что такое поведение – часть его характера. Мне хватило времени, чтобы разобраться в этом.
Роб ведь не глупый парень. Но по какой-то причине застрял в подростковом возрасте. И хотя, к счастью, чаще он всё же бывает серьёзным и взрослым, подростковые выпады преследуют его по пятам.
Я снова взглянула на него. Он был в футболке с короткими рукавами, и я могла видеть очертания его напряженного мускула. Он крепко сжал брелок в руке, выжидая момент, когда боль станет невозможно терпеть.
Меня охватила лёгкая дрожь.
Я отодвинулась подальше от парня, заставляя себя думать хотя бы о птичках и бабочках, а не о его брюках.
- Меня бесит, что я так ничего и не знаю. – Ляпнула я.
Будет здорово, если Роберту удастся вернуть мне мозг.
- О чём ты?
- О тебе и Кристен. Все относятся к вам, как к должному. У вас любовь?
Роб посмотрел на меня в упор.
Ох, не лучшая идея.
Он молча буравил меня взглядом. Потом выдавил слабую улыбку и снова отвернулся.
Так он мне ничего и не сказал.

Я буду гореть в Аду.
Если так будет продолжаться и дальше, я попытаюсь как можно меньше времени проводить с Робертом. Я серьёзно на это настроилась.
Сколько можно вспоминать вчерашнее происшествие?! Надеюсь, через месяц это воспоминание выветрится из моих мыслей.
Том уже не сможет приехать. Остаётся только воображать, как я убиваю мысли о Роберте при помощи Тома.
“Я хочу тебя”, - отправила я sms Тому.
“Принимая душ, думай обо мне”, - ответил он.
Я рассмеялась, и только потом поняла, что что-то не так.
СООБЩЕНИЕ БЫЛО ОТ РОБЕРТА.
Я тут же набрала ему.
- Это дурацкая ошибка, чертов сенсор! - затараторила я, когда он ответил.
- Да ладно уж, не оправдывайся, - шутливо ответил он.
- Я хотела отправить Тому, а у меня несохраненный черновик висел, я как раз тебе так и не отправила smsку ещё утром... - не замолкала я.
- Да всё нормально, я понял, - уже серьёзно ответил Роб. - Не надрывайся ты так.
- Слава богам, - выдохнула я и рассмеялась. - Ну, тогда ладно. Спокойной ночи. Не опоздай завтра.
- А мы что, не вместе поедем?
- Нет.
- Ну ладно. Спокойной, Эмили. И знаешь, наверное, даже хорошо, что ты ошиблась. Том сейчас с Сиенной. Она могла увидеть, так что…
- Да, ты прав. Пока, Роб.
Я быстро нажала отбой и отбросила телефон. Как будто это поможет избавиться от уколов совести.
Я гадкая и очень плохая.
Ещё раз поругала себя за связь с Томом.
Хотя, в конце концов, не я виновата, что у него беременная жена, а он пристал ко мне.
Но с другой стороны я ведь всегда об этом знала, могла и послать его.
Но я ведь и посылала, верно?
А потом сдалась.
Ах, Эмили, Эмили….
Хотя стоп. Притормози-ка. О чем ты толкуешь? С каких пор ты начала заботиться о том, что ты делаешь? Да и кому какая разница, какую жизнь ты ведёшь??
Бинго! А ведь я права!
Я агент, всего лишь агент. Не выделяюсь. Поклонники не обращают на меня никакого внимания. Уже давно в интернете утихли разговоры о том, что у Роберта Паттинсона появился новый агент. Да и то, все разговоры были направлены на причину ухода Стефани, а не на меня.
Я всегда держусь в стороне.
Я не страдаю скромностью и поэтому знаю, что замечательно веду дела. А какая инвесторам нахрен разница, как, где и с кем я провожу время, если я умею вести беседу и грамотно всё просчитывать? Им пофиг! Для них деньги главное.
Другое дело, что меня знают в шоубизе.
Известная журналистка Эмили Крейн внезапно становится агентом суперзвезды. Это повод для сплетен.
Меня спасает только одно – никто, из важных и влиятельных людей, не верят в то, что пишут газеты. Они делают выводы исключительно после того, как лично убедятся в чем-либо.
И не сплетни ли моя работа? Я с лёгкостью могу сама пустить утку, и все, кому надо, будут знать, что это моих рук дело. Таков шоу-бизнес.
Моя задача – избегать скандалов и продвигать Роба.
И я никогда в жизни не умудрюсь спалиться с Томом. Потому что он друг Роба, а я имею полное право тусоваться в их обществе.
Да, это определённо спасёт ситуацию. Никто на Тома и не подумает. Рано или поздно нам с Робом припишут роман, которого не будет, и то, что на самом деле я сплю с его другом, никому и в голову не придёт.
Эта хорошая мысль. Она подняла мне настроение.
И почему только меня должна мучить совесть, если я просто хочу взять от жизни всё? Тем более, что мне раз за разом выпадает такая возможность…
Расслабься, Эм. У тебя есть другие заботы.
Но всё равно очень хреново, когда личная жизнь вплотную сходится с работой. Всегда есть риск что-то потерять.
Но только не для меня.
Мысли позитивней, Эм. Ты выйдешь победителем из любой ситуации.
И ЗАБЕЙ УЖЕ НА СВОЮ СОВЕСТЬ!
Тогда, по крайней мере, ты сможешь оставаться собой.
Я глубоко вздохнула.
Глупые размышления. Кого я обманываю? Я ведь почти всегда на виду…
Слава богам, что многие журналисты всегда мне завидовали. Они посчитают унизительным писать обо мне.
Но и возможность обосрать с ног до головы тоже не упустят.
ТАК ЧЕГО ЖЕ ТЫ ХОЧЕШЬ, ЭМИЛИ??!
Хочу жить так, как мне хочется, и не задумываться над тем, что об этом могут узнать чужие мне люди, что это просочится в интернет. Иначе придётся следить за каждым своим шагом. У меня всё-таки серьёзная должность, я должна соответствовать…
Стоп. Кто сказал? Разве не мы сами решаем, как надо, а как нет?
Соглашусь, есть рамки, за которые выходить не следует.
Но с сегодняшнего дня я буду такой, какой хочу, какая я есть на самом деле, какой была ещё полгода назад, какая я наедине с собой.
По-моему, так и надо жить.
Так живёт Роб. Его пытаются вогнать в рамки, а он не поддаётся. Он продолжает делать по-своему.
Мне же удалось вогнать в рамки саму себя. Зачем только, спрашивается?
Странная я какая-то.
Я рассмеялась.
О чем я вообще думаю?
Сама придумала себе проблему, сама пострадала время, сама себе устроила революцию, и в итоге вернулась к исходному состоянию. Из которого сама же себя и вывела. Хотя могла и не выводить.
- Я идиот, - смеясь, протянула я.
Это точно не то, о чём нужно сейчас париться.
Я вспомнила сообщение Роба.
Хитро улыбаясь, я пошла в душ. Следую его совету.
Как хорошо, что он этого не узнает.


Переспать с РП. Глава 10

Зарегистрировались мы быстро.
Топча кедами ковёр, я нетерпеливо ждала лифт. Высокий парень с моими чемоданами застыл рядом.
Я оглянулась, разыскивая глазами Роба. Убедившись, что он не отстаёт, я снова начала буравить взглядом дверь лифта.
Когда Роб и ещё несколько человек не торопясь доковыляли до меня, лифт, наконец, приехал.
- Жми последний, - сонно скомандовал Роб, затаскивая свой чемодан в кабину.
Я нажала цифру 23 и поспешила вжаться в угол, чтобы Кендиз, наш универсальный стилист, смогла вместиться.
- Так получилось, что на этаже мы будем одни, - сообщила я.
- Да, я уже в курсе, - Роб попытался выдавить улыбку, но голос его был слишком уставшим и безжизненным, поэтому у него ничего не вышло.
- Ребята в одном конце коридора, мы — в другом. Дурацкая система. Почему нельзя было всех рядом заселить?
- Я сколько ни ездила, всегда так было, - вмешалась Кендиз.
Ну, слава богам, хоть один живой человек.
- Серьёзно? - удивилась я. - И в Америке тоже?
- В Америке с этим поспокойней. Не знаю, конечно, может, это совпадение, но с кем бы я ни ездила, в Европе нас всегда разделяют. В Америке же наоборот, - пытаются поселить всех рядом. А как-то раз я ездила на фестиваль в Мексику с Шоном Бином, так нас вообще всех в один коттедж поселили.
- Вот это да. Не думала, что где-то такое прописано. Чтож, Кендиз, придётся тебе через весь коридор переть.
Женщина рассмеялась.
- Да мне совсем не сложно.
- Ну и здорово. Утренняя ходьба, знаешь ли, очень полезна.
- Приехали, - почти шепотом возвестил Роб.
Парень с моим багажом облегченно вздохнул. Двери распахнулись.
- У вас тут что, скоростные лифты? - удивилась я.
Я изо всех сил старалась держаться бодрячком, хоть и измоталась не хуже Роба.
Шаркая ногами, мы с Робом отправились в конец коридора.
Наши двери находились метрах в восьми друг от друга. Дверь Роба была первой. Моя — та, что в самом конце.
Роб остановился и вставил пластиковую карту в электронный замок.
- Не буди, - буркнул он и скрылся за дверью.
- Разбужу, если не проснёшься сам через три часа, - крикнула я ему вслед.
Ненавижу перелёты. И ненавижу раннее утро.
Кровать, я ждала встречи с тобой. Привет.

Будильник не подвёл.
Я протёрла глаза, сразу не поняв, где нахожусь.
После того, как всё в голове встало на свои места, я быстренько умылась, оделась, и набрала Роба.
Но трубку он не взял.
Ладно. Пусть ещё чуточку поспит.
Я вышла на балкон и вдохнула прохладный воздух. Вид с двадцать третьего этажа открывался шикарный.
Жаль, мы не в Париже. Всего лишь в Каннах.
Я оглянулась по сторонам. Но вместо того, чтобы заприметить какую-нибудь достопримечательность, я наткнулась на кое-что поинтересней.
Балкон был бесконечен.
Ну, по крайней мере, так казалось с первого взгляда.
Потом, конечно же, становилось понятно, что вдали возвышается небольшая стена, отделяющая балкон от следующего номера.
Но только одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что у наших с Робом номеров балкон общий.
Хихикая, я подошла к балконной двери Роба и попыталась дёрнуть её, но раздвижной механизм был заблокирован изнутри.
Это не оставило мне сомнений: Роб ещё дрыхнет.
Я вернулась в номер, посмотрелась в зеркало.
Заколов хвост и убедившись, что мои шорты достаточно пристойны для французской элиты, я схватила маленькую сумочку и ключ.
К Робу я стучалась минуты две.
В итоге он открыл мне дверь и принялся молча расхаживать по номеру.
Я еле держала себя в руках, чтобы не заржать.
Это был первый раз, когда я видела Роберта в трусах.
- Семейки, Роб? - подметила я, теряя контроль над смехом.
Он вдруг застыл посреди комнаты.
- Тебе не нравятся семейки?
Тот серьёзный и удивлённый тон, каким Роб это сказал, стал последней каплей. Я начала громко смеяться.
- Да ну тебя, - буркнул он, открывая комод. - Если не хочешь, чтобы я сменил их на боксеры прямо при тебе, выйди в другую комнату, пожалуйста.
- Пустяки, переодевайся при мне, - по-пацански шутканула я.
Но Роб не стал церемониться и стянул трусы, не обращая на меня никакого внимания.
Резко отворачиваясь, я расхохоталась ещё больше.
- Я смеюсь не над тобой! - пояснила я на всякий случай.
- Знаю, - уверенно послышалось за спиной.
Когда я повернулась, Роб как раз натягивал серую футболку.
- Думала, я шучу? – улыбаясь, спросил он. Его голос уже был не таким сонным и грузным.
- Вообще-то да, - честно призналась я.
Роб сунул тонкий кошелёк в задний карман брюк и жестом показал мне, что, мол, валим.
- А ты опасный человек, Робби, - подколола я, когда мы вышли за дверь.
В лифте мы ехали молча.
На этаже, примерно, десятом к нам подсели две молоденькие девушки.
По их выпученным глазам было понятно, что они фанатеют от Роба.
- Доброе утро. Ой! – пропищала одна из них.
Я боялась, что вот-вот они на него накинутся, но, к моему удивлению, они даже автографа не попросили.
Мы стояли позади них, и я могла видеть, как Роб еле сдерживает улыбку.
Они вышли на первом этаже, часто оборачивались и громко смеялись.
Зато вместо них к нам подсел седовласый мужчина в очках.
- Дэвид! – поприветствовал Роберт.
Я на секунду опешила.
Дэвид Кроненберг собственной персоной.
С ним встречаться мне ещё не доводилось.
- А, Роб, привет! – задорно ответил тот. – Удалось выспаться?
Не дождавшись ответа, он повернулся в мою сторону и с удивлением воскликнул:
- Вот те на! Девушка с вешалками!
Я сильно удивилась.
- Что, простите? – улыбнулась я.
- Джина, это же она! – Дэвид обратился к невысокой женщине, в сопровождении с которой был.
Двери лифта распахнулись на минус первом этаже. Мы все вышли.
- Я вообще не понимаю, о чем вы! – уверила я.
- Ну мы с ребятами утром видели, как ты защищала чехлы на вешалках.
Ах, точно! Ну конечно же!
Я звонко рассмеялась, аж сама не ожидала.
- Ах, вы об этом! Уверяю вас, это не просто чехлы! То были костюмы Роба, которые по ошибке местных работников аэропорта почти улетели обратно в Америку.
- Ну, теперь понятно, почему ты была настолько зла, - рассмеялся он. – Роберт, ты вообще знаешь эту историю?
Роб так же недоумевал:
- Впервые слышу.
- Так вот, твоя прелестная спутница просто отвоевала справедливость, так сказать. Ты бы видел, как она напала на охранника!
- Ты дралась с охранником? – ошарашено спросил Роб.
Вот черт. Не думала, что об этом кто-то узнает.
- Я его просто пнула, - заверила я Роба, - они не хотели отдавать мне твои костюмы.
- Пнула, ха! – рассмеялся Дэвид. – Мы с ребятами в это время сидели в автобусе, и всё видели! Я не смог устоять. Заснял всё и выложил в YouTube.
Мои глаза панически расширились.
Видимо, Дэвид подметил это. Сказал:
- Шутка.
И добавил:
- В YouTube пока не выкладывал.

Мы дошли до ресторана, в котором подавали завтрак.
Я не без любопытства заметила, что из-за дальнего столика нам помахала Кристен.
Дэвид уже покинул нас, так что мы с Робом остались наедине.
Мы молча набрали еды и направились к Крис. С ней были Том и Гаррет.
- Привет, - приветствие Роба было направлено всем, но в частности Кристен.
Он подошел к ней, пожал её плечо. А она провела своей рукой по его. И он сел рядом с ней.
От этого их приветствия мне стало не по себе.
Я уселась между Робом и Томом, пытаясь распознать то чувство, которое начало съедать меня всю.
Ревность?


Переспать с РП. Глава 11

- Доброе утро, Эмили, - Кристен игриво помахала мне рукой и снова взяла вилку.
Я улыбнулась всем и придвинулась ближе к столу.
- Я со своим агентом так часто не тусуюсь, - нарушил тишину Гаррет.
Гаррет Хедлунд. Я уже пересекалась с ним, но сидеть за одним столом в дружеской обстановке ещё не приходилось.
- Здравствуй, Гарри.
- Приветствую, Элиза.
- Как твои почки?
- Заживают.
- Что вы несёте? - встрял Том.
- Они на своей волне, - пояснила Кристен с набитым ртом.
Все засмеялись.
- Серьёзно, Роб, - не унимался Гаррет, - она от тебя не отлипает.
Я уставилась на Роберта, дожидаясь его ответа.
Но отвечать он не спешил. Тщательно прожевав салат он, наконец, выдал:
- Ты что-то против имеешь?
Да! Действительно!
Я рассмеялась.
- Что плохого в том, что мы дружим? - удивлённый тон Роба напомнил мне недавний «инцидент с трусами», и я чуть не подавилась от смеха.
- Кажется, Элиза с утра что-то принимает, - заявил Гаррет. - Все похожи на сонных мертвецов, а она хохочет, как ни в чем не бывало.
- Трава или таблетки? - начала рассуждать Кристен.
- А может внутривенно? - продолжил Гаррет, изображая глубокое удивление.
- Порнушка, - поддержал Роб.
Наш столик разразился хохотом. Хорошо, что по соседству с нами никто не сидел.
- Это правда, - подвёл итог Том.
- Чистая! - уверил Роб. - Как-то раз я застал её у себя за просмотром эротики! Уверен, именно это её с утра и бодрит.
- Пошляк, - хихикнула Кристен в своей манере. - И часто ты бываешь у Роба? - обратилась она ко мне.
В вопросе не было подвоха. Но я всё равно на мгновение осеклась.
- Частенько.
- И как он себя ведёт? Не балуется? - весь разговор сводился к одной большой шутке, это было более чем понятно. Но почему-то сейчас я снова вспомнила, как пыталась выбраться из-под Роба на его кровати. Надеюсь, никто ничего не заподозрил. Единственный, кто мог бы уловить ход моих мыслей, - Роберт.
- Он такой засранец, - начала жаловаться я. - Не слушается, хулиганит, прогуливает пресс-конференции...
- Это была не пресс-конференция! - оправдывался Роб.
- Уже не имеет значения.
- Она тебя в рабство взяла? - вмешался Гаррет.
- В сексуальное, - вставила Кристен.
Все снова засмеялись.
Вот только мне пришлось смех имитировать.
Вскоре все плавно переключились на поедание пищи, так что все темы сами собой замялись.

Кристен просто так шутит. Уверена, у неё в голове нет никаких левых мыслей.
Наблюдая сейчас за Робстен, я начала понимать одно: они, кажется, и вправду пара.
НО ПОЧЕМУ РОБ НИЧЕГО МНЕ НЕ ГОВОРИТ ОБ ЭТОМ, ЧЁРТ ВОЗЬМИ??! Что, так трудно выдавить из себя “Да” или “Нет”??
Я тоже хороша. Профессиональный журналист, называется.
Будучи уверенной в том, что “Робстен” - очередной пиар-ход, я даже не задумывалась, что на деле может оказаться иначе.
Конечно, я допускала мысли о том, что Кристен и Роберт могут спать друг с другом. Запросто. Но какие-либо романтические отношения, глубокие чувства... Нет. Я не ожидала.
Но как же, чёрт возьми, эти двое друг на друга похожи! Они одинаковые! Кристен словно бы Роберт в женском обличии.
На секунду мне подумалось, что они созданы друг для друга.
Впрямь как Бред и Анджелина.
Те тоже одинаковые. Когда они вместе, создаётся впечатление, будто говоришь с одним человеком. Одинаково шутят, вместе смеются. Но больше всего в восторг приводят молчаливые взгляды, которыми они обмениваются.
Роб с Крис тоже часто смотрят друг на друга. Ну то есть не просто смотрят, а так смотрят, будто вгрызаются в мысли друг друга, общаются на незнакомом мне языке.
Я подумала об этом с завистью. Мне с Эдди никогда не приходилось так общаться.
Да что уж там, я ещё никогда раньше ни с кем так не переглядывалась.
Я глубоко вздохнула.
Разве не я тот человек, который должен знать о Робе всё?
Плевать. Если встречаются – счастья им.
Но плевать ли, Эмили?..
Я схватила подушку и уткнулась в неё, пытаясь прогнать надоевшие мысли.
Я уже второй час смотрю какой-то иностранный канал в своём номере.
Ребята пошли развлекаться, а я решила остаться. Мне стало очень нехорошо после встречи с представителем немецкого Vogue. Я и так изо всех сил держалась, чтобы не свалиться в обморок, так потом пришлось ещё и фотографам улыбаться.
Сейчас мне уже легче. Я выпила несколько литров горячего чая и объелась любимого пудинга. Разделась до трусов, натянула майку, закуталась в нежную простыню, распластавшись на кровати.
Жизнь прекрасна.
Я впервые живу в таком шикарном номере. Он немного меньше моей квартиры. Здесь четыре комнаты, плюс огромная ванная и оборудованная по последнему слову техники кухня.
У нас с Робом одинаковые номера, только цветовой гаммой отличаются: у меня золотисто-желтый, у него — бежевый.
Откровенно говоря, я специально выбрала нам одинаковые номера. Не буду лукавить, мне просто захотелось несколько деньков «побыть звездой». Ощутить, каково это: иметь возможность позволять себе комфорт повышенного уровня.
Но я никак не ожидала, что меня поселят рядом с Робертом, практически в смежные номера. Могли ведь поселить напротив...
Но я не жалуюсь, конечно же. Просто мысль о том, что в любой момент я могу пробраться к нему, не даёт мне покоя.
Ну ладно, не совсем в любой момент. Только при условии, если Роб оставит свою балконную дверь открытой.
Но я-то знаю, что Роб обожает оставлять балконные двери открытыми...
Как мне это удается? В одну секунду я отгоняю все запретные мысли о Роберте, а уже в следующую воображаю, как он снова прижимает меня к кровати.
Единственное, что теперь не дает мне расслабиться — Кристен. Она мне до конца не понятна, но одно я поняла точно — их с Робом связывает какая-то очень прочная штука, природа которой мне не знакома. Каждый раз, вспоминая о том, как они смотрят друг на друга, мне удаётся отогнать все свои ненужные мысли подальше.
Конечно же, я влюблялась. Я любила, меня любили. Но не могу вспомнить, чтобы я смотрела на кого-то так же... С таким доверием. Это уже не просто привязанность. Это то, из-за чего люди женятся.
Я широко зевнула.
По телевизору мелькали клипы с того же зарубежного канала. Спустя какое-то время я начала медленно засыпать.
Проснулась я от звука, напоминающего стук в стекло. Я не сразу поняла, откуда этот звук исходит. Подскочила на кровати и стала оглядываться. И только потом заметила ухмыляющиеся лица за балконной дверью.
Это были Кристен и Гаррет. В руках у них было по две бутылки пива.
Я поплелась к ним и медленно раскрыла раздвижную дверь.
- Прекращай спать, - накинулась тут же Кристен. - У нас там куча пива и вина! Пойдем.
Я выглянула на балкон.
Роб и Сэм Райли вытаскивали на балкон большой круглый стол, который стоял в прихожей.
- Клёвые трусики! - вмешался Гаррет.
Я смерила его сонным взглядом:
- Я тебя смущаю?
- Отличная идея! - воскликнула Кристен. Я опомниться не успела, как она стянула с себя плотные джинсы. - Я уже запарилась в этих джинсах ходить.
- Что-то мне это напоминает, - пробубнила я.
- Эй, вы что там, сдурели? Здесь холодно, задницы отморозите! - крикнул Роб.
Я бы не поверила, что Роб мог такое сказать, если б сама не видела, как он это произносит. Его тон был серьёзен, он и не думал как-то прикалываться по этому поводу.
- Замолкни, парень, - ответила ему Кристен.
Роб словно не обращал на неё никакого внимания, ставил бутылки на стол. А потом вдруг хлопнул в ладоши и ринулся прямиком к Кристен, которая уже убегала от него.
Они бегали, смеялись, а мы с ребятами наблюдали эту картину.
В итоге Роб схватил Крис и затащил к себе в номер.
Мы слышали только громкий смех и крики “Нет!”.
- Пойду оденусь, - заключила я. Видимо, мой сонный голос рассмешил Гаррета и Сэма.
Я в момент натянула свои свободные лёгкие штаны, схватила плед и вышла на балкон.
В этот момент как раз показался Роб, а за ним уже и одетая Кристен.
- Эй, Роб, обычно парни девушек раздевают... Всегда знал, что у вас нестандартные отношения! - засмеялся Гаррет.
Вот оно.
Разве тебе этого не достаточно, Эмили? Он назвал Кристен девушкой Роба...
Или не назвал?
- Я читал, что немного экзотики отношениям не повредит, - вмешался Сэм. Он как бы обращался ко мне, и не думая шутить. Но все, и я в том числе, дружно засмеялись.
Даже Кристен хихикала.
- Вы не нагулялись? - я наблюдала, как Роберт раскладывает штопор.
- Там была такая скукотища! - жаловалась Кристен. - Мы свалили почти сразу.
- Девочки, вы что пьёте? - спросил Роб, вкручивая штопор в бутылку.
- Вино, - мы с Кристен ответили хором и улыбнулись друг другу.
Раздался стук в дверь.
- Это Том, - сообщил Роб.
- Я открою, - тут же среагировал Гаррет.
И только Сэм сидел смирно, как и я, наблюдая за происходящим сквозь сонную дымку.
Появление Тома вызвало всеобщую радость. Он пришел с едой.
Том явно был в хорошем настроении.
Когда мы встретились взглядом, он приятно удивился. Не думал увидеть меня здесь.
- Видели бы вы их лица! - смеялся он, передавая несколько больших коробок с пиццей Гаррету и Робу.
- Поклонницы? - догадалась я.
- Фанатки, - поправил Том. - И почему мне так везёт?.. В Нью-Йорке я могу весь вечер гулять по городу, и ничего. А тут пошел в пиццерию на пять минут и встретил толпу обезумевших девчонок!
- Толпу? - Кристен взяла свой бокал.
- Ну ладно, не совсем. Их было пятеро. Но это не значит, что реагируют они не бурно. Ещё как бурно! - уверял Том. Улыбка не сходила с его лица.
- Они такие странные, эти фанаты... Возомнили себе, что имеют полное право на нас. - Размышления Сэма погрузили всех в недолгое молчание.
Коробки с пиццей были уже открыты, вино разлито.
- Люблю я такие вечера, - выдохнул Гаррет. - Свежий воздух, Франция, девчонки в трусах...
- Мы уже оделись, - вставила я.
- И очень зря.
Уютно рассевшись за круглым столом, каждый принялся рассказывать истории из трудовых будней.
Я слушала, смеялась, выпивала бокал за бокалом.
Спустя пару часов истекло время нормальных тем. Все были уже довольно пьяны.
Тогда Гаррет спросил:
- Вы когда-нибудь спали со своими фанатами?
Реакция на его вопрос была бурная.
Но громче всех смеялась Кристен.
- Чего смешного-то? - удивился Гаррет, широко улыбаясь.
- Крис походу есть что рассказать, - вставил Роб и тоже засмеялся.
Кристен немного отдышалась.
- Ко мне постоянно липнут какие-то гомосеки, - наконец сказала она.
В этот раз смеялись все.
- Серьёзно! - продолжала девушка. - На одной из конференций дошло до того, что я молилась о мужественном сексапильном брюнете!
- Эй! - протянул Роб.
- Честно! Ну почему бы, думаю, ко мне не подойти какому-нибудь высокому загорелому красавцу! Роб, ты не в счет...
- Роб, ты не загорелый, - вставил Том.
- Ты серьёзно думала о таком? - смеялся Роб.
- Да, а почему бы и нет? К Робу часто такие красотки подходят, - Крис обратилась ко мне. - У меня у самой иногда на них встаёт...
- Эй-эй-эй, что значит “у меня у самой”? Меня мои фанатки не возбуждают! - стал отмахиваться Роб, вызывая смех у всех.
- Ой, да ладно, - протянула Крис, - скольким ты уже засадил? Когда мы только начали работать над “Сумерками”, он перетрахал примерно дюжину фанаток, не меньше, - снова обратилась она ко мне.
- Я надеюсь, ты проверялся, Роб, - наигранно ужаснулся Том.
- Ну то другое! - стал оправдываться Роб. - Я был юнцом.
- Ха-ха-ха, юнец! - не выдержал Гаррет. Я подумала, что он вот-вот свалится со стула, так сильно он смеялся.
- Да ну вас... - смеялся Роб.
- Просто признай, что спал с фанатками! - не унималась Крис.
Все ждали ответного слова.
- Они не совсем были фанатками, - в итоге признался Роберт. - И это было больше двух лет назад.
- Ах ты скотина! - и через стол полетел давным давно остывший кусок пиццы.
Вот теперь Гаррет был на волоске от падения.
Пол трясся от исходивших от нас волн смеха.
Кристен попала Робу прямо в лоб.
Он медленно убрал кусок со лба, а потом, резким рывком, бросился к Кристен.
Она не успела сбежать, так что теперь находилась в его цепкой хватке.
По громкому смеху Кристен было понятно, что дерутся они не всерьёз.
- Они как дети, - сказал Том, наблюдая за схваткой Робстен.
- По крайней мере, они вместе. И доверяют друг другу. Во всё этом дерьме. - Сейчас Гаррет уже не смеялся. Он подметил очень важную вещь.
И он не оставил мне сомнений.
Я аккуратно взглянула на Тома. Он смотрел на меня с каким-то безысходно-грустным выражением лица. Я не могла разобрать причину.
Потом он опустил глаза.
Я снова взглянула на Робстен.
Роб взгромоздился на Кристен, крепко сжав её руки. Сейчас было отчетливо видно, насколько хрупкая она в его руках.
Потом он медленно наклонился и чмокнул её в губы.
Я резко отвела взгляд.
Что-то непонятное сжалось в груди.
Я опустошила ещё один бокал.
Всеобщее веселье затихло. Роб и Крис вернулись обратно к столу. Некоторое время мы сидели в тишине.
- Курить охота. - Сэм. Его голос не так много звучал сегодня, но каждый раз он говорил по делу.
- Кто-то по-любому трахает фанаток... - пробубнила Крис.
- Элиза, а ты чего молчишь? - Гаррет кивнул мне.
- А что ты хочешь услышать от меня, Гарри?
- Ну не знаю. Расскажи что-нибудь о своей работе. Наверняка у тебя были забавные истории.
- Ну... Мне очень часто удавалось развлекаться с разными знаменитыми людьми... И это не то, Гарри, о чем ты сейчас подумал.
- Слышь, - Кристен толкнула меня в плечо. Я слышала, как мысли скачут в её голове. - А ты когда-нибудь спала со... знаменитостями. Чёрт, такое поганое слово...
- “Спала”? - переспросил Гаррет.
- “Знаменитость”, - пояснила Кристен.
Я надеялась, что после того, как они отвлеклись, мне удастся уйти от ответа, но все повернулись ко мне в ожидании.
- Нет, не спала, - сказала я. И почти не соврала. - Но есть кое-что... - Я поймала взгляд Сэма и теперь говорила ему. - Однажды я обкурилась с Заком Эфроном, и мы с ним целовались.
Реакция последовала тут же:
- С Эфроном?! - воскликнул Роб.
- Целовались?? - послышалось от Тома.
- Ты говоришь, как школьница, - смеялась Кристен.
И только Сэм ждал, что же я скажу дальше.
- И знаешь, что?
- Что? - заулыбался Сэм. От него так и перло любопытством.
- Он живёт в нашем отеле.
Одно бесконечно долгое мгновение стояла полная тишина. Было здорово осознавать, что все сейчас подумали об одном и том же.
А то, что последовало за этим молчанием, напомнило мне какой-то забавный голливудский фильм.
Все с довольными лицами подорвались с мест и кинулись кто куда.
- Узнаем, в каком он номере, - договорились Роб и Кристен.
- Сейчас два часа ночи, - доложил Гаррет.
- Он сто пудов не спит, - строил догадки Том.
- Если он вообще в номере... - крикнул Роб из комнаты.
Я и Сэм принялись зачем-то собирать мусор и пустые бутылки со стола.
- У нас ещё полный бар! - объявила Кристен.
- У нас тут ещё и пиво осталось, - думал вслух Сэм.
- Главное, чтоб Зака никто не заметил...
- Мы сходим за ним, - Сэм и Гаррет, хихикая, словно старшеклассники, направились через номер Роба к двери.
- Девятнадцать ноль семь! - громко сообщил Роб.
И тут же раздался звук захлопывающейся двери.
- Вот это веселуха, - заключила Кристен и вышла на балкон.
А минут через двадцать в дверь постучались.
Открывал Роб.
Я немного трусилась в ожидании.
Хрен его знает, к чему это всё приведёт.
- Всем привет! - воскликнул новоявленный Зак Эфрон.
И с первого же взгляда стало понятно, что он уже “готов”.
Мы с Кристен переглянулись и, не выдержав, расхохотались.
- Где ты успел, Зак? - удивилась Кристен.
- Оу, Кристен, здравствуй! Только я пришел с банкета, как вваливаются ко мне эти двое! Пойдём, говорят, к нам. Ну а я, что, откажусь что ли?
- Что давали на банкете?
- Водку.
- Водку?!
- У нас тоже есть водка... - спокойно сообщил Сэм.
- Вы что, хорошо общаетесь? - шепнула я Крис, указывая на пьяного Зака.
- Да нет, - отмахнулась она. - Не так уж прям и хорошо, пересекаемся иногда. Алкоголь сближает! - громко подвела она итог.
- В любом из смыслов, - поддержал Гаррет.
Зак всё это время что-то тараторил, а под конец выдал:
- А я к вам не с пустыми руками, - и достал из куртки прозрачный пакет с кучей косяков.
Все загудели.
И, конечно же, я ощутила все взгляды на себе. Они словно бы говорили: “Черт, ты не обманула нас!”
- А это Эмили, - Гаррет подвёл Зака ко мне. - Помнишь её?
Я видела, как сильно это не понравилось Тому. Он только претворялся, что всё в порядке.
- Эмм... - Зак изо всех сил вглядывался в моё лицо, пока я строила ему глазки. - Нет, не помню. Но ты очень хорошенькая!
- А ты милаш! - поддержала я. Кристен засмеялась.
Мы медленно переместились к столу. Роб приволок ещё один стул.
Зак не переставая что-то рассказывал. Про перелёт, про премьеру и банкет.
А потом вдруг замолк и опустил глаза в пол.
- Стоп-стоп-стоп. Эмили? Эмили Крейн? Журналистка?
Я давилась от смеха. Он вспомнил.
Конечно же, он вспомнил всё, а не только моё имя.
Я кивнула.
- Так это ты! - широко улыбаясь, протянул Зак.
Ребята притихли. На их лицах застыли улыбки.
- Чёрт подери! - не унимался Зак. - Офигеть! - Он взглянул на ребят. - Так ты, я вижу, до сих пор так тусуешься?
- Не совсем. Я агент Роберта.
- Агент?! Ноль-ноль-семь?
- Шесть-девять-шесть-девять, - вставил Роб, улыбаясь.
- Да что у вас там произошло?! - не выдержал Гаррет.
- Да мы так круто оторвались в тот вечер, - рассказывал Зак. - Это было самое крутое интервью в моей жизни!
- Тогда ты не был таким... сексуальным, - вставила я.
Все загудели.
- Честно говоря, на следующее утро я боялся выходить из дома, - продолжал Зак. - Думал, это всё была подстава, и ты про меня какую-нибудь хрень напишешь. Но нет! Я очень удивился, когда прочитал твой материал, серьёзно! Там было всё так... нормально.
- Я играю по правилам, - я подмигнула ему, останавливая взгляд на очертаниях его мускулистой груди.
Чёрт, как же он хорош.
Представляю, что он может...
- В воздухе запахло сексом, - пропела Кристен.
- Может, в бутылочку поиграем? - внезапно предложил Сэм. Том и Гаррет бурно его поддержали.
- Так нечестно, - заметила я, - пятеро против двоих?
- Зато так больше шансов, что выпадать будет на мальчиков, - заметила Кристен, хитро улыбаясь.
- Ладно, - сдалась я. - Но сначала выпьем и покурим.
- Точняк! - поддержал меня Гаррет.
Мы опустошили одну бутылку водки и выкурили по одному косяку.
Докуривая свою самокрутку, я поняла, что только что совсем потеряла голову.
- Я такая пьяная, - простонала я, вызывая смех и аплодисменты окружающих.
Пустая бутылка из-под водки легла в центр стола.
- Элиза, берегись! - Гаррет раскрутил бутылку.
Горлышко намеревалось застыть напротив меня, но в последний момент повернулось к Сэму.
Все засмеялись.
- Нам определённо не хватает ещё парочки девчонок, - с этими словами Гаррет потянулся к Сэму и чмокнул его в губы. Тот был не против. “Лишь бы не взасос”.
- Но так не честно! - снова негодовала я. - Пусть целуются по-французски!
Роб тоже меня поддержал.
- С языком?! Ну уж нет!
- Да вы попробуйте, вам понравится.
- Этого-то я и боюсь!
- Фиг с вами, - заключила Кристен и крутанула бутылку.
Горлышко указало на Роба.
Крис потянулась к нему через весь стол, облокотившись на край, и страстно его поцеловала.
Роб привстал и потянул её к себе.
- Эй, ребят, - смеялся Том. - Роб, крути давай!
Роб на секунду оторвался от Крис, которая уже сидела у него на коленях, и бутылка завертелась в поисках новой жертвы.
В этот раз горлышко указало на Тома.
Смеясь, он легко поцеловал Роба в губы и раскрутил бутылку.
Я изо всех сил старалась не смотреть на Робстен. Бёдра Кристен слабо двигались на Роберте, и это сводило меня с ума.
Но почему вдруг Кристен отвернулась от губ Роба и с улыбкой смотрит на меня?
Ах, ну да. Горлышко выбрало меня.
Я неуверенно посмотрела на Тома.
Поцелуй, это всего лишь поцелуй. Но нужно не переборщить. Нельзя показывать, насколько сильно я привыкла целовать эти губы.
Я потянулась к Тому, и мы поцеловались.
- Поднажми, парень! - комментировал Гаррет.
Но я быстро отпрянула от Тома. И по моему взгляду он догадался, почему. Слабо подмигнул мне и сел на место.
Ребята заулюлюкали и похлопали нам.
Я несильно раскрутила бутылку, улыбаясь во весь рот.
Пока я отвлеклась на Сэма, бутылка остановилась. И все почему-то бурно начали кричать и аплодировать.
Я взглянула на бутылку, и странное возбуждение окатило меня с ног до головы.
Горлышко указывало на Зака.
Ну, теперь понятно, чего все так оживились.
Я прикусила нижнюю губу, решая, как поступить.
Зака это тоже забавляло. В его глазах я читала воспоминание нашей первой и единственной ночи, в которую нам не суждено было раздеться.
И сейчас случилось что-то, сильно напоминающее мне давнее происшествие с Томом, когда мы, не сговариваясь, набросились друг на друга в туалете.
Но сейчас я контролировала себя, как бы трудно мне от этого ни было.
Мы с Заком привстали со своих мест и потянулись друг к другу.
Он слегка взял меня за подбородок и стал целовать.
Боги, он сводил с ума. Такой контраст после Тома. Такой напор. Никакого стыда. Никаких попыток сдерживаться.
Я поддалась.
Казалось, поцелуй длился вечность.
Я услышала хохот Роберта.
Ах, Роб, как бы мне хотелось, чтобы эти губы были твоими.
Я хотела отстраниться, но Зак притянул меня обратно, ещё сильнее впиваясь языком в мой рот.
Чёрт, как же мы были пьяны.
- Ну всё, - выдохнула я в его губы и рассмеялась. Села на стул и от стыда зарылась лицом в плед.
Не смотреть на Тома, только не смотреть на Тома, только не его глаза, не его взгляд. Полагаю, он меня сейчас ненавидит.
Я слышала, как Зак целовал Гаррета, потом Гаррет целовал Кристен, потом Кристен и Сэм...
- Я отойду, - тихо сказала я и выбралась из-за стола.
- Возвращайся, - пропел Роб.
Я взглянула на него.
Кристен капитально обосновалась на его коленях и слегка теребила его волосы.
Господи, Роб, я люблю тебя, люблю, слышишь?!
Конечно же не слышишь... Полюбуйся, как ты смотришь на неё...
Молчи, Эмили. Это алкоголь говорит в тебе.
На меня напала дрожь. Если б у меня был член, он бы показывал сейчас на двенадцать.
Дрожь по телу, дрожь между ног...
Я широко распахнула свою балконную дверь и, не включая свет, плюхнулась на кровать.
Ребята на балконе уже не играли, Роберт во всю что-то рассказывал. Гаррет иногда перебивал его, чтобы добавить что-то от себя.
Я засунула хренову подушку между ног и попробовала отключиться.
Ты пьяна, Эмили, пьяна.
Чёрт, Роб, как же я хочу тебя. Как же моё тело сейчас тебя хочет...
Я приоткрыла глаза, уставившись на свет, который горел на балконе.
В дверях показалась фигура. Она медленно приближалась к моей кровати.
- Я воспользуюсь твоей ванной? - тихо спросил Зак.
Я кивнула. Не знаю, заметил ли он в темноте, что я улыбаюсь.
Зак нашел ванную, я слышала шум воды.
Когда шум стих, я начала прислушиваться к шагам. Но их не было слышно.
Спустя несколько мгновений я увидела Зака. Он остановился напротив кровати.
Охх, нет-нет-нет!
Я крепче сжала подушку между ног.
- У тебя ведь есть девушка?.. - вырвалось у меня, когда Зак начал медленно забираться ко мне.
- Сейчас ничего не имеет значения, - прошептал Зак, касаясь губами моих ключиц.
Эмили, нет, стоп. Что ты творишь нахрен?! Зак Эфрон! Паренёк из мюзиклов! По нему сходит с ума херова туча девчонок!
Но почему от этой мысли я возбудилась ещё больше?
Зак просёк подушку и откинул её в сторону.
Его рука уже между моих ног.
Я тихо простонала.
Ах, боже, не останавливайся.
Его губы на моих. Его язык... Сейчас он целовал медленно, но так чувственно...
С балкона доносился смех. Он перекрывал моё тяжелое дыхание.
Какое у него тело... Том не идёт с этим ни в какое сравнение.
Через минуту я осталась без штанов. Зак исцеловал внутреннюю сторону моих бёдер, от чего я окончательно сходила с ума.
- Зак, - тяжело выдохнула я, пока его губы приближались к краю моих трусиков, - не стоит, прекрати.
Как будто он собирался меня слушать...
- Нет, серьёзно, перестань, - уже уверенней сказала я, отпихиваясь.
Но моя промежность вопила обратное.
- Но почему? - шептал Зак.
Он позволил мне выбраться из-под него. Мы сидели друг напротив друга, я смотрела в его добрые глаза.
- Слушай, мы ведь не родину предаём, - прошептал Зак.
Эмили, это парень. Обычный парень. Чёрт, ну кто виноват, что он выбрал такую профессию? И кто виноват, что ты во всём этом вертишься?..
Я уверяла себя в этом, потому что мне очень не понравилась фраза “спать со звездой”.
Господи, как же я хочу трахаться.
- У вас тут всё в порядке?
Сердце ушло в пятки. Это был Том.
- Да, всё норм, - улыбнулась я.
- Разговариваете? - Том не унимался.
- Ага.
Чёрт, я точно буду гореть в Аду.
Как же он смотрит на меня... Этот взгляд...
Прости меня, Том. Но ты же с самого начала знал, что я несерьёзна.
- Ну ладно, - сдался Том. - Ребята ещё будут сидеть, а я пойду...
- Хорошо, - прошептала я. Замотавшись в плед, будто бы от холода, я подошла к Тому и чмокнула его в щеку. - До завтра, - прошептала я.
И на секунду мне показалось, что Том ничего не заподозрил и ничего не понимает. Но это только с виду так казалось...
- Пока, - улыбнулся он и ушел.
Я проводила его взглядом. Он попрощался с ребятами и нырнул в номер Роба, чтобы выйти через его дверь.
Я мысленно обозвала себя всеми известными мне матерными словами, прикрыла балконную дверь и повернулась к Заку.
Он всё так же сидел на кровати. И очень сексуально улыбался.
Оторвите мне голову. Сделайте меня бесполой.
Чёрт, я хочу этого парня. Зачем я строю стену из-за того, что он знаменитость?
Нас связывал только один забытый случай, детское дурачество.
Теперь всё по серьёзному, по-настоящему.
Если бы завтра или через неделю Кристен спросила меня, спала ли я со знаменитостью, я бы сказала “да”.
Я приблизилась к кровати и отбросила плед.
Боги, как же я люблю грубую силу. Именно так меня схватил Зак и повалил на кровать.
Сильный запах перегара не давал мне забыть, что ничего серьёзного сейчас не произойдёт.
А когда он начал сжимать мою грудь своими сильными руками, целуя при этом шею, я и вовсе достигла наркотического опьянения.
Дальше всё происходило в каком-то блаженном бреду.
Зак, ты совсем не тот мальчишка, каким был, когда мы с тобой целовались.
Чёрт, это было несколько жизней назад.
Мы быстро стянули друг с друга одежду. Я не упустила возможность дотронуться языком до всех частей тела Зака.
Я обвила ноги вокруг его талии. И понеслась...
Как же хорошо, чёрт, как же хорошо!
Я совсем забыла, что нужно себя контролировать. Стоны вырывались в такт толчкам.
Плевать-плевать-плевать!
Не останавливайся, Роб, не останавливайся!


