Фанфики

Играем в " Сумерки"

Книгу читают разные люди, и по разному её воспринимают.Даже если это один и тот же человек , в разное время вещь понимается по разному. А если взять книгу, как конспект для игры? Куда может завести ?

Комментариев 0 Просмотров 1501
2013-10-12 05:22:00
pink

Корябка

0 Оценить фанфик: хороший пост плохой пост

Играем в «Сумерки»

1. Краткий курс.
Одиннадцатый класс, ноябрь, полная тошнота. Частная школа, учителя, старающиеся вдолбить знания в головы, не совсем в этом заинтересованные. Не все, конечно, ему лично получение знаний доставляет удовольствие, но не по всем предметам. Биохимия, это – его конёк. Тут он точно мистера Ливси в лужу посадит неоднократно за урок, даже по продвинутому курсу. Информатика интересует как инструмент, помогающий в получении нужной информации, и только. Но инструментом нужно владеть качественно, если хочешь получить максимум пользы за минимум времени. Остальное – нудное необходимое приложение, без чего и в колледж не примут. Ну, ещё латынь стала доставлять некоторый интерес. В коридорах и классах те же лица.
Его компания даже на каникулах не сильно разбегалась, кто-то на неделю исчезал в круиз с родителями в экзотические уголки, возвращались с обычным набором впечатлений от обслуги в гостиницах. Под присмотром родителей в поездке особо не пошустришь. Дома гораздо больше свободы для личной жизни.
Личная жизнь, личная жизнь…. та же тошнота, полная. Неизвестно ещё, кто на кого охоту устроил, а в результате - «стррррастный секс со всеми необходимыми предосторожностями недели на две. Понятно, что вне школы, не хватало ещё там обрести сложности такого рода, но есть спортивный клуб, презентации, приёмы - обычные тусовки высшего света города. Потом опять наваливается скука однообразия.
Прайдер, вечный соперник по крутизне, тоже предпочитает охоту за новыми впечатлениями проводить вне своего обычного круга общения, бродит из одного клуба в другой, даже в соседние городишки делает набеги. А потом работает на публику, делится впечатлениями. В школьном коридоре за ним вечно тянется хвост заинтригованных слушателей, нервно озирающихся по сторонам, чтобы избежать ненужных преподавательских ушей. Его интересует сам процесс поиска и охоты за объектом. Нравственные критерии? Для Прайдера их нет, поэтому у него своя компания, таких же «безбашенных».
А для него, Рэда, они, нравственные критерии, есть? И для него их нет, они просто снижают степень риска последствий, и, следовательно, их надо соблюдать. То есть дорос до уровня своей личной ответственности перед самим собой, ну, и перед родителями. Тоже скука, но, необходимая. Обеспечивает свободу перемещения и наполненность банковской карты.
Сегодня Барни, его приятель с прошлого года, что-то излишне весел. Опять выудил из масс - культуры нечто особо попсовое, обязательно доложит после школы. Его конёк – психология толпы. Ему нравится устраивать «хай» на ровном месте, а потом самому же его и успокаивать. Чем Глэдис зацепила Барни, со всем его цинизмом? Но ей он не хамит, даже почти ухаживает. А чем он зацепил Глэдис? Они не пара, но, по крайней мере, на него она не фыркает. С Глэдис, самой предусмотрительной девчонкой из класса, у Рэда особые отношения. Она никогда не вешалась ему на шею и даже не собиралась этого делать в будущем. Если бы у него была такая сестра, он бы не жаловался. Но у него никого нет, ни сестры, ни брата.
- Рэд, после школы - ко мне, в гараж! Это нечто! Это вообще за гранью моего понимания. Не только по степени наивности, но и по степени популярности этой лабуды. Будем наслаждаться уровнем масс на данном примере. Идёт? Джону я уже сказал. – сообщил мимоходом Барни
Почему бы и нет. Цинизм Барни бывает очень забавным. Можно наржаться до колик. Это веселее, чем провожать Лену, по просьбе отца, на концерт классической музыки. Ну, да, в музыке она понимает, но, как-то по школьному. Ей сказали, что это хорошо, она и восхищается, старается слушать, и играет прилично, и тоже по школьному. Глубокого проникновения в мелодику ей просто не дано. Если бы не отцовские наставления, что ему, сыну Бернсов, надо общаться с людьми своего круга, с намёком, что в противном случае его, Рэда, банковская карта пострадает, он бы вообще предпочёл забыть, что Лена есть на свете. Красавица, кто бы спорил, но такая, как с обложки журнала, просто оскомину набивает. И злится, что его это не трогает.