Переспать с РП. Глава 12

Шлюха.
Невинная сонная удовлетворенная шлюха.
Размазня. Тряпка.
Слабовольная. Ветреная.
Легкомысленная.
Влюблённая.
Ш-Л-Ю-Х-А.
А как это ещё назвать, Эмили?!
- Мы что, одновременно кончили? - такой пораженный. И такой пьяный.
- Ага, - такая пораженная. И такая дура.
- Круто.
- Умоляю, запомни, что ты должен это забыть.
- Эй, ты чего такая хмурая?
- Мне страшно стыдно.
- Да брось, Эмили! Мы всего лишь переспали.
- Серьёзно? Ты точно так думаешь?
- Ну конечно! Ничего ведь серьёзного!
- Ну слава богам... Мне стало легче.
- Ты вправду из-за этого паришься?
- Немного.
- Расслабься. Тем более, всё было супер.
- Что?
- Ты замечательная любовница.
- Оу.
- Успокоилась уже?
- Да. - Это была правда. Я легко вздохнула. - Иди ты первый.
- И всё? Даже не поцелуешь?
- С тебя хватит.
- Мы повторим?
- Давай без этого?
- Я шучу.
- Вот и славно.
- Ты такая сладкая.
- Всё дело в молочке для тела.
- Тебе было хорошо?
- Я нахрен ног не чувствую.
- Подкачалась зато.
- Это точно.
- Ну поцелуй.
- Только засунь язык поглубже.
- Идёт.

Невероятная авантюра: претворяться перед другими, что ничего не произошло.
Я делала так в старшей школе.
Моей подруге нравился парень. А я с ним очень часто целовалась втихаря. И потом мы делали вид, что практически не общаемся.
Вот же сукой я была.
Уже минут как пятнадцать прошло после того, как Зак вернулся к ребятам. Его не было в общей сложности полчаса.
Я слышала, он сказал, что мы разговорились. Никакой бурной реакции, как раньше, я не слышала. Но готова поспорить, что Гаррет и Сэм многозначительно переглянулись.
Хотя, может, и поверили...
Не знаю, что со мной. Единственная очевидная вещь: меня хорошенько оттрахали. И для этого не понадобилось изощряться в позах.
Ноги всё ещё в бреду. Никак не могу собрать мысли в кучу.
Я хотела ещё выйти к ребятам, но, кажется, уже не в состоянии.
Хотя сон как рукой сняло.
В итоге я не вышла. И через какое-то время услышала, что все расходятся.
Когда голоса совсем стихли, я заметила, что свет на балконе не гаснет.
Я не торопясь встала и вышла на террасу.
Круглый стол всё так же стоял, изнемогая от тяжести пустых бутылок.
Балконная дверь Роба была открыта. В спальне горел свет.
Я заглянула внутрь.
На кровати распластались Роберт и Кристен. Они о чём-то говорили.
- Эй, Эм, не спится? - позвал Роб.
- О да, - сонно пробормотала я, и вошла.
Я подсела к ребятам на край кровати, у ног Роба. Прямо возле меня оказалось лицо Кристен. Она смотрела на меня снизу вверх.
Какое-то время мы сидели в молчании, пока я не заметила, как Кристен смотрит на меня.
Крис, от тебя ничего не скроешь, чёрт подери.
- Ну и как? - Крис распирало любопытство. Было понятно, что она не претворяется.
Роб вопросительно взглянул в нашу сторону.
Он пытался вычислить ход мыслей Кристен, но у него плохо получалось.
- О чём ты? - обратился он к Крис.
- Зак прямо-таки упорхал от нас, - продолжала говорить мне Кристен.
Я, в порыве страха, посмотрела на Роба.
По нему было видно, что до него доходит.
Доходит, что я натворила менее полутора часов назад.
- Нет, - просто сказал он. Тон недоверчивый. Взгляд безумный.
Прошу, Роб, не смотри на меня так. Не говори так.
Боги, я горела на костре от его взгляда.
Он ненавидел меня в эту минуту. Так сильно, что я готова была выбежать на балкон и спрыгнуть вниз.
Конечно же, я бы этого не сделала. Но ощущения были подобные.
- Нет, Эмили, - повторил он. - Нет. Ты не могла.
Он всё ещё надеялся, что Кристен в шутку подкалывает меня, что на самом деле ничего не было. Между мной и Заком, мать его, Эфроном.
- Роб, - еле слышно прошептала я, умоляюще посмотрев на него.
И тогда он всё понял.
- Твою мать, Эмили!
На меня никогда ещё так не кричали.
Ну нет, кричали, конечно же, но не так, что моё тело бросалось в дрожь от одного только тона.
- Да что с тобой??! - Роб резко сел, отчего оказался ближе ко мне.
Ещё немного, и из его глаз полетят искры.
- Какого хера ты творишь?! А как же Том, Эмили?! Ты изменила парню, который изменяет своей жене с тобой!! Своей беременной жене! Ты вообще понимаешь, что это значит?! Я уже за****ся делать вид, что меня это устраивает! Да ни х** меня не устраивает!!! - он вскочил, расхаживая туда-сюда. - Что с тобой, Эмили, что с тобой, твою мать??! - Роб бросился ко мне. На мгновение мне показалось, что он меня сейчас ударит. - Утихомирь свою пи*** наконец! Я не хочу видеть, как ты растерзаешь Тому сердце и выкинешь его! Сердце, Эмили, не член, СЕРДЦЕ! - Он замолчал. Снова опустился на кровать рядом со мной и спрятал лицо в своих ладонях. - Ты и представить не можешь, что он говорит мне о тебе... - уже спокойней произнёс он. - Что с тобой, Эмили?..
Мне и думать не хотелось, о чём сейчас думает Кристен. Я не была уверена, посвящена ли она во всю эту историю.
Мне было так паршиво.
Господи, сделай так, чтобы я исчезла и никогда не появлялась.
Прости меня, Роб, прости. Умоляю.
Дыхание в груди закончилось. Душа заболела невероятно.
Слёзы полились сами собой.
- Что же с тобой?.. - всё ещё продолжал вопрошать Роб у своих ладоней.
Я не видела его лица, но я чувствовала...
Ну, Эмили, давай. Скажи это. Раскрой причину всего этого.
Не буду даже и смотреть на Кристен. Словно её здесь нет.
Я должна сказать Робу. Он должен знать.
Я знаю, он поймёт меня. Он должен меня понять.
Давай, скажи. Сделай глубокий вдох, и вперёд.
Знаю, если Роб узнает это, он и смотреть на меня станет по-другому. Охх, хоть бы нет...
Но он ведь хочет узнать, что со мной не так...
Пожалуйста, Роб, пойми меня. И сделай вид, что я никогда тебе об этом не говорила.
Я глубоко вздохнула, решившись. И выдохнула:
- Меня изнасиловали, когда мне было пятнадцать.
Сердце бум-бум, слёзы кап-кап.
Тишина.
Жалкое зрелище.
Ровное дыхание Кристен, застывший Роберт.
И я. Такая глупая, и такая влюблённая.
- Что? - прошептал Роб. Теперь он смотрел на меня.
Удивлённо? Или недоверчиво?
- Только это было не совсем изнасилование...
И как только у меня ещё получается говорить? Речевой аппарат на автопилоте.
- Эмили... - выдохнула Кристен.
Тишина. Молчание. Длиною в вечность.
Зачем-то сжала кулаки. Изо всех сил. Что есть мочи.
Всё. Больше не могу.
Уткнулась в кровать и разревелась.
Слёзы — это кровь души. А моя рана кровоточила слишком сильно.
Через мгновение ощутила на спине его руку.
Утешает. Жалеет.
Зря.
Умолкни, Эм, остановись. Ни к чему вся эта сцена.

Через пятнадцать минут я полностью успокоилась. Кристен крепко обнимала меня за плечи. Роб сидел перед нами. Его взгляд был непонимающим. Ему нужны разъяснения. И Кристен тоже. Ей любопытно. Теперь им интересно узнать, что же означала моя последняя фраза.
Я прощаю им их любопытство.
- Это так ужасно, - шептала Кристен. Мысли вслух. Она пыталась поддержать меня.
- Я уже давно об этом не думала.
- Ну вот и правильно. Нечего об этом думать.
- Это так глупо... Я как ребенок.
- Эмили... Это очень грустная история.
- Это ещё не история.
- Так расскажи. - Роб. Он, наконец, со мной заговорил.
Не грубо, не яростно. Просто. Ровно. Как будто он вправду этого хотел.
- Уже почти пять утра...
- А нам не нужно рано вставать. Ты сама говорила. - Он настойчив.
- Что ты хочешь, чтобы я рассказала?
- Всё. Я хочу знать твою историю. Мою ты знаешь.
- Я не...
- Давай же, Эмили. Настало время «большого разговора». Расскажи мне о своей половой жизни.
Звучит грубовато.
- Роб, - Кристен хмуро посмотрела на своего парня.
- А почему бы и нет? – ответил он Кристен. Он глубоко вздохнул и заговорил мягче. – Эмили, мы сейчас с тобой очень близки. Если хочешь, чтобы я мирился с твоим поведением, объясни мне всё. Расскажи, что тебя волнует. Тебе станет легче.
Ты меня волнуешь. Всю мою душу волнуешь. Всё тело и весь мозг.
- Дискотека. – Я выдохнула. Кристен подвинулась ближе к Робу. Теперь они моя аудитория. – Всё началось с дискотеки. Всё всегда начинается с дискотек…
Смотри-ка, Эмили. Они и вправду тебя слушают. Возможно, Роб серьёзно хочет это знать?
Чтож…
- Мне недавно исполнилось пятнадцать, и я радовалась как поросёнок, когда мне разрешили пойти на школьную дискотеку. Я была неизбалованной девочкой, скромной, послушной. В этот день я впервые напилась. Ну не то чтобы прям сильно.. В общем, я стала развязней, танцевала весь вечер. Посмелела… И конечно же на этой дискотеке был парень, в которого я была по уши влюблена. Классика, в общем. И я подумала, а почему бы и нет? Я хорошо выглядела, не была заучкой. Он бы клюнул. Ну я и направилась к нему. Только сейчас я понимаю, что он вёл себя как самый настоящий кретин. А тогда-то я поверила ему. Мы танцевали, болтали. Короче, я растаяла. А потом он предложил проводить меня до дома. Я с радостью согласилась, в тайне надеясь отхватить свой первый поцелуй. А потом…
Какой-то сумбур в голове. Точно уже не помню как, мы очутились в каком-то амбаре, с ним и его дружками. Они накинулись на меня, хотели порвать мою одежду, но Он остановил их. Приказал мне танцевать стриптиз. Я отказалась, начала громко кричать и реветь. И они снова накинулись на меня. И Он снова их остановил. Он приставил к моему горлу нож и сказал, что я буду танцевать. Иначе он меня зарежет. Я начала отпихиваться, и тогда он порезал мне ногу. Не очень сильно. Но этого хватило.
Не знаю, что произошло в тот момент. Я как будто резко стала другим человеком. Я перестала плакать и кричать. Я начала улыбаться. – В глазах защипало. Я попыталась сдержать слёзы. – А потом я встала, залезла на какую-то херню, и скомандовала им включить музыку. Они такого не ожидали. Думали, я буду дрожать и кривляться, пока буду медленно снимать с себя одежду под их незамолкающий свист. Но я повела себя иначе, и застала их врасплох. Кто-то включил музыку на телефоне. И я начала танцевать… - Чёрт, Эм, это было так давно, в абсолютно другой жизни, почему это до сих пор задевает тебя? Возьми себя в руки! – Вы и представить себе не можете, какая у меня тогда была надежда. Что они возьмут и просто отпустят меня. Им ведь нужно было, чтобы я мучилась и сопротивлялась. А тут всё вдруг пошло не по их плану. И я так надеялась, что они… что…
- Вот уроды, - прошептала Крис. У неё хорошее воображение, раз в её глазах застыл такой ужас.
- Но надежды не оправдались. Я изо всех сил заставляла себя хоть немного возбудиться, чтобы как-то избежать боли. Когда я осталась в одних трусах, я уже полностью смирилась с тем, что девственности лишусь не так, как планировала… Когда им всё это надоело, Он схватил меня и повалил на вонючий матрац. Единственное, о чём я его попросила, так это не быть слишком грубым. Да уж… Так он меня и послушался… - Я вытерла слезу. – Они отодрали меня как последнюю шлюху. И всё это время я делала вид, что мне это нравится. По крайней мере, они не избили меня и не бросили там. Даже домой отвезли.
- Что? – оборвал Роб.
- Удивительно, правда?
- Боже, Эмили, это ужасно!
Спасибо, Роб. Спасибо за понимание.
- Лучше бы они бросили тебя умирать…
- Что ты такое говоришь, Роб?! – возмутилась Кристен.
Но я осталась равнодушной. Это пройденный этап.
Только дыхание немного сперло.
- Мой отец сказал то же самое. Слово в слово. – Прошептала я. – Но он не учел одну вещь. Пятнадцатилетняя напуганная девочка слишком сильно не хотела, чтобы ей причиняли боль.
Роб резко встал с кровати. Он подошел к окну, а потом сел в кресло напротив.
Вот этого я и боялась. Какая же я идиотка. Не нужно было ничего рассказывать.
- А что было потом? – тихо спросила Крис. – Как ты от этого оправилась?
- Как оправилась? Да никак… Я получила психологическую травму на всю жизнь. Только выражалась она в другом. Вместо того чтобы стать замкнутой и нелюдимой, я стала отвязной тусовщицей. Завела много однодневных друзей, записалась в группу поддержки. Когда эмоциональная травма спала, я начала гулять с мальчиками. Я немного боялась, что, если займусь с кем-нибудь сексом, мне будет больно и неприятно. Но бояться нужно было другого.
Прошло три с половиной месяца после этого случая, когда я испытала ещё один сексуальный опыт. Парень из футбольной команды. Красавчик. Я зря боялась, всё было супер.
И потом я просто не смогла себя остановить. Я хотела забыть то мерзкое чувство, которое испытала после дискотеки. И я считала, что для этого мне нужно как больше сексуальных партнёров.
Мама знала об этом. Знала, что её дочь ведёт себя как шлюха. Но я уже тогда установила правило для себя. Это не я прыгаю в постель к парням, а они ко мне.
- Мне мерзко слушать это, - вставил Роб.
- Так выйди, - огрызнулась Кристен. – Продолжай.
- Нечего продолжать. Это конец. Когда мне было восемнадцать, врачи поставили мне диагноз. Эротомания. Сказали, что это может быть из-за переходного возраста. Но скорее всего я буду страдать от этого всю жизнь.
- Да уж, «страдать».. – улыбнулась Кристен. По крайней мере, она пытается меня поддержать, хоть это мне и не нужно уже давно.
- Эротомания – чушь, – снова вставил Роб.
- Я не собираюсь тебе что-либо доказывать, если ты этого ждешь.
- Я ничего не жду.
- Тогда почему злишься?
- Потому что был о тебе лучшего мнения. Даже когда узнал от Тома, что вы спите вместе.
- А теперь я окончательно упала в твоих глазах?
Роберт не ответил.
Не знаю, что больнее: его реакция или моё безответное чувство к нему.
- Ты вправе иметь собственное мнение.
Мне больше нечего сказать. Я уже пожалела сто раз, что вообще открыла эту правду ему.
Кристен как-то человечнее реагирует. Может, потому, что она девушка?..
- Я попросил тебя объяснить мне, почему ты позволяешь себе травмировать чужие чувства, а ты рассказала, из-за чего стала такой ш… распущенной.
- Так вот оно что. Ты не получил ответ на свой вопрос?
- Именно.
- Знаешь, зря я послушала тебя. Не нужно было ничего рассказывать… - Я встала с кровати. – Я никогда не увижу кольцо от него на своём пальце, Роб. И пока я свободна, я имею право делать что хочу. Не я изменяю своей жене и ещё не родившемуся ребёнку. Спокойной ночи, Кристен.
- Я просто не хочу, чтобы близкие мне люди страдали из-за твоей половой жизни. Детский сад какой-то. И почему мы только обсуждаем это? Секс – это личное дело каждого, а ты сделала из этого достояние общественности!
- Ничего я не делала! Только вы двое знаете об этом!
- Все знают, что тебе нравятся мальчики.
- Разве это плохо??
- Ты прекрасно поняла смысл.
- Я хочу оставаться собой.
- Перестань трахаться с каждым встречным.
- Да никому и дела нет, с кем я сплю! Я не знаю, почему ТЕБЯ это так волнует!
- Да потому что ты не последний человек для меня!
- Оу, серьёзно?! Так это у тебя забота такая?? Называть меня шлюхой и говорить, что был лучшего обо мне мнения?? Это уже не первый раз, когда ты меня осуждаешь! Вот так уж сложилось, что такая у меня проблема! И именно ты всё время касаешься этого!
- То есть я должен похвалить тебя?! О, молодец Эмили, что переспала с Заком Эфроном! Это нисколько не опускает тебя в моих глазах!
- Ты не уважаешь либо меня, либо его.
- Не в уважении дело! А в том, что ты вот так легко можешь взять и переспать с кем-то, когда у тебя уже есть связь!
- Да! Могу! Я поступаю как любой мужчина!
- Только вот тему менять не нужно!
- Да, ты прав! Ведь мужчины изменяют своим женщинам. А я с Томом даже не встречаюсь, чтобы речь шла об измене!
- В любом случае ты должна уважать его чувства!
- С какой это стати?! Кто уважал мои чувства??
- Изнасилование – отмазка. Твоя проблема куда глубже. И появилась она не в пятнадцать лет…
- Что ты этим хочешь сказать?
- Можешь сколько хочешь втирать мне про эротоманию и нимфоманство, - это лишь часть беды. Кто-то повлиял не на твоё психологическое и физическое состояние, кто-то серьёзно задел твоё сердце, плюнул прямо тебе в душу. Так вот вспомни это чувство, и не позволяй себе поступать так же по отношению к другому человеку!
Мне нечего было сказать. Чёрт, как же он прав.
И откуда ты только узнал это, Роб?
- Я иду спать, - выдохнула я.
Мельком взглянула на ошарашенную Кристен, застывшую на кровати.
Надеюсь, она всё ещё на моей стороне.

Не представляю, как я буду выглядеть завтра. Второй час не могу уснуть.
Уже светает.
Блокирую все мысли. Не думаю ни о чем.
Роб, как же ты со мной…
Сейчас весь наш разговор кажется мне бессмысленным.
И зачем ты только, Эмили, решилась всё рассказывать? Зачем спала с Заком. Зачем связалась с Томом. Зачем захотела быть агентом Роберта Паттинсона?
Единственное решение, которое я сейчас приняла, - довести ближайшие дела до конца и искать себе замену.
Знаю, Стефани будет не в восторге, но так продолжаться уже не может. Я начинаю влюбляться. Я не хочу, чтобы это было для меня пыткой.
Что это было?
Знакомый звук. Как будто кто-то стучится в…
Я посмотрела на балконную дверь.
Выглядит не по-настоящему. Может, снится?
За стеклом стоит Роб. В своих потертых серых трениках.
Я приподнялась и села.
Он медленно отодвинул дверь и вошел. Сел рядом со мной и протянул мне руки. Я неуверенно обняла его. Его руки сомкнулись за моей спиной.
- Прости меня, Эмили, - прошептал он. – Я не хотел обижать тебя. Не нужно было столько глупостей говорить…
- Это не глупости, Роб. Всё, что ты сказал, правильные вещи. Том очень дорог тебе. Ты такой молодец, что заступаешься за него.
- Ты мне тоже дорога, Эмили. Я думал, что у меня получится прочистить тебе мозги.
- Мне их не чистить, а менять нужно.
- Что правда, то правда.
Он улыбается мне в ухо.
Моё сердце бьётся как сумасшедшее. Ты это чувствуешь, Роб?
- Я не хочу, чтобы ты злилась на меня.
- Это невозможно.
- Мир?
- Мир.
- Я больше никогда не буду тебя обижать. Я же люблю тебя, и ты это знаешь. Просто иногда не слежу за языком.
- Не бери в голову. Уже всё нормально, честно. Я тоже тебя люблю.
Люблю-люблю-люблю-люблю-люблю. Только не так, как ты меня.
И ты об этом не знаешь…


Переспать с РП. Глава 13

Где я допустила ошибку? Что сделала не так?
Почему я не могу просто взять и выкинуть все лишние мысли из головы? Жить бы стало гораздо легче.
Двадцать пятое мая. Уже, наверное, двадцать шестое.. За окном ночь. Мы вернулись с премьеры «Космополиса», чтобы переодеться. Затем отправились на вечеринку. Потом Роб и Крис технично смылись, прихватив меня с собой. «Зачем им я?» - сразу же подумалось мне. Но ответ оказался внезапным — ПОСТОЯТЬ НА ШУХЕРЕ.
Постоять на шухере?! Нет, ну они издеваются?? Я тут и так изнемогаю от безответного чувства, они ещё масло в огонь усердно подливают!
И нет чтобы пойти в номере запереться, так им приспичило занять помещение для персонала! Я понимаю, страсть и всё такое, но я не горю желанием стоять тут и слышать, как столы за дверью ходят ходуном.
Хотя, честно признаться, пару раз я спасла их голые задницы от разоблачения.
- Здесь занято, - кисло сказала я очередной молоденькой официантке, пожелавшей сменить свой фартук.
Слава богам, не все меня знают. Иначе, стало бы сразу понятно, кого я тут стерегу.
К моему счастью сладкая парочка вывалилась из комнатушки минут через пятнадцать-двадцать.
Я заметила, что мне очень нравится, когда они оба смеются. Они выглядят такими счастливыми, что я даже забываю о своей глупой влюблённости.
Я бы никогда не стала завидовать Кристен из-за Роба. И я никогда бы не попыталась отбить его у неё. Ну разве что разделить его напополам – для неё и для меня.
Но он бы никогда не согласился на такое извращение. Я уже слишком хорошо его знаю.
Да и как вообще можно думать об этом... Нет, я уже смирилась. Мне просто нужно переболеть эту влюблённость.
Откровенно говоря я изначально подозревала, что может произойти нечто подобное. Но в моих подозрениях мы оба были влюблены друг в друга. На деле всё оказалось куда более жизненно.
- Вас как-то не по-детски разнесло от шампанского, - смотрю, как Роб помогает Кристен поправить шорты.
- Ты вправду думаешь, что мы пили только шампанское? - теперь Кристен помогает Робу.
- В следующий раз как-нибудь сами разбирайтесь, идёт? - предупредила я.
Надеюсь, я ясно дала им понять, что мне не понравилось быть их прикрывающим.
Я вдруг вмиг стала серьёзной. Я-то знаю, что это для того, чтобы не расплакаться. Но могу представить, как это выглядело со стороны. Этакая строгая мамочка.
- А сама-то! - воскликнул Роб.
Я ошарашено на него посмотрела.
- Снова завёл эту шарманку? Я никогда не просила тебя прикрывать меня в таких делах!
- Ты – нет, Том – да.
- Том просил??
- Ага.
- И ты что, стоял за дверью?!
- Ну... нет.
- Вот и не сравнивай!
Моему бешенству нет предела.
- Ну ты же знаешь, что будет, если кто-нибудь из репортёров нас случайно увидит вместе, да ещё и запыханных, выходящих из комнаты для персонала. А если ты с нами, то никто не заподозрит.
- И только поэтому я всё ещё стою здесь и терплю тебя!
- И чего ты так бесишься?.. Может, я чего-то не знаю?
О да, не знаешь. И никогда не узнаешь.
- Я тебя нормально попросила, а ты снова перешел в нападение! Не можешь просто так взять и промолчать! Уже весь Голливуд знает, что вы с Кристен вместе! Да что там Голливуд, все фанаты это знают! А вы что-то тормозите...
- Тормозим? То есть если мы живём, как пара, это называется тормозим? - Кристен подала голос. - Что нам теперь, жениться? Только из-за того, что этого все хотят?
- Я не говорю об этом, Крис. Просто когда два любящих друг друга человека занимаются любовью – это нормально. И не нужно никого звать на шухер. Есть такая штука, как замок.
- У всего персонала есть ключи. - Роб. Защищается.
- Можно было подняться в номер.
- Если бы мы поднялись в номер, то уже бы не вернулись. А я сказал Дэвиду...
- Можно было пойти в туалет, в конце концов!
- В туалете ебутся только шлюхи. - Кристен. Зачем она это сказала?
Я уже привыкла охуевать каждый раз, когда Роб открывает рот, но вот Кристен...
Это был очень больной укол. Знает ли она, что впервые я переспала с Томом именно в туалете? И сказала ли она это специально, чтобы задеть меня? Точно так же, как я задела её.
Судя по тому, как Роб медленно перевёл взгляд на неё, она сказала это не задумываясь. Не специально. Просто у неё такое мнение.
Да и что за глупости? Многие занимаются сексом в туалете. Я лично им там очень часто занималась.
МОЖЕТ БЫТЬ ПОТОМУ, ЧТО ТЫ ШЛЮХА, ЭМИЛИ КРЕЙН?!
Ну вот опять.
Я развернулась и пошла от них прочь.
- Эмили, стоять! - Роб, бедный Роб, сколько раз ты будешь извиняться?.. Он догнал меня и остановил.
- Мне к людям нужно возвращаться.
- Всё нормально?
- Да. Но прошу, со своей личной жизнью разбирайтесь как-нибудь сами, идёт?
- Я не могу этого обещать, ты же знаешь.
- Да, но хотя бы пусть ваши интимные подробности меня не касаются.
- Что, неприятно? Теперь ты понимаешь, каково мне, когда я храню ваш с Томом секрет?
- Это ты мне таким образом урок хотел преподать?
- Нет конечно же. Просто ты хотя бы ощутила себя на моём месте.
Я не ощутила себя на твоём месте! Я так злюсь, потому что люблю тебя, идиот!
- Так, давай закроем тему? Я иду пить текилу.
Кристен так ничего и не сказала. Я посмотрела на неё, и увидела только растерянность на её лице.
- Забудьте, ребят. Я просто очень устала от всех этих организаторских рож.
- По тебе и видно, - заметила Крис. Умеет она подбадривать. - Ты слишком много паришься, Эм.
О да, много. Если бы я имела возможность целовать этого мужчину каждое утро, я бы парилась гораздо меньше.
- И поэтому я хочу выпить.