А Джону она нравится. Он бы за ней даже поухаживал, да она его в упор не видит, и тот, с досады, просиживает всё свободное время в тренажёрном зале. Из-за Лены как-то сошёлся с ним, Рэдом, даже, вроде, приятелями стали. Первый силач на всю округу. Вызвать его на драку – значит, сделать ему приятное. Но побеждать слабаков - не его стихия, он ищет равного себе. Ага, а как же…. Зато не корчит из себя умника. Первенство ума не вызывает у него ревности. Сила и непробиваемое добродушие обеспечивает ему стойкий интерес у девушек, его второй приоритет в жизни после драки. Хотя есть ещё один приоритет – еда, что неудивительно, при его массе и физических нагрузках, которыми он себя по своей воле мучает, и что из них: еда или девушки – сильнее, ещё вопрос. Теперь они вполне устойчивая компания за воротами школы: Рэд, Барни, Джон.
-Ну, кружок любителей лабуды в сборе? Повеселимся? Пока девчонки не подойдут, – вопросил Барни, устроившись с удобством на сиденье от отжившего свой век мерседеса.
-Какие ещё девчонки? – заинтересовался Джон.
-Ну, я новую тачку обещал Глэдис показать, спортивную. Ты же знаешь, она от них просто тащится. А она притащит с собой Лену, ну, к мальчику в гараж идти одной как бы неприлично.
Очень приятно, всю жизнь мечтал.
-Лена? – воодушевился Джон. – Кататься будете? Возьми в компанию!
Без меня, однозначно.
-Итак, представляю новое произведение для нас, подростков, для отвлечения, путём чтения и смотрения, от вредных занятий, - ехидно ухмыльнулся Барни. - Имеем: огромный фильм и огромную книгу. Не пугайтесь, это совсем не Кафка и не Достоевский. Что будем делать, смотреть или читать?
-А, может, в твоём кратком изложении?
-И так можно. Особенно яркие моменты можно и процитировать. Действующие персонажи: вампиры, оборотни, люди. Суперспособности, суперсила, супернаивняк.
-Ты уж начинай излагать суть, критика потом.
-Ладно, постараюсь, Но не гарантирую. Итак, юная невинная дева симпатичной бледной наружности, самоотверженная, как мать Тереза, с её же умением веселиться и с таким же умением одеваться, переезжает от мамы, чтобы не мешать ей жить, к брошенному мамой папе, шефу местной полиции, которому уже ничем помешать нельзя, и появляется в новой школе. Где немедленно производит фурор и замутнение мозгов своей внешностью, а также умением падать на ровном месте. Почти поголовно у всех местных парней. Можете себе представить такую школу, в которой девица с такими данными может произвести фурор? Я не могу. Умственное развитие тех, кто в это верит, даже на уровне фантазии, можете себе представить? Представили? Идём дальше.
Ну вот, все ею увлечены сразу, кроме главного героя- вампира, который, несмотря на заморочки названных родителей, тоже вампиров, заставляющих его учиться двадцатый раз в старшей школе, понимает в жизни кое-что, и что самое лучшее, что есть в новенькой – это пищевая составляющая. Кровь высшего качества. Но, сразу же, прилюдно, её не выпивает, потому что человек, ну, вампир, воспитанный и волевой. И на диете, чёрт бы её побрал. Пока вызывает понимание, когда сбегает из школы подальше, чтобы не подставлять семью своим неуёмным аппетитом. Но потом!
Он возвращается, поправив нервы, и так и не переспав с горячей блондинкой – вампиршей, готовой на всё, внимание парни, потому что в свои сто восемь лет девственник, из-за того, что ни разу не был истинно влюблён! Хотя у него есть на данный момент и другая причина. Секс сексом, но жрать - то хочется, и о каком сексе может идти речь, если перед глазами стоит не съеденная отбивная, с кровью? Вместе с обязательствами перед родителями не нарушать диеты? Полный душевный раздрай. И хочется и колется. Так что я бы ещё подумал, что на самом деле его тормознуло. А какие у вас мнения?
-Так сильно хотел жрать? – ожидаемый вопрос Джона.
-Ну, не столько жать, сколько пить. Жажда крови, по книге – очень сильная, и именно по этой рецептуре.
-Тогда всё правильно. Ничего, разок диету нарушит, пожрёт - и наверстает с блондиночкой. Хороший обед ещё тот афродизиак.
-А вот как бы не так! Возвращается с твёрдым намерением не портить родительскую репутацию, изучает в подробностях свою «отбивную с кровью», и обнаруживает, что это мать Тереза с агентом Скалли в одном флаконе. Ну, то, что он не захотел её видеть в виде фарша, размазанного по мостовой, я понять могу. Бифштексы на тротуаре у меня тоже приступа аппетита не вызывают. Но он вообще запрещает её себе пить!!! Даже в безопасном местечке без свидетелей!!! Более того, он влюбляется!!! Во всё это!!! Ну, и как вам персонаж?
-Извращенец. В чистом виде. – Рэду это было легко представить: невзрачно одетая, не отрывающая от него глаз девица. С добродетельной миной на лице. И с намерением немедленно его всего утешить и наставить на путь истинной любви. Нагляделся на варианты. Он не Казанова по жизни, не заводной перец, но давно уже и не невинный мальчик, пускающий слюнку при виде задранной ветром юбчонки. Влюбиться в такое? Невозможно. Разве что после тяжёлой мозговой травмы.