Это кризис. Это временный хренов кризис. Это нужно пережить. Выпить залпом рюмку текилы и пережить.
Мне нужен Том. Срочно. Немедленно.
Найти его не составило труда.
Я схватила его за руку и повела в коридор. Роб и Крис видели нас.
Как только мы оказались наедине, Том тут же начал приставать с поцелуями. Не спорю, его руки под моим платьем было сейчас как раз тем, что доктор прописал. Но я остановила его, встала перед ним и внятно сказала:
- Том, нам нужно это прекратить.
- Ты сейчас о чём? - я застала его врасплох. Он в растерянности.
- О нас. Нам нужно перестать встречаться.
- Стоп, но почему? Всё ведь супер.
- Я не хочу чувствовать себя той женщиной, с которой мужчины встречаются только из-за секса.
- Да ну что за глупости! Ты ведь прекрасно знаешь, что это полная чушь!
- Мне надоело, Том. - Ну вот, слёзы. По крайней мере, это сможет его убедить.
- Хоть и плачу я вовсе не из-за нас. - Пожалуйста, не пытайся что-либо предпринять. И не доставай меня.
- Бля, ты так спокойно об этом говоришь. Тебе серьёзно было насрать на меня?
Давай, обрежь всё к чертям.
- Да. А вот на Сиенну нет...
Это заставило его замолчать и опустить глаза. Ему трудно давалось решение.
- Я люблю Сиенну.
- Я знаю.
- Но и тебя я тоже люблю.
Нет, не любишь.
- Глупый ты. Ты не можешь любить меня. А то, что ты принимаешь за любовь, очень скоро пройдёт.
Да неужели, Эмили??! Вот бы и на тебя это распространялось!
- Ты странная.
- Я знаю.
- Это из-за Роба?
На секунду сердце замерло. Но потом всё прошло.
- В какой-то степени да. Ему это всё очень не нравится. Мне бы не хотелось, чтобы между нами возникали конфликты.
- Ведь я просил его не лезть...
- Том, дело не в том, что он “влез”, а в том, что он говорит правильные вещи.
- Но...
- Всё. Я не хочу продолжать. Точка.
- И даже поцеловать себя не дашь?
Мгновение я смотрела в его печальные глаза. А потом быстро чмокнула в щеку.
- Не поддавайся искушениям, Том. Ты можешь сделать очень больно людям, которые тебя любят.
- Вот так просто? Возьмешь и уйдёшь?
- Возьму и уйду. Только не делай из этого трагедию.
- И не собирался.
- Я надеюсь.
Вот и всё. Я это сделала.
Теперь найду Роба и скажу ему. Пусть он знает, что я готова меняться.
Ради него.
Роба я нашла быстро, но поговорить нам так и не удалось.
Но я как-то даже и забыла спустя пару часов об этом. Много текилы было выпито. Завтра мы улетаем днём, так что выспаться я успею.
И никакого секса, Эмили. Ты взрослый адекватный человек. ТАК ЧТО ПРЕКРАЩАЙ ЭТУ ХРЕНЬ!
Я уже однажды принимала такое решение. И ничего из этого не вышло. А потом в моей жизни появился Роберт Паттинсон и изменил всё к чертям.
Эмили, ты действительно веришь, что сможешь прекратить встречаться с мужчинами на одну ночь?
Знаю, это пока звучит неправдоподобно, но сейчас у меня хотя бы появилась цель – доказать Робу, что я могу.
Чёрт возьми, Эмили, лучше бы ты думала о приближающемся промо-туре! Столько всего нужно проконтролировать, столько всего сделать. Огроменная куча имён и телефонов душат мой блокнот, кому-то нужно отказать, с кем-то договориться о встрече, предварительно обсудив это с Робом. За время, проведённое в Каннах, Роберт успел побывать на французском телевидении и дать интервью нескольким изданиям, вне основных фестивальных пресс-конференций.
Ещё куча фотосессий, которые тоже нужно отсортировать. Но на это у Роба своё мнение. Скорее всего он просто ткнёт пальцем на пару имён знакомых фотографов, и на том и порешится.
Интервью, фотосессии, мероприятия, участия в шоу мне даются как-то легко. Но ещё нужно проследить за тем, чтобы гостиница была выбрана правильно, чтобы в системе безопасности не было никаких дыр; охрана, шофер, машины, еда, вещи, повышенная безопасность, минимум огласки, чтобы избежать большого наплыва фанатов.
Хотя мне иногда кажется, что Робу это всё не нужно. Ему лишь бы поверхность, на которой можно проспать ночь, и поесть, чтобы желудок не болел. Но моя работа – увеличивать его престижность, и он уже достаточно повзрослел для того, чтобы полноценно принять свой звёздный статус.
Роб вообще простой парень. Иногда он упрекает меня за то, что я снимаю слишком шикарные номера для него. И из-за того, что сама я обычно селюсь в номера попроще, Роб привык зависать у меня, когда выпадает возможность.
Наверное, это тоже повлияло на то, что я втюрилась в него. Пару-тройку раз бывало так, что он приходил ко мне на ночь, мы смотрели телик и засыпали вместе. Без всяких намеков на интим, естесственно. Но теперь-то я понимаю, что любой подобный случай как раз-таки и является катализатором для начала влюблённости.
Я стала смотреть на Роба, как на мужчину, только в последний месяц. Что-то меня вдруг переклинило.
И это должно закончиться, так и не начавшись. Я не стану рисковать ни нашими отношениями, ни уж тем более его отношениями с Кристен.
Избегать тесного контакта с ним глупо. Мы слишком часто остаёмся наедине, этого не избежать.
О боги, Эмили, до чего ты скатилась? Наконец-то романтика в голову ударила? Столько лет жила без этих розовых соплей, а теперь вдруг на тебе?!
Мне пора завязывать с алкоголем. Всё из-за выпивки. Я становлюсь размазнёй.
Было уже около двух часов ночи, когда Роберт прервал мою беседу с управляющим отеля. Он был навеселе, хоть и выглядел немного озабоченно.
- В чём дело?
- Пойдём поговорим.
Ну пойдём. Только не подходи слишком близко, иначе я потеряю сознание от манящего запаха твоего адиколона.
- С тобой всё нормально?
Я что, так сильно выдаю себя?
- Ага. Просто хочется прилечь..
- Отлично. Как раз и приляжешь.
- В каком смысле? Куда ты меня ведёшь?
- В номер. Здесь небольшая гостиница наверху.
В номер? Зачем в номер?
- Зачем нам номер?
- Я же сказал, поговорить нужно.
- А снаружи мы поговорить не можем?
- Нет.
Что же он хочет мне сказать?
- Я тебе, кстати, тоже кое-что расскажу.
- Что же?
- Это касается меня и Тома.
- Надеюсь, ты не беременна.
- Очень смешно. Мы расстались.
- А вы были вместе?
- Роб!
- Чего??
- Я говорю, мы больше не будем встречаться!
Роберт замедлил шаг.
- Реально?
- Эта поездка станет плодотворной для моих мозгов.
- То есть ты мне обещаешь?
- Ну конечно обещаю, Роб!
- Да ладно тебе, не злись.
- А ты о чём хочешь поговорить?
- Сейчас дойдём, и узнаешь.
Как только мы дошли до двери и Роб открыл её, он широко улыбнулся:
- Забавно. Только ты попросила меня самому разбираться со своей личной жизнью, как я тут же прибежал к тебе за советом.
- За советом?
- Сядь, только, и выслушай меня.
Я, не долго думая, села на край кровати.
- Ну и?
- С Кристен что-то не так.
Ну конечно, это же было очевидно. О чём ещё он со мной может поговорить.
- В каком смысле? Она больна? Ей нездоровится?
- Она странно себя ведёт.
- В каком смысле “странно”?
- Я не знаю. Пятнадцать минут назад она сказала, что я у неё самый лучший.
- И это плохо?
- По идее нет. Если не знать Кристен. На неё это не похоже.
- И это настолько тебя волнует, что ты подорвался с места в два часа ночи, чтобы рассказать мне об этом?
- Просто скажи, что я параноик. Пожалуйста.
- Ты параноик. А я-то думала, ты любовью со мной заняться хочешь..
- Кстати, насчет этого! Я и забыл совсем!
- Что насчет этого?
- Ты напомнила мне. Тогда, когда мы занимались выяснением отношений в коридоре, она сказала “ебаться”, она не сказала “заниматься любовью”. То есть наша с ней интимная близость ассоциируется у неё с еблей?
Я зависла. Что он вообще несёт?
А потом как засмеюсь.
- Ты вообще слышишь себя? Что за бред??
- Бред??! Думаешь, это бред??
Пьяный Роберт – это отдельная песня.
Сразу вспомнились слова Стефани: “Если он начнёт нести при тебе полную чушь, значит, ты вошла в его зону доверия”. Приятно это осознавать. Только вот я бы себе доверять не стала.
- И как только тебе это удаётся?
Щелчок. Такой резкий переход.
- Что? - я упустила что-то.
Голос Роберта резко стал обычным. Как будто он резко протрезвел.
- Если ты обладаешь актёрским талантом, это ещё не значит, что можно проделывать такие фокусы со мной.
- Да это не фокусы, Эмили. - Чёрт, какой же он сейчас другой. Тон серьёзный, голос низкий. Больше не прикалывается, как до этого.
Да что происходит??
Он сел рядом со мной.
- Я привёл тебя сюда, чтобы сказать тебе... - он подсел ещё ближе и пристально на меня посмотрел.
Моё сердце предательски забилось, дыхание участилось.
- Я... Я люблю тебя, Эмили. Всем сердцем и душой. Я давно хотел сказать тебе, но боялся. Я люблю тебя так сильно, что готов сделать что угодно, лишь бы мы могли быть вместе.
Где. Мой. Пульс?
Я потеряла его на целых две секунды.
- Издеваешься?
А он непоколебим. Смотрит на меня, ждёт.
- Я слишком хорошо знаю тебя, Роберт Томас Паттинсон. И вот, что я тебе скажу... ТЫ МАЛЕНЬКИЙ ЗАСРАНЕЦ! - мне не составило труда хорошенько ударить Роберта в плечо, от чего он чуть не упал. А он как согнётся пополам, как заржет на весь номер:
- Видела бы ты своё лицо! Не ожидала такого поворота событий?
- Я тебя убью когда-нибудь!
- Ты купилась! Нужно было тебя сфотографировать! Картина века! - не переставал смеяться Роб.
Он всячески пытался улизнуть от меня, пока я кидала в него всё, что попадётся под руку. А когда я начала на полном серьёзе бить его по груди и спине, он схватил меня, повалил на кровать и уселся сверху.
- Ты мне позвоночник сломаешь!
- Хватит меня бить! - он всё ещё смеётся.
- Слезь с меня!
Он слез. И немного помог поправить моё задравшееся платье.
Когда его рука коснулась моей ноги, меня чуть током не шибануло.
- С тобой весело, - заключил мой маленький озорной друг.
- У меня иногда складывается такое впечатление, что где-то на затылке у тебя находится возрастной переключатель, причем этот переключатель давно сломался, и теперь ты разрываешься между маленьким мальчиком, подростком и зрелым мужчиной.
- Хорошо хоть не между зрелой женщиной. А то знаешь ли, зрелые женщины...
- Что это сейчас было??!
- Ты такая нервная сегодня.
- Нервная?? А как мне реагировать?!
- Да ладно, смешно же было.
- Очень!
У меня чуть сердечный приступ не случился.
- Что означала фраза “И как только тебе это удаётся”?
- Ты снова меня раскусила! И я не понимаю как!
- Просто ты не умеешь врать.
- Ну насчет этого ты...
- Не ошибаюсь. Или же просто на меня это не действует.
- Да ты вообще странная.
- Так в чём я тебя раскусила?
- Ну это... Короче меня кое-кто попросил тебя сюда заманить. И я хочу, чтобы ты знала, что мне это безумно не нравится, но так как этот человек меня очень сильно попросил, я не смог ему отказать.
Вот. Вот сейчас это был Роб. Такой, каким он бывает чаще всего. И поэтому эти слова звучали очень правдоподобно.
- Ты хороший, Роберт. Но всё равно, рано или поздно, ты пострадаешь от моих рук.
- Если пострадаю я, то пострадаешь и ты. Учти это!
- Ха-ха.
- Всё в общем, я пошел. Сиди тут. Приятно было быть побитым.
Никогда ещё в моей жизни не было такого парня, с которым я могла бы просто подраться.
Ну зачем нужно было в него влюбляться, Эмили? Из этого могла бы получиться замечательная дружба. А теперь тебе придётся мучиться.
Надеюсь, у меня получится это пережить.

Лишь бы не Том вошел в эту дверь. Лишь бы кто-нибудь другой.
Ну, конечно же, это был Том. Кто же ещё?
Я знала, чего он хотел. Поэтому погасила везде свет.
Мы не говорили. Он забрался ко мне на кровать и уткнулся лицом мне в спину.
Что это за ритуал ещё? Неужели он там плачет? Неужели, настолько сильно не хочет меня отпускать?
Мне не верится в это. Потому что был только один человек, который примерно так же реагировал на наше расставание. Но, извините меня, то была большая двухлетняя любовь, а это всего лишь романчик.
Хотя, “всего лишь романчик” - для меня. Хрен его знает, что творится в голове у этого парня.
Вот его рука медленно поползла под моё платье. И я его остановила.
- Я не буду снова спать с тобой. Даже на прощание.
Но Том не отзывается. Он молча соглашается, и мы просто ложимся рядом.

Почему всё так сложно? Ну почему в те минуты, когда я думаю о Роберте, во мне умирает та сильная, умная, непоколебимая женщина, которую я воспитывала в себе последние семь лет? Именно так действует подростковая любовь, которой у меня никогда не было? Вот оно, полноценное безответное чувство?
Но как бы там ни было, я перетерплю.
Только лишь где-то в глубине души, где-то очень глубоко, всё-таки теплится надежда на то, что какой-нибудь неведомый метеорит прилетит с дальней планеты и с грохотом свалится на Кристен Стюарт.


Переспать с РП. Глава 14

- Когда я говорила, что ты можешь не посвящать меня в свои личные проблемы, подразумевалось что-то типа «мне нужны новые джинсы», «у меня отходняк», «я нагрубил официантке и теперь испытываю чувство вины», «я переспал с мужчиной», «мои волосы больше не такие густые» и прочей фигни. Но умолчать о том, что ты грохнулся с лестницы, Роб?!! Ты вообще собирался мне говорить??
- Да успокойся уже, всё нормально.
- Нормально? Нормально??! Именно поэтому доктор сказал тебе лежать двенадцать часов не двигаясь?! Потому что всё нормально?!
- Эмили, заткнись. Самолёт завтра вечером. На премьере я буду как огурчик.
- Как кабачок ты будешь! Тебя развезло, посмотри в зеркало! Ты похож на наркомана!
- Эмили..
- Что Эмили?? Что Эмили?! Проходил целый день! Совсем ненормальный! А сегодня походу настолько сильно прихватило, что додумался вызвать врача! И нет чтобы просто набрать номер и сказать: «Эм, я тут с лестницы шмякнулся и у меня как-то странно болит спина». Если бы Дин не позвонил мне, ты бы вообще и слова не сказал, да?? Это же спина, Роб! Ты же мог её сломать!
- Ну не сломал же!
- Ещё б ты сломал! Я бы тебя своими руками добила!
- Короче прекрати панику. Я выйду на премьеру.
- Да я не за премьеру переживаю, а за тебя, идиот!
- Как мило.
- Я скажу Марии, чтобы меняла тебе бинт каждый час.
- Нахер его менять?
- Нахер с лестниц падать??! И как вообще это тебе удалось??
- Я нёс тумбу в прихожую.
- ТАК ТЫ ЕЩЁ И ВМЕСТЕ С ТУМБОЙ ПАДАЛ??!
- Да харе орать!!! У меня голова болит.
- А спина у тебя не болит?
- Иди себе чай китайский завари.
- Ты не пьёшь китайский чай.
- Ну вот иди к себе домой и завари.
- Хамло.
- Только вруби мне телек.
- У тебя шея не затекла?
- Мне всё равно нельзя под голову ничего класть, нужно чтоб позвоночник ровно был расположен.
- И ты думаешь, что сможешь пролежать вот так на животе двенадцать часов?
- Четыре из них уже прошли.
- Да ты оптимистично настроен, я смотрю.
- Оптимистичнее некуда.
- Так, я остаюсь здесь.
- Что?! Ну нет уж! Я не выдержу твой словесный понос!
- Хорошо, я буду молчать, но одного тебя так не оставлю.
- А как же Мария?
- Я её отпущу домой.
- Блин, Эм, ну нафиг?
- Нафиг?? Да потому что я прекрасно знаю, что уже через полчаса после моего ухода ты пошлешь всё на хрен, встанешь и будешь заниматься своими делами. А от этого может стать ещё хуже!
- Всё-то ты знаешь.
- Конечно.
- Ладно. Тогда иди мне поесть хотя бы принеси.
- Хорошо. Что ты будешь?
- Там на столешнице возле холодильника должен стоять нетронутый пакет из..
- Фаст-фуд?
- Там чизбургеры.
- Я не позволю тебе это есть. Свои чизбургеры можешь уминать сколько хочешь, но только без меня. Я приготовлю тебе омлетную пиццу.
- Я не буду есть омлетную пиццу.
- Ты не будешь есть чизбургер, когда есть возможность съесть что-нибудь нормальное.
- По-твоему омлетная пицца – это нормальная еда?
- Да, потому что она будет свежая.
- Это тот же фаст-фуд..
- Нет, Роберт, не тот же. Я могу приготовить тебе лазанью, но на это уйдёт больше времени.
- Ты умеешь готовить лазанью?
- Да.
- Может у тебя и чертежи секретных разработок найдутся?
- Ха-ха.
- Да ладно, что тебе стоит пойти и принести мне этот чертов пакет?
- Не хочу и слышать.
- Эмили, ты пользуешься моей беспомощностью.
- О да.
- Принеси мне чизбургер!
- Бла-бла-бла, я тебя не слышу.
И так всегда. Почти всегда.
О чём бы мы ни говорили.
Я вышла из спальни Роба и размеренным шагом направилась на кухню. По-быстрому сварганила омлет, взяла два чизбургера, распотрошила всю начинку и добавила к моей пицце.
Не знаю, почему я так настаивала на своём. В общем-то, я могла с лёгкостью принести ему эти долбанные чизбургеры. Но что-то снова заставило меня с ним спорить. Может, я уже просто привыкла к этому?
С горем пополам Роб съел омлет, а спустя полчаса уснул. Я прикорнула рядом с ним, а когда мы проснулись, было уже шесть вечера.
- Вот сейчас шея у меня затекла, - сообщил Роб. Его голос я бы назвала размазанным. – У меня голова болит, дай мне что-нибудь.
- Тебе таблетку от головы или что-то другое?
- Очень смешно. Я рукой еле могу пошевелить, не то что интимом заниматься.
- Может, встанешь уже, походишь?
- Ну знаешь, спина уже не болит.
- Бинт мы, конечно, не поменяли..
- Ну и хер с ним.
- Так ты будешь вставать?
- У меня онемело всё. Разотри мне руки хотя бы.
- Сейчас я тебе как разотру..
- Ты главное про таблетку не забудь.
Как только я приступила к растиранию, меня поразила мысль, что сейчас я не чувствую никакого романтического влечения к Роберту. Я постаралась сосредоточиться на этом. Отчего вдруг так, не могу понять?..
- Эмили, я говорил только про руки, ноги не тронь.
- Да они ж тоже все онемевшие!
- У меня на ногах одни эрогенные зоны.
- Лёгкая возбудимость?
- Надеюсь, сохранится лет до шестидесяти.
- Дурачок.
- Ну вот, уже процесс пошел. Теперь тебе придётся мне не только руки и ноги растирать.
- Пошляк! – я слегка ударила Роба по щеке, отчего он наигранно воскликнул.
Мы много хихикали. Казалось, будто мы обкурились.
- Попробуй поджать ноги. Больно?
Роб принял смешную позу эмбриона, и на боль не пожаловался. Я помогла ему опереться на себя, после чего он медленно стал выпрямляться.
- Слышь, чёт мне ссыкотно.
- Где-то болит?
- Нет, просто такое ощущение что я сейчас что-то сделаю не так, раздастся громкий хруст костей, и я больше никогда не смогу передвигаться самостоятельно.
- Совсем уже свихнулся? Не пугай меня так. Давай, вставай нормально.
Роб встал на ноги, медленно отпустил меня и смачно потянулся. Потом широко зевнул, потоптался на месте, посмотрел по сторонам.
- Пойдём пожрём.
Окей. Я не против.
- Всё нормально?
- Угу. Не болит даже. Только вот башка..
- Пойдём, бинт поменяю.
Мы друг за другом зашли в ванную, после чего я скомандовала Робу, чтобы он снял майку. Потом я отклеила гигантский бинтовый пластырь, под которым пряталась жуткая рана. Хорошо, что она была неглубокая, но круглый участок чистого человеческого мяса помог моей голове немного выйти из строя.
Я наложила чистый бинт и поспешила выйти из ванной.
- Всё нормально? – поинтересовался Роб. Он аккуратно натянул майку и пошел за мной.
- У тебя там мясо всё наружу. Радуйся, что это участок над лопаткой, иначе боль бы так быстро не прошла.
- Можно я сейчас сяду на этот стул, а ты мне дашь что-нибудь поесть?
Это был лёгкий намёк на «заткнись уже, Эмили, задрала ты меня».
Я снова порылась в холодильнике. Здесь где-то был салат.
- Люблю я такие дни, - мечтательно произнёс Роберт.
- Какие «такие»?
- Когда мы с тобой вместе зависаем. Хоть ты и действуешь мне на мозг иногда.
- Кристен бы тоже с нами понравилось.
- Могу я задать тебе вопрос?
- Ага.
- С какого момента ты поняла, что мы с Кристен встречаемся? Ещё до того, как ты со мной связалась, или уже после, когда увидела нас вместе?
- Ну, начнём с того, что я изначально знала про проект «Робстен», так что в какой-то степени я была уверена, что это всё пиар. Но потом ты проболтался на интервью, и я своё мнение изменила.
- То есть тот факт, что мы с ней живём вместе, тебя не смущал?
- Я не наводила таких справок, Роб. Тем более, когда мы с тобой начали вместе работать, мы почти всё время были здесь, в этой квартире, а не у вас дома, так что с Кристен я не пересекалась.
- Ну ты и сглупила.
- Да, сглупила. Но всё же смогла тебя расколоть.
- Так, ладно. Но всё же. Когда ты точно убедилась в правдивости наших отношений?
- В Каннах. Однозначно, тогда я поняла точно.
- Как думаешь, а могли бы мы так хорошо претворяться?
- Думаю, нет. По вам видно. От вас исходит особая энергетика, когда вы вместе.
Да что за вопросы? Что он хочет этим сказать? Я ни за что не поверю, что их отношения могут быть ненастоящими.
- Просто… Нам так долго приходилось скрываться, что сейчас я вообще запутался.
- В чём ты запутался?
- Не знаю. Просто такое странное чувство…
- Ешь салат. … И когда это началось?
- Не так давно.
- Стоп, подожди. Помнишь, в Каннах, ты по просьбе Тома отвёл меня в гостиничный номер и сказал, что Кристен изменилась.
- Я такое сказал? Да это было почти месяц назад, к тому же я был пьян. Мне тогда нужно было время потянуть.
А ещё ты признался мне в любви. Правда, это оказалось тупой шуткой, но я всё равно запомнила, как звучат эти слова.
- Да, ты сказал, что Кристен изменилась. Она вроде как сказала тебе, что ты у неё самый лучший.
Конечно, я-то в подробностях запомнила этот разговор.
- Подожди-ка, - выражение лица Роба резко изменилось. Он о чём-то усердно задумался. – Да, было такое. Чёрт, и вправду. Она тогда какая-то плаксивая была. Она вообще много плакала после «Космополиса», я даже удивился. И потом, на вечеринке, она снова раскисла, мы с ней отошли, и она так несвойственно для неё взяла моё лицо в свои руки. А потом говорит такая: «Ты у меня самый лучший». И не думал, что я тебе это рассказал тогда.
- О да. Правда, тогда ты преподнёс это в шутливой форме. А сейчас всё как-то драматично звучит.
- Думаешь, она что-то от меня скрывает?
- С чего бы ей от тебя что-то скрывать? Поверь мне, она – последний человек на свете, которому придёт в голову что-либо подобное.
- Ты так думаешь?
- Ну конечно!
- Как думаешь, если бы она вдруг оказалась беременной, она бы сразу мне рассказала?
- Издеваешься?? Естественно! Знаешь, я ещё не до конца поняла Кристен, но одно поняла точно – вы друг друга стоите. Вряд ли бы она стала скрывать такие вещи, Роб. Это безумно глупо.
- Ладно, убедила.
- И как только тебе такое в голову приходит?
- Да мне уже что только не приходило. Думал, даже, что, может быть, она заболела. Вечно где-то задерживается, когда не должна. Может, терапию какую проходит? Не знаю я.
- А ты говорил с ней?
- Да. Она говорит, что всё в порядке, и что я говорю глупости.
- Ну, вот видишь. Я тебе то же самое говорю.
- Но я же её знаю. Она просто так себя не сдаст.
- В общем, думай, как знаешь, я тебе своё мнение сказала. Ты просто от скуки себе много чего напридумывал.
- Ты так говоришь, потому что у тебя такого не было.
- Не спорю, не было. Но это вовсе не означает, что я не разбираюсь в таких вопросах.
- Думаешь, я вправду зря парюсь?
- Да, я так думаю.
- … Я так люблю её, Эм. Меня пугает сама только мысль о том, что она ко мне охладевает.
- Роберт, ну ты вообще раскис! Охладевает?? Да какой там!
- Тогда скажи мне, Эмили, почему сегодня ты осталась у меня, а не она?
Хмм. Какое-то мгновение мне даже нечего было сказать.
- Ну так она же..
- Она в Лос-Анджелесе.
- Ну так Дин же мне позвонил..
- Её телефон недоступен весь день.
- Роб, а может потому, что она сейчас у вас дома, а ты здесь?
- Я звонил на домашний, никто не взял. Да и она могла позвонить мне сюда. Но она ведь не позвонила.
- И что ты хочешь этим сказать? Ты так себя ведёшь, как будто раньше такого не было!
- Было, но в последнее время такие случаи участились.
- Я не знаю, что ты хочешь от меня услышать.
Для себя я выводы сделала.
- У меня голова раскалывается от этих мыслей.
- Я вот тебе, кстати, таблетку приготовила, выпей..
- Эта девушка сотворила со мной невероятную вещь. Мы доверяем друг другу во всём.
Во всём ли?
- Ро, успокойся. Вот увидишь, скоро она объявится, и всё будет в порядке.

Доедали салат мы молча. Только изредка Роб тяжело вздыхал и смотрел на часы.
А потом всё произошло, как я и говорила. В квартиру влетела Кристен, со словами:
- Ты чего не дома?! Я только час назад получила твою smsку, и сразу же примчалась. Ты такой неаккуратный, Роб! Ну как ты только умудрился, скажи??
И когда она подошла к нему, легко положила руки ему на плечи, и он мило притянул её к себе за талию, он взглянул на меня через её плечо и всем своим взглядом сказал мне «Спасибо».
Я только слегка улыбнулась, а потом взяла сумку и тихо ушла не попрощавшись.
Как же они милы, как это всё трогательно. Но как только руки этой девчонки коснулись его, во мне снова всё вскипело.
Он так сильно её любит. Так сильно переживает.
Я соврала. Я сказала, что никогда бы не стала завидовать Кристен. Но сейчас я делаю именно это.
Ревность. Настолько яростная, первобытная. Сжигающая всё.
Я хочу владеть его душой точно так же, как это делает ОНА.
Ты будешь моим, Роберт Паттинсон. И пусть даже всего лишь на час.


Переспать с РП. Глава 15

///Внимание! В тексте присутствует ненормативная лексика.///

Вот уже второй час я не могу уснуть. Сегодня проходит какой-то фестиваль, вся улица заполнена людьми, играет громкая музыка. Даже мои плотно закрытые звукоизолирующие окна не в силах сдержать этот шум.
Я никогда не была так восприимчива к посторонним звукам, могла уснуть даже рядом с работающей стереоустановкой. Но после частых перелётов и бессонных ночей мой сон сильно ухудшился. Казалось бы, спи — не хочу, но нет же, сон категорически отказывается приходить.
Завтра в девять мне нужно быть в офисе, забрать кое-какие договора, которые Аманда должна была приготовить для меня. Потом эти договора нужно отвезти на студию, где их должны заверить и подписать. Ещё хочу заехать к Бобби-фотографу и забрать у него все фотографии с фотосессии Роба. Затем в банк и в книжное издательство. А уже потом на маникюр/педикюр и коррекцию бровей. И, наконец, вечером встретиться с друзьями. Раз на выходных не получится, придётся делать это в четверг.
В последний раз я виделась с друзьями две недели назад. Я сильно скучаю по ним. Раньше мы собирались каждую субботу, а теперь со временем напряженка.
Ещё скучаю по латинскому клубу. Я не танцевала уже сто лет. А Роба туда не затащишь, я уже пыталась.
Я уже привыкла проводить время с окружением Роба. По контракту я должна сопровождать его на всех официальных и неофициальных встречах, хорошо это или плохо. Но это не значит, что я не отлипаю от него, наоборот, я стараюсь отходить на такое расстояние, чтобы не был ощутим запах его адиколона. К тому же издалека удобней наблюдать.
Раньше, когда мы ещё были не так близки, очень часто выпадали такие дни, когда нам не нужно было видеться. А теперь он даже на отдых меня зовёт. Иногда я соглашаюсь, иногда отказываюсь.
Встречи с ним стали для меня наркотиком ещё до того, как я поняла, что влюблена. После того, как я ушла из «Paparazzo», связь с моим привычным кругом общения резко оборвалась. Единственное, что у меня осталось, - мои друзья и Роб. Если не считать тех троих парней, с которыми я встречалась некоторое время, Тома, и огромную кучу людей, с которыми успела познакомиться. Не спорю, общения мне хватает, но всё равно нужен хоть кто-нибудь, перед кем не нужно держать марку. А Роб изначально дал мне понять, что собирается подпустить меня гораздо ближе, чем это допускают отношения звезды с агентом. Так что теперь он спасает меня от переизбытка маразма и неадекватности, которые льются на меня со всех сторон.
А ещё он часто говорит, что со мной весело. Видимо, Стефани была с ним строга, говорила в основном о работе. Я тоже постоянно о ней говорю, но не думаю, что он мог позволить себе пинать Стеф ногами или шутить на пошлые темы. Нет, Роб, конечно, на всё горазд, но всё же я чувствую, что мы с ним гораздо ближе, чем он и Стефани. И даже не знаю, правильно ли я сделала, что позволила нашим отношениям стать настолько тёплыми и непринуждёнными, или стоило всё-таки держать дистанцию?..
«Конечно же, стоило держать дистанцию», - сказала бы та часть меня, у которой учащается сердцебиение, когда Роб касается её, и которой это очень не нравится, потому что она не хочет мучиться от безответной любви.
Но другая часть, которая, слава богам, пока побеждает, всё же рада тому, что ей удалось обрести такого хорошего друга в человеке, который когда-то казался недосягаемым, чьё публичное поведение вызывало неоднозначное впечатление.
Но есть ещё что-то, какая-то другая химия. Она просыпается очень редко, но когда это случается, она уничтожает всё на своём пути. Именно она иногда толкает меня на необдуманные поступки, рисует соблазнительные образы в моей голове. Но я не поддаюсь ей, хотя иногда очень хочется.
Главное — оставаться адекватной. Я и так скоро свихнусь с моим новым образом жизни..
Но в латинский клуб нужно будет всё-таки сходить. Или в любой другой клуб, где можно потанцевать без свидетелей. А не как в последний раз...
Чёрт, я даже засыпаю с мыслями о Роберте. И не просто с мыслями.
Хочется, чтобы он сейчас лежал рядом, смотрел, как я засыпаю.
Нет, Эмили, не смей. Думай о том, что потом он начнёт храпеть и зальёт всю подушку слюнями.
Я очень противоречива. Не понимаю, как мне это удаётся? Как я могу быть влюблённой и такой непринуждённой одновременно?
Такое ощущение, что я иногда забываю о своей влюблённости. А может дело в том, что это не влюблённость вовсе?
Но я же знаю, что я чувствую, и понимаю, что эти чувства означают.
Я запуталась. Я люблю его или просто хочу?
Докатилась. Называю влечение любовью.
Влечение. Вот, что я испытываю к Робу.
Однозначно. И вполне естественно. Я женщина, он мужчина. Такое бывает.
Бывает, бывает, бывает...
Мои мысли уходили всё дальше и дальше, и я не заметила, что давно уже сплю.

Утро залило красками мои разноцветные обои. Который раз уже звонит будильник?
Я посильней вжалась в подушку, чтобы напоследок насладиться сном. Глаза категорически отказываются открываться.
Приложив некоторые усилия, я всё же заставила себя подняться с кровати.
На сбор у меня ушел час. Сегодня я решила выбрать более спортивный стиль. Привыкла уже к каблукам, но иногда можно и расслабиться.
Перед уходом взглянула на себя в зеркало. Выгляжу как семнадцатилетняя девочка. Ещё одна благодарность природе за мою удачную внешность. И большую силу воли, конечно же. Без неё ничего этого бы не было.
Мои волосы уже отросли до лопаток, пора бы снова их подстричь. Но не сегодня.
Я надела свои любимые серые кеды, они как раз сочетались с моими персиковыми брюками. Схватила рюкзак, запихнула в него всё самое необходимое, взяла ключи от машины и вышла из дома.
Когда я вышла на стоянку к машине, я вдруг почувствовала большой прилив энергии, как будто мне и вправду снова семнадцать. Сегодня особенный день. Нужно почаще надевать кеды...
Девочки в офисе тоже подметили, что так я выгляжу моложе. Мне это очень польстило, хоть я и не предаю возрасту большого значения.
Я взяла необходимые документы и поехала на студию. Главное, чтобы меня в таком виде не приняли за курьера.
Но нет, всё прошло удачно, хоть и затянулось на целый час, чего я не ожидала.
Ну ладно.
Перед тем, как ехать к Бобби, заехала на заправку, а потом в пиццерию перекусить.
К Бобби добиралась с помощью навигатора, который отказывался везти меня в нужное место. В итоге, с горем пополам, я добралась до пункта назначения.
Я позвонила в домофон, и мне сразу открыли. Квартира фотографа находилась на третьем этаже. Не успела я постучать, дверь распахнулась.
- Эмили Крейн?? - молодой парень пытался перекричать музыку.
- Ага.
- Входи. Бобби отошел.
- Он оставил фотографии, надеюсь?
- Угу.
Я очутилась в огромной квартире без единой перегородки. Словно бы все комнаты скрестили в одну гигантскую.
- У вас тут фото-студия?
- Что??
- Фотостудия, говорю? - я указала в сторону дальней стены.
- Да. Но сюда Бобби любит приводить только своих моделей.
- Оу.
Звук исходил отовсюду, хороший чистый звук. Невозможно было его игнорировать.
- Вот, держи, - парень протянул мне диск. - Он сказал это тебе передать.
- Хорошо, спасибо. - Надеюсь, там будут фотографии Роберта, и Бобби ничего не напутал. - Проводишь?
- Уходишь? Так быстро?
- Эмм.. ну да. У меня ещё дела есть..
- Как жаль!
- Жаль?
- Знаешь, что! Приходи сюда в субботу в восемь. У нас будет вечеринка.
- Вечеринка? В честь чего же?
- Да просто так. Приходи, будет много знаменитостей и выпивки.
- Я подумаю.
- Что тут думать!
- Что ж, мне пора, я пойду.
- Ну счастливо тебе.
Я как можно быстрей вышла из квартиры. Когда дверь за мной закрылась, я удивилась тому, что в подъезде музыку совсем не слышно. Вот бы и мне такую звукоизоляцию на окна.
Сев в машину, я посмотрела на часы. Уже два. Хорошенько меня поносило по городу.
Осталось заехать в банк. В салон мне к четырём, так что поездку в книжное издательство придётся отложить.
В банке я управилась относительно быстро. И это хорошо, потому что мой салон находится в другой части города. Я как раз успею к четырём.
По пути я вспомнила, что обязательно нужно будет не забыть заехать домой переодеться, иначе ребята в Сохо не оценят мой наряд.
Надеюсь, я сегодня ничего не забыла сделать.
Добралась до салона, поздоровалась со всеми, сходила на коррекцию, сделала педикюр.
Мастер по маникюру сидела в главном зале, вместе с парикмахерами и визажистами. У одной из парикмахерш я увидела ноутбук.
- Могу я попросить вас проверить один диск? - вежливо поинтересовалась я у неё.
Она мне, конечно же, не отказала, и, прежде чем сесть за маникюр, я протянула ей диск с фотографиями Роба.
И только я опустила пальцы в ванночку, как за спиной раздался вскрик.
- Вау! Это Роберт Паттинсон!
Чёрт, Эмили, дура-дура-дура!
Как я могла забыть, какую реакцию он вызывает?
- Откуда такие классные фотки?? О господи, что за голая девушка?
Ага, понятно. Ну я, впрочем, ожидала чего-то такого.
- Не могли бы вы подсесть ко мне, пожалуйста? - любезно попросила я хозяйку ноутбука.
Она подбежала ко мне и ткнула мне в лицо экраном.
- Пролистайте немного.
Отлично, здесь всё. Плюс сто фотографий обнаженных дев.
- Спасибо.
К моему удивлению, диск мне вернули.
Какая же я легкомысленная. Она ведь могла запросто скопировать себе фотографии. Хотя учитывая то, как быстро она отдала мне диск, вряд ли.
После того, как лак на ногтях высох, я ещё раз проверила наличие диска.
До машины пришлось немного пройтись, так как я припарковалась в другом квартале. И вдруг что-то дёрнуло меня срезать путь через подворотню. Там я встретила нескольких до безумия довольных людей. Это не показалось бы мне странным, если бы я не заметила, что все они выходят из одной и той же двери.
Любопытство взяло верх, я решила пройтись мимо этой двери.
Оказалось, что там был маленький магазинчик. Внутри была куча народа, так что я решила зайти на пару минут.
Зашла и офигела.
Оказалось, это барахолка. Только продают здесь не простое барахло, а “звёздное”. И цены здесь выше средних.
По площади помещение было довольно большим. Везде стояли столы, тумбы, вешалки, на которых можно было найти всё: от одежды до старых зубных щёток.
Некоторые стенды и тумбы стояли отдельно. На них были имена разных знаменитостей. Мадонна, Ким Кардашьян, Селена Гомез... Но только один стенд приковал моё внимание.
Роберт Паттинсон.
Я подошла ближе. Многочисленные полки были заняты всякой ерундой: его автографами, ручками, которые он когда-либо держал, футболками, которые он выбрасывал. Были даже его джинсы, которые он однажды забыл забрать из химчистки. И только одна вещь среди этих всех особенно меня удивила. Да что там удивила, я была в шоке.
Его вилка. И не просто какая-нибудь вилка, а одна из тех, которыми он постоянно пользуется, которая лежит в ящике его стола на кухне.
Я сразу начала прикидывать, где бы он мог посеять эту вилку. Но вряд ли бы он брал её с собой.
И когда я присмотрелась, мне стало ещё более стрёмно. Это та самая вилка, которой я ела салат у Роба пару недель назад, когда он повредил спину. Я поняла это по царапине, которую можно назвать уникальной – сердце в кубическом стиле. Ещё тогда я очень долго разглядывала её. И сейчас у меня не было никаких сомнений – это та самая вилка. Потому что на других таких царапин не было.
Я схватила эту вилку и направилась на выход.
Кто-то крикнул мне в след, но я не остановилась.
Потом ко мне подбежал мужчина.
- Верни на место, сучка! Знаешь, сколько это стоит?! Воровать вздумала??
- А ты знаешь, что это незаконно? Если не хочешь, чтобы я тебя засудила, убери от меня руки! Живо!
Видимо, мои слова прозвучали убедительно, раз мужчина больше и пытаться не стал меня остановить.
Я вылетела из барахолки, нашла машину и помчалась к Роберту.
Я знала, что сегодня он не на квартире. Я молила о том, чтобы Кристен не было дома.
Приехав, я мигом ринулась в дом.
- Почему ты так долго не открывал?? - налетела я на Роба и встретила его рассеянный взгляд. - Смотри. Как думаешь, что это?
- Вилка, - не сразу ответил Роберт. Его голос казался безжизненным.
- Это не просто вилка. Это твоя вилка! Из твоей квартиры! Ты понимаешь, что это значит??
Молчание. Роб сидит на диване и смотрит в мою сторону, но не на меня.
- Это значит, что кто-то пробрался в твою квартиру, Роб! И забрал твою вилку! Это же противозаконно! Нужно выяснить, как это могло произойти! Может, у тебя ещё что-нибудь пропало, ты не заметил? А то вилка – это как-то мелковато..
Но он снова ничего не ответил.
- Эм, давай ты сейчас уйдёшь?
Эээ... И как мне на это реагировать?
- Что-то случилось?
Нет ответа.
Я не хочу с ним сейчас спорить.
- Ну ладно, я пойду. Я это... тебе тут фотографии принесла.
- Какие ещё фотографии?? - вдруг оживился Роберт.
Я застыла на месте, как будто меня поймали на краже.
- От Бобби-фотографа.
Что это за эмоции такие на его лице? Чего он так подорвался?..
- Всё нормально? - осмелилась спросить я.
Что с ним? Он какой-то... свирепый.
- Нет, блять, всё охуеть как ненормально!
Теперь я ещё в большем замешательстве.
Блин, достала меня его загадочность!!
- Да что, чёрт возьми, произошло?! Ты можешь нормально мне объяснить??
Он зло посмотрел на меня, а потом потянулся к ноутбуку, который стоял на столике перед ним.
- Пару часов назад кто-то кинул в почтовый ящик конверт. В конверте была флешка. На флешке были вот эти фотографии. ... На камерах наружного наблюдения лица человека не видно. ... Пиздец...
Я увеличила фотографию и как-то не сразу поняла, на что тут нужно реагировать. Но потом, пролистав несколько, меня вдруг осенило.
- Подожди-ка... Это что, Кристен?
Роб резко вскочил с дивана и принялся расхаживать по комнате.
Я листала фотографии всё дальше и дальше. Глаза мои расширялись всё больше и больше.
Кристен? Вы что, шутите? Кристен?
- А может, фотошоп?
- ТРИСТА ФОТОК ЁБАННОГО ФОТОШОПА??!
- Подожди, не горячись ты так сразу..
- НЕ ГОРЯЧИТЬСЯ? ТЫ, БЛЯТЬ, СЕБЯ СЛЫШИШЬ?! ОНИ ТАМ ЛИЖУТСЯ, И ОНА У НЕГО ОТСАСЫВАЕТ!
- Роб.. я..
Мне нечего сказать.
Смотрю в монитор, потом смотрю на Роба, потом обратно в монитор.
Я никогда ещё не видела его таким. Ходит туда-сюда в бешенстве.
Нет. Не верю. Кто угодно, но только не она.
Хотя... Признаться, всегда замечала в ней что-то такое.
Но всё же это похоже на что-то ненастоящее. На что-то выдуманное.
- Мне в это не...
- Вот же дрянь! Шлюха!! Какой же я ебанутый! Доверился этой сучке! Всю душу ей отдал!!! А ОНА ПЕРЕД ЭТИМ УПЫРЁМ НОГИ РАЗДВИНУЛА!!!
Вот теперь до меня начинает доходить, насколько всё серьёзно. Если я нахожусь в слабом состоянии аффекта, представляю, какого Робу.
Чёрт, что за хрень?
Вот это, как говорил мой Эдди, полная хуйня.
А фотографии всё не заканчиваются... То на улице, теперь в машине... О боже...
Мне вдруг стало неимоверно паршиво.
Как будто вместе с Робертом обманули и меня.
Вот это хрень...
Вдруг Роберт громко закричал, вся его боль прозвучала в этом крике.
Не успела я досмотреть все фотографии, как мимо пролетела фарфоровая ваза и с грохотом ударилась о стену.