-Вот-вот. Но, подаётся-то, как положительный персонаж. Образец для подражания, понимать надо. Ясное дело, среди нормальных парней таких подражателей не найдётся. Но, для дев обозначенного типа - классная замануха для чтения дальше. Далее. Он представляет её своим родителям вампирам, весьма и весьма небедным представителям сумрака в человеческом обществе, рядом с которыми её папа – благородный бедняк. Есть такая категория в обществе, если кто не в курсе. Тем не менее, родители в полном восторге от выдержки сына, насчёт пожрать, и от его выбора, в смысле девушки. Вариант Золушки, это в наш то век.
С родителями Рэда это точно бы не прокатило. Ему отец Лену постоянно «неназойливо» впаривает.
-Ну, отнесли бы действие романа к временам короля Рене, или вовсе на другую планету, было бы терпимо. Но антураж в «произведении» именно современный! Даже компьютер у Золушки имеется, чтобы подостовернее было. Верьте и надейтесь, бедные простушки. И на вас вампир на белом «вольво» найдётся.
Дальше - больше. На них набредают не такие стукнутые на всю голову вампиры, которые не стесняются того, что они – вампиры. Натуралы, можно сказать. Им приятно бы съесть, ладно, выпить, свежатинку, тем более, что в этом смысле на неё никто не претендует. И эта пристукнутая семья начинает вести себя точь-в-точь, как собака на сене. Этот извращенец Эдвард наиболее злобный пёс на сене из всей стаи. И несчастные соплеменники страдают от облома, а самого настойчивого борца за естественное право, насчёт пожрать, просто разрывают на куски и сжигают, чтобы другим неповадно было покушаться на чужое сено. А вся семья ненатуралов или рыдает над пучком сена, или радостно пляшет вокруг костра из своего сородича. Блеск! Простушки в благодарных слезах и восхищённом обмороке.
Дальше я не знаю. То ли гонорар за одну книгу был недостаточно велик, то ли нездоровая фантазия не могла остановиться, но продолжение воспоследовало незамедлительно. Там всё ещё страшнее. Вся компания натуралов от книги к книге последовательно уничтожается, вместе с примкнувшими к ним сочувствующими новообращёнными. Извращенцы не просто защищают свой личный мелкий пучок сена, а входят в прочный союз с оборотнями, для которых что натурал, что ненатурал. Всех на дух не переносят.
Оборотни наши, индейские, тотемные, людей не жрут, а даже защищают, вампиров, родом из Европы, ненавидят. Эдакие блюстители человечности, как будто в их роду ацтеками не пахло.
И как будто мало одного экстремала, повёрнутого на неловких девицах, появляется второй экстремал - оборотень. Классический треугольник.
Простушки меняют платочки на простыни, и не знают, за кого больше переживать, за шатена или за брунета. Указание блондинам, кроме меня, разумеется. Судя по всему, их время вышло, пора перекрашиваться.
Отдельное указание дурочкам, ждущим вампира на белом…. «вольво». Соглашайтесь на что угодно, бросайтесь в ров к голодным львам, если вампиров рядом не окажется, склоняйте к сексу, но, ни за что не показывайте, как вам замуж хочется. И тогда желанный вампир точно будет ваш. И, разумеется, именно на этот крючок извращенец-вампир ловится, и женится на этой самой Скалли – Терезе.
Ну? Не потрясает? Меня вот потрясло, до глубины души.
Невеста таки очень не промах, в смысле извращений. Красота - красотой, богатство…. как бы её не трогает, но он только что из холодильника по жизни, а она с ним целуется, и не только!!! В результате многозначительной паузы в книге и скромного эротического эпизода в фильме эта Белла беременеет от соблазнённого, всё-таки, вампира, вынашивает ребёнка очень натурально и слишком страшно, я бы это выкинул, и рождает ребёнка, тоже эпизод, скажу я вам…. Вроде тоже аккуратно, но действует на нервы. Ребёнка - полукровку. За что в награду становится вампиршей, наконец- то, чего и добивалась. Такой же прибабахнутой извращенкой, вполне достойной новой семьи. И тоже согласна есть один «обезжиренный творожок».
Дальше всё просто и неинтересно. Натуралы пошли войной на ненатуралов, организовавших «Общество защиты детей от плохих дядей», и, под защитой мамочки, натурально, проиграли. Бескровно. Ну, почти.
И где поклон в сторону простушек, за проницательность? Вы чего ржёте, как кони? Представляете, какую популярность завоевала эта стряпня? Вы даже представить себе не можете, потому что телевизор не смотрите, разве что спортивные каналы. В
обычные книжные магазины не ходите.
-Да я вообще ни в какие не хожу, - хмыкнул Джон. – На ерунду время тратить?
-И я о том же. Рэд только по рекомендациям высоких интеллектуалов по интернету покупает, с доставкой на дом. Вот и отстаете от жизни.