Переспать с РП. Глава 16

Я. Не. Хочу. Видеть. Его. Таким.
Каждое его резкое движение вызывает во мне дикий страх. Страх за себя, за него, за мебель, от которой скоро ничего не останется, и за Кристен, которая, наверняка, пострадает больше, чем мебель.
Меня даже начало немного трясти, сама не знаю почему.
Роберт раньше злился, но вовсе не так. Всё ограничивалось повышением тона и многочисленными матерными высказываниями.
Хотя чего я сравниваю…
Сразу вспомнилось, как я выгоняла из дома Эдди. Наорала, побила, выгнала, выбросила его одежду в окно.
Раньше я думала, что такое возможно только в кино. Но тогда, когда во мне горела злость и страшная ненависть, эта процедура «вышвыривания» даже помогла мне успокоиться.
И теперь Роберт вымещает всю свою злость на несчастных стульях. Откуда он их берёт?
Я даже толком не успела посмотреть по сторонам, разглядеть дом.
- ОНА. НАСРАЛА. МНЕ. В ДУШУ!!!
Кажется, он вот-вот превратится в Халка.
Трудно описать его состояние. Он словно Эдвард в той сцене из «Затмения», где он разбирался с Джейкобом, потому что тот поцеловал Беллу. Да, точно. Эмоции примерно такие же, только умноженные раз в пятьдесят. Без преувеличений.
Мне нечего было ему говорить. Я смотрела на его раскрасневшееся лицо и плотно сомкнутые от злости зубы, пока он долбил по столу тем, что осталось от стула. Причём он так гармонично смотрелся за этим занятием, словно бы он раньше посещал кружок по крушению мебели.
Я захлопнула ноутбук и переложила его на диван. А сама решила медленно улизнуть. Но вдруг…
- Все вы такие!!! Вечно вам чего-то не хватает!!!
- А вот это не правда, - попыталась возразить я. Но, кажется, здесь меня слушать никто не собирался.
- А я ведь чувствовал это, я знал. Уже который месяц она вела себя странно. А я дурак, такие планы строил, столько всего себе нафантазировал! – Он говорит как сумасшедший. Интонации скачут, эмоции зашкаливают.
Его всего трусит. Видимо, ему надоело драться со столом и стенами. Руки в крови и тёмно-сине-зелёных синяках. Пот со лба течет ручьём.
- Роберт.. Прошу тебя, сядь и успокойся.
Я начала медленно приближаться к нему, словно бы он был заряженной взрывчаткой, а мне нужно было перерезать правильный провод.
Он застыл посреди комнаты, невидящим взглядом уставившись куда-то вниз.
Я подошла совсем близко и очень медленно взяла его за плечи. Я ожидала любой реакции. Даже думала, что он может сейчас резко оттолкнуть меня, отчего я упаду. Но когда от моего прикосновения он посмотрел на меня с безумным отчаянием в глазах, я вздохнула с облегчением. Он больше не агрессивен. Настала вторая стадия.
Он опустил голову и не двинулся с места, как бы мирясь с безнадёжностью. Я попыталась взять его за руки, но он отпрянул и пошел сел на диван и уткнулся лицом в свои ладони.
Я села рядом с ним, откинулась на спинку и вытянула ноги. Я смотрела на то, что осталось от красивого хрустального стола, нескольких стульев, большой плазмы и дивана. Хотя чего уж там, стол сюда всё равно не вписывался.
Мы просидели так минут двадцать, после чего Роб вдруг встал и медленно двинулся в другую часть комнаты. Туда, где разбилась ваза. Он наклонился к осколкам и стал их собирать.
- Это ваза её бабушки, - прокомментировал он. – Не думаю, что есть вторая такая.
Он непроизвольно упал на колени. О нет-нет-нет, только не плачь!
Я что, паникую? Это всего лишь мужские слёзы. Ничего такого.
Но нет, Роб, прошу, не надо.
Поздно. Чёрт. Он весь содрогается от рыданий.
Ааааа, Эмили, что делать?? Пойти поддержать, может?
Ага. Чтобы он опять меня оттолкнул?
Но я не могу просто так сидеть здесь и смотреть.
Или могу?
Нет, это не правильно!
И я всё-таки решилась. Встала с дивана и направилась к Робу. Очень медленно села прямо за его спиной и так же медленно обняла его.
Какая ирония. Точно так же меня обнимал Том в ту ночь, когда я сказала ему, что всё кончено.
Я думала, что вот-вот Роб выберется из моих объятий, но когда мои руки сомкнулись на его груди, он сжал их в своих ладонях.
Непередаваемое чувство.
Это уже не просто доверие. Это что-то интимное. Но даже ради этого я не хочу быть тем человеком, который видит, как разбивается его сердце. Ни в какой из жизней.
Это так мучительно больно. Он крепко сжимает мои руки, на которые через раз капают его слёзы. Я буквально уткнулась лицом в его спину и содрогаюсь вместе с ним. И его слёзы – это не признак его слабости. Это признак того, насколько большую и чистую душу он в себе хранит. По крайней мере, мне хочется в это верить.
- Я люблю тебя, - тихо прошептала я ему в спину. Так, чтобы он не услышал. – Я так сильно люблю тебя.
Я сильней обняла его, и из моих глаз начали проступать слёзы.
- А может, я всё неправильно понял? Может, всё это зря?
Он наконец поднял голову, что заставило меня разомкнуть объятия и немного отсесть. Я наспех вытерла слёзы, пока он поворачивался ко мне.
- Я тоже думаю, ты поспешил с выводами. Нужно было сначала поговорить с ней. – Ну надо же мне что-нибудь сказать.
Он протёр свои красные глаза. Как бы мне хотелось сделать это за него, поцеловать каждую слезинку, что скатилась по его щекам.
Но как бы я ни захотела, мне не удастся залечить эту огромную рану в его груди.
- Она бы мне сказала, если бы это было со стороны Рут. Она всегда говорит мне про пиар заранее. Будь это пиар, она бы не скрывала от меня, куда она ходит. Чёрт, она и вправду думала, что я такой идиот и не замечу? Меня это задело даже больше чем то, что она отсасывала Сандерсу в машине посреди Лос-Анджелеса.
- Да никто никому не отсасывал, успокойся.
- А какого хера она наклоняла голову?
- Просто пригнулась.
- Просто пригнулась! Ты правда в это веришь?
- Да.
Я непоколебима. Плевать, что он думает. Я не была бы такой уверенной, если бы своими глазами не видела фотографии. Они с этим парнем только целовались.
Стоп.
- Сандерс? Руперт Сандерс? Режиссёр «Белоснежки»?!
- А то, блять, сразу не понятно!
- У него же такая красивая жена…
Я сказала это вслух?
- Зачем ему Кристен? Ты это хотела сказать?
Я изобразила на лице извиняющуюся гримасу. Чёрт, так неловко.
Но зато, к моему облегчению, Роб усмехнулся:
- Да всё нормально. Я правильно тебя понял. … Знаешь, я уже успел задать себе этот вопрос. И дело не во внешности Кристен, а в принципе в ней. Она очень непростая. И раз уж она позволила ему обнимать себя вот так просто на улице, зная, что их может кто-то увидеть, значит, она либо что-то задумала, либо и вправду влюблена в него.
- Ну, судя по выражению её лица, я склоняюсь к первому варианту..
Но Роб проигнорировал мою реплику. Он задумчиво смотрел перед собой.
- Вспомнил сейчас, как мы с ней начали встречаться. Ну то есть я с самого начала был влюблён в неё, а после нашего знакомства всё так закрутилось… Мы сначала дурачились, претворялись парой перед ребятами, звали друг друга «муж», «жена». А потом как-то раз, во времена «Новолуния», на одной из вечеринок напились и переспали. И знаешь, это могло бы и закончиться на этой единственной ночи. В какой-то степени я даже хотел, чтобы ничего не вышло. Мы могли бы просто сделать вид, что ничего не было. Просто тупо игнорировать произошедшее… Но перед началом съёмок на следующий день она подошла ко мне, и так посмотрела, так нежно обняла, что я был покорён. И тогда, именно в тот момент, я понял, что никогда не отпущу этого человека.
Глаза, переполненные грустью, смотрели прямо мне в душу.
- И не отпустишь, - прошептала я.
Мы сидим так близко…
Вдруг все мои мысли прервал громкий звук захлопывающейся двери.
Кто-то стремительно шел в эту комнату.
Когда Кристен застыла перед нами, я испытала гамму всех возможных эмоций. От радости до отчаяния.
Она вся в слезах. Это конец.
Я не хочу это видеть. Да. Вот это я точно не хочу видеть.
Роб встал с пола. Теперь они наравне.
Я всё ещё сижу в ступоре.
Последнее, что мне нужно было услышать и увидеть:
- Прости меня. Я очень сильно виновата перед тобой, и не жду прощения, - буквально выжала она из себя.
Это как ножом прямо в грудь.
Я с опаской перевела взгляд на Роба. Его глаза были сухими, лицо равнодушным.
- Я не хочу тебя видеть, - сказал он.
И тут я поняла, что меня здесь быть не должно.
Я аккуратно, стараясь не привлечь к себе их внимание, встала и двинулась в сторону выхода.
Похоже, Кристен воспринимала меня уже как должное.
- Роб, пожалуйста, - тихо взмолила она. Только вот к чему?
- Уходи. Просто уходи.
Я видела, как она бросилась его обнимать. Он не оттолкнул её, но и не обнял в ответ. Просто стоял как истукан.
Я быстро вышла из дома, села в машину и уехала.
На часах половина восьмого. Я пробыла у Роба полтора часа.
А мне ещё к ребятам к девяти…
Настроение веселиться пропало абсолютно. Я даже не знаю, как описать моё состояние. Я в таком шоке. Мне не верится.
Я как будто увезла с собой часть боли, которую испытывает сейчас Роберт.
То, что я видела его слёзы, и вообще всё его сегодняшнее состояние, уже никогда не сможет вернуть мне равнодушие и заставить меня относиться к нему как к своему подопечному.
По крайней мере, очень нескоро.
Матерь божья, что же теперь будет?


Переспать с РП. Глава 17

Не могу ни о чем думать.
Сижу в окружении своих любимых людей, с которыми так сильно хотела повидаться, и слова сказать не могу.
Они уже давно на меня забили и болтают между собой. Поняли, что меня бесполезно тормошить. И когда в таком режиме я просидела два часа, поняла, что нужно ехать домой.
Я извинилась перед ребятами и попрощалась.
Я села в машину и уткнулась лбом в руль. Мне так паршиво...
Стянула туфли и босой ногой плавно надавила на газ.
Двадцать минут ночного Лос-Анджелеса, и я дома.
Вошла в квартиру и прям с порога начала раздеваться. Брюки, кофта, лифчик, трусы... Дошла до ванной, сняла украшения, включила воду.
Непроизвольно скатилась по стене и уселась на плитку душевой кабины. Вода хлещет со всех сторон. Я поставила турбо-режим, струи нещадно бьют мою кожу.
Я то сжимаю кулаки, то бью себя по щекам, чтобы прийти в себя. Но потом я просто срываюсь и начинаю реветь. Искренне, от всей души, что есть мочи.
Ложусь на тёплую плитку и плачу.
Я уже даже перестала задаваться вопросом «Что со мной?». Я закрываю глаза и выгоняю все мысли из головы. Я хочу очиститься, выпустить всю дрянь наружу.
Я провожу на полу душевой сорок минут. Потом встаю и ковыляю в спальню, оставляя за собой мокрые следы.
Я ложусь на кровать, укутываюсь в простынь и засыпаю.
Мне почему-то очень плохо. Мною овладела апатия. У меня ничего не болит, не колит. Мне просто плохо. Это похоже на сильнейшую депрессию. Хочется сжаться в комочек и на какое-то время перестать существовать.
Впрочем, я примерно так и сделала. На совсем недолгое время. Потому что через пять минут зазвонил мой телефон.
Ну ладно, мне только показалось, что прошло пять минут. На самом деле прошло четыре часа.
Я лениво приоткрыла правый глаз и посмотрела на телефон. Пару секунд послушала рингтон, а потом так же лениво потянулась к нему.
Внутри уже никаких чувств. Ни удивления, ни радости.
Только, возможно, облегчение.
Это звонил Роберт.
Я перекатилась на спину и ответила.
- Сейчас три часа ночи, - сонно прокряхтела я.
Он усмехнулся.
- Да, прости.
Он думает, что будить меня — это смешно?
- Что-то случилось?
- Эм, я знаю, что это очень эгоистично и глупо, но могу я попросить тебя кое-что сделать? - его голос звучал спокойно и повседневно. Он что-то жевал.
- И что же это «кое-что»?
- Ты не могла бы ко мне приехать?
- Да, конечно. Я заеду к тебе завтра часов в десять, если хочешь.
- Нет-нет, Эмили, ты не поняла. Ты не могла бы сейчас ко мне приехать?
Может, я ещё сплю? Это легко может быть плодом моего воображения.
- Что? Роб, нет, я не могу.
- Но я уже послал машину к твоему дому... - виновато прошептал он.
Мне резко расхотелось спать. Я ещё несколько секунд помолчала в трубку.
- Ладно, - сдалась я. - Если ты просишь об этом посреди ночи, значит, у тебя есть на то причины.
- Жду тебя.
Мне не хотелось вставать. Я чуть было не уснула, а потом мне стало жаль водителя, который ждал меня внизу.
Я натянула домашние штаны, майку, укуталась в любимый плед, взяла кошелёк и телефон, и вышла из квартиры в одних тапочках.
Надеюсь, что не попаду ни в один объектив.
К моему удивлению, мы не поехали к Робу на квартиру. Он остался дома.
Я думала, что меньше всего сегодня он захочет там оставаться.
Когда мы въехали во двор, я увидела, что Роберт стоит в дверях.
Машина остановилась прямо возле крыльца. Я быстро вышла и взбежала по ступенькам. Роб поймал меня одной рукой и захлопнул дверь. Он по-дружески приобнял меня за плечо и мы пошли на второй этаж.
- Прости-прости-прости! Ты наверное уже крепко спала.
- Вообще-то да.
- Можешь сегодня остаться здесь.
- Оу, серьёзно? А я-то думала часик посижу и домой.
- Я люблю твой сарказм.
А я люблю тебя. Только мне это уже надоело.
- Что стряслось?
Мы вошли в комнату, напоминающую мини-кинотеатр. Свет проектора падал на большое полотно.
- Что ты смотришь?
Роб указал мне на большой диван, стоящий перед экраном. Я уселась на него и поправила плед.
- Я уже досмотрел.
- Это что, «Белоснежка и охотник»?
- Даже ничего не говори.
- И не собиралась. ... Я приехала к тебе в три часа ночи чтобы посмотреть кино?
- А ты что думала?
- Ну... Я думала, что тебе есть что мне сказать.
- Да, есть, - Роб вырубил проектор и включил слабый свет. Он взял со стола тарелку с двумя сендвичами и поставил мне на колени, а сам сел рядом.
Какое-то время мы молча смотрели друг на друга. Мне показалось, что я совсем забыла моргать.
Потом я начала медленно есть.
- Я сегодня тусовался с Кэти..
- Как же меня бесит эта ваша «подружка». И что, перепихнулся с ней? Она долго этого ждала...
- Нет, ничего не было. Хотя я хотел..
- Ещё бы. Если б об меня так тёрлись, я бы тоже захотела..
- Когда это она об меня тёрлась?
- Было дело.. Я после этого не могу её нормально воспринимать.
- Да ну на хер я ей нужен.
- Вот именно твой хер ей и нужен.
- По твоим словам половина шоубиза хочет меня.
- Ты не можешь отрицать того, что Перри уже давно жаждет твоей плоти.
- Она нормальная, но когда мы остаёмся наедине, я не знаю, как себя с ней вести. Она озабоченная.
- Теперь ты можешь трахнуть её с чистой совестью. Ты уже сказал ей, что порвал с Кристен?
- Нет. Я никому не говорил.. Только Тому.
- И что он сказал?
- Много чего. И ещё я говорил с Кристен.
- Говорил?? Слава богу, я думала, ты её сразу выгнал! И до чего же вы договорились?
- Ну а ты как думаешь, если мы сидим и обсуждаем, не трахнул ли я Кэти?
- Конец?
- Да.
- И ты так просто об этом говоришь?
- А как мне говорить? Я уже вообще ничего не чувствую. Внутри то ли пустота, то ли огромный камень.
- Обычно людям нужно время, чтобы пережить расставание.
- Не знаю, что нужно людям, но мне хочется бухать и трахаться.
- Железное заявление. Ты, кстати, абсолютно трезвый.
- Да, я не пил сегодня. И, знаешь, я никогда ей, блять, не изменял.
- Что, прям вообще никогда?
- Не было необходимости.
- Я думала, ты гуляка.
- Очень жаль, что ты так думала.
Повисла пауза.
Я дожевала сендвич, и мои глаза потихоньку стали закрываться.
Я сидела, поджав под себя ноги. Мягкий плед нежно обволакивал меня. Я прислонилась левой щекой к спинке дивана и сонно смотрела на Роберта. А он смотрел на меня. Потом он слегка наклонился и прошептал:
- Я сейчас что-нибудь поставлю, не засыпай.
Свет погас, Роберт вернулся и сел рядом со мной. Намного ближе, чем до этого.
Он снова наклонился ко мне:
- На самом деле, не было никакой причины. Я просто очень хотел, чтобы ты приехала.
- Молодец, что не стал мне врать.
- У меня всё равно ничего бы не получилось. Пожалуйста, не злись.
- Не буду.
Как я могу на него злиться? Особенно после этих слов.
Может, это на самом деле сон?
По всему телу пробежало мощное расслабляющее чувство.
Это странно, но у меня в животе как будто и вправду насекомые закопошились. Многие называют это чувство бабочками. Мелкая пульсирующая дрожь.
Возбуждение. Но не то, к которому я привыкла. Не страстное и напористое, а невинное, нежное.
Зачем он это делает? Неужели он обо всём догадался? С чего это вдруг ему захотелось видеть меня посреди ночи? Я так хочу никогда не знать ответы на эти вопросы.
В итоге мы смотрели “Грязные танцы”.
Где-то на двадцатой минуте фильма голова Роберта немного скатилась вниз. Он дышал мне прямо в шею.
Но он не спал.
- Мы договорились, что выйдем вместе на Чойс*, - прошептал Роб. Он легко стукнул меня по коленке. - Она так много плакала.. Не знаю, правильно ли я поступаю.. Я ведь всё равно без неё долго не протяну.
- А как тебе ещё поступать? Даже если в итоге ты её и простишь, тебе нужно время. И откуда нам знать, что у неё с этим Сандерсом.. Может, он уже из семьи уходить собрался. ... Ой, прости, глупость сморозила..
- Нет-нет, всё нормально, не парься. - Он провёл рукой по моей ноге вверх-вниз.
СПЕЦИАЛЬНО ЧТОЛИ??!
Я схватила его за руку, лишь бы он убрал её с моей ноги. Но он вместо этого стал играть с моими пальцами. То сожмёт мою ладонь, то разожмёт.
- Роб, я хочу спать, - очень сонным голосом сказала я. Лишь бы слинять от него и его рук.
- Ну нет, не спи, - по-детски протянул он и снова уткнулся носом в моё плечо.
Руки он убрал, только его лицо было слишком близко.
В таком положении мы продолжили смотреть фильм.

Прошел час.
Или около того.
Мы так и не поменяли позу.
В таком положении я не могу уснуть. Сердце колотится как бешеное. Ничего не могу с собой поделать. Я несколько раз пыталась обуздать свои эмоции, но безрезультатно.
И в итоге это всё-таки случилось.
То, чего я на подсознательном уровне так сильно хотела.
Я почувствовала лёгкое прикосновение на моей шее.
Это были его губы.
Твою ж мать, ОН КОСНУЛСЯ ГУБАМИ МОЕЙ ШЕИ!!!
Я что есть мочи проигнорировала это.
Но потом он сделал это ещё раз. Только в этот раз чувство было более отчетливое.
Я непроизвольно вздохнула. Вздох получился тяжелым, томным.
Он всё понял. Он воспринял это как одобрение.
Теперь его губы были напористей. Он даже немного приподнялся.
Я ещё ничего ему не говорила. Но дышать нормально я уже не могла.
И потом вспышка, фейерверк, взрыв и мой слабый стон.
Он коснулся моей кожи кончиком языка.
Ещё чуть-чуть, и я отпихну его. Ещё чуть-чуть.. чуть-чуть...
Но почему моя рука в его волосах? И почему я сильней прижимаю его к себе?
Его поцелуи всё выше и выше по моей шее...
- Нет! - Я всё-таки это сделала, я отпихнула его. Причем ногой.
Он, весь запыханный, непонимающе на меня смотрел.
- Эмили, - выдохнул он и покачал головой, - я ведь не хотел ничего плохого.
Я продолжала на него смотреть. Между нами была моя нога.
Нет-нет-нет, не слушай меня.
- Это не правильно, Роберт. Ты просто используешь меня, чтобы заглушить свою боль. А обо мне ты подумал?
Не думай обо мне. Используй меня. Используй меня полностью.
- Прости, - сдался он. - Что я творю...
Он отсел от меня и зарылся лицом в ладони.
И какое-то мгновение я взвешивала свои чувства.
Чего же ты хочешь, Эмили??
Он меня не любит. Это просто навождение. И мне нужно понять, хочу ли я воспользоваться этим.
Но зачем что-то понимать? Почему нельзя просто поддаться эмоциям? Зачем сдерживать себя или контролировать, когда даётся такой шанс?
И я отбросила все сомнения, а вместе с ними и плед.
Я стремительно двинулась в сторону сидящего в центре дивана Роберта. Он поднял на меня глаза с удивлением.
Сейчас мне абсолютно всё равно, что будет дальше. Потому что сейчас – это сейчас.
Я толкнула его к спинке дивана и села сверху. Какое-то мгновение я сомневалась. Но, найдя ответ в его глазах, я впилась в его губы.


Переспать с РП. Глава 18

Дэниел Джонсон. Имя человека, благодаря которому я поняла, что больше никогда не хочу влюбляться. Потому что он стал моей единственной любовью.
Молодой профессор в моём университете. Ему было тридцать, он был женат.
Мне было восемнадцать, и это был расцвет моей сексуальной ненасытности.
Дэниел стал моим спасителем. Он помог мне понять, что я достойна большего.
Он учил меня любить.
Наши отношения были чистым риском. Если бы кто-нибудь узнал об этой связи, его бы выгнали из университета, да и меня тоже..
И вот однажды всё пошло наперекосяк. Его жена что-то заподозрила, и нам пришлось отказаться от встреч. Я не требовала от него ничего, не хотела рушить его семью. Я просто хотела его.
Он был нужен мне как воздух. Мы были готовы на что угодно, лишь бы увидеться хоть на несколько минут, напомнить друг другу вкус наших губ, цвет наших глаз, и снова расстаться на целую вечность, до следующей встречи.
И это стало моим сумасшествием. Я мчалась к нему, мы прятались в подсобке, и единственное, чего мне хотелось, - прижаться посильнее, обвить ногами и поцеловать.
И этот образ преследовал меня целыми днями. Это не было сексуальным желанием, хотя всё всегда сексом и заканчивалось.. Это было потребностью. Я изнемогала без его рук, губ.. Он был моим наркотиком.
А потом всё закончилось, и я думала, что больше никогда не смогу пережить нечто подобное.
Но вот сейчас это происходит снова. Только в тысячи раз сильнее.
Я впилась в губы Роберта, пробуя его на вкус. Раз поцелуй, два.. Но мне мало. И вот наши языки переплетаются в страстном танце.
Моя душа сейчас будто мечется в клетке, бьётся об решетчатые стены и не может выпорхнуть наружу. Я отчаянно пытаюсь зацепиться за пьянящее чувство. Сильнее прижимаюсь к нему бёдрами, крепче обвиваю руки вокруг его шеи, словно изо всех сил пытаясь соединить наши сердца.
Его ладони вырисовывают круги на моих ягодицах. Одним движением он сунул руки под мои штаны, и теперь моя кожа горит под его прикосновениями.
- Я так хочу тебя, - шепчу я ему в губы, тяжело дыша. Я уже чувствую его возбуждение, и непроизвольно начинаю плавно двигаться на нём. Его плотные джинсы приятно трутся между моих ног.
Я люблю тебя, Роберт Паттинсон. Люблю-люблю-люблю-люблю-люблю!
Что сегодня за день? А какой месяц?
Кто я? Зачем мне быть, если без него? Я не хочу существовать, зная, что у меня не будет возможности испытывать это сумасшедшее чувство, когда наши тела просто прижимаются друг к другу.
Я не перестаю целовать его, он гладит мои бёдра, ягодицы, талию.. Его руки под моей майкой.
Моё тяжелое дыхание превратилось в мягкий стон. Моё возбуждение достигло своего апогея.
Роберт схватил меня и повалил на диван, устроившись между моих ног. Он снова целовал мою шею, спускаясь всё ниже и ниже. Он не снимал с меня майку, только приподнял её и прошелся языком вокруг моего пупка, и ниже..
Он приподнялся и стянул с меня штаны.
Как бы дразня, он отодвинул край моих трусиков и коснулся губами моей кожи. А потом он вернул ткань обратно и спустился ниже.
Я захныкала, когда он медленно стал целовать внутреннюю сторону моих бёдер, приближаясь всё ближе и ближе.. а потом снова резко отдаляясь. Я слышала, как он самодовольно усмехнулся, снова отодвигая кусочек ткани и целуя в этом месте.
Я нетерпеливо извивалась в его руках, выгибаясь навстречу его губам, которые снова целовали мой живот. Он сунул руку под майку и сжал мою грудь, отчего с моих губ сорвался нехилый стон.
Он повис надо мной, а потом его тело прижалось к моему, и твёрдая выпуклость его брюк коснулась как раз того места, которое жаждало этого больше всего.
- Прошу, прошу, - хныкала я. - Пожалуйста.
Я впопыхах стянула с него майку, но он не торопился расстёгивать джинсы.
Я уже не могла ждать.
- Да ну сделай уже что-нибудь! - вырвалось у меня. И тогда я встретилась глазами с Робом. Он ухмыльнулся, приподнялся и быстро расстегнул ширинку.
А у меня в это время пронеслось в голове: “Боже, что я делаю?”.
Это и всё, Эмили? Вот всё, что ты можешь ему предложить?
Этот мужчина никогда не будет твоим. Не прошло и двадцати четырёх часов, как он расстался с человеком, которого любит больше всего в жизни.
Ты всего лишь таблетка. Обезболивающая.
Я моментально отскочила от Роберта и вжалась в угол дивана. Для него это было неожиданно, он смотрел на меня в растерянности.
- Это неправильно, - мой голос звучал испуганно. - Мы не должны..
Роб снова опустил голову.
Не знаю, от чего мне сейчас было обидней. С одной стороны я ругала себя. Я ведь запросто могла сделать это.. Только вот потом пришлось бы жалеть.
С другой стороны, он хотел воспользоваться мной. И плевать, что в итоге я ему это позволила..
И с третьей.. КАК ЖЕ МНЕ ХОТЕЛОСЬ ЕГО ЦЕЛИКОМ!
В попытках отдышаться, я посильнее сжала ноги.
- Эмили, - выдохнул Роб и рухнул на диван. Я бросила взгляд на его брюки..
Он нащупал майку и набросил её на лицо.
Я потянула плед и прикрылась.
Признал ли он таким образом, что позвал меня специально для этого? И почему мне на это плевать? Почему я всё ещё хочу его? Но я хочу не только его тело. Я хочу его всего, целиком и полностью. А этому никогда не бывать.
Я уткнулась лицом в плед и разревелась.
- Я такая дура, прости меня, - сквозь слёзы просила я. - Я должна была понять. А мы ведь такие хорошие друзья. Тебе просто нужна была поддержка, это бы помогло тебе. А я всё усложнила. И как я сразу не догадалась? Можно ж было понять..
Я видела, как Роб поднимается и ошарашено смотрит на меня.
- Ты подумала, что я попросил тебя приехать ко мне ночью, чтобы переспать с тобой?
Я кивнула в ответ. Слёзы стекали по щекам.
Роб тяжело вздохнул.
- Какая же ты дурочка, Эмили, - наконец сказал он и тут же оказался возле меня. Он взял моё лицо в ладони. - Это спонтанно получилось. Это не было запланировано, ты чего?
Я стала ещё больше плакать.
- Ты не должен так поступать с ней. И со мной. И с собой.
- Прости меня, Эм. Господи, какой я дурак. - Он обнял меня за плечи. - Просто я.. На меня что-то нашло. Ты такая красивая в этом домашнем виде. С нерасчесанными волосами, без косметики и лифчика..
- Не заговаривай мне зубы, - проплакала я.
- Почему ты говоришь, что мы не должны?.. Мы же так хорошо знаем друг друга. Ты мне доверяешь, и я тебе. Я знаю, что ты никогда меня не предашь.
- Потому, что ты мне платишь?
- Нет, не поэтому. Потому что ты лучшая.
- Не говори мне этого. Мы оба знаем, что это не так.
- Нет, это так. Ты лучше всех, кого я знаю. А ЕЁ я знать не хочу..
- Но ты любишь её.
- Люблю. Больше жизни. Но.. ты ведь поможешь мне это исправить?
- Роб.. - я попыталась вырваться из его объятий, чтобы не дать его словам зайти слишком далеко. Но он не дал мне уйти.
- Эмили, мне больно. Мне безумно больно. Это рвёт меня изнутри. И пару часов назад я сидел здесь, прямо на этом месте, а передо мной лежал мобильник и револьвер. У меня был выбор: нажать на спуск или на кнопку вызова. Угадай, что я выбрал?
Я перестала плакать.
- Дурак, что ты такое говоришь?
- Я серьёзно! Я ведь не такой сильный духом, ты знаешь.. И я подумал, что есть два способа избавления от этой боли: моментальный и не совсем моментальный. Я выбрал второе. А это значит, что я хочу, чтобы ты помогла мне. Я надеюсь на тебя. ... Единственное, чего я боялся, что я не привлекаю тебя как мужчина. И я решил проверить...
- Эксперименты надо мной ставишь?
- Эмили, я..
- То есть ты вот так просто решил, что раз у нас с тобой такие хорошие отношения, можно просить меня о чем угодно? Помочь тебе забыть любовь всей твоей жизни, спать с тобой.. ??
Таблетка. Обезболивающая.
- Прости меня, - Роб схватился за голову.
- Не надо.. Я.. - я не смогла закончить фразу.
Роб посмотрел на меня. Мне показалось, что я вижу надежду в его глазах.
- Это очень глупо, - объяснила я. - Всё должно было быть понятно без слов.. А теперь мы как будто заключаем очередной контракт..
В его глазах сверкнула искорка.
А я уже сейчас подсознательно настроилась на то, что ничего хорошего из этого не выйдет.
Но вот же оно, Эмили. Выход из твоего положения, который исключает открытого признания в любви.
- Я живой человек, - прошептала я ему в губы.
- Ты мне нравишься, - прошептал он в ответ. - Я никогда тебя не подведу.
- Рано или поздно подведёшь.
- Невозможно подвести человека, который так сладко пахнет, - Роб коснулся губами моей шеи.
И я снова погрязла с головой.
- Мы сумасшедшие, - прошептала я ему в ухо. Слёзы ещё не успели высохнуть. - Но я так тебя хочу...
Никогда.
Никогда.
Он никогда не будет моим.


Переспать с РП. Глава 19

Пожалуй, это не то, чего ждал Роберт. Полагаю, в данный момент я должна была издавать совсем другие звуки. Но вместо сладострастных стонов с моих губ срывается отчаянный вопль.
Да, я реву. Как самая настоящая школьница.
Хотя нет. Самая настоящая школьница, находясь рядом с Робертом Паттинсоном, испытывала бы совсем другие эмоции, я думаю.
Но я ничего не могу с собой поделать. Свернувшись калачиком, я извергаю из себя жуткий рёв, который не могу остановить.
Роберт в панике.
- Тебе больно? Или я… напугал тебя??
Я качаю головой.
- Слушай, если у тебя критические дни, мы можем повторить в другой раз, не плачь.
Забавно, что он пытается шутить. Но даже это не способно остановить поток моих слёз.
Потом он, наконец, хватает меня за плечи и трясёт:
- Эмили! Мне стрёмно за тебя! Что такое?? Врач нужен?!
Я, благодаря ему, медленно сажусь, облокачиваясь на спинку дивана.
- Психиатр мне нужен, - отчаянно говорю я.
Роб в недоумении.
Я вытираю последние слёзы и стараюсь успокоиться.
- Я такая дура, Роб! Прости. Я идиотка. Возомнила себе, что… О боги, ты ведь так её любишь! – Я уткнулась в плед и снова заплакала.
- Ты из-за этого плачешь? Из-за нас с Кристен?
Хорошо, что он так думает.
- Из-за того, что ты мне сказал. – Я вытираю слёзы и смотрю на него опухшими глазами. – На секунду мне показалось, что ты говоришь серьёзно.
- Насчёт чего?
- Насчёт нас с тобой. Насчёт меня.
- Эмили, - протянул Роб, пытаясь меня обнять. – Ты же не какая-нибудь девка с улицы, чтобы я тебе врал!
- Но ты любишь её!
- В данный момент я её больше ненавижу, чем люблю.
- Это временно.
- Не спорю. Но мне хорошо с тобой.
- Не будь эгоистом.
- Я не заставлял тебя целоваться со мной.
- Зачем ты вообще это сделал??
- Я же уже говорил. Ты свела меня с ума..
- Служебный роман, Роб? Хочешь, чтобы мы до этого скатились?
- Но мы же друзья!
- Интересное у тебя понятие о дружбе.
- А у тебя о служебных романах. И, к тому же, уже однажды я до этого скатился..
- Кристен не считается. Вы коллеги. А мне ты платишь деньги. Это как универсальная проститутка.
- Ты слишком низкого о себе мнения.
- Потому что ты не оставляешь мне выбора думать по-другому.
- Да просто представь, что ты не работаешь на меня.
- Я такая глупая, - слёзы всё равно капают, сердце бьётся как сумасшедшее.
- Я не хотел, чтобы всё так получилось.
- Я тоже.
Я тоже не хотела влюбляться в тебя до потери пульса. Не хотела сидеть и позориться перед тобой из-за этого.
- Но я всё равно не понимаю, почему ты плачешь?..
- Потому что я дура… - тихо констатировала я.
- Это не аргумент, - он тоже перешёл на шепот. – Об этом я и так знаю.
- Спасибо.
- Я тоже дурак.
- Это почему же?
- Потому что. Когда, по идее, я должен был убиваться по поводу Кристен, я думал о тебе.
Меня как будто кипятком ошпарили.
- Ложь, - кинула я ему.
- Нет, честно. Я не король самоанализа, не знаю, что это. Просто я хочу, чтобы ты была рядом. Я хочу тебя. Знаю, мне это поможет.
- Эгоист.
- Ты уже говорила.
- А у меня ты спросил?
- Я думал, твои стоны «я хочу тебя» были положительным ответом.
- Ты сумасшедший.
- Ну это мы тем более давно уяснили.
- Я не понимаю тебя вообще.
- Я тоже себя не понимаю.
- Ты в отчаянии.
- Нет, в отчаянии сейчас ты, и я не знаю, почему. А я зол. Страшно зол. Ненависти во мне больше, чем никотина.
- Ты лжешь мне. Как лгал про револьвер. Не думал ты обо мне. Ты это сейчас на месте выдумал.
Роберт смерил меня взглядом. Он был серьёзен.
Затем он встал прямо передо мной.
- Ладно, с револьвером я и вправду переборщил. Но… - он медленно опустился на колени перед диваном, - я клянусь тебе, Эмили Крейн, ты целый день не выходила у меня из головы. – Он уткнулся лицом в плед, которым были укрыты мои ноги. Я опустила свои руки на его голову и снова заплакала.
- Ты без ножа меня режешь, - выдавила я.
Роб поднял на меня глаза. По его щекам тоже текли слёзы.
- Я не хотел, - прошептал он. – Потому что она сделала со мной то же.
Я потянула его к себе и обняла.
- Всё это так глупо.
И так больно…
Роберт забрался на диван, я накинула на него плед.
А позже мы легли и уснули.

Прошло несколько дней. Роберт появился с Кристен на Чойсе* (*Teen Choice Awards 2012), но это ни к чему не привело. Он общался с ней, как ни в чём не бывало. И только несколько человек знали, что это всё – показное спокойствие.
Надвигалась буря.
И вот однажды… Я приехала к нему с утра, чтобы договориться о планах.
На кухне, перед телевизором, стоял угрюмый Роберт. Он бросил на меня мимолётный взгляд и выдал:
- Никуда мы сегодня не идём. По крайней мере, я точно.
Он увеличил громкость на телевизоре и уселся за стол.
Только я хотела спросить, что случилось, как женский голос равнодушно сообщил об измене Кристен Стюарт.
- Ну ни**я себе.
Роб выключил телек и потёр глаза:
- Бля.. Что с нами было в ту ночь, помнишь?.. – он усмехнулся и потянулся за сэндвичем.
Я наблюдала за ним в замешательстве.
- Тебя не волнует, что сказали в новостях?
- Ну.. Я знал, что рано или поздно это случится. Ты есть будешь?
- Не строй из себя равнодушного.
- А ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ?! – тарелка с грохотом ударилась о шкаф. – Предлагаешь мне ещё что-нибудь разбить??! Я могу! Всё к чертям тут разнести!!!
- Роб-Роб-Роб, - я подлетела к нему и взяла его лицо в ладони.
- Я хочу её убить. Их обоих. – Злобно процедил он сквозь зубы.
- Я виновата. Больше не буду так говорить. Не нужно ничего ломать. Но это скандал, Роберт. Это же теперь долго не утихнет.
- Мне по**й. Пусть мучается.
- Но ты же тоже мучаешься!
- Ну и что! Это я выгнал её из дома, а не она меня, - он убрал лицо от моих ладоней. – Мне уже звонил Том. Посоветовал отключить телефон. Что я и сделал..
- Нельзя это просто так оставлять.
Роберт поймал мой взгляд.
- Я не знаю, что ты думаешь делать, но я пас. Всё к чертям. Отмени все мои встречи.
- Так нельзя. Ты сдаёшься.
- Нет, я оберегаю окружающих от своего гнева.
- Это только оправдание.
- Ты опять провоцируешь меня. У меня не такая сила воли, как тебе бы этого хотелось.
- Я знаю. Прости.
И что теперь?
Я стою посреди кухни и искренне не знаю, что делать. Как помочь. Как быть.
Всё в момент полетело к чертям. Как Роб того и желал.
Я отключилась от реальности, и передо мной на тонких ниточках повис его вопрос: «Что с нами было в ту ночь, помнишь?».
Почему он это сейчас вспомнил?
Мне уже стало больно его любить. Я посмотрела на контур его скул, на плечи, руки. Тёплое томное чувство овладело мной.
Но я уже привыкла к этим ощущениям. Они возникают каждый раз, когда Роб оказывается в нескольких сантиметрах от меня.
Это самое мучительное влечение, которое я когда-либо испытывала. Потому что я знаю, что в итоге останусь у разбитого корыта.
В итоге, но не сию секунду. Не сейчас. Потому что сейчас я ему нужна.
- Я никогда тебя не брошу, - без колебаний сказала я.
Роб посмотрел на меня. Я не отвела взгляд.
- Я знаю, - прошептал он, медленно приближаясь. Он взял меня за плечи и обнял.
Сейчас, прижимаясь к нему, я подумала, что не будет ничего страшного, если я его поцелую. Тем более, мы это уже делали. Всего лишь поцелуй, одно безобидное движение губ.
Я медленно оторвала голову от его груди и потянулась к его губам. Но, коснувшись, я уже не смогла себя сдерживать.
Я сдалась. Я согласилась на такие правила игры.
А Роберт лишь ликовал. Он ответил на поцелуй, жадно впиваясь в мои губы. Он прижимал меня к себе, а я тем временем пыталась не сойти с ума от счастья.
У меня действительно никогда такого не было. Было что-то подобное, похожее. Но не такое.
Взрыв, фейерверк. Я и не думала, что Роб способен на такое. Нежность и страсть перемешались в движениях его губ и рук.
Я вложила в этот поцелуй свой отчаянный крик признания в любви. Всё, что я когда-либо не сказала, но хотела сказать. Всё, что так мучило меня в последнее время.
- Стоп, стоп, - тяжело дыша, Роберт отодвинул меня от себя. Его руки лежали на моих плечах. – Пожалуйста, пообещай мне.
Я молчала. Я была согласна на всё что угодно, и он это знал.
- Пообещай, что мы уедем. Скроемся, убежим. Всё равно, куда и насколько. Просто пообещай, что уедем сегодня же вечером.
Я, не задумываясь, кивнула, и притянула его обратно.
- Постой, ответь мне, - он снова отстранился.
- Да, - сказала я. – Да, уедем. Обещаю.
Роберт растянулся в счастливой улыбке и с бóльшим энтузиазмом впился в мои губы. Он внезапно повалил меня на своё плечо и понёс в спальню.


Переспать с РП. Глава 20

Я опустошена.
Всё, что тревожило меня раньше. Все мои мечты. Все самые тайные желания. Ничего нет.
Не осталось и следа от моего наваждения. Я действительно пуста.
Лежу на кровати, раскинув руки. Рядом, почти в такой же позе, лежит Роб. Я касаюсь его волос.
Боже, как же я была слепа. И как я рада, что, наконец, прозрела.
Я благодарна тебе, Роберт Паттинсон. Если бы не ты, всего этого не случилось бы со мной. И моя душа осталась бы такой же отравленной, как и до встречи с тобой.
Секс – ничто. Никакой оргазм не сравнится с тем, что я испытала рядом с этим мужчиной.
Да, сейчас я вижу в нём мужчину. Взрослого, зрелого, мудрого. Но очень вспыльчивого.
Как же он красив.. Как красива его душа. Я поражена. И я пуста.
Раз за разом я возвращаюсь к этому. Я осознаю это отчётливо. Здесь, у меня в груди, ничего больше нет. Я получила то, что казалось мне запретным.
Мне кажется, мои глаза широко раскрыты. Но я не вижу ничего вокруг.
- Ты всё ещё мой друг. Хороший друг.
Его голос? Так близко..
Я сумасшедшая, ненормальная девчонка.
Я девчонка.
Где-то справа зазвонил мобильник. Роберт поднял трубку.
Я поняла, что звонит Стефани. В тихой комнате её голос из динамика звучал почти отчетливо.
Роберт что-то говорит ей, но я не могу сосредоточиться на его голосе. Смотрю в потолок и почти не моргаю. Но потом он толкает меня и передаёт трубку.
- Да, слушаю, - мой голос тихий и немного растерянный.
Дальше на меня обрушивается сомнительный гнев Стефани Ритц.
- Ты в своём уме?! Ты вообще поняла, что наделала???
Секунду я недоумеваю. Мне кажется, будто она знает всё, что только что произошло. Сердцебиение учащается. Я приподнимаюсь и сажусь на край кровати.
- О чём ты?
- О чём я?? Да я в шоке! Вхожу с утра в интернет, а там мой красавец во всех новостях!
- Роб?
- Что ты натворила, Крейн??? Это неправильная тактика! Такие вещи делают только самые опытные менеджеры! Ты хоть понимаешь, какой это риск??!
Всё ещё недоумевая, я потёрла ладонью лоб. Голова сейчас расколется от её гневного тона.
- Стефани, я вообще понятия даже не имею, о чём ты сейчас говоришь.
- Не имеешь понятия?! Я об измене! Какого чёрта тебе это сдалось?!
Я словно резко просыпаюсь. Теперь голова функционирует гораздо лучше.
- Что ты хочешь этим сказать? – я поворачиваюсь к Робу и хмуро на него смотрю. Он тоже приподнялся и слушает.
- То, что это самый мерзкий, самый жуткий пиар за всю мою практику!
Я замолкаю. Стефани переводит дух.
Я немного в шоке от её слов. Но она ведь не знает главного…
- Эмили? – её голос уже спокойный. – Ты что, вправду не имеешь к этому отношения?
Сердце защемило. Я встала с кровати и прошлась по комнате.
- Нет, - выдохнула я.
- Вот чёрт… - Стефани злобно прорычала в трубку.
- Ага… Это была измена.
- Что? Нет!
Я обернулась, посмотрела на Роберта. Мне показалось, у него глаза на мокром месте. Хоть он и серьёзен сейчас.
Я быстро вышла из спальни. Не хочу, чтобы он это слышал.
- Не может быть, да ну что за чушь! – не унималась Стефани.
- Слушай, Стеф, я была у Роба, когда Крис приехала к нему просить прощения. Она была вся в слезах. Так что…
- И что она ему сказала?? «Прости, Роб, что изменила тебе»?!
- Эээ… нет. Ну, по крайней мере, при мне она такого не говорила. А потом я ушла…
- И что она сказала при тебе??
- Ну… Что-то вроде «Я очень сильно виновата перед тобой, и не жду прощения».
- Ах, Кристен-Кристен…
- Почему ты спрашиваешь?
- Потому что я очень хорошо её знаю. И что, это всё?
- Ну, скорее всего, нет. Тебе лучше об этом с Робом поговорить..
- Так, слушай меня. Как всё произошло? Только быстро!
- Ну… Так. Я приехала к Робу, он был расстроен…
- Чёрт, Эмили! В двух словах!
- Робу в почтовый ящик подкинули флешку с фотографиями, на которых были Кристен с Сандерсом. Потом Роберт разругался с Кристен. А спустя некоторое время, то есть, сегодня, эти фотографии попали в газеты и на ТВ.
Я замолчала. Что же скажет Стефани?
Я испытываю сейчас херову гамму эмоций. Своим поведением Стефани даёт мне надежду. А вдруг, я смогу помирить Кристен и Роберта?
Я не знаю, зачем мне это нужно. Не знаю, что со мной произошло за последние два часа. Но сейчас я чувствую крайнюю необходимость в этом. Я хочу, чтобы эти люди были вместе. Я видела глаза Роберта. Я не могу даже передать то, что со мной сделал его взгляд.
- Ну тут же всё понятно, Эмили!
Я пытаюсь осознать, что же ей понятно.
- И что же?
Стефани фыркает.
- Ну сама подумай, какому папарацци нужно предварительно отправлять все фотографии Роберту? А?
- Никакому.
- Вот именно! А почему тогда этот отправил?
- Потому что это заказ?
- Да, Эмили! Да!
Ну, в общем-то, об этом я и раньше думала.
- Подожди. Скажи, а почему ты сначала была уверена, что это пиар?
- Ну… Может потому, что я знаю, какие отношения у ребят? Или… Я просто не могла поверить, что Кристен так поступит. Хотя, если честно, всегда было видно, что она способна на подобное… Просто… Я не знаю, какая связь их соединяет, но эта штука невероятно сильная. … Ну и ещё мне показалось, что те фотографии, которые я видела в интернете, слишком уж постановочные.
Постановочные! Вот!
- А ты звонила Рут, агенту Кристен?
- Да. Она не стала со мной говорить долго об этом.
- Не нравится мне она… У нас с ней как-то не заладилось.
- Ну, если честно, я думала, что это твоих рук дело.
- Что? Зачем? Есть куча других способов пиара.
- Вот и я так подумала… Ну мало ли… Ты молодая, вы с Робом много времени проводите вместе… Ладно, чего уж там. Буду с тобой откровенна. Я решила, что ты влюбилась в Роберта, и таким способом решила разлучить его с Кристен.
Я застыла в шоке. Только и делала, что моргала.
- Боги, Стефани… Ты действительно думаешь, что я способна на такое? Да я же… ночами не смогу спокойно спать!
- Да, Эм, прости. Теперь-то я всё вижу. Но, честно говоря, только этот вариант крутился у меня в голове. Прости.
- Ладно, забудь. Да, насчёт вариантов. Я так и не поняла, кому это нужно.
- Возможно, никому и не нужно. Просто кто-то узнал о тайной связи Кристен и сообщил какому-нибудь, скажем, редактору. А тот, в свою очередь, приставил папарацци.
- Да, это логично. Но всё же, зачем посылать Робу фотографии?
- Вот это действительно странно. Словно кому-то хотелось, чтобы он… помучился?
- Причём заметь, что в СМИ фотографии попали не сразу.
Стефани тяжело вздохнула.
- Так. Значит, слушай. Всё с тобой обсудим вечером по скайпу. А пока ты должна кое-что сделать, ок? Есть одна дама, зовут её Мелинда Грехэм. Занимается разбором всяких сложных ситуаций. Она обеспечит то, чтобы никто из журналистов не лез в это дело и в дальнейшем не задавал никаких вопросов ни Робу, ни Кристен. И вообще, она поможет тебе разобраться в этом дерьме. Я часто обращалась к ней, так что думаю, она тебе поможет. Сейчас пришлю адрес. Поезжай к ней сегодня же!
- Хорошо, Стеф.
- Созвонимся.
Зазвучали гудки.
Я нажала на отбой, и ещё какое-то время просто стояла с телефоном в руке.
Что-то начало происходить. Сегодня. Сейчас. Я понимаю это, но не знаю, к чему это приведёт. И это меня пугает.
К пустоте в груди добавился страх.
Я приоткрыла дверь спальни и встретилась взглядом с Робом.
Боже, Роб, боже… Я спасу тебя. Спасу нас. Я верну всё на свои места.
- Чё такое? – он присел, смотрит на меня. – Эмили, всё хорошо? Ты выглядишь очень… странно.
- Да, - наконец сказала я. Телефон завибрировал. Стефани прислала адрес. Я быстро прочитала сообщение. Запомнила. Потом подошла к Роберту, чтобы отдать телефон. – Поездка отменяется, - я скупо улыбнулась.
Я могла и не говорить. Это, в общем-то, и так было понятно.
Он потянулся за телефоном и схватил меня за руку. Притянул к себе и уткнулся носом в мой живот.
- Прости меня, Эм. Про-сти ме-ня.
Я погладила его по волосам.
- Это ты меня прости, - я собралась с силами и улыбнулась. Так, будто ничего не произошло. Будто нет повода переживать. Я оттолкнула его, чтоб он видел.
И он облегчённо улыбнулся в ответ. И потом мы засмеялись.
- У меня есть пицца, - Роб встал с кровати, чтобы выйти из комнаты.
- Я… Мне нужно съездить кое-куда.
- Хорошо. Приезжай потом. Я не собираюсь выходить из дома. Только вот пицца вряд ли будет целая. – Он снова улыбается.
- Закажем ещё, - улыбаюсь я. – Когда приеду – поговорим. Идёт?
Он мгновение смотрит на меня, потом опускает глаза.
- Угу.
Потом он выходит из спальни.
Я иду за ним, выхожу из дома и выезжаю.
По пути я решаю заехать домой, чтобы переодеться. Моя яркая одежда кажется мне сейчас некстати. Словно чем мрачнее я оденусь, тем меньше буду привлекать к себе внимания.
Ну, в целом, так и есть.
Я поднимаюсь к себе и быстро начинаю перебирать одежду.
Есть, надену эти чёрные брюки и эту полупрозрачную серую кофту.
Кажется, я здорово перенервничала. И вспотела.
Ладно, ничего не случится, если я выеду на часик позже.
Я быстренько принимаю душ, вытягиваю феном волосы, крашусь.
Отлично. Осталось только одеться.
Я уже натянула брюки, когда в дверь постучали.
Я натянула шелковый халат и побежала к двери.
Я никого не жду. Надеюсь, это какой-нибудь доставщик чего-нибудь.
Я смотрю в глазок и застываю, немного ошарашенная.
Если бы за дверью стоял сам Волан-де-Морт, я и то не так сильно бы удивилась.
Стук в дверь раздался снова.
- Уже иду! – громко сказала я.
Что-то мешает мне просто взять и открыть.
Я поправила халат, глубоко вздохнула.
Щелчок замка, и я распахнула дверь.
На пороге стояла измученная Алексис. Она выглядела очень странно. На секунду я даже испугалась. Волосы растрёпаны, глаза заплаканы, туш на щеках.
- Алексис? – по её щекам потекли слёзы.
- Эмили, - взмолила она. Она умоляюще смотрела на меня. – Прости меня, Эмили! – она уткнулась лицом в ладони и заплакала.
Я схватила её за руку и втащила в квартиру. Закрыла дверь.
- Что случилось?? – я всё ещё держала её за руку. Она подошла к стене, скатилась на пол и потащила меня за собой.
Так мы оказались на полу, друг напротив друга.
- Это всё из-за меня, - она оторвала лицо от ладоней. – Всё из-за меня!
- Что из-за тебя, Алексис? – нет, не говори, пожалуйста. Я так боюсь сейчас услышать правду.
- Весь этот скандал вокруг Стюарт! Это я! Всё из-за меня!
Я медленно отпустила её руку и отползла к противоположной стене.
Прозрение.
И как эта женщина может называться моей сестрой? Кто она?
Появилось желание избить её до полусмерти и выкинуть с балкона.
Но все чувства пропали. Пустота в груди стала ещё больше. Я совсем теряю себя. Кажется, вот-вот отключусь.
- Прости меня! – молила Алексис. – Господи, какая же я идиотка!
Я что есть мочи пыталась прийти в себя.
Почему она пришла? Зачем говорит это? Это раскаяние?
- Что же ты натворила?
Я смотрю на неё невидящим взглядом. Всё вокруг потеряло резкость.
- Какая я дура, - не унималась она.
Я собралась с силами и встала.
- Я буду на кухне, - я поплелась по коридору.
Бутылка виски, стакан. Два глотка, пять.
Что, мать его, происходит?!
Наконец я услышала звук воды в ванной. Алексис пошла умываться.
Я ждала этого. Когда она, наконец, успокоится, и всё мне нормально расскажет.
Алексис появилась в дверях. В её глазах застыло одно лишь «Прости».
Она села напротив меня, я подвинула к ней её стакан с виски.
- Рассказывай.
Я была зла, очень зла. Но так до конца и не понимала, как она может быть причастна к измене Кристен.
- Это подстава, - тут же выдала она. – Кристен подставили. Но, в конечном счете, хотели подставить тебя.
- Что это значит?
- Это…
- Алексис, рассказывай всё по порядку. И быстро! – напоминаю себе Стефани, которая так же разговаривала сегодня со мной.
- Так, хорошо. В общем… Кое-кому нужно было убрать тебя. Всмысле… Не убить, а должности тебя лишить. Но не просто лишить, а грязно, с позором.
- Осуждение общественности?
- Именно. Ты-то знаешь, как это происходит… Ну и… Изначально план был другим. На измене хотели подловить… Роберта. С тобой.
Я нахмурила брови и опустошила стакан.
Какого чёрта???
- Не получилось, - съехидничала я, наливая новую порцию.
- Это точно. За вами следили некоторое время. Но без толку. Ничего такого, что могло бы вас скомпрометировать. И тогда подвернулся удобный случай. Кто-то просёк связь Стюарт с Сандерсом. И доложил куда надо. Отсюда вся эта ситуация.
- Я ничего не поняла. – Ещё глоток.
- Короче! Всё должно было выйти так, будто это ты всё подстроила! Типа ты хочешь разлучить Стюарт и Паттинсона! Как будто ты… влюблена в него.
Мне кажется, я выпучила глаза.
Матерь божья. А ведь Стефани изначально так и подумала.
Значит, это могло бы сработать.
- Все газеты начали бы писать об этом, и ты просто не смогла бы продолжить работать на него под таким давлением. Так бы от тебя и избавились.
- Об этом уже хоть кто-нибудь написал?
- Нет. Это должно было появиться в завтрашнем номере “Paparazzo”. Что-то в стиле «Бывшая звезда журналистики оказалась разлучницей». Статью готовила я. Но, как видишь, я больше в этом не участвую.
- Но кому я мешаю? Кому я вообще нахрен сдалась?
- … Есть один… человек.
- Подожди. Откуда тебе вообще это всё известно?!
- Это всё Ленни.
- Наш онанист Ленни?
- Да. Он. Он откуда-то знал об этом и рассказал мне. Мол, «можешь жестко опрокинуть Эмили».
- Но ты ведь не сделала этого, - вздохнула я. – Ты не написала статью.
- Эмили… - Алексис снова готова расплакаться, - это я приставила того папарацци, который сделал все фото. И я отправила их в тот журнал.
Я резко встала из-за стола. Во мне всё кипит.
Я схватила бутылку и кинула её в стену. Много осколков, остатки виски растекаются по полу.
- НУ И НАХРЕНА ТЕБЕ ЭТО НУЖНО?! ТЫ НАСТОЛЬКО СИЛЬНО МЕНЯ НЕНАВИДИШЬ??? – не могу сдержать свой гнев. Я готова убить её! – Ты даже не представляешь, что ты натворила! Для тебя это игрушки, а у людей сердца разбиты!!!
- Эмили! – взмолилась Алексис. – Поэтому я здесь! Ещё не поздно всё исправить!
- Зачем ты вообще пришла??!
- Я… - чёрт, она снова ревёт. – Я увидела сегодня это в новостях и поняла, что я сделала ужасную вещь. Всё, что я делала, было ужасным. Я знаю, ты никогда не простишь меня. Да я и не прошу. Просто я… Я не хочу рушить твою жизнь.
- Ты чуть не разрушила жизнь двум хорошим людям! Ты это хоть понимаешь??
- Да, но…
- Кто этот «кое-кто»? Я знаю, что ты знаешь!
- Да, знаю.
- Имя. Не тяни!
- Мелинда Грехэм.
Я застыла.
Что?
- Всё в порядке?
Я не могу ответить. Я в полнейшем замешательстве.
- Я… Я сейчас как раз к ней собираюсь, - выдохнула я и тяжело вздохнула. – Какого хера…
Я больше ничего не хочу слышать. Я почти ничего не поняла. Всё, что говорила Алексис, казалось мне несвязным бредом. Настало время всё выяснить.
Я быстро иду в спальню, надеваю кофту, беру сумочку. Кидаю ключи от квартиры Алексис прямо в руки:
- Закроешь за собой.
Я почти бегу к машине. Сажусь и давлю на газ.
Ехать примерно минут двадцать.
Не могу поверить. Чёрт побери, что за хрень?!
Зачем кому-то подставлять меня? Зачем лишать меня должности? И, в конце концов, почему именно таким извращённым путём? Зачем было ссорить Роба и Кристен?
Чёрт, это вправду звучит как бред какой-то.
Я, наконец, подъезжаю.
Офис Мелинды Грехэм находится на девятом этаже. Пока поднимаюсь на лифте, понимаю, что абсолютно не знаю, что ей говорить.
Меня немного трусит, по телу мелкая дрожь. Я жадно вдыхаю ртом воздух, которого не хватает.
Двери лифта распахнулись, и я оказалась в светлом офисе.
Не знаю, как быть. Как себя вести?
А потом плюю на всё. Я, мать вашу, Эмили Крейн, и я не собираюсь думать о том, как себя вести!
Узнаю у секретаря, где находится кабинет Мелинды Грехэм. Меня направляют прямо по коридору.
Я делаю глубокий вдох и контрольный выдох. Направляюсь прямо к кабинету и буквально врываюсь без стука.
В кабинете нет никого, кроме женщины, сидящей за столом напротив двери. Она подняла на меня удивлённый взгляд, а потом оценивающе посмотрела на меня.
- А, Эмили! Стефани предупредила, что ты зайдёшь.
Женщина встала и вышла из-за стола. Её грубый хрипловатый голос выстрелил мне прямо в висок.
Срань господня, чтоб я провалилась! Это она! Та тётка с дня рождения Роберта! «Трахаешься с ним?»
Вот сука!
- Я всё знаю! – я втопчу тебя в землю, мразь.
Она делает вид, что ничего не понимает. Секунду я сомневаюсь. Вдруг Алексис ошиблась?
Мелинда берёт со стола журнал, на обложке которого фотография Кристен с Сандерсом.
- Ты об этом? Думаешь, знаешь, кто заказчик?
- Знаю. Вы.
Тётка хмурит брови.
Ей лет сорок. Она в хорошей форме, но у неё мерзкий голос. Её короткая причёска то и дело напоминает мне Сигурни Уивер.
- Как интересно, - заключает она, облокачиваясь своим тощим задом о стол.
Я подхожу ближе.
- Можете не прикидываться, я всё знаю! Я. Всё. Знаю. Вы мерзкая, гадкая, бесстыжая старуха!
Похоже, мне удалось вогнать её в ступор.
- Ты, самовлюблённая девчонка. Думаешь, своими ругательствами сможешь что-нибудь изменить? Слишком поздно.
Бинго! Она призналась. Она, мать его, разрушила все мои сомнения!
Я психанула. Возникло желание снова что-нибудь разбить.
- Зачем вам это? – единственный вопрос, который у меня остался. – Ответьте, пока я не разбила вам лицо. Зачем?
Глаза тётки забегали. Она зачем-то посмотрела на свои руки, потом на фото Роберта на обложке другого журнала.
- Чем я помешала вам?? … Стефани вам доверяла. Она сказала мне, что вы сможете помочь. И, что самое гнусное, если бы я ничего не узнала и приехала сюда за помощью, вы бы делали вид, что помогаете. Вы ничтожная!
- Ничтожная ты! Почему Стефани Ритц посадила на своё место тебя?! Ты когда-нибудь спрашивала её об этом?? Ты! Шлюховатая журналистка, только и знающая, как завоёвывать сердца парней! Ты недостойна быть менеджером Роберта Паттинсона!
- Да вы, похоже, чокнутая. … Стефани назначила меня на своё место, потому что я добиваюсь своих целей.
- Ну конечно! Между ног твои цели!
- Вы ненормальная?
- Сколько раз он трахал тебя?! Десять? Двадцать? Ты захотела быть его агентом, потому что ты хотела его!
И тут я всё поняла. Ну конечно! Ответ лежал на поверхности.
- Боже мой… - прошептала я, сама ещё не веря своей версии. – Вы влюблены в него.
Мелинда Грехэм впилась в меня уничтожающим взглядом.
Вот это жесть.
- Вы хотели быть его агентом. Думали, раз дружите со Стефани, она вас и назначит. А она вдруг назначает меня – журналиста, который полгода добивался эксклюзивного интервью. Меня, молодую, привлекательную девушку. И вы начинаете ревновать. Думаете, раз знаете слухи обо мне, значит, знаете и меня. И подстраиваете всё так, чтобы все подумали, будто я разлучница. Но вам мало просто так избавиться от меня, вам нужно избавиться и от Кристен, потому что она прямая преграда к Роберту. Вы хотели его.
Я ощущаю себя героем триллера.
Это развязка.
Женщина, которую я только что вывела на чистую воду, в шоке. Она думала, я сейчас приду, мы тихо-мирно обсудим дела, и всё.
Но тут пришла я, шарахнула её своим «Я всё знаю», и теперь она в ступоре.
- Люди подозревают других только в том, на что способны сами. … Я подам на вас в суд за вмешательство в частную жизнь, - заключила я. И это чистая правда.
Тётка раздула ноздри, гневно на меня посмотрела. Потом её гримаса сменилась на самодовольную улыбку.
- Ты ничего не докажешь. Ни один из людей, замешанных в этом деле, не станет тебе помогать. Слишком много я им заплатила… У тебя нет доказательств.
Я услышала, как за моей спиной открылась дверь. Лицо Мелинды Грехэм исказилось ужасом.
- Вообще-то, есть. – Я обернулась. В дверях стояла Алексис, и сейчас я была рада её видеть. За её спиной стояли два копа. – Любое вмешательство незаконно. Обе пострадавшие стороны заинтересованы в том, чтобы виновник всего этого скандала получил по заслугам.
- Ну конечно, ещё одна Крейн! Я знала, что тебе нельзя доверять, - прорычала Грехэм. Копы уже стояли возле неё.
- Я выступлю свидетелем, - заключила Алексис.
Чёрт, какое же я облегчение испытала. Ибо не знала, как я всё это сейчас разрулю.
- Это смешно! – полицейские зачитали Грехэм её права, взяли её под руки, готовые выводить из кабинета.
- Не так смешно, если вдобавок разоблачить чёрный бизнес твоей компании, - добавила Алексис.
Это что-то новенькое. И по тому, как ужаснулась Мелинда, я поняла, что теперь легко она точно не отделается.
Когда её выводили, она сказала:
- Не обманывай себя, Эмили. Ты ведь прекрасно понимаешь, что «виновник всего этого скандала» один. И это Кристен. Я не заставляла её обжиматься с этим типом. Я всего лишь сделала фотографии. Да и то.. не я, - она кинула взгляд на Алексис и вышла из кабинета.
Небольшая кучка сотрудников столпилась у лифта, посмотреть на своего повязанного босса.
Эти её финальные слова… Больше всего гадко от того, что она права.
- Не слушай её, - Алексис погладила меня по спине.
- Мне плевать, изменяла Кристен или нет. Фото оказались во всех новостях. И я рада, что наказала виновного.
- Но ведь… это я отправила фото.
- Но ведь она сказала тебе сделать это..
- Да, но всё же…
- Алли. Мне сейчас вообще всё равно. Эта мразь… она… сумасшедшая. Неизвестно вообще, на что бы она пошла дальше. Спасибо, что рассказала.
- Прости меня, Эми.
Я не знаю, что говорить ей, что делать. Не знаю, можно ли ей теперь верить. Я просто обняла сестру.
- Поехали отсюда.

Мне не верится. Сегодня был сумасшедший день. Сначала Роб, потом это… Столько эмоций и ощущений.
Я раздавлена. Если тогда, в офисе у Грехэм, я чувствовала себя победителем, то сейчас я ничто.
Позже Алексис рассказала мне, что в полиции отказались принимать её вызов. Якобы, не такая уж это и большая причина, по которой можно посадить человека. Поэтому ей пришлось использовать туз в рукаве. Она знала про тёмные дела Грехэм: проституция и наркотики. Мелинду взяли как главаря преступной группировки. Смешно звучит. Но эта мерзкая баба как раз смахивала на таковую.
Но это лишь часть беды. Я наказала человека, который виновен в скандале. Виновен в том, что Кристен и Роберт расстались, и что об этом узнала общественность.
Чёрт. Я засадила человека, который, по идее, смог бы помочь мне утихомирить шумиху. Теперь придётся искать помощь у других людей. Или же брать всё на себя.
Боги, как же всё запуталось. В моей голове каша.
Другая часть беды в том, что Кристен и вправду могла изменять Робу. И вот это уже жопа.
Я разберусь с этим. Обязательно разберусь.
Я сижу на диване, рядом Роберт. После того, что произошло между нами сегодня, я чувствую себя более раскованно. Но пустота внутри не уменьшается.
Я виновата. Я очень виновата перед Кристен.
- Ты хотела что-то рассказать, - Роб вытащил меня из моих раздумий.
Он сел рядом, в его руках большая тарелка с картошкой фри.
Что я чувствую? После всего, что произошло сегодня?
Я раздавлена, опустошена, ошарашена. Выпотрошена. Я разочарована.
И меня больше не тянет к Роберту.
- Ты офигеешь, - начала я.

К О Н Е Ц _ В Т О Р О Й _ Ч А С Т И

ЧАСТЬ III
ЗАБЫТЬ РОБЕРТА ПАТТИНСОНА

Забыть РП. Глава 1

Я волнуюсь. Сильнее, чем следовало бы.
Звоню в звонок ещё пару раз. И, наконец, дверь открывают.
На пороге какая-то девушка. Не знаю, кто она. Здороваюсь, вхожу, иду за ней. Она приводит меня в небольшую светлую гостиную. Повсюду какие-то вещи, книги. У стены диван. На диване она. Сидит, читает что-то. Потом резко поднимает на меня глаза и застывает.
- Подло, - говорит. И продолжает смотреть на меня.
- Здравствуй, Кристен, - говорю. Не знаю, куда себя деть. Мнусь пару секунд на одном месте.
- О чём ты пришла поговорить?
Не знаю. Серьёзно. Я понятия не имею.
- Кристен… … Все делают ошибки…
- Только давай ты не будешь мне сейчас нотации читать, окей?
- Я не…
- Думаешь, ты первая, кто пытается что-то мне вдолбить? Думаешь, я без всех вас сама не понимаю, что ситуация дерьмовая?..
Она сильно психует. Видно, что она обдумывала наш разговор до моего прихода. В отличие от меня…
Я беру себя в руки. Я пытаюсь.
Это ужасно странно – стоять здесь перед ней. Мы обе натворили всякой херни за последнее время. Обе запутались. Конкретно запутались. Кажется, уже не распутать…
И вот я, стою здесь, готовая потянуть за верёвку, чтобы развязать хотя бы один узел. А она… Она пока ещё не понимает, что мне от неё нужно.
- Что значит «подло»? – спрашиваю. Всё ещё стою на одном месте.
Никогда ещё не видела Кристен такой. Это никак не вязалось с тем её образом, который хранился у меня в голове.
Своенравная девчушка Кристен, что с тобой? Откуда этот взгляд в твоих глазах? Взгляд обманутой женщины.
- Подло, что пришла ты.
- А кто должен был прийти? Стефани?
- Да кто угодно, кроме тебя. … Это его идея, да? Он попросил тебя?
- Роберт об этом вообще ничего не знает.
- Ммм… … И как он тебе?
Я непроизвольно хмурюсь. О чём она?
- Только не надо претворяться… - говорит еле слышно.
И к чему весь этот драматизм?
Я вздыхаю. Ничего не говорю.
- Я знаю, что ты спишь с ним, - говорит вдруг. – Я всегда подозревала. Но теперь я знаю точно. … То, как ты на него смотрела тогда…
Терпи, Эмили, терпи. Рано или поздно она замолчит.
Сжимаю кулаки, ногти впиваются в ладонь.
- … Я с самого начала знала, что это к хорошему не приведёт. Не дело это – нанимать настолько молодого агента. … Я поначалу не могла вынести и мысли о том, что вы оба постоянно будете вместе. Ты ведь такая… такая… и задницу ему небось подтираешь. Заботишься о нём как о маленьком. Вертишься вокруг него постоянно. Как же меня это бесит! Стефани никогда не была такой. Рут не такая. Господи, да никто не такой! А ты… Короче, по твоему поведению я всё поняла. И эти ваши переглядки в Каннах...
Так, всё. Надо с этим кончать.
- Ты предала его, - огрызаюсь.
- Что? Это он у нас жертва?! А ты вообще представляешь, что со мной происходило всё это время?? Сколько всего пришлось пережить!
- Ты сама в этом виновата. Во всём этом.
- Не-ет, Эмили. Виновата ты. Ты, и только ты. Вся эта херня произошла из-за тебя.
Мы не двинулись с наших мест. Смотрим друг на друга. Она – злостно, я – непонимающе.
- Что? – усмехаюсь. – Каким боком ты меня сюда приписываешь?
- Не надо было спать с моим парнем. У меня же под носом…
- Да не спала я с Робертом!!! – меня накрыло. – Не было между нами ничего! НИ-ЧЕ-ГО! Никогда! Ни в Каннах, ни где бы то ни было!
Это чистая правда. Наичистейшая.
Кристен начала тяжело дышать, свела зубы.
- Ты врёшь, - говорит.
Я вздыхаю.
- Мы целовались пару раз. После того, как вы расстались. Это единственное, в чём я могу признаться. Больше между нами ничего не было.
Кристен в ужасе. Глаза широко раскрыты, брови нахмурены. Кажется даже, что её немного трусит.
- Но я всё равно ничего не понимаю, - говорю тихо.
Я медленно подхожу к ней, сажусь рядом. Она всё ещё смотрит туда, где я стояла секунду назад.
- Прошу, - шепчу, - только не говори, что ты спала с Рупертом из мести.
- Он назвал меня твоим именем, - шепчет Кристен в ответ, не глядя на меня.
Я ничего не понимаю.
- Что?
- Роб… Он назвал меня твоим именем в постели.
Я как будто оцепенела.
- Что? – повторяю. Только в этот раз вопрос приобрёл другой оттенок.
- Когда мы занимались сексом, Роберт назвал меня твоим именем, - рявкнула Кристен и потёрла лоб.
Я всё ещё скована. Что мне отвечать на это? Я… в шоке.
- Он назвал меня твоим именем… - повторила она тихо. – Конечно, мы потом отшутились насчёт этого.. Но с того момента я начала подозревать вас. … Тем более, узнав, что ты спишь с Томом, я поняла, что ты запросто способна на такое. … А потом, в Каннах, когда вы вместе поднялись в номер.. Я поняла точно. … Боже, как же я рвала и метала. … И ведь нет чтобы поговорить нормально, выяснить всё. … В общем, подвернулся удобный случай, и.. Я переспала с Рупертом.
Картинка постепенно выстраивалась у меня в голове. Всё сходилось, но в то же время казалось каким-то натянутым.
Мысли затопили мой мозг. Я на мгновение выпала из реальности.
Дыши, Эм. А то позеленеешь.
- Он любит тебя, - говорю. – Он уже готов простить тебя.
- Этого недостаточно.. – отвечает Кристен.
- Нет, это как раз то, что нужно.
- Я ещё сама не готова себя простить. … А теперь, когда я узнала, что вы не… Боже. – Она схватилась за голову.
Я чувствую, как мне становится тяжело дышать. Я хочу уйти.
- Я не знаю, выдержим ли мы это. Я не знаю…
- Вы должны… поговорить, - выдавливаю из себя и встаю.
- Зачем тебе это нужно? – Кристен поднимает на меня глаза. – Я же чувствую, что между вами есть что-то… какая-то связь.
- Крис, я… Он так несчастен. Я не могу на это больше смотреть.. … Я просто хочу, чтобы вы помирились. А потом я уйду из вашей жизни.
Я развернулась и быстро пошла к выходу.
Кто-нибудь, пожалуйста, разбудите меня! Э-эй! Умоляю!
Мне кажется, что у меня сердце лопнуло. Не хватает воздуха, чтобы дышать. Руки дрожат.
Пулей мчусь к машине, сажусь. И на меня нападает сильнейшая истерика.
Слёзы льются сами собой, я сгибаюсь пополам.
Две недели. Целые две, мать его, недели я ничего не чувствовала. Я думала, что отпустила его от себя. Думала, что избавилась от этой глупой и никому не нужной влюблённости. Думала, всё. А сейчас…
Я задыхаюсь. Задыхаюсь от любви. Огромная дыра в моей груди начинает наполняться воспоминаниями, которых у нас никогда не будет.
Я кусаю руку, кричу. Неужели. Неужели он мог чувствовать что-то подобное тому, что чувствовала я? Почему же мы такие идиоты? Почему нельзя было сказать друг другу напрямую?
Но я бы не смогла. Я так часто говорила ему, что люблю. Словно бы между прочим, словно бы не всерьёз, а сама вкладывала столько души в эти слова… Я постоянно вуалировала свои признания. Я бы просто не смогла ему признаться..
Глупо, так глупо.. Когда в Каннах Роберт повёл меня в номер на встречу с Томом, Кристен подумала, что мы уходим вместе. Но разве он не вернулся тогда к ней? Он пробыл со мной от силы десять минут.
Стоп. Сто-оп…
И тут меня осенило. Как будто кто-то прострелил мне голову.
В тот вечер, когда Роб привёл меня в номер, он… Он шуточно признался мне в любви. Нет. Нет-нет-нет. Только не так.
Резко бью по рулю, слёзы хлынули ручьём.
А-а-а-а-а-а-а!!! Да что ж это такое!!!
Взрослые люди. Я люблю тебя, Роберт! Я люблю тебя, Эмили! И делов-то!
Но нет же, нужно всё закрутить-завертеть.
И как я вообще себе это представляю? Он бы просто так не бросил Кристен ради меня.
Вспоминаю в ярких красках тот день, когда по телеку сказали об измене Кристен.. Как я пришла к нему, и как мы договорились уехать.
Нужно было ехать. Нужно было наплевать на всё.
Но когда он отнёс меня в спальню… Я так сильно испугалась. Потому что после этого всё стало бы ещё хуже.
«Я не буду с тобой спать, Роб», - сказала я тогда. Я. Не. Буду. С тобой. Спать. И мы провалялись пару часов на кровати, разговаривая. И так хорошо, как тогда, мне ещё никогда не было. Я просто лежала рядом с ним и чувствовала его всей собой. Это не описать.
А потом зазвонил телефон, и всё разрушилось.
И я смирилась. И приняла то, что нам не быть вместе. А теперь оказалось, что он боялся тех же чувств, что и я.
И все наши страхи сводились к одному… Кристен. И я, и он, - мы не хотели разрушать их отношения.
А потом Кристен сама всё разрушила. И это дало нам обоим толчок навстречу друг другу.
Но я затупила. Фак. Нужно было поступать эгоистично. Нужно было хватать его руками и ногами и не отпускать. И не было бы сейчас этой ужасной боли в груди, и этих слёз…
Просто я вбила себе в голову, что рано или поздно он опомнится и вернётся к Кристен. И, возможно, так бы и получилось в итоге.
Чёрт! Как же больно! Я ничего не понимаю…
Получается, я всё же его люблю? Я уже даже себя не понимаю. …
В любом случае, кому-то обязательно будет плохо. Здесь трудно выбирать.
Он любит её. И он знает, что вернётся к ней. Если бы не знал, он бы не позволил мне его остановить… А так он просто понял, что я права, что не нужно прибавлять новые заморочки.
Боги, как же всё запутано. Почему нельзя проще?.. По-старому. Чтобы всё на чистую воду, без интриг, без заговоров.
Я ненавижу тебя, Голливуд.