2. Идея

-Над чем смеёмся, мальчики? Может, ради разнообразия, - над собой? – голосок Глэдис, редкой участницы обсуждений попсовых «шедевров» в исполнении Барни, но вообще - «своего парня» в компании, вызвал просто обвал хохота, потому что в истории, изложенной Барни, наибольшим болванами были именно парни. Глэдис, как и предупредила, явилась в обществе Лены. И вот на эту «Мисс Совершенство» у отца для Рэда далеко идущие планы. Мороз по коже заранее. …
-Нет, хотя как сказать и с какой стороны взглянуть. Я рассказывал вкратце последний писк: сагу «Сумерки».
-Но что там смешного? История, скорее, драматичная, даже трагичная, местами.
-Да она вся смешная. Этого не может быть, потому что не может быть никогда.
-Вампиры, оборотни…. конечно.
-Да не в том дело! Дело в том, что это до потери пульса несовременно,
Тут и Ромео с Джульеттой не найдёшь днём с огнём, а люди это читают и смотрят, фанатские клубы собирают! Правда, дамские…., - подмигнул Барни мужской половине компании. – Постой, Глэдис, ты что, её тоже читала?
-Тебе, что ли, одному развлекаться? И кстати, там есть один нюанс, который мне понравился. Семья Калленов. Она же только по названию – семья. Все люди не связаны родством, а попробуй, разбей. Это тоже не современно? В одиночку бывает непросто выжить, разве нет?
-У тебя с этим, вроде, проблем нет.
-У меня другая проблема. Переизбыток общества. Если, с мальчиками, куда ни шло - намекнёшь, что не в настроении – отвалит, то девочки насчёт посоветоваться, во что одеться на свидание, начали доставать ещё с прошлого года. Я, типа,
дизайнер - волонтёр. А откажешь – надуваются. Надоело. А к Калленам никто не совался, ни душу излить, ни задачку списать….
Это и его проблема. Девочки, строящие глазки, парни, трагическим голосом просящие перевод с испанского….
-Это точно, – вздохнул Джон.
-У тебя тоже проблемы с девочками? – округлил Барни глаза.
-Нет, у меня напряг с разными хиляками, которые думают, что, если своей компании у меня как бы и нет, значит, можно на меня скопом кидаться.
-И что?
-И ничего. Раскидаю, поставлю фонарь кому-нибудь. Остынут. Пока фонарь не заживёт. И всё по новой.
-Но причина-то в чём?
-Нну…
-Ясно. У тебя проблемы с девочками….
-Нет у меня с ними проблем! Никогда не отказываю, если миленькая, не обижаю, всегда расстаёмся друзьями. У меня проблемы с их мальчиками.
-Заведи постоянную.
-Настолько мне никто из них не нравится.
-Заведи понарошку. По договорённости, – пытался найти решение Барни.
-И кто на такое из девчонок пойдёт?
-Я бы пошла,- неожиданно подала голос Лена. – Заодно и от меня отцепится хвост нежелательных ухажёров. Но только с уговором, что тебя брошу я, официально. Чтобы поставить твою самооценку поближе к действительности. Но ты не согласишься.
-А если соглашусь? – получивший, хоть эфемерную, надежду оказаться поближе к «Мисс Совершенству», Джон уже кипел энтузиазмом.
-Получается, я один не устал от общества? – восхитился Барни.
-Зато общество подустало от тебя, - заметила Элис. – Три скандала за месяц – не много ли?
-Эй, я тут не причём, я только старался их погасить!
-Не думай, что только ты знаешь, на какие кнопочки давить надо, и кто это проделывал. Это может плохо для тебя кончиться, причём в скором будущем.
-Неужели пора уходить в подполье, и что обо мне подумают люди …. эх! Ну вот, теперь нет ни одного желающего быть членом общества. Пора открывать своё – общество нелюдимов, – совсем заскучал Барни, и вдруг подпрыгнул, как будто сел на иголку.
-Идея! Она немного сумасбродная, и даже попсоватая, но более чем подходит! Если просто отделимся кучкой, а друг другу мы не надоели, пока, то поставим себя как бы над обществом, оно, общество, этого не любит. Не навредит, но нервы может подёргать. А вот если мы станем кланом Калленов в школе – тогда это будет просто игра.
-С чего это – над?
-Глэдис, посмотри сама. Самый сильный, самая красивая, это я о тебе Лена, самый умный, это я не о себе, самая проницательная, и самый заводной, это как раз о себе дорогом - и все в одной компании.
-Не будь настолько самодоволен, - поморщилась Глэдис.