Забыть РП. Глава 2

Давай же, возьми трубку! Звоню уже в четвёртый раз – безрезультатно.
Сердце бешено колотится, не могу успокоиться.
Вдох, выдох. Ещё раз. Нервно тереблю телефон в руке. Снова жму на вызов.
Бесконечные гудки. Ну почему он не отвечает?! Именно сейчас, когда это нужно больше всего.
Снова жму на отбой, немного жду и звоню.
Наконец он отвечает.
- Чего ж так долго?! – сердито рявкаю в трубку.
- Я.. ээ.. в душе был, не слышал. А что случилось?? – Роберт растерялся.
Трудно сказать, кто из нас растерялся больше.
- Ты дома? – спрашиваю, - у себя?
- Да, приезжай, - недоуменно отвечает Роб.
Я жму отбой, бросаю телефон на соседнее сидение. Завожу мотор, трогаюсь.
Чего я ожидаю? Что я хочу сделать?
Эмили, ты вправду думаешь, что это хорошая идея – признаться Роберту напрямую в своих чувствах? Серьёзно? Сейчас?
Хер знает, как он это воспримет, что скажет. Возможно, после этого мне придётся покинуть свой «пост». Возможно, это всё разрушит.
Правда в том, что я так больше не могу. Мне надоело. Все эти тайны, скрытые действия. Хочу раскрыть все карты. Хочу, чтобы он знал правду. Настоящую правду. А не ту, что я выдавливала из себя, когда мы лежали у него в спальне.
Хочу, наконец, понять, что он сам ко мне чувствует. Не надумала ли я себе всё? Особенно, после разговора с Кристен…
Я просто хочу избавить себя от этого груза. Знаю, это, может быть, немного эгоистично, зато честно.

Припарковалась, но никак не решаюсь выйти из машины.
Последний, контрольный глубокий вдох. Чтобы успокоиться, чтобы хоть немного собраться с мыслями.
Выхожу, иду к домофону. Роб открывает дверь, я поднимаюсь.
Влетаю в квартиру, шумно хлопаю дверью.
- Ты же один? – кричу в сторону кухни.
- Ага, - доносится в ответ. – А что? – Роб вышел из комнаты, смотрит на меня. Он то ли удивлён, то ли растерян. А может, и то, и другое.
- Надо поговорить, - заключаю я, понимаю, что переборщила со спецэффектами. Надо бы умерить свой пыл.
- Ээ.. Ну хорошо, - он разворачивается и идёт в сторону гостиной. Иду за ним. – О чём будем говорить? – спрашивает.
Я жду, пока он усядется на диван.
- О нас, - выдаю. Жду реакции.
А реакции никакой. Как будто бы я вообще ничего не сказала.
- Хмм… Ты ведь имеешь в виду то, что происходит между нами в последнее время?
- Не совсем, - я чувствую, как начинаю дрожать. Меня всю потихоньку заполняет страх. Но чёрт возьми. Будь что будет. – Я больше так не могу, Роб, - слезы как-то сами собой потекли. Закружилась голова. Меня как будто загнали в угол. Я сама себя загнала.
- Эмили, что происходит? – тихо спрашивает Роберт.
- Я люблю тебя. Я так сильно люблю тебя, что нет мочи… терпеть.. не могу больше.
Я жадно вдыхаю ртом воздух. Кажется, сейчас задохнусь. В груди вообще ад какой-то. Всё сжалось. Я боюсь.
Роберт нахмурил брови, отвёл взгляд. Потом он встал, походил по комнате.
И как мне это расценивать? Что я должна думать?
- Пожалуйста, скажи что-нибудь, - почти умоляю я.
Он останавливается, смотрит на меня.
- Я не знаю, что тебе сказать, Эмили. Правда. … Больше всего я боялся, что так и получится.
Я немного пошатнулась. Земля ушла из-под ног.
Он боялся, что я в него влюблюсь.
Для него всё было несерьёзно. Как я изначально и предполагала.
Кислород. Мне нужно больше кислорода.
Я закрываю ладонями заплаканное лицо. Какая же я дурочка. Какая же… идиотка.
- Прости меня, - говорю. – Прости. Я всё испортила. Я… Я позвоню Стефани. Попрошу её назначить кого-нибудь другого. Вместо меня… Я… Я не должна была… Прости.
Чувствую, как Роберт напрягся. Резко качнул головой, скрестил руки.
- Что? – говорит. – Нет-нет-нет. – Он приблизился вплотную, взял меня за плечи. – Я совсем не то хотел сказать. Ты ни в чём не виновата. Это я. Я виноват.
- Да, конечно, сейчас ты можешь говорить, что это ты виноват в… этом.
- Я виноват не в том, что влюбил тебя в себя, - усмехнулся Роб, - а в том, что… Эмили, я не представляю, как протяну без тебя. Ты мне нужна. Просто я думал, что для тебя всё несерьёзно. Посмотри на меня, я же разгильдяй. Только Кристен меня и терпела. Да и то…
- Роберт, ты не обязан… не нужно… Я всё прекрасно поняла. Я… уйду по-быстрому. Не беспокойся об этом.
- Ну вот ты меня вроде слушаешь, но не слышишь! – он встряхнул меня. – Я тоже тебя люблю. … Не знаю, как назвать эту любовь, но это она. Я люблю, как умею.
Моё дыхание участилось, сердце колотится как бешеное.
Я больше всего на свете хотела услышать эти слова. А теперь я не знаю, что с этим всем делать.
И в какой-то момент мои руки просто опускаются. Казалось бы, вот то, что мне было нужно. Но это тупик.
- Как бы я хотела встретить тебя в другой жизни, - шепчу. – Чтобы не было всей этой шоубизной хрени. Чтобы можно было спокойно пройтись с тобой по улице.
- Да, знаешь, я до сих пор не могу к этому привыкнуть. Мне так не хватает спокойной свободной жизни. … Но с тобой.. Я как-то научился обходиться без этого. Меня не напрягает то, что я ограничен в некоторых действиях. Серьёзно.
Его руки крепко вцепились в мои плечи. Он словно не даёт мне упасть.
Я не могу смотреть ему в глаза. Мне как-то неловко. Смотрю на подбородок.
- Сейчас мне это кажется большой глупостью, - говорю. – Ты и я…
Он усмехнулся и крепко обнял меня. Весь мой страх, вся нерешительность растворились под тяжестью его объятия.
Вот то, к чему я стремилась, чего мне не хватало. Быть рядом с ним и чувствовать себя полностью защищённой. Не знать, чего ждать от завтрашнего дня, но быть уверенной в сегодняшнем.
Но по иронии жизни каждый наш день – это «сегодня».
Наверное, поэтому, а может и из-за нахлынувших на меня чувств, я потянулась к губам Роба. Я прикоснулась к нему настолько нежно, будто бы боясь активировать атомную бомбу. Я до сих пор не знаю, чего мне ждать.
Но он разрушил все мои опасения и ответил на поцелуй.
Ощущаю себя семнадцатилетней. Робко целую парня, которому только что призналась в любви. У меня никогда не было такого опыта.
Роберт тоже не напорист.
Его губы пахнут ментоловыми сигаретами.
В какой-то момент мы просто застываем. Наши губы очень близко, но не соприкасаются.
Я ещё немного наслаждаюсь этим. А потом всё.
- Я пойду, - шепчу я, высвобождаясь из его объятий. Он даёт мне отойти, но всё ещё не отпускает.
- Позвони мне, - говорит. – Или напиши. … Сделай, короче, что-нибудь, - улыбается.
Я киваю в ответ, тоже улыбаюсь. Иду к двери. Дёргаю за ручку – заперта. Тянусь к замку, чтобы открыть, и чувствую, как наэлектризовался воздух за моей спиной.
Я поворачиваюсь, смотрю на Роберта. Смог ли он догадаться, что это было прощание? Я смотрю на него и сгребаю в охапку всю свою силу воли, чтобы раз и навсегда покинуть эту квартиру.
Наш зрительный контакт не вызывает никакого дискомфорта. Я смотрю в глаза родному человеку.
И Роб, кажется, догадался. Он глубоко вздохнул, опустил голову.
Но я не смогла. Рука зависла на полпути к замку. Я снова развернулась, и воздух снова наполнился исходящим от меня электричеством.
Я тяжело задышала. Теперь все мысли ушли на второй план. Я резко забыла обо всём. Никакого здравого смысла. Только невероятный порыв вперемешку с некоторой долей отчаяния.
Роб всё понял. Я даже не успела сказать себе «Эмили, что ты творишь?!». Мы уже шли навстречу друг другу.
Я изо всех сил впилась в его губы, напористо переплетая наши языки. Руки сами обвились вокруг его шеи. Я прижималась к нему, насколько это было возможно.
Его рука скользит по моей спине. Он качнул нас в сторону, и я оказалась прижатой к стене.
Если есть последний шанс передумать, то сейчас. Но…
Некогда думать.
Я запустила руки под его майку. Он в свою очередь принялся расстёгивать мои брюки.
Он приподнял меня, я обвила ноги вокруг него. Он хотел понести меня наверх, но я запыханно выдохнула «нет», спрыгнула на пол и сняла с себя майку. Потом стремительно стянула майку с него и снова принялась неистово его целовать.
Я потянула его к дивану, но он повалил меня на ковёр. Только сейчас я по достоинству оценила мягкость ковра.
Роб замедлился. Оказавшись сверху, он снял с меня лифчик и начал медленно исследовать языком моё тело.
Когда он принялся за грудь, я тяжело задышала. Я вся задрожала от желания.
Его губы опускались ниже. Он приподнялся, стянул с меня брюки вместе с бельём – мою последнюю одежду. Затем он заново наклонился и начал медленно целовать внутреннюю сторону моих бёдер.
- Не-ет, - снова нетерпеливо выдохнула я, схватила его за руку и потянула к себе. Когда он оказался сверху, и наши языки снова сплелись, я ногами стянула с него штаны и трусы.
Чувствуя, что он уже готов, я оторвалась от его губ, чтобы посмотреть в его глаза. Я хочу запомнить этот момент. Хочу запомнить его взгляд, когда он…
Стон слетел с губ сам собой, когда он оказался во мне. Я выгнулась навстречу его телу, постепенно подхватывая темп.
Кажется, что мир вокруг перестал существовать. Я забыла кто я, что я. Я отдалась ему полностью, целиком, до остатка. И сейчас меня меньше всего волнует, что будет потом.
На полу всё же жёстко. Я приподнялась, целуя Роберта, и он перевернул нас. Он сел, придерживая меня за спину, я оказалась сверху. Продолжала набирать обороты, не отрываясь при этом от губ Роберта.
Так вот каково это – любить. Во всех смыслах. Исчезают все рамки, все грани. Ты словно бы сливаешься с человеком в одно целое. И в этот момент тебе неважно ничего.
Секс, который я знала до этого, - всего лишь акробатика ради физического удовлетворения.
Но это. Это… Взрыв. Одна эмоция перекрывает другую. И это всё происходит в бешеном темпе.
Мне кажется, я перестаю существовать.


Забыть РП. Глава 3

Прошло пару месяцев. Роб окончательно порвал с Кристен. Пришлось приложить немалые усилия, чтобы утихомирить прессу.
Мы съехались. Теперь я живу у него. И я счастлива. Мы счастливы.
Удаётся совмещать работу с личной жизнью. Конечно, не обходится и без мелких ссор, но мы всегда находим компромисс. Потому что мы любим друг друга. По-настоящему.
Летом две тысячи шестнадцатого года Роберт делает мне предложение. И, конечно же, я говорю «Да».
Свадьба, белое платье, медовый месяц… Может ли человек быть настолько счастливым?
Одна яркая картинка сменяет другую: наши дети, дети наших детей. Лучшие годы нашей совместной жизни, которой у нас никогда не будет, проносятся у меня перед глазами. Пока я смотрю на Роба, стоя у выхода, я успеваю прожить свою идеальную жизнь. Я раз за разом целую его, занимаюсь с ним любовью, иду с ним под венец…
Наш зрительный контакт не вызывает никакого дискомфорта. Я смотрю в глаза родному человеку.
И Роб, кажется, догадался. Он глубоко вздохнул, опустил голову.
Мы оба поняли, что между нами никогда ничего не будет. Но искушение велико.
В своих мыслях я всё ещё прижимаюсь к его телу на мягком ковре. Но я понимаю, что должна оставить эту фантазию здесь. Я смотрю на Роберта и сгребаю в охапку всю свою силу воли, чтобы раз и навсегда покинуть эту квартиру.
- Пока, - говорю тихо.
Тянусь к замку, решительно открываю дверь и выхожу.


Какой красивый потолок. Гладкий красный потолок…
Пустота…
Тишина…
Хочется уснуть.
Это… когда-нибудь… заживёт?
Боль настолько сильная, что я её уже не чувствую…

Стук в дверь. Кто-то пришёл?
Тишина.
Шаги… Здесь кто-нибудь есть?..
- Эмили! – кричит женщина надо мной.
- Алексис? – шепчу полуживым голосом.
- Почему ты лежишь на полу?
Я так не хочу говорить…
- У меня нож в сердце.
- Что случилось?? На тебе лица нет!
- Дементоры высосали мою душу…
- Эм, я серьёзно! Что произошло?
- Отстань. Я хочу сдохнуть.
- Есть более действенные способы..
- Ты можешь просто замолчать?..
Тишина… Сработало?
Чувствую, что Алексис ложится рядом со мной.
Потолок…
Я хочу быть потолком. Красивым красным бесчувственным потолком…
- Что ты делаешь? – шепчет Алексис.
- Пытаюсь убедить себя в том, что я сильная. И что я всё смогу.
- Ты расскажешь мне?
Почему она не унимается?
- Позже… Как ты вошла?
- Ты оставила дверь открытой.
- Чёрт…
Мне не хочется ничего делать. Просто лежать тут и сжигать все воспоминания…

Я проснулась на полу, под пледом.
Из кухни доносится звук работающего телевизора. Алексис всё ещё здесь…
Я нехотя поднимаюсь, бреду на кухню. Вижу, Алексис сидит за барной стойкой. Рядом большая тарелка с салатом.
- Ты сама чтоли приготовила? – спрашиваю.
Она улыбается, увидев меня.
- Ага. Садись, поешь.
Я усаживаюсь рядом с ней, начинаю есть.
Алексис выдерживает большую паузу, а потом всё-таки спрашивает:
- Так что произошло-то?
Я понимаю, что она не отстанет. Нужно рассказать.
Но что рассказывать?
«Знаешь, Алексис, я тут конкретно запала на Роберта Паттинсона. Да-да, это тот парень, чьим агентом я являюсь. Помнишь, не так давно ты думала, что я с ним трахаюсь? Так вот сегодня это чуть не произошло! Но, знаешь, я всё-таки взяла себя в руки и по-быстрому свалила оттуда. Представляешь, какая бы умора была, если б мы и вправду стали любовниками! Ха-ха-ха, и не говори! Вот это ирония…»
Я долго жую, обдумывая ответ.
- Я хочу вернуться в “Paparazzo”, - говорю, продолжая есть.
Алексис молчит.
- Вряд ли из-за этого ты бы пролежала на полу четыре часа, как труп…
- Какая разница, что произошло? Главное, к чему это привело…
- Ладно… Не рассказывай, если не хочешь. Я не буду докапываться.
- Спасибо.
- … Это связано с Паттинсоном, да?
Я нерешительно киваю головой.
- Отчасти. Но вообще, это всё мои заморочки… Я, правда, не хочу это обсуждать. Давай не будем, ок?
- Да, конечно, - соглашается Алексис.
Мы сидим в тишине, едим. По телеку идёт какая-то забавная передача. Она отвлекает меня от мыслей…

Слишком наивно было бы полагать, что я моментально смогу уйти. У меня остались незавершенные дела. Ещё несколько сделок, контрактов, встреч… Я изо всех сил игнорирую свою вопящую от безысходности душу.
Рядом с Робертом держусь молодцом, хоть и начала его немного избегать… Реже звоню, меньше улыбаюсь.
Он сказал мне, что считает нужным помириться с Кристен. Потому что больше не может смотреть на то, как её морально уничтожают. «Я не знаю, как там дальше всё пойдёт, но я должен принять её обратно», - сказал.
Оно к лучшему. Мне будет легче забыть его.
Я больше не езжу к нему. Если надо – встречаемся на нейтральной территории.
Скоро он уедет на съёмки, и я вздохну с облегчением. Мне проще, когда я знаю, что он далеко. Всё время боюсь сорваться и поехать к нему…
Пересеклась однажды с Томом в супермаркете. Заметила его издалека, мы улыбнулись друг другу. И я поняла, что он уже давно меня отпустил. Я была для него случайной женщиной, ошибкой. Но это меня почему-то не огорчило. После этой встречи я задумалась, чего я хочу от жизни, от мужчин. Последние полгода мои мысли были заняты только Робертом, и я даже не смотрела на других. А теперь, когда всё решено… Я не знаю, как мне быть.
Я хочу забыть о своих чувствах, о своей любви. Хочу снова нормально жить, не мучаясь. Эта штука в моей груди не даёт мне нормально спать и есть. Я так больше не могу, мне это не нравится.
Но я больше не могу просто взять и подцепить случайного мужчину. Что-то внутри меня не даёт это сделать. Что-то изменилось… Я изменилась. Роберт, сам того не подозревая, сделал меня другим человеком.
Я чувствую это всем сердцем – я другая. И не знаю, благодарить за это или нет. Настолько долгое отсутствие секса даёт о себе знать. Но прыгать с кем попало в постель я отныне не собираюсь.
Я отгородилась от людей. Просиживаю дни в офисе, ни с кем не вижусь. Изредка посещаю большие мероприятия вместе с Робертом.
Наше с ним общение снова обретает лёгкость, как в самом начале, когда я только-только сменила Стефани. Когда ещё не было никаких чувств…
Только спустя несколько месяцев я адекватно осознала, когда на самом деле запала на Роберта. Не в Каннах, не тогда, когда он впервые повалил меня на свою постель, и даже не на интервью… Это случилось ещё тогда, когда я перелопатила кучу информации о нём.
Я заставила себя поверить, что моя влюблённость изначально была очень наивной. Что именно она толкнула меня уйти из “Paparazzo”. Хотя, конечно же, это не так… Я ушла не только из-за этого. Просто придумывая себе оправдания, я потихоньку избавляюсь от ненужных чувств, которые до сих пор испытываю к Роберту.
Он сошелся с Кристен. И, кажется, у них всё хорошо. Я стараюсь в это не лезть… И иногда, сталкиваясь с Крис, я улыбаюсь ей, давая понять, что я не врала в тот день, когда пришла к ней. Я действительно собираюсь уйти из их жизни.
Мои отношения с Алексис наладились. Она тоже сильно изменилась. Не знаю, может, это семейное, и Роб тут не при чём. Хех…
Я стала чаще видеться с мамой, чаще выбираться за город. Мне нравится сидеть у озера, закутавшись в плед. Я смотрю в небо, и все проблемы мне кажутся ничтожными…
Я начала наслаждаться одиночеством: читаю книги, смотрю сериалы… Я верю, что впереди белая полоса. И я до неё доползу.
Месяцы шли, и вот однажды я попала на вечеринку вместе с Робом и Крис. В какой-то момент у нас с Кристен завязался разговор. Не натянутый, - свободный. И я поняла: она простила себя. Возможно, у них с Робертом случился разговор, возможно, она сама всё обдумала. А возможно, это был случайный порыв. Мы расслабились. И начали нормально общаться.
Жизнь налаживалась.
Приближалось Рождество. Я привыкла отмечать его одна, и этот год бы не исключением. Мама как всегда уехала из страны, Алексис позвали на приём, а пересекаться с Робстен у меня желания не было. И я осталась дома.
Лучший праздничный ужин – большая тарелка с чипсами, бутерброды с ветчиной, газировка и несметное количество конфеток и мармеладок.
Усаживаюсь в зале на полу перед телеком, окружаю себя едой. Ощущаю себя большим ребёнком.
Чёрт. Мне и вправду это нравится. Я взрослый самостоятельный независимый ребёнок. Пропала куда-то властная женщина, преследовавшая меня с восемнадцати лет. И я рада, что, пусть даже и в почти тридцать, я, наконец, могу испытать обычные подростковые радости. Естественно, долго это не продлится, так что нужно успеть насладиться этим.
Сижу, ем, смеюсь над фильмом. Вдруг слышу, в дверь звонят. Подумала, показалось. Прислушалась, тихо вроде. Сижу, смеюсь дальше.
Но в дверь позвонили снова. Теперь я понимаю, что это не глюки. Встаю с пола, иду в коридор. Забыла даже в глазок посмотреть, на автомате распахнула дверь.
И впала в ступор. Я никак не ожидала увидеть на пороге его…
- Привет, Эмили, - говорит. Мило улыбается. В руках подарочный пакет и цветы. – Счастливого Рождества.
Я всё ещё немного ошарашена. Нахмурила брови. Сглотнула.
- Эдвард?..


Забыть РП. Глава 4

До сих пор не верится, что он здесь. Стоит передо мной, весь такой очаровашка. А я всё ещё даже с места не сдвинулась. Смотрю на человека, которого даже полюбить толком не успела.
Чёрт меня дери. Эдди Фримэн. Собственной персоной.
Я долго думала и молчала, прежде чем впустить его. Когда же он оказался в квартире и закрыл за собой дверь, я ощутила странный прилив ностальгии. Я вспомнила, как вечерами ждала его прихода, когда мы жили вместе, и поняла, что мне этого очень сильно нехватает.
Я взяла у Эда цветы и подарок и пошла на кухню, чтобы поставить букет в вазу. Эд пошел за мной, уселся за стол. Пока я занималась цветами, он молча наблюдал. И я даже была благодарна ему за это молчание, потому что совершенно не хотела знать, что привело его сюда.
Я осторожно разрезала ножницами прозрачную подарочную бумагу, в которую был завёрнут букет, опустила цветы в вазу и поставила на стол. Потом я села рядом с Эдом и скрестила руки.
Я не смотрела на него, но его присутствие меня абсолютно не смущало. Наверное, в своё время я слишком сильно привыкла к нему и его заскокам.
Но прошло уже почти четыре года. Давай же, разозлись, Эмили.
Но я совсем не злилась. Я уже давным-давно простила Эдварда, хоть до сих пор иногда и удивляюсь его тогдашнему поведению.
В итоге он начал разговор. Хиленький, бессмысленный разговорчик, который надоел мне уже через десять минут. И я спросила напрямую, зачем он пришел.
Эд ответил, что просто дико соскучился, чем рассмешил меня. Ещё сказал, что пришел бы раньше, да вот только не мог – два года назад переехал в Англию, открыл там ещё один ресторан и застрял. Слово за слово, я узнавала много чего нового.
Ещё Эд сказал, что очень удивился, когда я на пороге назвала его Эдвардом; потому что он изначально ехал ко мне, чтобы сказать, что «Эдди Фримэна больше нет», что он очень изменился, стал другим человеком и очень хочет, чтобы я дала ему ещё один шанс.
Я слабо улыбаюсь, когда он это говорит. Говорю, что тоже изменилась, и вряд ли ему понравятся эти изменения. Он ехал к женщине, которую знал. А я уже совсем не та, какой была с ним.
Эдвард начинает уверять меня, что всё ему понравится, что я – лучшая женщина, которая у него была. Что за всё это время он перевстречался со многими, и ни разу не ощутил того, что ощущал со мной – равенство. Он считает меня равной ему, а себя – равным мне. Мне это, конечно, льстит, но я всё равно не воспринимаю его слова всерьёз.
И всё же мне нравится, как он говорит. Его голос твёрд. Сразу понятно, что каждое его слово взвешено. Подметив это, я задумываюсь.
Пока Эд приводит всё новые и новые аргументы, почему нам стоит снова сойтись, я прокручиваю в голове воспоминания о нашем сожительстве.
Теоретически, всё было хорошо. На бытовом уровне, я имею в виду. Нам всегда было весело, по пустякам мы не ссорились, да и секс был хороший. Но потом мы начали друг другу изменять; он – чтобы заставить меня мучиться, я – потому что не воспринимала его всерьёз.
Чёрт, а он ведь прав: мы действительно друг друга стоим. Хех..
Мы заводим очень долгий разговор. Сначала обсуждаем нас, потом переходим на более глобальные темы, а затем и вовсе забываем, с чего начали.
Я забываю, что сегодня праздник, что в гостиной на полу куча еды, сладостей. Во время очередного спора о последнем фильме о Бэтмене, я быстро накрываю на стол. Мы едим, пьём шампанское, смеёмся.
В какой-то степени я даже рада, что Эдвард пришел именно сегодня, именно сейчас. Я усмехаюсь: вот это ирония. Он уже давно хотел приехать ко мне, но смог только сейчас. Если бы он приехал раньше, ничего бы не получилось, - я была зависима от мыслей о Роберте. А теперь, когда зависимость прошла, и я больше не одержима Робертом Паттинсоном, появился Эдвард. Мой Эдвард. И мне даже хочется дать ему шанс.
Ну а что. Я его знаю. Слишком хорошо знаю, чтобы понять за эти несколько часов, что он и вправду изменился. Внешне похорошел. Да, ещё больше, это каким-то образом возможно. Ведёт себя как-то более… дипломатично. Совсем не похож на того Эдди Фримэна. Возможно, такова была его миссия – быть засранцем, переспать с кучей женщин, чтобы однажды понять, что он не хочет больше экспериментировать.
Моя миссия, похоже, была приблизительно такой же. Только мне нужно было просто влюбиться. Важное условие: любовь не должна была основываться на сексе. Не так, как я «любила» своего профессора. То была страсть, которую я долго путала с настоящей взрослой любовью.
Хотя по определению неверно называть любовь взрослой. Потому что когда это случается, ты чувствуешь себя неуверенным подростком. И неважно, сколько тебе лет. Я и не думала, что это бывает так…
И вот, сидя рядом с Эдом, я начинаю осознавать, что мне до сих пор с ним хорошо. Как будто и не было этих трёх-четырёх лет вовсе. И я постепенно начинаю думать о том, что было бы неплохо ответить ему согласием.
Признаться, мотивы мои были эгоистичны. Я просто поняла, что Эдвард сможет отвлечь меня от всего, и мне станет проще. Я смогу нормально работать; возможно, мне даже снова станут приятны люди. В конечном счёте, мы оба ничего не потеряем.
Но я не хочу говорить ему это. Не хочу условностей. Хочу, чтобы он просто понял, что я готова быть с ним.
Естественно, он прекрасно понимает, что я к нему сейчас холодна. Не маленький же. Конечно же, нам понадобится время. Но теперь этого времени у меня вагон и маленькая тележка.
Я взвесила всё, что он мне сказал. Обдумала, пока мы говорили на отвлечённые темы и ели. И в конце вечера, когда вроде бы надо было подводить итог, Эд не торопился снова спрашивать, согласна ли я быть с ним.
Я смерила Эдварда взглядом и спросила:
- Хочешь сегодня остаться?
Он удивился, опустил глаза и улыбнулся, отчего его лицо стало ещё красивей.
- Я забронировал номер в «Вавилоне».
- Моё дело предложить, - улыбаюсь. – Ты в любую минуту можешь снять бронь..
Эд снова поднял на меня глаза. Улыбается, почти смеётся.
Его улыбка заразительна. Я начинаю смеяться вместе с ним.
Однозначно, он всё понял, вот и лыбится от радости. Я же смеюсь оттого, что до него дошло так быстро.
Отличная реакция на моё «Да».
- Тогда мне нужно съездить за вещами, - говорит.
- Ты можешь позвонить в отель и попросить, чтобы тебе их привезли, - улыбаюсь я.
Он соглашается. Звонит в «Вавилон», договаривается, называет мой адрес…
Я тем временем убираю со стола и иду в гостиную, где на полу всё ещё лежат сладости. Я усаживаюсь перед телеком и снова жму на «play».
Спустя пару минут Эдвард присоединяется ко мне. Мы сидим некоторое время в тишине, смотрим фильм, я грызу “M&M’s”.
- Слышал, ты ушла из “Paparazzo”, - шепчет вдруг Эд.
- Ага… Про Паттинсона тоже слышал?
- Угу. … Круто ты это провернула. Я и не думал, что так можно.
- Как можно?
- Ну.. Чтоб журналист становился менеджером знаменитости. … И не просто журналист. Ты ведь известная, авторитетная журналистка. Я вообще удивляюсь, что это никого не беспокоило.
- Пфф, я тебя умоляю. Все, кого это могло по-настоящему заботить, - Стефани Ритц и её офис. Я сама была дико удивлена, когда она взяла меня, но, в конце концов, она учитывала мои способности. А что касается фанатов, вряд ли кто-нибудь вообще заметил замену. А те, кто и заметили, долго это не мусолили.
- Ммм.. Честно говоря, почему-то первое, о чём я подумал, что ты – это уже пиар-ход. Большой такой, серьёзный пиар-ход. Молодая, красивая, знаменитая в своих кругах… По-моему, идеальный вариант.
- Охх, прошу тебя, не начинай этот разговор. Меньше всего сейчас мне хочется снова в это окунаться…
- Эээ… Что-то произошло, Эмили?
Я тяжело вздохнула. Кажется, мне не избежать этого.
Я ещё раз подумала. И решила всё рассказать Эдварду. О Томе, об измене Кристен; о том, как меня хотели подставить; о том, как все думали, что я сплю с Робом. Обо всём, что мучило меня и не давало покоя.
Обо всём, кроме того, что я была влюблена в Роберта.
Но, если Эдвард вникнет, он и сам поймёт…
Рассказала обо всём, с самого начала и до самого конца. Что-то с подробностями, что-то мельком.
Только сейчас поняла, что ещё никому этого не рассказывала. И, чёрт, как же хорошо, наконец, избавиться от этой ноши.
Не боясь взболтнуть лишнего, я рассказала про натянутые отношения с Кристен, и сказала, что сейчас всё хорошо.
Когда, посреди ночи, я, наконец, закончила, Эдвард задал мне вопрос, который я боялась задать себе вот уже пару месяцев.
- Ты любишь его?
Я долго не отвечала. Я восприняла серьёзно этот момент и решила хорошенько подумать.
Я пошарила внутри себя в поисках знакомого чувства, но ничего не обнаружила.
- Нет, - просто сказала я. – Но он мне очень дорог.
- У тебя такой настрой… Подумываешь уходить от него?
- Ага… Подумываю…
- Оно и к лучшему, Эм. Ты сможешь вернуться к журналистике… Всё будет хорошо.
- Я знаю, - вздыхаю я, облокачиваясь на плечо Эда. – Я знаю…
- А ещё лучше – ты сможешь написать книгу, - смеётся. – Что-то в стиле «Как выжить в Голливуде».
- Это уж точно…
Я улыбаюсь, а сама ещё раз прокручиваю в голове фразу Эдварда. Про то, что я – это пиар-ход. «Большой такой, серьёзный пиар-ход».
Пытаюсь игнорировать эту мысль. Но не могу.
Потому что это звучит довольно правдоподобно. И этого я больше всего боялась с самого начала.


Забыть РП. Глава 5

Давно я уже не подбирала наряд так тщательно. Брюки или платье? А может, юбка? Я в нерешительности.
Вдруг стук за спиной. Поворачиваюсь, а там сонный полуголый Эд. Я его не подпускаю к своей кровати, так что вот уже четвёртый день он спит на диване.
- Ты чего так рано встала? – прокряхтел.
- Сегодня же суббота, забыл? У меня важное дело.
- Ну, ладно, а музыку зачем надо было так громко врубать?
- Это для поднятия боевого духа.
Он потёр лоб и скрылся за дверью. Я быстро стянула с себя халат, надела брюки и лифчик. Так и не сумев выбрать между двумя блузками, я взяла их в руки и вышла из комнаты.
- Эд, - зову. Он показался из ванной с зубной щёткой во рту. – Какая лучше? – показываю блузки.
После пары секунд размышлений Эдвард указал на бежевую. Я улыбнулась ему и вернулась в комнату.
Ну всё, я готова. Одежда, волосы, лицо – всё в отличном состоянии. Я ещё раз прокрутила в голове несколько заготовленных фраз, а потом пошла на кухню.
Эдвард уже оделся и заварил нам кофе.
- Ты сегодня снова будешь бездельничать?
- Ох, если бы, - улыбнулся он. – Мой незапланированный отпуск, конечно, проходит отлично, но я всё же хочу успеть сделать кое-что в Лос-Анджелесе.
- Оу, хорошо. Может, сходим тогда куда-нибудь вечером?
- Давай. Можем даже пойти в латинский клуб.
Я рассмеялась:
- Серьёзно? Ты не шутишь? Боги, как же я давно хотела туда сходить!
- А почему не ходила?
- Ну, во-первых, было некогда. А во-вторых, что более важно, не хотелось снова танцевать с незнакомцами.
- Чёрт побери этих незнакомцев, - улыбнулся Эд. – Ты себе и представить не можешь, как я ревновал, когда ты с кем-то танцевала.
- С кем-то кроме тебя? Ты это имел в виду? – улыбнулась я.
- Ну естественно! – усмехнулся Эд.
- Чёрт, Эдвард, я не понимаю, как такой мужик, как ты, не смог встретить нормальную женщину. Умный, весёлый, состоятельный, танцуешь, и даже готовить умеешь…
- Ну почему же не смог?.. – улыбнулся Эдвард, строя гримасу. Я снова рассмеялась.
- Да ну тебя. … Так, всё, я побежала. Пожелай мне удачи.
- Удачи! Всё будет чики-пуки.
- Я тебе позвоню, как закончу.
- Окей.
Я схватила ключи и вышла из квартиры.

Две недели назад мне позвонили и предложили принять участие в проекте факультета журналистики местного университета и провести мастер-класс. Я долго сомневалась, пришлось даже со Стефани посоветоваться. Но в итоге всё же согласилась.
Сейчас, стоя за дверью лекционной, я нервно вспоминала, всё ли включила в список запрещённых вопросов. Боги, дайте мне силы выкрутиться из всех каверзных ситуаций, которые сегодня произойдут.
Ждать мне долго не пришлось, меня пригласили быстро.
Я уверенно вошла в лекционную под аплодисменты и подошла к микрофону в центре. Передо мной сидела огромная аудитория студентов. Многие из них при моём появлении выглядели удивлёнными, что меня сильно позабавило.
Я поздоровалась со всеми, призналась, что такой опыт у меня впервые, и мило попросила преподавательский состав строго меня не судить.
Сначала я рассказала о том, как сама училась, почему выбрала именно эту профессию. Потом перечислила несколько трудностей, с которыми может столкнуться молодой журналист. Ну и затем уже перешла к основам журналистского дела. В целом, мой рассказа как раз уложился в лекцию, как и планировалась.
После того, как я закончила, высокий молодой преподаватель поблагодарил меня и объявил начало интервью-сессии.
Я села за преподавательский стол, с ужасом ожидая вопросов. Несколько студентов подняли руки, и я указала на девушку во втором ряду. Она встала.
- Здравствуйте. Сьюзан, второй курс прикладной журналистики. Подскажите, мисс Крейн, как вы добились такого успеха в журналистике за столь короткие сроки? Есть какой-то секрет?
Фух. Не так уж и страшно. Хорошее первое попадание.
Я вздохнула, улыбнулась.
- Мне просто крупно повезло. Две из моих первых работ были очень успешны, поэтому меня и заметили. Я бы даже сказала «запомнили». Случилось это на третьем-четвёртом курсе. Я проходила практику и подрабатывала в одном небольшом издании. …
И дальше я со всеми интересными подробностями рассказала, как впервые встретилась со знаменитостью, как, робея, брала первое интервью, и как потом мне посыпались предложения о работе из многих больших издательских домов.

- А каково это – работать со знаменитостью мирового масштаба?
- На самом деле очень легко. Говорю вам это как профессиональный журналист. Ибо поначалу, конечно, это ужасно волнительно, и порой даже страшновато. Но со временем приходит полноценное осознание того, что все звёзды – самые обычные люди. Такие же, какие и мы с вами. Простые, разные, забавные, грустные, злые, горделивые, пьяные, но люди. Только когда вы осознаете это всем своим нутром, вам будет всё равно, с кем работать – будь то молодой артист или мировая знаменитость. Но, как ни крути, с опытом вам рано или поздно всё равно станет проще работать со звёздами, в эмоциональном плане. Потому что, когда идёшь на интервью к артисту, которым фанатеешь с детства, есть вероятность срыва работы. Ты переживаешь, волнуешься, млеешь, «О боже, передо мной Гэри Олдмен!», и забываешь всё на свете. Твоё волнение мешает тебе нормально выполнить свою работу. А когда ты уже многих повидал и понимаешь, что все они – из кожи и крови, естественно, тебе намного проще. … Главное – освоить психологию и уметь искать подход к любому типу личности. Это самая важная штука.
- На мастер-классе, когда вы говорили о частных интервью, советовали изначально разряжать обстановку, пошутить. А какие приёмы есть лично у вас?
- Ну, во-первых, я всегда показываю, что настроена дружелюбно. Я никогда не рвусь на частные интервью к артистам, к которым испытываю неприязнь. … Обычно, перед началом интервью, я завожу разговор о каком-нибудь отвлечённом хобби, которое есть у этого человека. Говоря об этом, он расслабляется и чувствует себя более комфортно. Ещё иногда я предлагаю посмотреть парочку видео на YouTube. Часто это срабатывает.
Аудитория заполнилась лёгкими смешками.
- Многие мои коллеги завидуют мне, потому что я поддерживаю хорошие отношения со знаменитыми людьми. Больше всего их бесит то, что большинство этих знаменитых людей помнят меня и моё имя. И, не скрою, конечно же, я этим горжусь. Кто бы ни хотел, чтобы какой-нибудь Том Хиддлстон или Юэн МакГрегор встречал его с улыбкой и называл по имени. Я считаю это настоящим успехом. Нужно стремиться работать так, чтобы вас запоминали и узнавали на последующих встречах.
Пережив ещё несколько вопросов, я понадеялась, что уже всё подходит к концу. Но вот всё же одна из студенток задала вопрос:
- Когда вы только начали работать с Робертом Паттинсоном, вы волновались? Только честно!
По залу поползли хихиканья и шепот.
- Ну, конечно же, волновалась. Хоть я и отучилась дополнительно на пиарщика, до этого я ещё никогда не занималась подобным…
- Нет, мисс Крейн, я имела в виду, как вам с ним работалось как с одним из самых сексуальных мужчин Голливуда?
Что?
- Имеете в виду, не свалилась ли я в обморок при нашей первой встрече? – улыбнулась я.
- Ага, - отозвалась девушка в шуме несмолкающего хихиканья.
- Ну… Понимаете, когда вы сидите дома и видите своего кумира только по телевизору, вам не остаётся ничего, кроме как додумывать самому его образ. В лучшем случае, вам удастся попасть на какую-нибудь премьеру в первые ряды и даже получить автограф, но это кратковременное знакомство не покажет вам, каков человек на самом деле. Когда же вы знакомитесь с ним лично, для рабочих целей, вас не так сильно волнует его… э-э… сексуальность. И по мере того, как со временем раскрывается его личность, вы совершенно перестаёте воспринимать его мегапопулярность. … Так что в обморок я не падала. Он обычный парень; как я уже раньше говорила. … Отклоняясь от темы, скажу вам, что работа с фанатами – это ад. Я не знаю, ребята, отчего вы такие буйные, серьёзно. … Когда мы были на Каннском фестивале в этом году, случилась такая история: мы стояли в фойе после красной дорожки, я высматривала организаторов, и к нам подошла молодая девушка, встала рядом со мной и тоже начала кого-то высматривать. Я обратилась к ней, мол, «Вы случайно не из персонала?», а она мне отвечает «Оу, нет. Я на самом деле сюда незаконно пробралась». Выяснилось, что она фанатка Роберта и хочет взять у него автограф. Конечно же, он любезно согласился расписаться у неё в блокноте. Она сказала ему, что он выше, чем она думала, и что ей очень нравятся его ноги. Потом поблагодарила и ушла. Это было очень мило и ненавязчиво, мечта – а не фанатка. И ещё это яркий пример того, о чём я говорила до этого – будьте не такими, как все, выделяйтесь, и вас запомнят, потому что с вами приятно иметь дело. Я не знаю, как зовут ту девушку, но если встречу её ещё раз, обязательно улыбнусь ей и поздороваюсь.
- Думаю, на этом можно и закончить, - подорвался с места молодой преподаватель. Я посмотрела на него с благодарностью. – Спасибо большое, мисс Крейн, что посетили нас сегодня.
Аудитория снова зааплодировала. Но отпускать меня ещё не собирались. Студенты окружили меня; каждый хотел задать волнующий его вопрос.

Это было весело. И полезно для меня. Я с удивлением заметила, что мне понравилось читать лекцию перед аудиторией.
Хех. Возможно, Эмили, когда-нибудь ты станешь преподом.
Ну а что?..
- А что они у тебя спрашивали? – поинтересовался Эдвард, когда мы ехали в клуб.
- В основном что-то о работе со знаменитостями. Молоденькие, их пока только это волнует.
- А что сейчас волнует тебя?
- Не знаю, возвращаться в «Paparazzo» или нет.
- Почему сомневаешься?
- Не знаю, Эд. С одной стороны, мне там нравится, я там всё знаю; с другой, я могу пойти куда-нибудь покруче. Но хер знает, как там сложится…
- Хочешь знать моё мнение?
- Ну?..
- Думаю, отдохни пока, закончи все дела, отделайся от Паттинсона, передай всё назад этой Ритц, а потом, когда мы переедем в Лондон, пойдёшь устроишься в «Clash».
- Слу-ушай, а это идея! … Как думаешь, мне удастся это провернуть?
- Пфф, спрашиваешь ещё. Ты же Эмили Крейн!
Угу. Я. Эмили Крейн.


Забыть РП. Глава 6

Март.
Я только что вышла из здания редакции “Paparazzo”. Обнаружив резкую необходимость в стаканчике ванильного мороженого, я направилась в ближайшее кафе. Мои ноги уже немного болели, так что я сняла туфли сразу же, как добралась до стула.
Не могу назвать сегодняшний день насыщенным, но я измождена. Но раскисать нельзя – вечером нужно появиться на открытии выставки одного молодого скульптора. Думаю, стоит заехать домой и вздремнуть.
Пришлось снова надевать туфли. Я расплатилась за мороженое и пошла к парковке. Как только я села в машину, мой телефон завибрировал. СМС-ка.
«Давай создадим мне официальный аккаунт на Фейсбуке и загрузим туда кучу порнухи?».
Однако.
Подобные СМС-ки от Роба стали чаще приходить в последнее время. И да, они всё ещё вызывают у меня улыбку.
«Нет», - ответила я, прикрепив фотку Грампи-Кэта.
Добравшись до дома, я первым же делом проверила почту. Пусто. Ну и ладно.
Разделась, приняла душ, легла вздремнуть. Уснула сразу же, мне даже приснился сон.
Разбудил меня дверной звонок. Я не посмотрела на время, но по ощущениям спала я часа два.
Я открыла дверь и с небольшим удивлением застала на пороге жизнерадостную Алексис.
- Чего ты так лыбишься? – сонно спросила я.
- У тебя голос как у социопата-алкоголика, - засмеялась Алексис.
- У тебя есть опыт общения с социопатами-алкоголиками? – наигранно удивилась я, впуская её в квартиру.
- Ты выглядишь прямо как в шестнадцать лет.
- Мне воспринимать это как комплимент?
- Нет. В шестнадцать лет ты была обдолбанной шлюхой, какие уж тут комплименты.
- Обожаю тебя, Алексис.
Я, шаркая ногами, поплелась к себе в комнату. Алексис пошла за мной. Она села на край кресла, в то время как я снова распласталась на кровати.
- Ты спала?
- Угу. Именно этим теперь занимаются обдолбанные шестнадцатилетние шлюхи, - пробурчала я.
- Да ладно тебе. … Может, начнёшь уже собираться?
- Выставка открывается в семь, а это значит, что начнут они как минимум в восемь. Мы успеем.
- Уже половина шестого.
- Вот чёрт, - я автоматически поднялась с кровати и направилась к шкафу. – Ты уверена, что я тебе там нужна? – я нехотя достала короткое чёрное платье и бросила его на кровать.
- Эй, конечно! Даже и не думай бросить меня! Это твой знакомый открывает выставку, а не мой!
- И что же с этого?
- Прошу тебя, хотя бы один вечер побудь свахой. Ради меня.
Я улыбнулась. Давно уже я не видела Алексис такой. В отличном настроении, улыбчивая.
- Ладно, - сдалась я и пошла краситься в ванную.
Мне лень что-либо делать со своими волосами, поэтому я решила их просто выпрямить.
Вернувшись в комнату, я принялась одеваться.
- У тебя телефон вибрировал, - сообщила Алексис.
- Это Роберт, - улыбнулась я.
- Откуда ты знаешь? – удивилась сестра.
- Мне кроме него больше никто не пишет. – Я подошла к тумбе и взяла сотовый. – Вот, послушай. «Видел только что гигантский надувной член». Мило, не правда ли?
- Прикольно, - усмехнулась Алексис. – Ты ему что, заменитель твиттера?
- Типа того, - улыбнулась я в ответ и положила телефон обратно на тумбу. – Застегни платье, пожалуйста. … Это Роб так развлекается. Он сейчас на съёмках в Нью-Йорке, приедет на следующей неделе, так что терпеть эти сообщения осталось не долго.
Через некоторое время телефон снова завибрировал, но я это проигнорировала.
Я накрасила губы, мы выпили немного виски и уже собирались выходить, когда в дверь позвонили. Я открыла. На пороге стоял худенький парень с небольшой коробкой в руках.
- Здравствуйте, мисс. Вы Эмили Крейн?
- Да, - неуверенно ответила я.
- Вот ваша посылка. Распишитесь, пожалуйста.
Я на автомате расписалась, попрощалась и закрыла дверь.
- Что это? – спросила я у самой себя, а потом меня осенило. – А-а-а! Ну конечно! Мы же оформляли доставку на моё имя..
- Что там? – поинтересовалась Алексис.
- Подарок, - почти прошептала я. – Мне нужно позвонить Роберту..
- В такси позвонишь! – разбушевалась Алексис, выталкивая меня за дверь.
- Ладно-ладно! – я оставила коробку в прихожей, схватила клатч, и мы вышли из квартиры.
По дороге, в такси, я вдруг поняла, что забыла телефон дома, и немного поворчала на Алексис за это. Мне очень нужно было позвонить Роберту. Посылка – это подарок для Кристен на день рождения.
Ну, в крайнем случае, ничего не случится, если я позвоню ночью. Или завтра.
Мы подъехали к большому выставочному павильону, и уже из машины я заприметила у входа большого парня, который впустит нас без очереди.
Попав в огромное светлое помещение, я сразу же пошла искать Джеймса, - виновника торжества. Высокий кучерявый парень с красивыми скулами и невероятной улыбкой увидел меня первым.
- Эмили! – пронеслось по просторному павильону, и я обернулась.
Джеймс, одетый по последней моде, стоял с бокалом шампанского у самой большой скульптуры в помещении. Я подошла к нему, он поцеловал меня в щеку, и я представила ему Алексис.
- Шикарно выглядишь, как и всегда, - подмигнула я ему. Он очаровательно мне улыбнулся. Эта улыбка не сходила с его лица на протяжении всего вечера.

Позже Джеймс подошел к нам с Алексис и предложил поехать на вечеринку в честь открытия выставки. Понимая, что у меня нет выбора, я с радостью согласилась. Алкоголь уже заплясал во мне, требуя плясать и меня.
Мы поехали в какой-то частный клуб. Джеймс сказал, что там крутят хорошую музыку. И музыка действительно оказалась хорошей, я протанцевала весь вечер.
Изредка поглядывая в сторону Джеймса и Алексис, я поймала себя на мысли, что рада за сестру – кажется, у них есть все шансы на нечто большее, чем просто пьяный секс. По крайней мере, мне хочется на это надеяться, хоть ещё и рано загадывать.
Впрочем, пьяный секс с Джеймсом так же превосходен, как голос Бенедикта Камбербэтча. Да, я спала с Джеймсом.
Вспомнив об этом, я перестала танцевать. Я разозлилась на себя. Снова.
А с кем ты ещё не спала в этом городе, Эмили?!
Испортив себе настроение, я вернулась к нашему столику. Уже глубокая ночь, Алексис с Джеймсом хорошо проводят время. Думаю, моя миссия выполнена, можно и домой свалить.
- А вот и она! – пропела пьяная Алексис.
- Я ухожу, - говорю я и беру клатч.
- Стоп-стоп-стоп! Погоди. Тебя ровно секунду назад искал какой-то мужик.
- Какой ещё мужик? И куда он пошел?
- Я сказала ему, что ты на танцполе. … А, вот он!
Я обернулась и практически уткнулась в грудь высокому накаченному мужчине.
- Эээ..
- Мисс Крейн, пройдёмте со мной, - приветливо попросил мужчина.
Чтож, ладно. Всё равно я собиралась уходить. Я попрощалась со всеми и пошла вслед за широкоплечим мужиком.
Покидала клуб я в паршивом настроении. Единственное, что мне сейчас нужно – поспать.
Мы подошли к большому джипу, и мужчина открыл передо мной дверь.
Мафия?
- Мы так не договаривались, - я нахмурила брови.
- Всё в порядке, мисс Крейн, - улыбнулся мужик.
Ага, так я и поверила. Ладно. Надеюсь, меня там не зарежут.
Я влезла в машину, зацепилась за ступеньку и распласталась на широком заднем сидении.
- Сюрпри-из! – услышала я над ухом.
- Роберт?! – я резко отпрянула назад и вжалась в сидение. – Что ты здесь делаешь?! – глаза привыкли к темноте, и я смогла разглядеть его лицо.
- Ты не отвечала на звонки. Я же написал тебе, что приеду. Я думал..
- Я оставила телефон дома, я весь вечер без него. Ты думал, что я специально не отвечаю?
- Вроде того.
- Когда ты приехал?
- Около получаса назад.
- Сколько время?
- Три часа ночи.
- Ты что, увидел гигантский надувной член и сразу же вылетел в Лос-Анджелес??
Роберт усмехнулся:
- Практически.
- Как ты узнал, что я здесь?
- Я не знаю, это ребята узнавали. … Может, прекратим этот допрос?
- Да, ты прав, - я спрятала лицо в ладонях. – Я так устала.. … Отвезите меня домой. Мне как раз нужно тебе кое-что отдать.
Я, мягко говоря, в шоке. Робу удалось меня удивить.

Всю дорогу мы ехали молча. Я боролась с желанием уснуть прямо в машине.
Роб помог мне доковылять до квартиры, открыл мне дверь и отнёс на кровать. Всё бы сейчас отдала, чтобы Эдвард оказался рядом. Чтобы прижаться к нему изо всех сил и уснуть в его объятиях.
Я пьяна.
Роб уселся в зале. Я услышала, как он включил телек.
Я переоделась в домашнее и пошла за посылкой. Протянула коробку Роберту и сказала «Танцуй».
- Это она? – слегка улыбнулся он.
- Угу, - кивнула я. – Ручка, которая стоит дороже машины.
- Ну это ещё какую машину рассматривать..
- Среднестатистическую.
Я плюхнулась на диван рядом с Робертом.
- Не могу придумать, как бы так помягче тебя спросить, когда ты свалишь? Я хочу спать.
- Ты такая гостеприимная, - улыбается Роб.
- Да уж. Особенно после текилы. … Я очень устала сегодня, Роб, правда. Если хочешь – оставайся. Я постелю тебе на диване.
- Да, - выдохнул Роб, не глядя на меня.
- Эээ. Пойду за подушкой..
- Да – я хочу остаться.
- Я поняла, поняла, - сказала я, идя в комнату. Я достала из шкафа простынь, плед, взяла с кровати вторую подушку и вернулась в зал.
- Вот, держи.
- Эмили.
- Да, Роберт? Ещё что-то? Где ванная ты знаешь..
- Эмили, я хочу остаться.
- Роб, у меня и так голова болит ещё с посольства, плюс я не выспалась, и эта вечеринка..
- Что ещё за посольство? – улыбнулся Роб.
Вот чёрт.
Чёрт.
А ему-то я ещё не говорила.
Я обернулась и медленно подняла на него глаза.
- Что значит «я хочу остаться»?
Роберт не сводил с меня глаз.
- Что за посольство, Эмили?
- Я.. – Да какого чёрта, в общем-то. Это уже не его дело. – Я оформляла рабочую визу, я переезжаю в Лондон. К Эдварду.
- Что?..
- Я забрала сегодня своё досье из “Paparazzo”. Последние документы.. Я должна получить подтверждение от «Clash» и, считай, всё готово к переезду.
Роберт удивлён. Поражен, я бы сказала. Он опустил голову, смотрит на свои руки. А я не совсем понимаю, что происходит. Неприятное волнение зарождается где-то в груди.
- Что значит «я хочу остаться», Роб? – Я беру пульт, выключаю телевизор. – Ты ответишь мне или нет??
Роб откидывается на спинку дивана и нервно кусает губу. Его взгляд такой.. Он что, злится?
- Уже неважно, - говорит он, наконец. – Я пойду..
Но не уходит.
Я всё ещё стою на том же месте.
«Я хочу остаться».
Я. Хочу. Остаться.
Всё полетело к чертям. Все эти долгие месяцы, на протяжении которых я по частицам удаляла Его из своего сознания, по крупицам отделяла от своей души. «Я хочу остаться». Его слова заставили мои шрамы болеть с новой силой.
Он снова смотрит на меня. В его взгляде я увидела решительность.
- Пожалуйста, - я не слышу своего голоса, только чувствую, как двигаются губы. – Пожалуйста, не поступай так со мной.
- Я приехал из-за тебя, - он проигнорировал мою просьбу. Вскочил с дивана, словно бы хотел меня ударить. Я даже отшатнулась. – Я больше так не могу. Претворяться, будто ничего нет.
- Ничего и не может быть..
- Но почему, почему?! Из-за Кристен?? Ты действительно думаешь, что у нас с ней всё по-прежнему?
- Но я думала..
- Я устал заставлять себя не думать о тебе.
Аргументов у меня не осталось. Мне кажется, я вросла в пол. Как одна из скульптур Джеймса. Не могу пошевелиться.
- Я знаю, зачем ты это всё сделала – зачем подкинула мне столько сценариев, зачем мы подписали кучу контрактов. Ты думала, что, когда я буду занят на съёмках, тебе будет легче от меня отдалиться? … Проблема в том, что Я не могу отдалиться от тебя. … Тебе не кажется это настолько невероятно глупым – нуждаться друг в друге и не быть вместе?
Мне кажется, моё лицо онемело. Я ничего не чувствую. Только, пожалуй, слезу, стекающую по щеке.
- А кто сказал, что я в тебе нуждаюсь?
- Ничего уже не имеет значения, - вздохнул Роб. Он напоследок снова сердито на меня посмотрел. А потом ушел.
Мои ощущения не передать словами. В зомбо-отключке я дошла до кровати, взяла телефон с тумбы. Несколько пропущенных вызовов и два сообщения.
«Короче, есть у меня одно очень важное дело – я по тебе соскучился. Поэтому прямо сейчас вылетаю в ЛА.»
«Возьми трубку».


Забыть РП. Глава 7

Меньше чем за полминуты в моей голове пронеслось столько мыслей, что мне захотелось просто сесть и сдохнуть – лишь бы убежать от всего этого: раздумий, решений, сожалений. Всё, тупик, я не знаю, что мне дальше делать. Не знаю, как правильно было бы поступить.
Ладно, конечно же, я знаю, но где-то глубоко внутри зачем-то изо всех сил отговариваю себя. Правильно было бы остаться с Эдвардом, не поддаваться сложившимся обстоятельствам.
Но чёрт, как же трудно выкинуть из головы мысль, что у нас с Робертом могло бы что-то быть.
Я зачем-то бросилась к входной двери, вылетела на лестничную площадку и застыла там, вглядываясь в темноту коридора, куда только что ушел Роберт. Мною овладела сильнейшая обида, и я заплакала.
Ну почему всё так? Почему всё так сложилось? Почему не иначе?
Я не представляю, сколько времени теперь должно пройти, чтобы я смогла стать к нему абсолютно равнодушной. До этого вечера мне казалось, что я, наконец, смогла избавиться от мыслей о нём. Эдвард вернул меня к жизни, я и не вспоминала о чувствах к Роберту.. Как же всё хреново.
Мой плач перерос в рыдания, я скрыла лицо в ладонях и присела. Словно что-то пытается согнуть меня изнутри.
Я просидела так почти две минуты, прежде чем услышала тяжелый вздох за спиной. Во мне что-то ёкнуло. Я встала, обернулась и тут же перестала плакать. Целая гамма эмоций прошла через меня. Я словно была маленьким ребёнком, которого поймали на воровстве.
На дальней лестнице сидел Роберт с опущенной головой. Я совершенно его не заметила, когда выходила.
Я растерялась. Он всё видел. Чёрт его знает, как он истолкует мои слёзы.. Хотя что тут истолковывать, всё и так лежит на поверхности.
Я вздохнула и опустила голову. Думаю, пора. Нужно всё это закончить.
Я медленно подошла к Робу и села рядом с ним на ступеньке.
Кажется, никто из нас не собирается начинать разговор первым.
Мне всё ещё неловко оттого, что он видел, как я плачу. Пришлось приложить усилие, чтобы собраться с мыслями.
- За тобой должны приехать? – тихо и немного отстранённо спросила я.
- Я должен был позвонить Дину, чтобы он меня забрал, - тихо ответил Роб. – Но я так и не позвонил..
Я не смотрю в его сторону. Не могу сосредоточиться. Состояние практически предобморочное, в груди пусто. Никак не могу взять себя в руки.
Вдруг Роб сердито ударил рукой по стене, резко поднялся и встал передо мной.
- Что ты видишь? – он развёл руками.
Эээ.
- Я вижу тебя…
- Опиши, что именно ты видишь, - он рассержен.
Я было хотела пошутить, но поняла, что не стоит.
Я вздохнула и начала устало перечислять:
- Я вижу парня, одетого в свои любимые джинсы. Он явно зол на что-то, или кого-то. Но, несмотря на это, он выглядит отлично: высокий, стройный, красивый. Волосы всё в том же беспорядке, потому что он считает, что есть вещи куда более важные, чем укладка волос. И ещё, мне кажется, этот парень сильно запутался. … Как и я..
Роб не сводил глаз с меня.
- Как я и думал, - улыбнулся он. – Ты не сказала ни слова о моей профессии.
Мне надоели эти игры. Голова разболелась.
Я встала и пошла к двери.
- Возвращайся, - просто сказала я. И, когда Роб вошел в квартиру, я замкнула дверь.
Роб сел на диван, а я принялась расхаживать по комнате.
- Нужно кончать с этим, - обратилась я к Робу.
- Мы потеряны, Эмили, - спокойно сказал он. – Я много думал.. И понял, что уже ничего не имеет смысла. … Я сделаю только хуже. А я не хочу, чтобы ты парилась по моей вине. … Спасибо за ручку для Кристен.
После этого Роб воспользовался моей растерянностью и позвонил Дину. Он быстро поговорил и сунул телефон обратно в карман.
- Что именно уже не имеет смысла? – тут же спросила я.
Видно, что Роберт не хочет развивать эту тему. Он выглядит каким-то отстранённым, чужим.
- Не нужно, Эм, - он грустно улыбнулся и сжал губы.
Может, он прав? Может, на этом и нужно закончить?
- Я не должен был приезжать, прости. Не должен был ставить тебя в такое положение. Не должен был ничего говорить.
- Роберт, - вздохнула я, улыбаясь. – Уже всё равно слишком поздно. … Что бы ты мне ни сказал. Я с Эдвардом. И вряд ли что-то сможет заставить меня расстаться с ним. Или ещё хуже – предать его. … Я бы никогда, ни за что не стала бы изменять ему.
Роб снова улыбнулся, посмотрел на меня так.. проникновенно. Медленно встал с дивана, не отрывая от меня взгляда.
- Наверное, поэтому я тебя и люблю.
Оборви. Не слушай.
Больше нет никаких сил.
Он специально делает это с тобой. Мучает, издевается.
Просто возьми и оборви.
Мы смотрели друг на друга какое-то время, а потом Роберт сказал, что ему нужно идти.
Перед выходом он спросил меня:
- Как ты объяснишь свои слёзы на лестничной клетке?
Я растерялась. Я прекрасно понимала, что он хочет услышать. Но я бы ни за что не сказала, что я плакала потому, что не хочу его терять.
- Уже ничего не имеет смысла, - просто ответила я.
- Это я и хотел услышать. – Он вышел. И на этот раз ушел на самом деле.

Мне кажется, я никогда не смогу избавиться от этого невозможно раздражительного чувства в груди, которое раз за разом отбрасывает меня к мыслям о Роберте. Я провела не один день, заставляя себя вернуться в привычное русло. В то самое, где я больше не влюблена в мужчину, с которым мне ничего не светит.
А он, как назло, ушел, оставив за собой одни вопросы. И зачем он вообще возвращался?
Не могу себе простить свою слабость. Самая обычная, наипростецкая фраза «я хочу остаться», в которой я увидела скрытый смысл, - и вся моя выдержка полетела к чертям.
Я сама виновата. Я поддалась. Значит, и не старалась сильно. А должна была. Должна была пропустить мимо ушей и не переспрашивать. Не должна была реветь у Него на глазах. Вообще не должна была и слезинки проронить.. Но что уже поделаешь.
Но нужно признаться самой себе – я испугалась. Испугалась инородного чувства в груди, когда поняла, что Роберт мог бы наконец-то стать моим. Я так привыкла мечтать о нём, убиваться по идеальной жизни с ним, что перспектива быть его девушкой меня реально испугала. Ведь в реальности это было бы совсем не тем, чем являлось в моих фантазиях. И я поняла это только тогда, когда прочитала его sms-ку. «Я по тебе соскучился» звучало настолько нелепо, настолько неправильно. Совсем не так, как я себе это представляла. И тогда я поняла, что всё было зря. Что, если бы он не вернулся к Кристен, если бы мы с ним сошлись, я бы не выдержала нашей жизни, потому что постоянно бы сравнивала с теми иллюзиями, которые построила в своей голове.
Поняв это, я тогда и разревелась.
Какая же я дура. Сколько мне лет?
Эдвард поддержал меня. Он тоже считает, что я дура.
Господи, как же я благодарна, что Эд решился вернуться ко мне. Потому что с ним, именно с ним я чувствую, что всё на своих местах. Всё так, как должно быть.
А Роберт.. Со временем это пройдёт. Всё проходит.
Я ругаю себя. Я поступила крайне непрофессионально. Втюрилась, как малолетка.
Мне стоило держать себя в руках.

Я передала все дела временному помощнику Стефани. Виделась несколько раз с Робертом, мы вели себя друг с другом как малознакомые люди. Видимо, так было проще для нас обоих.
Я ушла в отрыв. Наконец-то начала выбираться чаще с друзьями, снова начала ходить в латинский клуб. Алексис помогла мне отвлечься.
Я постаралась оборвать все каналы, связанные с Робертом. Не хотела, чтобы что-то лишний раз напоминало мне о нём. Только изредка натыкалась в интернете на заголовки желтых изданий.
А позже, в конце апреля, я продала квартиру. И, когда все документы были готовы, переехала в Англию.
В лондонской квартире Эдварда было много места для нас обоих. Так у меня появился новый дом.
В “Clash” меня хорошо приняли. Я не особо контактировала с коллегами, ушла в работу с головой. Только и делала, что строчила статью за статьёй, намеренно изматывая себя.
Эдвард, милый Эдвард. Он терпел всё. Он прекрасно понимал, что происходит, но ни разу не позволил себе завести об этом разговор. За что я была ему благодарна.
Позже, когда на душе у меня немного отлегло, я просмотрела новости и сплетни о Робе. Если верить таблоидам, они с Кристен разошлись, и Роб пошел по бабам. В сердце что-то ёкнуло. Эту картину застал Эдвард. Он загрустил и всё же осмелился меня спросить:
- Ты всё ещё любишь его?
И я ответила ему, улыбаясь, искренне и неподдельно:
- Нет.

Так началась моя новая жизнь.
Июнь, две тысячи тринадцать.