-Я просто вижу реальность. Каждый из нас – хорош в чём-то одном. Но все мы вместе как бы подчёркиваем друг друга. Поверь мне, я знаю, как нас будут воспринимать. А так - вполне попсовая игра. Мы отделимся в сторону, а не над. Если ещё чем-нибудь срочно содрать все остатки летнего загара, да чуть-чуть белого театрального грима, - начала работать фантазия Барни.
-Ага. А мальчикам привыкнуть не забывать подкрашивать губки яркой губной помадой, - продолжила мысль Глэдис.
-Ну, это уж перебор! Я не соглашусь, - взвыл Джон.
-И я про то же. Достаточно будет надеть жёлтые линзы и зловеще помалкивать. Первое время. В крайнем случае – серые тени под глазами.
-В книге – бардовые, - не успокоился Барни.
-За бардовыми – к Джону. Но предупреждаю, его тени – скоропортящиеся, хотя и долгоживущие.
-Ну, спорить с дизайнером – волонтёром я не буду, - тут же отказался от своей идеи Барни и сделал задумчивое лицо. – Джон, быть тебе Эмметтом, и ты, и он – здоровущие, и излишним интеллектом не нагруженные. Пара - Лена. То есть Розали. Красавица, музыкантша. Разбирается в шмотках и в машинах. По книге…
-Насчёт машин, ты это серьёзно? - подняла бровь Лена.
-Не обязательно. Но соответствующий журнальчик с собой можешь потаскать.
-Я знаю, где взять подходящий, - добавила Глэдис, не имея пока претензий к действиям Барни.
Нет, детская игра в неведомых вампиров ему определённо начала нравиться. Лена и так почти согласилась быть фиктивной подружкой Джона, а теперь по игре неведомый Эмметт будет парой Лене – Розали. Защита от «намёков» отца уделять Лене внимание - мы играем, в молодёжную ролевую игру, так выпало.
-Ты, Барни, будешь Джаспером, - перехватила инициативу Глэдис. – Любишь ты поманипулировать, людям кровушку попортить. А я буду Элис. Буду притормаживать тебя, чтобы не заносило на поворотах, пока играем.
-А кем буду я?
-А ты, Рэд, будешь тем самым Эдвардом, которому предстоит влюбиться в свой обед.
-Да вы что? у всех пары, как пары, а я получи ту самую Скалли – мать Терезу?
Конечно, красотки надоели, но не до такой степени, чтобы представить себя рядом с полумонашенкой со сверлящим взглядом фэбээровца.
-Не нервничай заранее. Мы ведь будем изображать семейку Калленов в школе, а не разыгрываем фабулу книги, это – раз. А во-вторых, даже и в фабуле книги бледная мышка должна появиться в школе спустя два года после появления Калленов, то есть к её появлению мы как раз успеем получить дипломы. Вот и будешь угрюмо прозябать в одиночестве, высматривать свой идеал, со своими патлами почти как в кино. Так пойдёт, или есть ещё претензии?
-Ладно, сойдёт на первое время, - согласился он, не веря своему счастью. Этот выдуманный Каллен имеет шанс прикрыть его личную равнодушную неприязнь к большинству школьниц, с восхищением взирающих на Рэда Бернса.
-Да, для тех, кто не в курсе. Кому диски, а кому – книги для ознакомления? – Барни с услужливой миной опытного бармена жонглировал предметами разговора. – Предупреждаю, материала, о быте вампиров и о характере не главных действующих лиц, немного, и разбросан он по всей книге по крупице.
Да, и раз мы начали игру, а мы уже ведь начали? Между собой, прямо с этого момента, мы - не мы, а они. То есть зовёмся между собой новыми именами.
-А пары соблюдать, что, тоже с этого момента? – заинтересованность Джона – Эмметта росла как на дрожжах.
-Ты не гони лошадей, Джонни. Я ещё не знаю, что за образ мне присвоили. Этот журнальчик…. Вот диск посмотрю, и решу, буду ли вообще играть, - предусмотрительно сказала Лена. Мисс Совершенство, одним словом. И если над ней начнётся ржач, она всю игру порушит.
-Стоп, компания, - Рэду не хотелось губить эту идею на корню, но видеть её гибель, когда в неё уже поверишь, это будет слишком обидно. - Ведь когда школа поймёт, кого мы изображаем, над нами будут очень громко смеяться, не меньше, чем мы тут.
-Рэд, ну я про популярность этой саги уже подробно и не раз высказывался. Или ты мимо слушал?- возмутился Барни. – Смеяться будут только парни по углам и недолго. Девчонки будут все на нашей стороне, обожать и восхищаться, парням останется только завидовать, даже ревновать будет не к кому. Волну романтизма можно поднять на такую высоту, что школу с крышей накроет. Надолго. Хватит, чтобы некоторые наши грешки потеряли актуальность. А потом клан тихо умрёт своей смертью. Ну, что, поехали кататься?

Лена взяла себе диск, Джон решил, что информации, уже им полученной, хватает за глаза, значит, Рэду осталась книга. Это лучше. Картинка может навязать свой образ, а ему не светит играть актёра. Книгу дома он проглотил быстро. Действительно, примитив. Больше похоже на сценарий, даже с раскадровкой. Но кое-что зацепило.
Некоторая схожесть.
Во-первых, его персонаж – телепат. Сам Рэд таковым не был, и в такие штуки не верил, относил их к сказочным реалиям, как и вампиров. Но острый, просто звериный, слух тоже доставлял определённые неудобства. Даже тихие шепотки где-нибудь за углом, или приглушённы голоса за дверью, если не было слишком шумно, до него доходили. Хотелось ему этого, или нет, но слышал он многое из того, что окружающие предпочли бы не афишировать. А если учесть, что некоторые субъекты даже думать, молча, не умеют, а проборматывают всё про себя, - этого парня можно понять.
Во-вторых, он тоже был одиночкой. И неважно, был ли он физически девственником. Умственно он был весьма осведомлённой в этом плане личностью. Тут Рэд несколько лукавил сам с собой. Этому Эдварду можно позавидовать, знать и испытать на себе – это разные вещи. Если бы вдруг на Рэда накатило бы это самое – истинная любовь, всё равно на нем печать уже испытанного. И эта печать сделала его одиночкой, с некоторых пор, даже когда он был кем-то занят.
И что это значит, что Рэд, читая эту наивную сказку, снова поверил, что истинная любовь навеки существует? Мы же взрослые люди!
В – третьих, этот Эдвард не только знал классическую музыку и был в курсе современных течений, но и сам сочинял её. Рэд этим пока не баловался. Не чувствовал потребности, но почему бы и не попробовать, пока идёт игра, чтобы войти в образ.


Комментарии ,даже самые нелицеприятные, только приветствуются.Чтобы знать, стоит ли выкладывать остальное.

комментарии

0
Если Вы хотите оставить комментарий - зарегистрируйтесь. или авторизуйтесь.
х