Забыть РП. Глава 8

- Разойдись!
Я мчусь по длинному коридору, сжимая в руке трубку телефона. Отличная проверка для моих новых туфель, – они гораздо устойчивее, чем я думала, - я ещё ни разу не споткнулась.
До кабинета главного редактора ещё целая вечность. И почему именно сейчас я находилась в другом конце редакции? Теперь приходится бежать и ловить на себе взгляды недолюбливающих меня коллег.
Добравшись до главного офиса, я нашла взглядом свою помощницу.
- Оливия, быстро принеси папку с моего стола в кабинет Харпера, - скомандовала я, проносясь мимо.
Я ворвалась в кабинет главреда, чем застала его врасплох. Постоянно забываю стучаться.
- Саймон! – я подлетела к его столу и протянула ему трубку.
Харпер посмотрел на меня удивлённо и растеряно. Я буквально впихнула трубку ему в руку. Он в замешательстве поднёс её к уху:
- Ало? … Да-да, я вас слушаю.
Я облегчённо вздохнула и села на софу в углу кабинета. Наблюдая за сменой эмоций на лице своего начальника, я всё никак не могла понять, с чего это я такой офигительный сотрудник?
Посреди разговора Харпер заулыбался. Радостная дрожь расползлась у меня по солнечному сплетению.
В дверь робко постучали. Оливия.
Я встала с софы, на секунду выглянула за дверь.
- Всё в порядке? – поинтересовалась девушка, отдавая мне папку.
- Всё превосходно, - просияла я, закрывая дверь.
Я снова вернулась на софу.
Когда Харпер закончил разговор и отложил телефон в сторону, я восхищенно наблюдала за его реакцией.
Смотри, Эмили, ты ещё способна на чудеса.
Саймон некоторое время смотрел перед собой, а потом, наконец, перевёл взгляд на меня.
- Эмили, - восторженно вздохнул он. – О. Мой. Бог. Эмили!
Улыбка не сходила с моих губ. Когда Саймон вышел из-за стола, я подошла к нему и приняла его щедрые объятия.
- Они согласны! – радостно засмеялся он. – Боже мой, они согласны! Как? Как тебе это удалось?
- Ловкость рук, и никакого мошенничества, - если я буду так сильно улыбаться, никакой крем от морщин мне не поможет.
- Это же... превосходно! Превосходная работа, Крейн! – не унимался Саймон. – Так.. – он вернулся к столу и засуетился, - теперь ведь нужно столько документов подготовить.. – босс поднял трубку, готовый вызвать свою секретаршу. Я прервала его и протянула папку.
- Всё уже готово, - с небольшим энтузиазмом доложила я.
Харпер положил трубку, не сводя с меня глаз.
- Ты сокровище, Эмили Крейн. И за какие только благие дела мне послано такое вознаграждение?
Ну вот, он заставляет меня краснеть. Я смущенно опустила взгляд. Саймон подошел ко мне и взял за руку.
- Пойдём, страна должна знать своих героев, - улыбнулся он.
Ох, да ну бро-ось. Мне уже неловко.
Мы вышли из кабинета.
- Внимание, народ! У нас есть замечательные новости! – голос босса разлетелся по всему офису. Все сразу же затихли и обратили своё внимание на нас.
Мда, многие были не рады увидеть рядом с Саймоном меня.
- Вы что, ребята, женитесь? – выкрикнул кто-то из парней. Ауч! Это было неприятно и совершенно не к месту. Я заставила себя улыбнуться.
- Не заставляй меня проводить сокращение персонала за плоское чувство юмора, Гэри, - усмехнулся Саймон. – Сегодня замечательный день. Все вы в курсе о наших затянувшихся переговорах с нашими новыми партнёрами. Так вот, благодаря этой прекрасной женщине, они, наконец, подошли к концу. Смитсы согласились на все наши условия. Это прекрасно, не так ли?
Чёрт, как же мне нравится находиться в самой гуще событий. Я бы даже сказала – на вершине горы.
Реакция у всех заторможенная, какая была и у босса. Кто-то просто выпучил глаза, кто-то ничего не понимает.. Но вот из тишины, наконец, раздался чей-то голос:
- Ну ни фига себе!
За этим последовали многочисленные вздохи, улыбки, смех, а в итоге и аплодисменты.
- Мисс Крейн, это то, о чём я думаю? – раздался откуда-то радостный голосок Оливии.
- Да, - ответила я, - с нового года наша зарплата увеличится в два-три раза.
Это, безусловно, было самой главной новостью для всех отделов. И когда до всех, наконец, начало доходить, весь офис просто взорвался. Все начали поздравлять друг друга, меня, босса.
Саймон выглядел невероятно счастливым. Как же приятно осознавать, что всё это благодаря мне.
Я незаметно слиняла в свой кабинет от всей этой суеты. Я же вроде как должна радоваться со всеми, нет?
А, к чёрту.
Я уселась перед компьютером и погрузилась в рутинный поток мыслей.
Я измотана. Снова. Кажется, мне уже нравится это состояние. Я слишком привыкла к нему.
Знакомый стук в дверь вернул меня на землю.
В кабинет вошла Оливия, робко улыбаясь.
- Там пьют за ваше здоровье, мисс Крейн.
- О-о, они уже принялись за алкоголь.
- Так ведь праздник же.
- Да уж..
Я взяла свой блокнот и пролистала последние несколько страниц.
- Принеси мне список отелей, который я просила тебя составить. Нужно до следующей недели утвердить какой-нибудь один.
- Хорошо. … Я могла бы сама съездить посмотреть, если хотите.
Я пристально посмотрела на Оливию, стараясь выглядеть дружелюбной. Она предлагала помощь, как предлагают своим начальникам, искренне желая избавить их от лишних хлопот. Это было очень мило с её стороны.
- Не переживай, у меня есть достаточно свободного времени для этого, - улыбнулась я ей.
Оливия расстроилась.
- Почему вы отказываетесь? Разве вам не хочется потратить это «свободное время» на своего жениха?
Однако.
- Не хочу тебя обидеть, Олив, но это совершенно не твоё дело. А теперь иди, выпей шампанского.
- Простите, мисс Крейн.
Я молча наблюдала, как девушка выходит из кабинета. Но потом она заглянула обратно.
- Мистер Харпер сказал, чтобы вы обязательно пришли сегодня на вечеринку в Сохо, - и она снова скрылась за дверью.
Вечеринка. Здорово.
Через десять минут список отелей лежал у меня на столе. Я потратила минут тридцать на то, чтобы позвонить в каждый и назначить встречу. Я бы могла всё сделать сама, по-тихому – объездить все их и самолично выбрать помещение для фотосессии, но после какого-то загадочного «неприятного происшествия» босс настаивает на «официальном утверждении» - с фотографом и мини-экскурсией от персонала отеля.
Когда я закончила со звонками, на часах уже было пять вечера. Мой рабочий день подошел к концу.
Я выглянула в офис – он почти опустел. Все, по всей видимости, отправились в Сохо. Чтож. Я собралась и поехала к ним.
В красивом дорогом клубе время пролетало незаметно. Когда я приехала, было шесть вечера. Уже десять, а я всё ещё полна сил. Удивительно.
За разговорами с интересными людьми и не замечаешь, как пролетает время.
Когда мой очередной собеседник отлучился, я пошла к бару и выпила стопку текилы. Закусив лаймом, я окинула взглядом клуб. В глаза бросился Саймон, направляющийся к танцполу, немного пританцовывая. Я рассмеялась. В рубашке с расстёгнутым воротником и закатанными рукавами он выглядит очень по-домашнему. Я его ещё таким не видела.
Саймон заметил, что я смотрю на него, и позвал танцевать. У меня не было причин отказываться, и я присоединилась к нему на танцполе.
Мы протанцевали много. За это время многие успели покинуть наш зажигательный корпоратив. Наконец я поняла, что мне стоит передохнуть, и пошла к нашим столикам.
Но что-то произошло по пути. Мне показалось, меня кто-то зовёт. Я обернулась, но никого не заметила. Но в следующую же секунду, когда как раз музыка на мгновение затихла, я услышала отчётливое «Эмили!».
Этот голос, настолько знакомый, некогда практически родной, заставил меня передёрнуться. Я снова обернулась в поисках источника. И нашла его. Он шел прямо ко мне.
- Эмили!
- Том? – растерялась я. – Что ты здесь делаешь?
- Эй, это и вправду ты! Я был практически уверен, что спутал тебя с кем-то, - улыбался он.
- Это я, - скованно улыбнулась я.
Мгновение мы смотрели друг другу в глаза. И я отчетливо увидела, как Том поменялся в лице, после того как увидел что-то в моём взгляде. Он опустил голову, а потом снова посмотрел на меня, поджав губы в деланной улыбке.
- Не хочешь пойти куда-нибудь в тихое место?
Я замешкалась.
- Да, конечно, идём.
Мы поднялись на второй этаж, вышли на открытую террасу и сели подальше от людей.
- Как твои дела? – начал Том.
- Замечательно, - подхватила я. – Как твои? Какими судьбами в Лондоне?
- Приехал проведать родителей.
- Один? Без Сиенны?
- Да. Один.
И мы погрузились в молчание.
Мы оба прекрасно понимали, что больше нам, в общем-то, и нечего обсуждать. Мы могли бы обменяться этими фразами внизу, в шумном зале, улыбнуться друг другу и разойтись. Но Том предложил уединиться. И я знаю, на это есть причина. Только он всё никак не мог сказать.
Наконец решилась я.
- Как там… Роберт? – мне кажется, я целую вечность не произносила его имя вслух. И вот только сейчас я понимаю, как сильно соскучилась. Соскучилась по человеку, его настроению и разговорам с ним.
Том замялся. Словно бы не знал, с чего начать.
В итоге он вздохнул, и, видимо, решил говорить без прикрас.
- Хреново, Эмили.
Есть столько всего, чего мне хотелось бы спросить.
- Что с ним?
- Ты наверняка знаешь.. Они с Кристен разошлись.
- Когда?
- Ещё тогда, когда она ему изменила, я думаю.
- Но.. Они ведь сходились после этого.
- Не думаю, что это можно брать в счёт. Роб был тогда уже… другим, чтоли.
- Что значит другим?
- Ты ведь.. Ты ведь понимаешь, что я его лучший друг?
- Естественно.
- То есть ты догадываешься, что мне всё известно?
- Оу. – Не то чтобы я удивилась, просто.. Мне кажется, что после последнего разговора с Робертом прошла вечность. Я так изменилась.. А Том снова окунул меня в прежние воспоминания, которые, не скрою, уже начали ускользать от меня. – Я так понимаю, тебе есть, что мне рассказать?
- Да. … Ну, не то чтобы.. Просто.. Ох, чёрт. … Ты не представляешь, в каком состоянии он ходил пару месяцев после твоего отъезда. Чёрт возьми, с ним рядом невозможно было находиться. Его спасало только то, что он с головой окунулся в съёмки.
- У него что, была депрессия?
- Типа того, но.. Это Роб, ты же знаешь. Если бы он впадал в депрессию каждый раз, когда у него что-то случается, ему надоело бы жить. … Он снова начал напиваться, завёл какие-то сомнительные знакомства. А как-то раз заявил мне, что хотел бы переспать с самыми «горячими» девушками в городе. Список составил.. Короче, я был немного в шоке от его выходок. А его девушки.. Почти все его девушки были просто копией Кристен. Даже какая-то левая проститутка, с которой я случайно его застал. … Спасло только то, что у него начался жесткий график съёмок. …
Я слушала с отстранённым переживанием. Я всё ещё помнила наш последний с Робертом разговор, но это больше не трогало меня как раньше.
- Признаюсь тебе, я до сих пор так и не поняла поведения Роберта. Он… признался мне в любви. Ну или типа того. Это было как раз в день нашей.. ээ.. ссоры.
- Да, я знаю. … Всё непросто, Эмили. Всё очень сложно и запутанно. Не думай, что ты знаешь что-либо о его отношениях с Кристен, потому что, на самом деле, ты не знаешь самого главного. Он не сказал тебе в нужное время, и сильно пожалел. … Он вообще много о чём жалел в те два месяца. Жалел, что так и не уехал с тобой. Что пропустил момент, когда можно было бы начать с тобой новую жизнь. Ты и представить не можешь, насколько ты стала ему дорога. Он ругал себя за то, что пропустил момент, когда ты вернулась к своему бывшему. Он говорил: «Какой же я идиот. Я ведь прекрасно видел, что она тянется ко мне, что мои порывы взаимны, тогда почему допустил то, что она мучилась из-за меня?». Прости, если тебе неприятно это слушать..
- Но почему он никогда не говорил этого мне?
- Хах.. Потому что это Роберт. Он может говорить о таком только наедине с собой. … Ну а вообще, если честно, он был невероятно пьян, когда говорил мне всё это. Так что в правдивости этих слов можешь не сомневаться.
- Я не знаю, как на всё это реагировать, Том. Я уже настолько отдалилась от тех чувств.. Единственное, на что я сейчас способна – скрепя сердце подумать о тех самых Эмили и Роберте, для которых вся эта информация могла что-то значить. Но сейчас.. Всё другое, всё изменилось. … Возможно, где-то в глубине души, я пожалею, что не услышала эти слова от него в «нужное время». Но время что-то менять прошло. Как прошло и желание. Так что.. … Надеюсь, сейчас с ним всё хорошо.
- Да-а, - улыбнулся Том. – Он стал немного другим, повторюсь. Но всё же это тот же самый Роберт, к которому я привык. Так что.. Всё в порядке. Теперь ты хотя бы будешь знать, что всё хорошо.
- Это точно. … И всё же, чего «такого» я не знаю об их отношениях с Кристен?
Том снова замялся и даже немного напрягся. Поёрзал на стуле и потёр лоб.
- Роберт не знает, что я хотел поговорить с тобой, так что…
- Не беспокойся, я тебя не сдам.
- Ну.. рано или поздно он всё равно узнает, что тебе известно. … Ладно. … В общем, как я уже и говорил, всё сложно. Все их отношения.. они.. построены на лжи.
- Чего? – я нахмурила брови и наклонилась ближе к Тому. Я всё правильно поняла? Не хочу пропустить ни одного слова. – По порядку, пожалуйста.
- Ээ.. эмм.. да, хорошо. … Это довольно сопливая история, ты уверена, что хочешь знать всё?
- Да, - практически рявкнула я.
- Хорошо, хорошо, - заулыбался Том. – Но я всё равно постараюсь покороче. ... В общем, много лет назад, когда Робу только-только стало известно о прослушивании в «Сумерки», он узнал, что одну из главных ролей уже утвердили. Так он узнал о Кристен. И, о боже, он втюрился в неё как законченный школьник. Серьёзно! Он только и делал, что твердил «я должен, я должен получить эту роль». И вот, когда роль была у него в кармане, он начал искать пути подката к Кристен. Которых не было. Она поначалу вообще не воспринимала его. Они дружили, дурачились, но не больше. А потом, после одного случайного перепихона, они вроде как сблизились. Я уже обрадовался за него, думал, ну ни фига себе, ему всё-таки это удалось – добиться её. А потом всё приняло печальный оборот. Ритц заметила, что Роб с Крис постоянно вместе, и задумала пропиарить их как пару, скрывающую свои отношения. А тогда ж только-только начиналось сумасшествие по Сумеркам, фанатам только это и надо было. Ну вот ребята и влились в этот процесс.. А потом.. Ох, чёрт. Ладно, хер с ним. Короче, однажды Кристен заявила ему, что она его не любит и никогда не любила, и что спит она с ним только потому, что ей так хочется. Вот тогда и началась веселуха.. Они не могли разругаться, им это было по контракту запрещено. Вообще, им и встречаться было запрещено, до того как этой вашей взбалмошной Ритц захотелось поиграть с живыми людьми.. Короче, началось что-то странное. Роб не рвал с Кристен, потому что до беспамятства её любил, а она от него не уходила, потому что, видите ли, ей всё было по приколу. … Кристен всегда была в свободном полёте. Её всё устраивало. Всё, что между ними происходило. Она и не напрягалась. … А знаешь, что самое страшное? Спустя время это превратилось в привычку. Они попросту не могли друг без друга. Так и жили: она – налегке, он – в постоянном смятении. Но всё-таки вместе. И Роб, дурак, был рад и этому. … Но знаешь, им же всё-таки было и хорошо вместе. Пусть и в таком странном режиме. … Признаться, если бы я не знал всего этого, я бы и не заподозрил, что у них не любовь, а чёрти что. … Кристен всегда вела себя так естественно. … В общем, к чему я это всё. Пару лет назад Роберт сказал мне, что он разлюбил Кристен. Вот совсем. Но что-то не давало ему расстаться с ней, что-то держало рядом. Они уже и жили вместе, выглядели как самая обычная и, что самое главное, настоящая пара. Ну а на деле.. … А потом Роб узнал об измене. И после этого его накатило снова. … Это уже при тебе, кстати, было. … Он спутал ревность с любовью. Вспомнил былое. Ну его и накрыло. А когда всё всплыло наружу.. … Боже, что же с ним творилось. … А потом было ещё одно откровение.. Он сказал мне, что Кристен полностью отравила его. Что всё то время, которое они были вместе, он жил с мыслью, что женщина, которую он любит всем сердцем, никогда не захочет, и никогда не будет принадлежать ему. И это осознание наполняло его такой сильной грустью, что, ему казалось иногда, что он умрёт от алкоголизма. А потом вдруг появилась ты. Ты сумела сделать так, что он отвлекался от всех этих мрачных мыслей. Он жил, работал как обычный человек. И, возвращаясь каждый раз к Кристен, он уже совершенно не парился. Он знал, что рано или поздно бросит её, чтобы быть с тобой. … А потом эта её измена, всплывшая неподходящим образом.. Его заново вспыхнувшие чувства.. И он запутался. Он жестко ступил, и пропустил момент, когда ты просто взяла и перестала быть частью его жизни. Вот так вот.
Я сидела ошарашенная. Кажется, я забывала моргать.
Чёрт его знает, какая эмоция сейчас на моём лице. Одно я могу сказать точно – в таком шокированном состоянии я давно не была.
- Зачем ты мне всё это говоришь? – я действительно не понимаю. Вся эта информация, конечно, всё ставит на свои места, но я ведь уже сказала, что поздно что-либо менять.
- Я не знаю, - вздохнул Том, выпрямляясь. – Я не говорю тебе бросать своего парня и бежать к Роберту. Но может, хотя бы, поговоришь с Робом? … Не знаю.. Скажешь, что ему не нужно себя винить, что такова жизнь. … Хоть что-нибудь. … Он, как и ты, уже почти не парится по поводу всей этой истории, которая произошла между вами.. Но ведь есть между вами недосказанность. Нужно как-то по-человечески наконец-то всё решить, ты так не считаешь?
- Что решать, Том? – он что, не слышит меня?! – Нечего решать, всё уже давно закончилось.
- Он скучает по тебе, Эмили, и я это вижу. Он ведь маленький мальчик, он никогда в этом не признается!
- Да уж..
Я опустила голову и впала в раздумья.
- И почему я этого не знала?
- Потому что никто этого не знал. … Долгое время Роб сам себе не хотел в этом признаваться. … Но Кристен вправду никогда не любила его. По крайней мере, должным образом. Может, у неё проявлялось собственничество. Но не любовь.
- А вдруг это всё ошибка? Я ведь видела её слёзы...
- Она сама сказала это в их последнюю ссору. Повторила, что не любит его и больше не может терпеть «такую жизнь». Сказала, что давно нужно было кончать с этим. И что тогда бы он мог свободно позволить себе отношения с тобой. … Я же говорил, что всё сложно.
Я посмотрела на небо, на людей, на Тома. Попыталась оценить своё состояние после услышанного. Жалею ли я о чём-нибудь?
Нет.
- Я не пойму, Том, ты что, пьян? – улыбаюсь. – Зачем? Зачем тебе вдруг это всё мне рассказывать?
- Знаешь, а я ведь, наверное, и не рассказал бы тебе никогда, если б сегодня здесь не встретил. Я решил, что есть что-то сакральное в нашей встрече. Принял это за знак, чтоли. … И да, я пьян.
- Ты всегда верил в такие штуки, - улыбаюсь. – Чтож. Я подумаю, что делать с этой информацией.
- Ага, - Том смущен. Видно, что эти откровения дались ему не легко.
Я всё ещё пытаюсь оценить свои ощущения. И понимаю, что да, я поражена, но не более.
Мы сидим, вглядываясь в ночное небо. С первого этажа доносится музыка, люди, сидящие за столиками на террасе, иногда смеются.
Я возвращаю взгляд к Тому. Он изменился. Волосы отрастил, немного набрал вес.
- Скажи, - говорю почти шепотом, - утоли моё любопытство. Что заставило тебя изменять Сиенне со мной?
Том явно не ожидал такого вопроса. Он хотел увильнуть от ответа, но я заставила его ответить.
- Я не знаю, Эмили. Я был напуган. У меня был такой период. … Внезапно я понял, что боюсь быть отцом, что не знаю, смогу ли я обеспечить счастливую жизнь своей жене и ребёнку. … В общем, у меня был кризис. А ты стала моей отдушиной.
Я улыбнулась, вздёрнула брови.
- Прости, если это звучит ужасно. Но благодаря тебе я понял, что невероятно сильно люблю Сиенну. А ты.. Это всё было ошибкой.
Я согласно кивнула, и какое-то время смотрела на Тома, улыбаясь.
Я абсолютно с ним согласна. И я рада, что так. Мне не на что обижаться.
- У тебя прекрасная дочь, Том.
Он улыбнулся. Как же прекрасно он улыбнулся, когда я сказала о дочери.
- Ты будешь прекрасным отцом.
Мы попрощались взглядами, и я спустилась вниз. Кажется, остались самые стойкие. Саймона нигде не было видно. Я попрощалась со всеми и уехала домой.
Поднявшись в квартиру, я застала не спящего Эдварда в гостиной. Нахмуренный, злой.
- Где ты была?
- Мне удалось заключить очень большую сделку, мы отмечали, - празднично объявила я, ожидая поздравлений или типа того.
- Ты пьяна, от тебя несёт.
- Как будто ты не пьёшь на корпоративах, - я разулась, бросила сумку у входа и направилась в спальню.
- Эмили, ты дома практически не бываешь.
- Снова твои упрёки? – я остановилась посреди комнаты, возмущенно смотря на Эдварда. – Я обычно работаю. Кто знал, что сегодня так повезёт.
- Тебе не кажется, что пора уже начать брать на себя меньше, чем обычно? Начни работать по обычному графику. Бывай дома. Со мной.
- Я и так бываю дома с тобой. Эд, мне постоянно нужно чем-то заниматься, я не могу просто сидеть без дела.
- То есть, хочешь сказать, я сижу без дела?
- Я ничего не хочу сказать. Я хочу спать. Спокойной ночи.
- Отлично. Знаешь, что? Я переночую на работе.
- Будешь спать на полу кухни одного из своих ресторанов?
- Да, если придётся.
- Господи! Как же мне всё это надоело, Эд!
- Вот и отличненько. Я уехал. Завтра не жди.


Забыть РП. Глава 9

Я устала. Очень сильно устала, надо добавить. С самого утра выгребаю мусор из довольно большого заброшенного помещения. Доски, которые мне пришлось два часа подряд таскать в подвал, были довольно тяжелыми, теперь руки немного ломит. Зато я всё здесь расчистила. Осталось избавиться от пыли и паутины, но это уже не сегодня.
Моя одежда, измятая и выпачканная, пропахла потом вперемешку с дезодорантом. Единственное, о чём я сейчас мечтала – горячий душ.
Окончательно решив, что на сегодня с меня хватит, я ещё раз окинула взглядом комнаты. Старая квартира нуждалась в капитальном ремонте, но это не было для меня проблемой. Мне повезло, что многие покупатели, видя её состояние, проходили мимо: риэлтерская контора продала мне её по дешевке. И теперь мне есть куда сбежать от Эдварда и его непредсказуемых перепадов настроения.
Собрав вещи, я поехала домой и в спешке приняла душ. Кажется, пришлось втереть в себя килограмм крема, чтобы моя кожа снова запахла по-человечески.
Одевшись и приведя себя в порядок, я вышла на кухню. Есть хочется жутко, но я не могу нарушить мою временную диету: придётся кушать овощной салат.
Оказалось, Эд был дома. Он сидел в гостиной и с хмурым видом печатал что-то в ноутбуке. Он обратил на меня внимание, только когда я пришла и встала перед ним.
- О, милая, это ты?
Я нежно посмотрела на него. Эдвард такой трогательный, когда пытается быть заботливым.
- Угу, - я кивнула и подошла обнять его.
- Только вернулась? Ты что, целый день из тренажерки не вылазила?
- Решила с пользой провести мой незапланированный выходной, - я, стоя позади, прильнула губами к его шее, а он потянулся ко мне и поцеловал в губы. – Пойду поем. Не хочешь со мной?
- Неа, я уже поел, - улыбнулся Эд и уткнулся в ноут, снова нахмурившись.
Не буду спрашивать, чем он занимается, пока он не закончит. Это моя новая тактика. Избавляет от лишней ненужной раздражительности.
После того, как я съела большую тарелку салата, я решила заняться корректировкой статей, которые мне нужно будет сдать на следующей неделе.
И вдруг я поймала себя на мысли, что это происходит изо дня в день, неделю за неделей. Неужели это и есть тот предел идеальной жизни, к которой я стремилась: любящий мужчина, хорошая работа, семейная идиллия? Да уж, насчёт семейной идиллии я загнула..
Я так надеялась, что Эд сможет дать мне это всё. А на деле получается, что он только пытается. Всё, что остаётся мне, - контролировать баланс наших настроений, чтобы не дай бог не поубивать друг друга со злости, в которую Эдвард периодически окунает нас обоих. Как же, всё-таки, сильно он меня любит..
Позже, редактируя тексты, я получила sms от своей помощницы: сегодня есть возможность встретиться с одним очень нужным и важным человеком, знакомство с которым поможет открыть нам пару дверей к выгодному продвижению журнала. Она просит пойти меня, потому что сама не сможет. Короткое сообщение заканчивается извинением, которое уже не способно исправить моё недовольство. У меня ещё есть время на раздумья, но я-то понимаю, что в конечном итоге у меня просто нет выбора – я обязана там появиться. «Там» - это на вечеринке в Вавилоне, где какой-то банкир празднует свой день рождения.
Проклиная всё на свете, я пошла собираться. Эдвард громко ругался с кем-то по телефону, пока я завивала волосы. Не знаю даже, стоит ли ему говорить, куда я иду. Он такой нервный в последнее время. А ещё он стал ненавидеть мою работу.
Я надела болеро, чтобы скрыть от Эда глубокий вырез на платье, и прошмыгнула мимо гостиной.
- Эдди, я задержусь, - крикнула я, обуваясь. – Это по работе.
- Хорошо, - рявкнул он, явно не желая заострять на мне внимание.
Выйдя на улицу, я довольно быстро поймала такси. В Вавилоне меня без всяких вопросов пропустили в банкетный зал. Видимо, уж сильно я походила на важную персону.
Смеясь про себя, я быстренько выловила взглядом того самого господина, с которым мне было необходимо познакомиться, и начала выжидать подходящий момент.
Такой момент настал буквально через пару часов. Мне удалось всё провернуть так, что он сам подошел ко мне. Я радовалась своей победе. Остаток ночи я провела прекрасно.
Знала бы я тогда, во что выльется эта ночь..

Примерно в час ночи, когда началось основное веселье, я подумала, что надо бы уже сваливать отсюда. Выйдя в холл, я с удивлением обернулась на зовущего меня человека. Брюс, - так звали того самого мужчину, - догнал меня и попросил остаться. Я вежливо отказалась и приготовилась уходить, как он схватил меня за руку и притянул к себе:
- Ну ты ведь понимаешь, милочка, что я за просто так с твоей газетёнкой сотрудничать не буду, - сказал он пониженным тоном, мерзко улыбаясь.
И тут я поняла, во что ввязалась.
- Простите, Брюс, что отняла у вас время, но на такие условия я готова не была.
Тут он разозлился и ещё сильнее дёрнул меня за руку, отчего я практически прильнула к нему. Отпихиваясь, я с облегчением услышала за спиной знакомое «Эй!».
Брюс отпустил меня. Я повернулась, увидела Эдварда и с благодарностью сделала шаг навстречу ему.
- Что здесь происходит? – ярость так и сочилась с его слов.
- Всё хорошо, дорогой, идём домой, - я попыталась увести его и не дать чему-нибудь случиться, но тут я с ужасом и каплей удивления осознала, что его ярость направлена не на мужчину, который только что ко мне приставал, а на меня.
- Быстро пошла и села в машину, - грубо скомандовал он. Секунду я таращилась на него, ничего не понимая. – Быстро!
Я сделала, как он сказал. Эдвард сел за руль, и мы поехали домой.
- Что с тобой?..
- Что это только что было, Эмили?! Чёрт, а я ведь так и знал!
- Что ты знал??
- Что ты снова взялась за старое.
- За какое старое, что ты несёшь?
- Ты думаешь, я не видел, как ты лезла к этому старпёру??
- Лезла?! Да он меня домогался! Ты, можно сказать, спас меня от него!
- Вечно ты придумаешь, что сказать.
Сказать, что я была сбита с толку, - ничего не сказать.
- Мне казалось, мы предельно откровенны друг с другом. В чём ты пытаешься меня обвинить?
- Я знаю, что ты снова изменяешь мне.
- Что?! … Зачем мне это нужно, ты подумал? У нас же всё отлично!
- Ты ждёшь, когда на меня наваливаются проблемы по работе, и пускаешься во все тяжкие.
Я вытаращилась на Эдварда, нахмурив брови. Что. Он. Несёт?
- Ты себя слышишь вообще? – ошарашено прошептала я. – Останови, я выйду.
- Никуда ты не выйдешь, мы едем домой, - он ещё сильнее жмёт на педаль газа.
- Я в шоке, Эд, реально в шоке.
- Ты не думаешь, что в шоке должен быть я?
- Да не было ничего! Ни с кем я тебе не изменяю! … Всё, я так больше не могу, действительно не могу, с меня хватит.
- С меня тоже. Я открылся тебе, доверился, а оказалось, какой ты шлюхой была, такой и осталась.
Я просто охерела. Невозможно выразить обиду, которая овладела мной. Словно бы меня предали. Но это ещё сильней предательства.
- То есть всё это время, что мы живём вместе, ты мне не доверяешь?
- Как я могу доверять тебе, если ты шляешься непонятно где и непонятно с кем? Нашла отговорку – «по работе». Хорошо устроилась, удобно.
- Господи, - я уткнулась лицом в ладони, вот-вот заплачу. – Я же так сильно тебя люблю.. Неужели ты не видишь этого? Зачем тогда нужно было мучить нас обоих?
- Я тебя мучил?
- Да! Постоянно! Подобными высказываниями и разборками!
- Я просто хотел, чтобы у тебя была нормальная работа, чтобы по ночам ты была дома. Но не-ет, ты отказывалась, тебе ведь только и надо – торчать в каких-то сраных отелях, трахаясь со своими боссами.
- Что?! … Так вот, какой ты меня видишь? … Самое обидное, что это сейчас говоришь не ты, а та часть тебя, которая пытается разобраться с фигнёй, которая творится у тебя на работе. … Я на сто процентов уверена, что ты пожалеешь об этом, очень сильно пожалеешь, но будет уже поздно.
- Ха, напугала!
- И не думала…
- Каким же я был идиотом..
- Ты им, по всей видимости, и остался. … Боже.. … Как, как тебе это удаётся? Ты просто взял и на ровном месте всё разрушил.
- Не смей называть меня параноиком» Особенно после того, что я сегодня увидел…
- Да у тебя реально с головой непорядок! Господи, тебе лечиться надо!
- Не смей. Так. Говорить. Не смей!
Мы неслись по шоссе с бешеной скоростью. Мне стало настолько хреново, что хотелось просто открыть дверь и вывалиться из машины.
- Прошу тебя, останови. Я не могу находиться рядом с тобой. Мне мерзко.
- Думаешь, мне не мерзко?! – он и не думал останавливаться, даже скорость не сбавил. Я отвернулась от него и уткнулась лбом в стекло.
- Ты даже ничего сказать толком не можешь в своё оправдание. Только и делаешь, что обвиняешь меня в неправоте.
- Ты больной, - снова сказала я.
- А ты грязная шлюха!!! – свирепо завопил Эдвард, толкая меня в плечо.
А дальше всё произошло невероятно быстро. Ослеплённая фарами едущего прямо на нас грузовика, я закричала «Осторожно!» и потянулась к рулю. Эдвард резко вывернул влево, и я ударилась о потолок машины, а волосы странным образом взметнулись вверх. Только потом я поняла, что машина дважды перевернулась, и, в тот момент, когда она снова приземлилась на колёса, мы врезались в столб. Резкая острая боль пронзила мои ноги.
Я не могла кричать, даже выговорить что-то, рот словно был скован. В голове словно бы было шумно, все звуки смешались воедино, создавая неразличимый гул. Казалось, время замедлилось до вечности в секунду, и спустя несколько вечностей я начала отчётливо слышать отчаянные вопли Эдварда.
- Эмили! Эмили!
Я знала, что я жива, я знала, что я выживу, я словно бы чувствовала жизнь всеми своими мышцами, но всё же на какую-то крохотную долю времени мне захотелось, чтобы это столкновение со столбом оказалось для меня смертельным.
В абсолютно затуманенном состоянии я почувствовала, как меня пытаются вытащить несколько сильных мужских рук. Реальность прерывалась, я воспринимала всё отрезками, иногда и вовсе превращающимися в одну сплошную темноту.
Я видела Эдварда. Похоже, с ним всё в порядке, он может ходить. Он суетится надо мной, что-то лихорадочно спрашивает, но я не понимаю, что.
Удар со столбом пришелся как раз на мою сторону, поэтому Эдварду даже удалось самостоятельно выбраться из машины, так как его сторона не была смята.
Когда меня положили на носилки, я всё ещё воспринимала окружающее отрывками. Я увидела нашу машину, которая была похожа на смятый кусок металла. Она развалилась у столба, который, в свою очередь, немного погнулся, наклонившись вперёд. Я подняла глаза вверх. С большого рекламного щита, которому помятый столб служил опорой, на меня смотрел Роберт. Его неискренняя ухмылка – последнее, что врезалось в память. На какое-то мгновение мне показалось, что у меня голюцинации, но потом я увидела рядом надпись “Dior”. Кажется, я потеряла сознание с улыбкой на лице.

Дальше всё было как во сне. Когда я очнулась в больнице, медсестра улыбнулась мне.
- А вот и вы.
Она попыталась объяснить мне, что произошло, но я абсолютно ничего не воспринимала. В конце концов, она сказала:
- С вами всё будет хорошо, вы будете ходить, нам удалось спасти ваши ноги. Но, к сожалению, мы потеряли ребёнка, ничего нельзя было сделать. Мне очень жаль.
- Ч-что?
- У вас случился выкидыш, мисс Крейн. Плод был ещё совсем мал и слаб, он бы не смог выжить.
Я смутно отдавала себе отчёт о происходящем, но позже всё же оказалось, что поняла я всё правильно.

В течение недели я запрещала пускать ко мне кого-либо, и попросила Оливию позаботиться о том, чтобы никто из моих родных в Америке не узнал о произошедшем. Саймон позволил мне взять бессрочный отпуск, так что я собиралась съездить домой.
Где-то в глубине души я прекрасно знала, что со мной ничего страшного не случится, но всё же мысль, что я могла погибнуть и больше никогда не увидеть маму и Алексис, заставила меня окончательно поменять многие взгляды на вещи и на жизнь в целом.
Хватит с меня этого дерьма. Хватит. Это было последней каплей.


Забыть РП. Глава 10

Разбитая.
Уничтоженные, удалённые из моего сознания оттенки эмоций оставили после себя пустые отголоски прежней жизни. Кажется, больше нет ничего, что могло бы потревожить мой покой.
Собираю себя по кусочкам. Остатки моей прежней натуры не желают покидать меня насовсем. Всё ещё ранимая, чувствительная, своенравная. Но чуть более строгая к окружающим и к себе. И взрослая. Наконец-таки взрослая. Поумневшая.
Ещё не сажусь за руль, но уже потихоньку привыкаю к людям. Не делаю, ровным счётом, ничего, только читаю и восстанавливаюсь. Трачу дни на мысли и бездействие. Никакой работы, никаких развлечений.
Медленно, аккуратными шагами возвращаюсь к точке отсчёта. Туда, где всё началось. В начало. Пытаюсь анализировать все поступки, совершённые когда-либо. Ругаю саму себя за все ошибки и неправильные действия. И как только я могла сделать все эти глупости? Все. Абсолютно все.
Ощущение, будто я, наконец, заметила огромную надпись, которую раньше игнорировала, на стене в своей спальне. Стою перед ней и думаю: "Как это я раньше её не замечала?".
Как я раньше не замечала, что всё, что я делаю - полная хрень? Моя жизнь, моя учёба, моя работа. Всё могло бы быть совсем другим, если бы одним дождливым вечером несчастной пятнадцатилетней девочке от отчаяния не пришла в голову одна сумасшедшая мысль. Всего лишь какой-то жалкий набор букв в голове определил всю мою дальнейшую жизнь.
Всё могло быть не так. Всё могло быть по-другому, гораздо лучше. Для меня.
Мама часто повторяла фразу: "Я не жалею ни о чём". Чушь. Я жалею о каждой неправильно прожитой минуте, о каждом неправильно сказанном слове. Ирония в том, что никто никогда не узнает, правильно ли он 'сейчас' поступает, пока не пройдёт какое-то время.
Меня гложет обида. Почему, почему я стала такой? Почему не смогла справиться с собой после идиотского изнасилования, которое и изнасилованием-то назвать сложно? Зачем, господи, зачем я встречалась с преподавателем в университете? И кто вообще мне позволил становиться журналистом?
Я не журналист, я азартный игрок, умеющий хорошо писáть. Учась в университете я не знала практически ничего о шоу-бизнесе. Да и на журналистику-то я поступила только из-за Алексис, потому что она там училась и мне не пришлось бы оставаться одной. А по сути, я абсолютно не имела представления о себе: я не знала, кем хочу быть и чем заниматься. Во мне только лишь бушевали гормоны.
По иронии судьбы, в журналистике я добилась больших успехов, чем сестра. И только потому лишь, что любила выпендриваться. Это и стало причиной нашей с Алексис "войны".
По сути, я погрузилась в работу ещё во время практики на последнем курсе. Всего за полтора года я приобрела очень ценные навыки, которые в дальнейшем и легли в основу моей знаменитой "особой тактики".
Прикол в том, что никакой тактики нет. Я выдумала это. На самом деле мой секрет в том, что, говоря с артистами, я не напрягаюсь. По крайней мере, стараюсь не напрягаться. И они это сразу чувствуют и тоже расслабляются. Это делает их более разговорчивыми, менее официальными и простыми. Вот и весь секрет. А моя знаменитая "тайная тактика", о которой писали несколько раз в бульварных газетках, якобы содержит целые инструкции, как расположить к себе собеседника. Смешно даже..
И мне это льстило. Ещё бы. Я - девчушка, не имеющая ни малейшего представления о том, что творит, - выбилась в люди, сделала себе имя и даже прославилась в определённых кругах.
И что теперь?
Лежу в кровати, лениво просматривая новостные обновления. Мечтаю только об одном - найти в себе силы вернуться к нормальной жизни. Да, я хочу её - нормальную жизнь, какой бы она ни была. И, с другой стороны, понимаю, что уже никогда не будет так, как раньше. До аварии, до переезда в Лондон, до Роберта, до Эдварда, до "Paparazzo", до всего...
Уже нет никакого "до", осталось только пустое "сейчас". И, в сотый раз проводя рукой по животу, понимаю, что и "потом" уже вряд ли наступит.
Сейчас кажется, что я навсегда зависну в этом состоянии. Разбитая, опустошённая, обманутая и застигнутая врасплох.
Алексис помогла скрыться ото всех. Мне показалось своеобразным чудом то, что никто не узнал об аварии. В лондонских сводках упомянули об этом всего пару раз, да и то, в повторах и не вдаваясь в подробности. Даже мама ничего не знает. Хорошо, что у меня практически нет друзей - не приходится отвечать на звонки и увиливать от ответов. Кинул цитату в твиттер - значит, жив-здоров.
Каждую ночь мне снится та авария.
"Мы потеряли ребёнка". Фраза, которая перевернула весь мой мир. Как? Как они могли потерять ребёнка, которого я к тому моменту ещё даже не нашла? Пожалуй, это та самая вещь, которая будет преследовать меня до конца жизни. Ведь если бы я тогда знала, что беременна, то не поехала бы ни на какой банкет. И всё сложилось бы иначе. Возможно, я бы даже перевелась в другой отдел, чтобы больше работать на дому, как и хотел Эдвард.. Но всё есть так, как есть. И поздно уже плакать, все слёзы выплаканы.
Но однажды кое-что произошло. Перед сном я вспомнила Роберта. Не всё то, через что мы с ним прошли, а просто его. Простого парня Роба.
Пересмотрев в сотый раз рекламу Dior, я укуталась в одело, крепко зажмурила глаза и целую минуту шептала себе под нос: "Приснись мне, пожалуйста, приснись, приснись".
В ту ночь он мне всё-таки не приснился, но я вдруг поняла, что невероятно хочу с ним повидаться. И, хитрым способом разузнав его график, наметила день, когда можно было бы его выловить где-нибудь в городе.
Но мой план не сработал. Мой, казалось бы, идеальный план. И тогда я снова посмеялась над собой.
Нечего уже бегать от всего, потому что уже всё по-другому.
Я просто набрала его номер и ждала, когда он ответит.

- Привет.
- Кто это?
- Это.. Эмили.
- Какая Эмили? Откуда у вас мой номер?
- Роб, это Эм. Узнал теперь?
- ...
- Алло? Роб?
- Да-да, я здесь.. Да, узнал. Привет. Совершенно не ожидал тебя услышать.
- Растерян?
- Типа того.
- Я тоже. ... Как ты?
- Я.. Не знаю, нормально, наверное.
- Ты не уверен?
- Нет.
- Ты ведь в ЛА сейчас?
- Да, но.. Не знаю, стоит ли нам видеться.
- Откуда ты знал, что я предложу тебе встретиться?
- Ну а как же иначе?
- И правда.. ... Может, всё-таки, пообедаем где-нибудь?
- Я не знаю, Эм.. Я сейчас, типа, избегаю улиц..
- Ты мог бы приехать ко мне в отель, но я не хочу, чтобы поползли слухи..
- Ты живёшь в отеле?
- Да.. Это.. доглая история.
- Ну.. Мой адрес не изменился. Ты можешь приехать в два.
- Хорошо.
- Пока.

Он как будто всячески пытался избежать меня. Почему?
Может потому, что мы слишком сильно отдалились?
Неужели меня действительно больше ничего не связывает с этим человеком?
Возможно, так и есть, но после нашего разговора с Томом я чувствовала, что обязательно должна поговорить с Робом рано или поздно. И, к тому же, чего лукавить, я была уверена, что мы обязательно ещё встретимся.

Когда он открыл передо мной дверь, я принялась лихорадочно анализировать свои чувства. Что-то защемило в сердце. Словно бы я снова увидела маму, по которой невероятно соскучилась.
Ощущение сильнейшей тоски взорвалось у меня в груди. Я забыла про всё. Про все наши "приключения", про все обиды, про период игнорирования, который наступил после моего ухода с поста его агента. Неконтролируемая вселенская грусть.
- Я так соскучилась, - улыбаюсь через силу, боюсь расплакаться.
Он скромно улыбнулся, не отводя глаз, а потом, совершенно неожиданно для меня, просто взял и обнял. Объятие окончательно растопило меня, и маленькая слеза всё-таки скатилась по правой щеке.
Оказавшись в квартире, я вспомнила о том дне, когда думала, что больше никогда сюда не вернусь. Забавно.
Мы сели в гостинной, он принёс колу, от которой я отказалась. Я смотрела на него, пытаясь разглядеть Роба, моего Роберта - того самого, родного. Но у меня не вышло. Казалось, что он пытался проделать то же самое со мной.
Не желая тянуть кота за хвост, я выложила всё начистоту. Пересказала весь разговор с Томом, отчего Роберт долго смеялся. Он сказал:
- Я так и знал, что этот парень что-нибудь намутит. Он всегда любил преувеличивать.
И Роберт рассказал обо всём, что на самом деле происходило между ними с Кристен. В общем-то, практически всё это я слышала от Тома.
- Ты действительно стала маленьким лучиком в моём тёмном царстве, - скромно улыбаясь, подытожил он. - Но сейчас мне кажется, что это было так давно.. Прости. ... После расставания с Кристен я стал совершенно другим.
После этих слов я окончательно растрогалась. И Роберт, практически насильно, вытянул из меня всё, что происходило со мной в Лондоне.
И я рассказала. О новой работе, об отношениях с Эдвардом, об аварии, о ребёнке.. В конце моего рассказа Роб просто уставился в сторону стены. Я смотрела туда же.
Мы сидели рядом. Плечом к плечу.
Как мы докатились до этого?
Теперь мы всего лишь два избитых жизнью человека, у которых всё поделено на "до" и "сейчас". В воздухе словно пахнет нашей грустью, потому что оба мы понимаем, что уже ничего нельзя вернуть - это осталось там, в далёком сказочном "до", где мы могли свободно дурачиться, практически беззаботно, иногда отвлекаясь на действительно важные дела.
Больше нет недосказанности между нами. Теперь мы знаем, во что мы оба превратились. И, раз ничего уже не изменить, пора ставить точку в этой взбалмошной истории. И я снова взяла это дело на себя.
Уходя, я обернулась, чтобы попрощаться. Стоя точно на том же месте, что и в тот раз, "уходя навсегда", я в последний раз посмотрела на Роберта. И в этот момент, вглядываясь в проникновенный космос его глаз, я вдруг поняла, что Роберт Паттинсон случается только раз в жизни.
Забыть Роберта Паттинсона невозможно.
- До встречи, - улыбнулся Роберт.
"До встречи" звучит оптимистично", - отметила я про себя.
- Прощай, - улыбнулась я в ответ.
На этот раз у меня и в мыслях не было оставаться. На этот раз я была уверена, как никогда. Я стремительно открыла дверь. ... И немного испугалась, когда она, против моей воли, резко захлопнулась.
Роберт захлопнул её и держал вытянутой рукой, стоя прямо за моей спиной. Я не испытывала неловкости. Скорее, я была в замешательстве.
Я почувствовала, как он уткнулся носом в моё плечо, немного зарываясь в волосы. Я опустила голову, закрыла глаза и тяжело вздохнула.
Он повернул меня за плечи лицом к себе и, нахмуренный, тихо сказал:
- Не уходи. На этот раз останься.
Я не знала, что делать, как быть, но когда Роберт внезапно взял моё лицо в ладони и поцеловал, я совершенно неожиданно для себя отметила, что передо мной уже не тот нерешительный парень, которого я знала, а Мужчина, уверенный в своём выборе, и я готова рискнуть и пойти за ним хоть на край света.

комментарии

3

Странно, что фф минусрачится. Написано то хорошо. Я в конте начинала читать, здесь видимо закончу.
И у ж определенно эта история лучше бреда, который тут обычно выкладывают.
Спасибо автору.

Мэлиан 19 октября 2013, 16:19
2345

"До" я просто читала...
"сейчас" история зацепила и захотелось сказать спасибо автору

Lёlik 19 октября 2013, 20:50
0

Она его за муки полюбила, а он её за состраданье к ним. Есть некая параллель. Она:идеал из книги,совпавший с идеалом души, уже имел лицо,и даже некоторые черты характера идеала.Произошло слияние того, что "хочу" с тем, что "есть". Причём "хочу" перекрывает то, что "есть". Вещь обычная, но не влюбиться невозможно.И не пытаться подтянуться до уровня - тоже.
Он: молодая женщина,которая ведёт себя с героем, скорее, как с идеалом,чем с товаром ширпотреба, тоже несёт на себе ауру идеала,и не может не притягивать.Но не потеряться им никак невозможно, из-за того груза "есть", что наличествует у каждого.А неразделённая, а главное, не испохабленная, любовь, обычно, самая живучая и оберегаемая ценность в жизни. В этой истории тоже. Хзппи - энд? Пусть будет. А вообще, автору большое спасибо.

Корябка 21 октября 2013, 09:08
0
Если Вы хотите оставить комментарий - зарегистрируйтесь. или авторизуйтесь.
х